double arrow

Теория нового индустриального общества


Данная теория была описана американским экономистом Дж. Гэлбрейтом в книге «Новое индустриальное общество» (1967). Однако еще в 1957 г. в работе «Общество изобилия» он стремился доказать, что применение сложной и все более совершенной техники ведет к внутреннему перерождению капитализма, насыщению рынка потребительскими товарами, хорошо организованной системе услуг и, как следствие этого, к стиранию прежних социальных контрастов.

Вся экономическая система современного капитализма была представлена им как совокупность двух разнородных секторов – «планирующей системы» и «рыночной системы». К первой относится мир крупных корпораций, обладающих власть не только над ценами, издержками, технологией, но и над обществом и государством; ко второй – мелкие фирмы, исчезающее ремесло, сфера услуг и т.п., которые лишены власти, хотя и выступают средоточием непреходящих экономических, культурных, духовных и социальных ценностей.

«Планирующая система» осуждается за стремление к безграничной экспансии и пренебрежению общественными интересами как источник неустойчивости обострения противоречий. С точки зрения мировой экономики данная теория предполагает за счет проведения реформ вывести государство из власти «планирующей системы» и обеспечить тем самым конкурентоспособность и рост покупательской способности «рыночной системы».

Теория постиндустриального общества

Основоположником данной концепции был американский социолог Д. Белл. Он попытался раскрыть экономические особенности общества после завершения индустриализации.

Постиндустриальное общество он характеризует пятью признаками:

1. Переходом экономики от производства товаров к производству услуг;

2. Преобладанием среди занятых работников профессиональных специалистов и техников;

3. Ведущей ролью теоретического знания;

4. Ориентацией технико-экономической среды на контроль над технологией;

5. Обеспечением процесса принятия решений новой «интеллектуальной технологий»

Выход из кризиса «индустриализма» Д. Белл видит как в развитии «постиндустриальных тенденций», так и в преодолении разрыва культуры с религией.


Сейчас читают про: