double arrow
Элементы отрицательной оценки

· К недостаткам можно отнести …

· Автор противоречит сам себе, когда говорит, что … / упускает из виду, что …

· С этой мыслью / С этим утверждением трудно согласиться / мы не можем согласиться, так как, на наш взгляд / по нашему мнению,…

· Тема статьи не представляется нам актуальной, так как …

· В настоящее время эта задача невыполнима …

2) Напишите рецензии на тексты данного приложения.

Задание 7

1) Расскажите о научном стиле речи. Введите в свой текст некоторые из данных цитат. Если авторы высказываний вам неизвестны, прочитайте о них в энциклопедическом словаре. Значения незнакомых слов посмотрите в толковом словаре.

¨ Недостаточно иметь ясные и истинные идеи. Чтобы сообщить их другим, надо ещё уметь выражать их ясно.

Гельвеций, французский философ

¨ Нет мысли, которую нельзя высказать просто и ясно, особенно в её диалектическом развитии. Буало (французский поэт) прав: «Всё, что хорошо продумано, выражается ясно, и слова для выражения приходят легко».

А.И.Герцен, русский демократ, публицист, писатель

¨ Глубокая мысль только выигрывает, если упростить её выражение. К сожалению, в науке, как и в искусстве, истинная простота даётся только мастеру. Простота требует больших усилий.

А.Б.Мигдал, русский физик-теоретик

¨ Когда суть дела обдумана заранее, слова приходят сами собой.

Монтень, французский философ

¨ Наука для выражения, переработки и передачи знаний не может обойтись без языка, но, пользуясь языком, она … приспосабливает его к своим целям…




А.И.Ракитов, русский философ

¨ Недооценка многозначности слов вообще, научных терминов в особенности нередко приводит к крайне тяжёлым последствиям, и это касается не только естественных наук, но и философии, логики, теории познания.

А.И.Ракитов, русский философ

¨ … Наука сама создаёт себе язык, без которого она не может развиваться. Содержание науки и её язык, подобно строящемуся зданию и лесам, не могут существовать одно без другого, только язык в отличие от обычных лесов навеки не исчезает, а органически включается в общие средства передачи информации.

Я.А.Смородинский, русский (советский) физик

¨ … Лорд Брум сжато и ясно выразил требования научной терминологии следующими правилами: 1) всегда употребляйте самые ясные и недвусмысленные термины, 2) никогда не употребляйте словá, имеющие два смысла, не определив, в каком из них оно будет употребляться, 3) никогда не употребляйте одного слова в двух значениях, 4) никогда не употребляйте разных слов в одном значении.



Н.Г.Чернышевский, русский революционер, учёный, писатель, литературный критик

¨ Что же отличает язык науки от языка в обычном смысле? Как объяснить, что язык науки в целом понятен каждому? Наука стремится к предельной точности и ясности понятий, их взаимосвязи и соответствия чувственным данным.

А.Эйнштейн, физик-теоретик

Также вы можете использовать материал § 1 и Приложения 3.

2) Прочитайте высказывания известных людей. Введите их в свой текст: а) составьте несколько предложений, подтверждением которых могут явиться приведённые цитаты, или, наоборот, б) выберите цитату–тезис вашего рассуждения, раскройте тезис, составив несколько предложений (то есть подтвердите цитату–тезис или опровергните). Если авторы высказываний вам незнакомы, прочитайте о них в энциклопедическом словаре.

О роли знания, об образованности

¨ Нужны умные, образованные люди, по мере приближения человечества к лучшей жизни число этих людей будет увеличиваться, пока они не составят большинства.

А.П.Чехов

¨ Источник знания неистощим: какие успехи ни приобретай человечество на этом пути, всё людям будет оставаться искать, открывать и познавать.

И.А.Гончаров

¨ Незнанием никогда не следует хвалиться: незнание есть бессилие.

Н.Г.Чернышевский

¨ Человек стремится к знанию, и, как только в нём угасает жажда знания, он перестаёт быть человеком.

Ф.Нансен

¨ Наш разум по природе своей наделён неутолимой жаждой познавать истину.

Цицерон

¨ Три качества: обширные знания, привычка мыслить и благородство чувств необходимы для того, чтобы человек был образованным в полном смысле этого слова.

Н.Г.Чернышевский

¨ Знание без нравственной основы – ничего не значит.

Л.Н.Толстой

¨ Недостаточно овладеть премудростью, нужно также уметь пользоваться ею.

Цицерон

¨ Должно стремиться к знанию не ради споров, не для презрения других, не ради выгоды, славы, власти или других целей, а ради того, чтобы быть полезным в жизни.

Ф.Бэкон

¨ Важнейшее из человеческих усилий – стремление к нравственности. От него зависят наша внутренняя устойчивость и само наше существование. Только нравственность в наших поступках придаёт красоту и достоинство нашей жизни. Сделать её живой силой и помочь ясно осознать её значение – главная задача образования.

А.Эйнштейн

О книге и чтении

¨ Книга – это небольшой инструмент, приводящий в действие нашу способность мыслить; это двигатель мысли, помогающий бороться с нашей умственной леностью.

Э.Фагэ

¨ Книги просвещают душу, поднимают и укрепляют человека, пробуждают в нём лучшие стремления, острят его ум и смягчают сердце.

У.Теккерей

¨ Книги рождают мечту, вызывают её к жизни, заставляют размышлять, воспитывают самостоятельность суждений.

С.Г.Струмилин

¨ Книги – корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению.

Ф.Бэкон

¨ Книги – это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старика юноше, начинающему жить, приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему на его место.

А.И.Герцен

¨ Хорошая книга – точно беседа с умным человеком. Читатель получает от неё знания и обобщение действительности, способность понимать жизнь.

А.Н.Толстой

¨ Читая авторов, которые хорошо пишут, привыкают хорошо говорить.

Ф.Вольтер

¨ Одна из причин духовной пустоты – отсутствие подлинного чтения, которое захватывает ум и сердце, вызывает раздумья об окружающем мире и о самом себе.

В.А.Сухомлинский

¨ Люди перестают мыслить, когда перестают читать.

Д.Дидро

¨ Чтение делает человека знающим, беседа – находчивым, а привычка записывать – точным.

Бэкон

¨ Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать, не затем, чтобы принимать на веру, и не затем, чтобы найти предмет для беседы, но чтобы мыслить и рассуждать.

Ф.Бэкон

¨ Чтение есть создание собственных мыслей при помощи мыслей других людей.

Н.А.Рубакин

О науке, учёных и нравственности

¨ … Занятие наукой дисциплинирует человека, приучает его к усидчивости, к систематизации знаний, укрепляет волю, а стало быть, способствует и воспитанию нравственных качеств.

П.С.Александров

¨ Учёность есть сладкий плод горького корня.

Катон

¨ Наука – дело очень нелёгкое. Наука пригодна лишь для сильных умов.

Монтень

¨ Наука – вот истинное преимущество человека…

В.И.Гёте

¨ Полуобразованные люди наиболее опасны для науки: они «всё знают».

Д.С.Лихачёв

¨ Культ науки в самом высоком смысле этого слова, возможно, ещё более необходим для нравственного, чем для материального процветания нации. Наука повышает интеллектуальный и моральный уровень, наука способствует распространению и торжеству великих идей.

Л.Пастер

¨ Учёный во всём должен быть абсолютно честен. Малейшее отклонение от этого качества является, на мой взгляд, тягчайшим преступлением.

К.И.Скрябин

¨ Нравственность должна быть полярной (путеводной. – Т.Т.) звездой науки.

С.Буффлер

¨ Кто двигается вперёд в науках, но отстаёт в нравственности, тот более идёт назад, чем вперёд.

Аристотель

¨ Науку часто смешивают со знанием. Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, то есть умение пользоваться знанием как следует.

В.О.Ключевский

¨ В безнравственном обществе все изобретения, увеличивающие власть человека над природою, – не только не благо, но, несомненно, и очевидное зло.

Л.Н.Толстой

¨ Наше время отмечено поразительными успехами научного познания. Как не радоваться этому? Но нельзя забывать, что знания и мастерство сами по себе не смогут привести людей к счастливой и достойной жизни. У человечества есть все основания ставить провозвестников моральных ценностей выше, чем открывателей научных истин.

А.Эйнштейн

¨ Самая губительная ошибка, которая когда-либо была сделана в мире, – это отделение политической науки от нравственной.

П.Шелли

¨ Хорошо быть учёным, поэтом, воином, законодателем и проч., но худо не быть при этом человеком.

В.Г.Белинский

¨ Ежели (если. – Т.Т.) учёный … при учёности своей злое имеет сердце, то достоин сожаления и со всем своим знанием есть сущий невежда, вредный самому себе, ближнему и целому обществу.

Н.И.Новиков

¨ Будем же учиться хорошо мыслить – вот основной принцип морали.

Б. Паскаль

¨ В плохо воспитанном человеке отвага становится грубостью, учёность – педантизмом, остроумие – шутовством, простота – неотёсанностью, добродушие – лестью.

Д.Локк

Задание 8

Проведите дискуссию на тему «Что такое научное творчество? Какова роль интуиции в нём? Что такое творчество в любой сфере человеческой деятельности, в том числе и в выбранной вами? Какие качества необходимы для научной работы? » и т.п.

Подготовиться к дискуссии, выработать и сформировать собственную позицию вам помогут данные тексты.

¨ Познакомьтесь с фрагментами статьи академика А. Мигдала[60] «О психологии научного творчества» («Наука и жизнь». – 1976. – № 2. – С. 100-107; № 3. – С.100-107). В ней учёный обсуждает вопросы о том, что толкает молодого человека к занятию наукой, какие черты характера нужны для этого; как делается наука, каковы элементы (составляющие) творческого процесса.

I. Побуждения к научному творчеству

Любопытство, самовыражение, самоутверждение

Не будем касаться такого стимула, как понимание общественной полезности своей работы, – этот фактор в равной мере присутствует во всех областях человеческой активности. Обсудим лишь психологические побуждения, непосредственно связанные с научным творчеством. Они складываются из нескольких элементов. Наименее близкий духу науки мотив – это желание самоутверждения, желание доказать себе или другим, что ты можешь довести задачу до конца. (Разумеется, мы не обсуждаем такие побуждения, как желание сделать карьеру или извлечь выгоду.) Другой мотив – стремление к самовыражению, то есть к наиболее полному проявлению своей индивидуальности. Но самый важный побуждающий мотив – это любопытство, желание узнать, как устроена природа. В этом случае чужой успех в науке радует не меньше, чем свой собственный. Именно такое отношение к науке было у нашего замечательного физика-теоретика И.Я. Померанчука, который даже перед смертью, приходя в сознание, расспрашивал о последних работах по теории элементарных частиц и радовался каждой новой идее.

Такой чистый случай встречается крайне редко, и это не обязательное условие. Обычно смешиваются все три мотива. Иногда стремление к самовыражению проявляется в такой сильной форме, что занятия одной только наукой оказывается недостаточно. Известно, что Макс Планк[61] был хорошим пианистом, Эйнштейн[62] играл на скрипке. … <…>

Есть люди, для которых стремление к самоутверждению представляет собой сильнейший стимул к творческой активности. Но в тех случаях, когда это стремление не обуздано безупречной добросовестностью, оно почти неизбежно превращается в погоню за эффективными результатами и приводит к невольной подтасовке фактов. Сколько талантливых людей погибло для науки из-за этого недостатка!

Среди людей, далёких от науки, широко распространено мнение, что учёный руководствуется в своей работе стремлением сделать открытие. Между тем научный работник не должен задаваться целью сделать открытие, его задача – глубокое и всестороннее исследование интересующей его области науки. Открытие возникает только как побочный продукт этого исследования. Это не означает, что люди, занимающиеся наукой, так идеальны, что не хотят сделать открытие. Это желание, разумеется, присутствует, но на втором плане, оно не только не должно определять, но даже и в малой степени влиять на характер исследования.

Здесь под словом «открытие» подразумевается существенный скачок в понимании природы. Небольшие, обычно невидимые миру «открытия» делаются непрерывно, и именно они составляют радость повседневной работы в науке. Умение радоваться каждому малому шагу, каждому небольшому открытию – это качество должно в большей мере определять выбор профессии.

Начинающему научному работнику необходимо ясно понимать опасности, связанные со стремлением к самоутверждению и часто вытекающим из него стремлением к эффективным результатам, и поэтому мы ещё раз будем возвращаться к этой теме.

Способность удивляться и красота в науке

Вернёмся, однако, к любопытству исследователя. Оно самым непосредственным образом связано со способностью удивляться. Это качество необходимо для творческой активности в любой области, без него нет ни поэта, ни художника, ни учёного. Но в отличие от искусства, где главную роль играет живая и непосредственная реакция на увиденное или услышанное, в науке необходима способность удивляться тому, что возникает в результате размышлений, в результате осмысливания накопленных знаний. Когда причина такого удивления выражена в ясной форме, говорят, что это научный парадокс.

Известно много случаев, когда удивление учёного, сформулированное в виде парадокса, приводило к научным революциям.

Приведём пример.

Теория тяготения.Со времён Галилея известно, что все тела падают с одинаковой скоростью (если отвлечься от сопротивления воздуха). Это означает, что вес тела, то есть сила, с которой тело притягивается к земле, строго пропорционален его массе. С другой стороны, массе пропорциональны и силы инерции. И две эти одинаковые зависимости сил от массы приводят к тому, что человек в свободно падающей камере нахо­дится в состоянии невесомости: сила тяжести строго компенсируется силами инерции. Мы так свыклись с этими фактами, что не замечаем здесь никакой странности. Эйнш­тейну они показались удивительными, и он сформулировал свое удивление в форме парадокса. Почему вес тел независимо от их состава, независимо от их состояния про­порционален массе, мере инерции? Не следует ли из этого, что между инерцией и гравитацией (силами тяготения) есть глубокая внутренняя связь? Эта мысль была отправным пунктом одной из самых удивительных физических теорий – теории тяготения Эйнштейна. <…>

Умение чувствовать красоту наряду со способностью удивляться должно определять выбор научной профессии. <…>

II. Подводные камни

Нильсу Бору принадлежит высказывание: специалист – это тот, кто знает некоторые привычные ошибки в данной области и уме­ет их избегать.

Существуют распространенные психоло­гические ошибки, затрудняющие научную работу. Попробуем проанализировать наи­более существенные из них.

Спасительные аргументы

На самой первой стадии работы, когда надо раздуть пламя, которое вот-вот погас­нет, поиски аргументов, подтверждающих принятую точку зрения, иногда совершен­но необходимы. Но как только работа на­чала оформляться, успокаивающие сообра­жения могут принести только вред. И глав­ной становится задача подыскивать опро­вергающие аргументы. Аргументы «за» на­ходятся сами собой, без сознательных усилий.

Стремление обязательно сделать открытие очень часто приводит к подыскиванию ус­покоительных аргументов и даже к неволь­ной подтасовке фактов. <…>

Не бывает добросовестности 1-го или 2-го сорта, добросовестность только од­на – безупречная. Уместно вспомнить раз­говор Воланда с буфетчиком в книге Бул­гакова «Мастер и Маргарита»: «…свежесть бывает только одна – первая, она же и по­следняя». <…>

Суеверия

Недостаточно строгая обработка статисти­ческих данных неизбежно приводит к ошиб­кам и возникновению «суеверий».

В жизни каждого человека есть случаи, которые, казалось бы, нельзя объяснить без телепатии. И вместе с тем до сих пор, по-видимому, не существует серьёзного её доказательства. Несмотря на многолетние поиски, нет экспериментов, которые с убе­дительной статистикой давали бы повторя­ющиеся результаты. Это не пустая придир­ка, это действительно означает, что сущест­вование этого явления по меньшей мере сомнительно. Аргументы личного опыта и личной убеждённости можно сразу отбро­сить, вспомним, что 100–200 лет тому на­зад было очень много людей, которые виде­ли чертей и ангелов. И еще совсем недавно было много людей, общавшихся с духами на спиритических сеансах. Тем не менее та же самая научная добросовестность, о кото­рой мы говорили, не позволяет утверждать, что телепатии не существует. Нельзя дока­зать, что явление отсутствует, можно только утверждать, что оно не обнаружено. И что поэтому его существование маловеро­ятно.

Одна из самых больших трудностей в на­уке – это переход от догадок к достоверной научной истине. С мучительным трудом, двигаясь шаг за шагом, как альпинист по отвесной стене, учёный добывает ис­тину.

Поэтому всех людей, хоть сколько-нибудь причастных к науке, огорчил фильм «Воспо­минание о будущем». Этот фильм представ­ляет собой пример активной пропаганды лженауки. С необычайной лёгкостью из фактов, имеющих десятки простых объясне­ний, делается заключение о следах астронавтов, прилетавших на Землю из других цивилизаций.

Схема подтасовки фактов следующая: если на старинном изображении человек имеет горшок на голове, то это шлем астронавта, если же горшка нет, то шлем упал при торможении космического корабля, на котором этот астронавт прилетел.

Авторы не задаются вопросом, почему астронавты других цивилизаций должны быть хоть сколько-нибудь похожи на наших астронавтов, почему их снаряжение должно быть похоже на земное и т. д., но главное не в этом. Авторы фильма не понимают или делают вид, что не понимают того, что есть громадная, труднопреодолимая дистан­ция между догадкой, даже правдоподобной, и достоверно доказанной истиной, когда категорически исключены все другие возможности объяснения, кроме данного. <…>

В XX веке заблуждения такого рода если и возникают, то держатся очень недолго. Однако и в наши дни сохранили значение слова немецкого физика и философа XVIII века Лихтенберга: «Не грубые за­блуждения, а тонкие неверные теории – вот что тормозит обнаружение научной исти­ны».

Надо ли понимать заранее?

Существует, казалось бы, заколдованный круг, из которого нет выхода: нельзя сде­лать научную работу без ясного понимания, но ясное понимание возникает только в конце работы (и то не всегда). В этом про­тиворечии одна из трудностей научной ра­боты. Каждая сделанная работа означает преодоление такого противоречия. Происхо­дит это, как правило, не скачком – по ме­ре понимания работа двигается дальше, что, в свою очередь, позволяет продвинуться в понимании.

Часто в начале работы откладываешь до более позднего времени нерешённые вопро­сы или задачи, которые обязательно надо решить, но которые пока не мешают про­двигаться дальше. Иногда листок с боль­шим перечнем таких задач теряется среди бумаг. Когда этот листок снова находится, с удивлением обнаруживаешь, что почти все неясные места прояснились сами собой в процессе решения основной задачи. Пони­мание в науке, так же как и понимание близкого человека, появляется в результате длительного общения.

Стремление сначала понять всё до самого конца, а потом уже работать–очень частая причина неудач. Однако есть люди, которые по своему складу не способны блуждать в потёмках, не способны работать без полного понимания. Научные работники такого типа крайне полезны для обсуждения работ. Трудно переоценить их роль в развитии науки – она гораздо больше, чем можно за­ключить, изучая их собственные работы, как бы значительны эти работы ни были.

Очень хороший физик с даром глубокого понимания, ныне покойный, профессор И.М. Шмушкевнч, принадлежал к этому типу. Каждый из знавших его стремился в конце работы или даже в середине услышать его критику. Это называлось «пропустить через Шмушкевича». После такой операции все сомнительные и недодуманные места высту­пали наружу. Если же работу удавалось «пропустить» без замечаний, это означало, что всё в порядке. <…>

«Служенье муз не терпит суеты»

Недостаток, противоположный стремле­нию к исчерпывающему предварительному пониманию,– это желание «схватывать на лету», то есть желание угадать результат, минуя процесс понимания. Назовём эту чер­ту условно «вундеркиндством». Воспитание или самовоспитание научного работника должно начинаться с полного устранения всех следов вундеркиндства. Интересно, что Л.Д. Ландау, которого отличала порази­тельная широта охвата всех областей физи­ки и совсем уже поразительная скорость мысли, никогда не допускал никаких прояв­лений вундеркиндства, а старался довести вопрос до полной ясности, до предельной простоты. <…>

Существует замечательное явление – глу­бокая научная мысль выигрывает от упро­щения. В искусстве – совершенно обрат­ное: законченное произведение не может быть упрощено, – попытка упрощения унич­тожает образ. Можно анали­зировать элементы, из которых слагается очарование произведения искусства. Но об­раз, вызванный этим произведением, не мо­жет быть сведён к элементам и восприни­мается как целое. В науке сведение к эле­ментам возможно.

До понимания значительных явлений в искусстве следует подняться, дорасти, тог­да как достижения науки можно «опустить», сделать доступными для «пешеходов». Это упрощение науки требует творческих усилий того же рода, что и научная работа. Поэтому многие глубокие научно-популярные книги, написанные выдающимися учёными, да­ют не меньший толчок развитию науки, чем их оригинальные работы. Чтение таких книг иногда требует больших усилий, но зато в них не обходятся трудные места и упроще­ния не переходят в вульгаризацию.

В научной работе не должно быть спеш­ки и суеты, но вместе с тем недостаточно активная работа не только требует много времени, но и малоэффективна. Впрочем, это относится ко всем видам человеческой активности.

Еще одна психологическая черта, которая является помехой во всех областях творче­ства,– это вера в собственную непогрешимость. Конечно, нельзя сделать ничего серь­езного без веры в свои силы. Но вера в свою непогрешимость приводит только к то­му, что научный работник, выбрав раз не­верное направление, будет упорно шагать, даже когда упрётся в стену. Должна быть найдена правильная мера уверенности и сомнения, колебаний и непреклонности, гиб­кости и несгибаемости. <…>

Научная старость

Еще одна опасность на пути занимающих­ся наукой – это «старение». Мы взяли это слово в кавычки, поскольку имеется в виду не возрастное старение. Начинается такое «старение» незаметно. Очень заманчиво пе­редать всю техническую работу молодым людям, чтобы освободить себе время для более важных научных дел. Постепенно пе­редаются и вычисления, и даже часть раз­мышлений. Этого делать нельзя, как нельзя общаться с любимым человеком через третье лицо. Как только научный работник перестаёт работать «своими руками», делать измерения, если он экспериментатор, делать вычисления, если он занимается теоретиче­ской физикой, начинается «старение» неза­висимо от возраста и чина. Теряется способ­ность удивляться и радоваться каждому малому шагу, исчезает желание учиться, по­является чванство и важность, возникает желание решать только проблемы мирового значения. Число публикуемых за единицу времени работ при этом резко возрастает. Возникает преувеличенное ощущение ценно­сти своих советов, вера в их непогреши­мость, появляется уверенность, что доста­точно проводить полчаса в неделю около каждой установки, чтобы сделаться соавто­ром работ. Следует оговориться: в некото­рых случаях совет квалифицированного и опытного человека может оказать решающее влияние на ход работы. Иногда совет может оказаться настолько ценным, что да­ёт право на соавторство. Но это исключе­ние – участие в большом количестве публи­каций является настораживающим призна­ком. И очень часто не только не вызывает уважения, но даёт повод для насмешек. Как это объяснить самому пострадавшему? И вообще, как объяснить недопустимость слишком большого числа работ – «числом поболее, ценою подешевле» – у любого на­учного работника? Может быть, следует из­гнать неудачный анкетный вопрос о числе научных работ, заменив его вопросами: ка­кие оригинальные результаты вы получили? Какие научные вопросы удалось решить в результате ваших работ? Или, если обяза­тельно нужно иметь цифру, сколько имеет­ся ссылок на ваши работы?

Помимо засорения научных журналов, необузданное писание создаёт нездоровую атмосферу дешёвого успеха, чуждого зада­чам науки. Постепенно уменьшается чувство ответственности, исчезает желание взвеши­вать каждое слово в статье, чтобы не сде­лать ошибочного утверждения. Рождается успокоительная мысль, что, несмотря на ошибки, неправильная работа часто указы­вает верный путь и т. п.

Понемногу научное содержание уступает место рассуждениям общего характера, уве­личивается описательная часть статьи и уменьшается число формул. Отсутствие новых мыслей такой научный работник пыта­ется скомпенсировать остроумными замеча­ниями. Когда он делает попытку на время вернуться к науке, то его работы, даже те, которые кажутся ему оригинальными, имеют одну общую черту – это не новые рабо­ты, а замечания о работах, уже сделанных другими. Каждый из нас знает примеры подобных научных судеб. Такая деятель­ность не может заменить радости подлин­ной научной работы, и чаще всего возника­ет глубокое, иногда скрытое чувство не­удовлетворённости. Такова расплата за пренебрежение научным трудом.

И, наоборот, научный работник, любящий свой труд, может до позднего возраста по­лучать оригинальные результаты. По этому поводу имеется много, как мне кажется, не­верных высказываний. В очень интересной в остальном книге В. Полынина «Мама, Па­па и Я», посвящённой генетике, говорится: «Удивительный норов у науки, любит она молодёжь…» и дальше: «Ей предпочтитель­нее легкомысленный путаник, но одержимый духом бунтаря и ниспровергателя». Разве не очевидно, что человек с такой психологи­ческой характеристикой ни в каком возрасте ничего значительного (или даже просто по­лезного) не сделает в науке?

Успех в науке связан, как, мне кажется, не с возрастом, а с определённым характером способностей и определённым психоло­гическим типом. Эти характеристики не улучшаются, но и не ухудшаются с воз­растом. <…>

Научная работа – это тяжёлый труд, и многие его не выдерживают, уходят в бо­лее лёгкие области. <…>

… Предельный возраст для занятий наукой не может быть установлен статистически, а определяется индивидуальными особенно­стями учёного.

Но главная причина раннего старения со­стоит, на мой взгляд, в том, что очень ча­сто, достигнув успеха в раннем возрасте, научный работник заболевает желанием по­лучать и дальше результаты не меньшего значения, то есть теряет ту бескорыстную способность радоваться повседневной рабо­те, радоваться малым «открытиям», без ко­торой не существует научной работы. <…>

Одно бесспорно: когда человек, преданный науке, чувствует ос­лабление фантазии, ослабление творческих способностей, связанное с возрастом или болезнью, когда ещё можно работать, но не так интенсивно, остаётся единственный до­стойный выход – помогать своим ученикам и гордиться их работами, как гордится ре­кордами своих воспитанников спортивный тренер, который сам был чемпионом.

III. Как делается наука?

Бросая в воду камешки, смотри
На круги, ими образуемые,–
Иначе такое бросание будет
Пустою забавою.

Козьма Прутков

Можно ли проследить, как возникают скач­ки мысли, неожиданные сопоставления, внезапные просветления, представляющие элементы творческого процесса? Как напра­вить фантазию в нужную сторону? Какие приёмы облегчают поиски решения? Сооб­ражения, приведённые далее, не науковедче-ский труд, а всего лишь попытка поделить­ся замечаниями, которые возникали во вре­мя работы и в результате споров.

Подспудная работа

В книге «Наука и метод» Пуанкаре сде­лал попытку анализа процесса математического творчества. Творческий процесс, по мнению Пуанкаре, состоит из чередования сознательных и подсознательных усилий.

Пуанкаре приводит несколько случаев, когда после долгих бесплодных усилий работа откладывалась и потом внезапно, во время прогулки или при входе в омнибус, возникала идея решения. После этого тре­бовалось несколько часов сознательной ра­боты, чтобы завершить исследование. Такая же схема действует и в теоретической физи­ке и, наверное, во многих других областях. М. Зощенко, когда рассказ не удавалось до вести до конца, откладывал его со словами: «Ничего, в духовке дойдёт». Иногда решение приходит во сне или ещё чаще в том состоянии между сном и бодрствованием, которое возникает после напряженной работы. <…>

Сознательные попытки решить проблему дают задание подсознанию – искать реше­ние в определённом круге понятий. Под­сознательно из запаса накопленных знаний и особенно из арсенала собственного опыта отбираются сочетания понятий, которые мо­гут оказаться полезными. Они предъявляют­ся на суд сознания и либо остаются, если окажутся пригодными, либо уходят опять в темноту. Особенность подсознательной ра­боты в том, что ассоциации возникают без контроля. Поэтому возможно появление са­мых неожиданных сочетаний.

Иногда во время бессонной ночи, вызван­ной работой, кажется, что ты присутству­ешь при этом процессе и наблюдаешь его со стороны, и тогда картина процесса приобретает больше деталей и, разумеется, де­лается ещё более субъективной. Пуанкаре представлял себе набор неких молекул, ко­торые приводятся в движение предваритель­ной работой сознания, сталкиваются и рас­ходятся, а иногда сцепляются и образуют прочные соединения. Другой образ – под­сознание представляется как собрание зна­комых и полузнакомых людей, символизи­рующих различные понятия. Надо, чтобы они заинтересовались друг другом и начали общаться. При этом надо знать, кто из них уже встречался раньше. Нужно почувство­вать атмосферу этого собрания, и это даёт ключ к нахождению недостающих идей. Конечно, это только интуитивная картина. Согласно принципу наблюдаемости, какие-то её черты приобретут научную ценность, ес­ли на их основе будут указаны приёмы, уве­личивающие эффективность подсознательно­го процесса.

Обузданная фантазия

Такие приёмы действительно существуют. Так, например, хорошо известно, как важно для плодотворного рабочего дня поработать хотя бы недолго накануне вечером. Тем са­мым вы как бы даёте задание подсознанию и утром следующего дня встаёте с ясной программой действий.

Для того, чтобы сдвинуться с мёртвой точки при решении трудной задачи, необ­ходимо сознательными усилиями, много­кратно повторяя рассуждения и вычисления, довести себя до состояния, когда вес аргу­менты «за» и «против» известны наизусть, а все выкладки проделываются без бумаги, в уме. Такая подготовка настолько облегча­ет работу подсознания, что очень скоро ре­шение приходит само собой.

Можно искусственно регулировать соот­ношение между работой сознания и подсоз­нания, между анализом и интуицией. Для увеличения роли контроля можно работать вместе с критически настроенным соавтором, а для увеличения роли интуиции – с соавто­ром, склонным фантазировать.

Для увеличения роли интуиции можно за­ставить себя на время отвлечься от трудно­стей и свободно фантазировать. Такой способ «грёз наяву» часто приносит пользу при изобретательстве, когда важно выдать большое число вариантов решения, забы­вая на время о трудностях технического осуществления. <…>

Стиль научной работы

Имеется глубокое родство в характере творческого процесса в различных областях.

Описание творческого процесса у худож­ников и поэтов очень близко к описанию процесса математического творчества у Пуанкаре. Много сходства есть и в мето­дах осуществления поставленной задачи. Это сходство очень хорошо сформулировал И.Я. Померанчук, впервые попав в мастер­скую скульптора. Он сказал: «В искусстве так же, как и в науке, нужно знать, чем можно пренебречь».

Вместе с тем существует принципиальное различие между истиной, которая заложена в произведении искусства, и истиной, к ко­торой стремится наука. Задача науки – на­хождение объективных законов природы, и поэтому окончательный результат не за­висит от личных качеств учёного. Задача искусства – это познание мира глазами ху­дожника, познание связи природы и по­знающего человека. Эта задача по необхо­димости субъективна, и поэтому произведе­ние искусства всегда содержит в себе чер­ты индивидуальности своего создателя. Но объективность науки исчезает, как только мы переходим от окончательной цели к способам её осуществления, способам подхо­да к познанию истины, то есть к методоло­гии. Каждый учёный имеет свой собствен­ный стиль исследования, свой собственный подход к решению стоящих перед ним за­дач. Стиль и способ подхода определяют также и характер изучаемых задач. Здесь индивидуальность учёного проявляется так же, как и индивидуальность архитектора, который осуществляет своё стремление к гармонии в рамках утилитарной задачи. <…>

Здравый смысл

Обычно при писании научных работ и особенно учебников тщательно убираются «леса», которые помогали строить здание. Остаётся неясным, как данный результат был получен, какие трудности встречались па пути и как они преодолевались. А ведь между тем именно детальное описание хо­да рассуждений, успехов и отступлений, попыток подхода с разных сторон принесло бы наибольшую пользу начинающим научным работникам. Более того, изложение оконча­тельных результатов без объяснения труд­ностей и приёмов их получения создаёт у начинающих чувство неполноценности, ощу­щение того, что для занятия наукой требу­ется особый ум, отличающийся от обычного здравого смысла и позволяющий скачками приходить к неожиданным заключениям.

В действительности в нашем распоряже­нии имеется только один ум, и рабочим ин­струментом для занятий наукой наряду с интуицией и фантазией является тот же самый здравый смысл, который позволяет домашней хозяйке делать разумные закупки на рынке. <…>

Понимание любых, даже самых сложных и неизученных вещей определяется не вне­запным, данным свыше озарением, а есть результат упорного труда.

Именно поэтому, несмотря на то, что сознательные усилия чередуются с подсоз­нательными и, казалось бы, вносится неопределённый элемент догадок и интуиции, результаты в научной работе пропорцио­нальны затраченному труду, пропорцио­нальны затраченному времени.

Здравый смысл позволяет так организо­вать этот труд, так организовать методику работы, чтобы на долю интуиции оста­вались только небольшие скачки. Любая сложная задача должна быть сведена к совокупности гораздо более лёгких задач. Движение к окончательному результату так же, как движение альпинистов к вер­шине, сводится к последовательному преодо­лению сравнительно небольших трудностей, к движению шаг за шагом. <…>

Последовательность действий

Вот разумная, на мой взгляд, последо­вательность действий в теоретической фи­зике (а может быть, и не только в теорети­ческой физике).

Следует начинать с попытки решения за­дачи до изучения литературы. Это первое знакомство с задачей, без предвзятостей, продиктованных предшествующими работа­ми на эту тему, первые качественные оценки порядков ожидаемых величин, первые поиски путей решения во многом опреде­ляют будущий ход работы. Возникает ак­тивное отношение к изучению литературы (вторая стадия работы).

… На всех стадиях работа должна обсуждаться со всеми, кто занимался этой или близкой задачами. Завершением работы является её публикация. Следует уже законченную и подготовленную к печати работу какое-то время выдержать и затем посмотреть снова. Срок выдержки остаётся на совести автора. <…>

В заключение попробуем применить ко всему сказанному идею предельного упро­щения. Движущей силой должно быть не стремление совершить переворот, не стрем­ление к успеху, а любознательность, способ­ность удивляться и радоваться каждой ма­лой удаче и, главное, ощущение красоты на­уки. Необходимо воспитать в себе без­упречную добросовестность и способность доводить любой самый сложный вопрос до предельной простоты и ясности. Найти вы­ход из многих психологических противоре­чий. Руководствоваться интуицией, но не доверять ей. Знать все трудности, но уметь на время от них отвлекаться. Верить в ре­зультат и в то же время упорно искать его опровержение. Найти свой стиль работы, но менять его по мере накопления опыта и с каждым большим открытием. Короче, нуж­но всё понять до «оснований, до корней, до сердцевины», как сказано у Б. Пастернака. Это его стихотворение начинается словами: «Во всём мне хочется дойти до самой сути. В работе, в поисках пути, в сердечной смуте».

Пусть эти строки послужат напутствием тем, кто начинает свой путь в науке.

Познакомьтесь также со следующими высказываниями.

¨ … Удивление принадлежит к числу чрезвычайно важных элементов научного творчества … Разумеется, способность к «удивлению» идёт рука об руку с даром наблюдательности.

В.А. Энгельгардт, биохимик

¨ … Человек, который хочет стать учёным, должен как можно скорее развить в себе способность много работать …

М.А. Лаврентьев, математик и механик

¨ Вспомните, что такое интуиция (вы читали текст «Интуиция Наполеона»: Токарева Т.Е. Русский язык. Основы речевой коммуникации: Взаимосвязанное обучение разным видам речевой деятельности. – М.: ВУ, 2004. –С.73-74). Подумайте, какую роль она играет в нашей жизни, в профессиональной деятельности. В чём секрет творчества в разных областях человеческой деятельности?

Вот как на эти вопросы отвечает А.Н. Лук, врач-невропатолог и психолог. Он утверждает, что интуиция играет огромную роль в научном творчестве[63]. Однако предварительное накопление материала и критическая оценка результата осуществляется, подчёркивает он, под контролем сознания. Это те 98% потения, о которых писал Эдисон[64]. Между этими стадиями лежат подсознательные этапы «созревания» идеи (гипотезы) и озарения, как раз тот один процент вдохновения, в котором, по мысли автора, и состоит секрет творчества. Момент осознания идеи наименее поддаётся регулированию с помощью волевых усилий. Хотя, как отмечает А.Н. Лук, многие, кто занимается научной работой, из личного опыта знают, какие условия наиболее благоприятствуют творчеству. И здесь возможны большие индивидуальные различия.

Автор пишет, что одним очень важно высокоинтеллектуальное окружение, включающее общение не только с коллегами, но также и с людьми далёких профессий. Если обмен информацией с ними по-настоящему интересен и требует умственных усилий, он нередко стимулирует творческую активность и оказывается полезен для решения чисто профессиональных задач, содержание которых не имеет прямого отношения к тематике бесед.

Также А.Н. Лук советует посещать библиотеки, заходить в книжные магазины и, доверяясь «чутью», «интуиции», просматривать книги и журналы, которые почему-либо привлекли внимание. Если это занятие регулярно, польза от него большая. Оно помогает уловить будущие проблемы, знакомит с новыми подходами, необычными приёмами мышления, помогает понять, чего ищут другие авторы, сталкивает с неизвестными ранее темами и даже сферами деятельности.

По мнению автора, мысли исследователя должны двигаться в круге понятий и идей, имеющих отношение к стоящей перед ним проблеме. Но, подчёркивает он, иногда нужная аналогия приходит не из смежной, а очень далёкой области, которая, казалось бы, не имеет ничего общего с изучаемой проблемой. Поэтому для творческой деятельности обязателен так называемый широкий кругозор, знакомство с многими областями знания и культуры. Научно-популярная и фантастическая литература, а возможно, и детективная нужны не только «широким массам», но и учёным – для профессиональной работы, как источник идей. Так же, считает автор, обязательно знакомство с современным искусством и с художественной литературой своей эпохи.

Полностью погрузиться в одну узкую научную область, отмечает А.Н. Лук, значит лишить себя источника аналогий. Некоторое время можно продержаться на старом запасе, но потом запас иссякает, заканчивается, и наступает творческое бесплодие. Статистика показала, что творческое долголетие сохраняют учёные, которые по тем или иным причинам избежали слишком ранней специализации и в молодости занимались разнообразной тематикой. Перенос идей из отдалённых областей знания осуществляется интуитивно. Интуиция или подсознательная обработка информации, представляет собой, как считает психолог, существенный элемент творческого процесса. Однако автор отмечает, что интуиция может и подвести. Поэтому необходима сознательная критическая оценка результата (и это тоже важнейший компонент творческого процесса).

И в заключение ещё одно наблюдение А.Н. Лука. Он утверждает, что творческие способности присущи любому человеку, любому нормальному ребёнку; нужно лишь суметь раскрыть их и развить. Существуют разные «таланты»: от крупных и ярких до скромных и малозаметных. Но сущность творчества, подчёркивает психолог, одинакова для всех. Разница лишь в конкретном его материале, масштабах достижений и их общественной значимости. Элементы творчества, как считает автор, проявляются в решении повседневных жизненных задач, их можно наблюдать и в обычном мыслительном процессе.


Литература

1. Бабайлова А.Э. Текст как продукт, средство и объект коммуникации при обучении неродному языку: Социопсихологические аспекты / Под ред. проф. А.А.Леонтьева. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1987. – 152 с.

2. Банникова Л.С., Барыкина А.Н., Бурмистрова В.П., Добровольская В.В., Цыганкина А.Г. / Отв. ред. Добровольская В.В. Практическое пособие по развитию навыков письменной речи. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Русский язык, 1983. – 300 с.

3. Бахтина Л.Н., Кузьмич И.П., Лариохина Н.М. Обучение реферированию научного текста: Учебное пособие для иностранцев, изучающих русский язык. – М.: Издательство МГУ, 1988. – 118 с.

4. Бельчиков Ю.А. Стилистика и культура речи. – М.: Издательство УРАО, 2000. – 160 с.

5. Валгина Н.С. Теория стилей русского языка: Учебное пособие. – М.: Московский полиграфический институт, 1985. – 58 с.

6. Валгина Н.С. Теория текста: Учебное пособие. – М.: Логос, 2003. – 230 с.

7. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка. Научный стиль речи. – М.: Русский язык, 1976. – 200 с.

8. Васильева А.Н. Основы культуры речи. – М.: Русский язык, 1990. – 248 с.

9. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи: Современная риторика. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. – 576 с.

10. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи: Учебное пособие. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. – 544 с.

11. Вейзе А.А. Чтение, реферирование и аннотирование иностранного текста: Учебное пособие. – М.: Высшая школа, 1985. – 127 с.

12. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – 2-е изд. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 144с.

13. Голуб Б.Н. Русский язык и культура речи: Учебное пособие. – М.: Логос, 2001. – 432 с.

14. Гольдин В.Е., Сиротина О.Б., Ягубова М.А. Русский язык и культура речи. – М.: Едиториал УРСС, 2002. – 212 с.

15. Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. – М.: Лабиринт, 1997. – 224 с.

16. Грекова О.К., Кузьминова Е.А. Обсуждаем, пишем диссертацию и автореферат: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 296 с.

17. Демидова А.К. Пособие по русскому языку. Научный стиль речи. Оформление научной работы: Учебное пособие. – М.: Русский язык, 1991. – 201 с.

18. Доблаев Л.П. Смысловая структура учебного текста и проблемы его понимания. – М.: Педагогика, 1982. – 176 с.

19. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. – М.: Высшая школа, 1980. – 224 с.

20. Иванов Л.Ю. Текст научной дискуссии: Дейксис и оценка. – М.: НИП «2 Р», 2003. – 208 с.

21. Ипполитова Н.А., Князева О.Ю., Саввова М.р. Русский язык и культура речи. – ТК Велби, изд-во Проспект, 2004. – 440с.

22. Казакевич М.А., Клобукова Л.П., Судиловская О.И. Обучение профессиональному общению: Учебное пособие. – М.: Издательство МГУ, 1994. – 128 с.

23. Киселёв А.С. Методические рекомендации по оформлению курсовых, дипломных, научных (конкурсных) работ и рефератов: Учебно-методическое пособие. – М.: ВУ, 2001. – 141 с.

24. Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. – М.: Высшая школа, 1982. – 223 с.

25. Колесникова Н.И. От конспекта к диссертации: Учебное пособие по развитию навыков письменной речи. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 288 с.

26. Котюрова М.И. О связи предложений и абзацев в научной речи / / Лингвистическое исследование научной речи. – М., 1979. – С. 176 – 189.

27. Культура русской речи: Учебник / Под ред. проф. Л.К.Граудиной и проф. Е.Н.Ширяева. – М.: Норма, 2000. – 560 с.

28. Культура устной и письменной речи делового человека: Справочник. Практикум. – 3-е изд. – М.: Флинта: Наука, 1999. – 315 с.

29. Лариохина Н.М. Обучение грамматике научной речи и виды упражнений. – М.: Русский язык, 1989. – 160 с.

30. Лингвометодические основы преподавания иностранных языков: Сборник статей / Отв. ред. М.Я.Цвиллинг. – М.: Наука, 1979. – 224 с.

31. Лосева Л.М. Как строится текст / Под ред. Г.Я.Солганика. – М., 1980. – 96 с.

32. Метс Н.А. Научный стиль в ряду других функциональных стилей современного русского языка: проблемы обучения / / Русский язык как иностранный: актуальные вопросы описания и методики преподавания: Сборник спецкурсов. – М.: Русский язык, 1982. – С. 165 – 191.

33. Метс Н.А., Митрофанова О.Д., Одинцова Т.Б. Структура научного текста и обучение монологической речи. – М., 1981. – 141 с.

34. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Русский язык, 1985. – 128 с.

35. Мотина Е.И. Язык и специальность: лингвометодические основы обучения русскому языку студентов-нефилологов. – 2-е изд., испр. – М.: Рус. яз., 1988. – 176 с.

36. Научная литература: язык, стиль, жанры: Сборник статей / Отв. ред. М.Я. Цвиллинг. – М.: Наука, 1985. – 336 с.

37. Нечаева В.М. Курсовая работа как один из аспектов работы по русскому языку со студентами нефилологами гуманитарного профиля // Русский язык для студентов-иностранцев: Сб. метод. ст. – №26. – М.: Рус. яз., 1990. – С. 95-107.

38. Одинцов В.В. Стилистика текста. – М.: Наука, 1980. – 264 с.

39. Основы научной речи: Учебное пособие / Под ред. В.В.Химика, Л.Б.Волковой. – СПб: Филологический факультет СпбГУ; М.: Академия, 2003. – 272 с.

40. Особенности научного стиля изложения: Сборник статей. – М.: Наука, 1976. – 264 с.

41. Папина А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории: Учебник. – М.: Едиториал УРСС, 2002. – 368 с.

42. Педагогическое речеведение. Словарь-справочник. – 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. Т.А.Ладыженской и А.К.Михальской; сост. А.А.Князьков. – М.: Флинта: Наука, 1998. – 312 с.

43. Русский язык и культура речи: Учебное пособие / О.Я.Гойхман, Л.М.Гончарова, О.Н.Лапшина и др. / Под ред. проф. О.Я.Гойхмана. – М.: ИНФРА – М, 2002. – 192 с.

44. Русский язык в его функциональных разновидностях. Уровни языка. – М.: Наука, 1996. – 271 с.

45. Русский язык: Энциклопедия. – М.: Большая Российская энциклопедия; Дрофа, 1998. – 703 с.

46. Сенкевич М.П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений: Учебное пособие. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Высшая школа, 1984. – 319 с.

47. Стилистика и культура речи: Учебное пособие / Под ред. П.П.Шубы. – Мн.: Тетра Системс, 2001. – 544 с.

48. Стиль научной речи: Сборник статей. – М.: Наука, 1978. – 280 с.

49. Токарева Т.Е. Русский язык в его функциональных разновидностях: (Русский язык и культура речи): Учебник: В 2 ч.: Ч. II. – М.: ВУ, 2002. – 356 с.

50. Токарева Т.Е. Русский язык. Основы текстовой деятельности: система упражнений и заданий: Учебно-методическое пособие. – М.: ВУ, 2000. – 167 с.

51. Токарева Т.Е. Основы текстовой деятельности: Справочный материал: Учебно-методическое пособие по русскому языку. – М.: ВУ, 1998. – 143 с.

52. Токарева Т.Е. Основы текстовой деятельности: (На материале научной прозы): Учебник русского языка. – М.: ВУ, 1997. – 244 с.

53. Токарева Т.Е. Научная речь: реферат: Учебно-методическое пособие по русскому языку. – М.: ВУ, 1996. – 168 с.

54. Токарева Т.Е. Научная речь: аннотация: Учебно-методическое пособие. – М.: ГА ВС, 1994. – 64 с.

55. Троянская Е.С. Обучение чтению научной литературы. – М. Наука, 1989. – 271 с.

56. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А., Михайлова О.А., Николина Н.А. Русский язык для студентов-нефилологов: Учебное пособие. – М.: Флинта, 1997. – 256 с.

57. Шмелёв Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. – М.: Наука, 1977. – 168 с.

58. Штрекер Н.Ю. Русский язык и культура речи: Учебное пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2003. – 383 с.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие. 3

§ 1. Стилевые черты и языковые особенности научной речи. Первичный научный текст. 3

§ 2. Абзац как структурно-смысловая единица членения текста. 3

§ 3. Функционально-семантическая типология научных текстов. 3

§ 4. Вторичные научные тексты: аннотация. 3

§ 5. Вторичные научные тексты: реферат. 3

§ 6. Способы передачи чужой речи. 3

§ 7. Реферат-обзор. 3

§ 8. Научный доклад, сообщение. 3

§ 9. Курсовая / дипломная работа. 3

§ 10. Текст оценочного характера: рецензия, отзыв. 3

§ 11. Устная научная речь. 3

§ 12. Дискутивно-полемическая речь. 3

Приложение 1. 3

Приложение 2. 3

Приложение 3. 3

Литература. 3


Человек через слово всемогущ: язык всем знаниям и всей природе ключ.

Г.Р. Державин

Слово – удивительный дар, которым обладает только человек. Слово вместе с мыслью и творчеством – это самое ценное и важное из того, что есть у человека. Они дают ему возможность познавать мир и подчинять себе силы природы. Но это не всё. Слово – могучее средство самовыражения, потребности свойственной каждому человеку. А для этого необходимо хорошо знать … язык … Это даётся не сразу: необходима упорная, каждодневная работа над словом … Познавая слово, вы познаёте себя.

Л.А. Новиков


[1] Обучаемый должен понимать, что учение / учёба, овладение знаниями и формирование умений применять их на практике, учебно-научная деятельность – это большой труд, кропотливая черновая ежедневная работа: «думать трудно» (В.В.Виноградов), а «слова – это непрерывное усилие» (Ж.Ренар). Для этого надо любить труд, любить занятия. «Где нет любви, там нет успеха.» (Н.Ф.Кошанский) Реализация принципа сознательности, по мнению автора, позволит обучаемым осознанно отбирать языковые средства, характерные для письменных и устных жанров научной коммуникации, соблюдать требования к их языковому, речевому, текстовому оформлению.

[2] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Советская энциклопедия, 1975. – С. 730.

[3] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Советская энциклопедия, 1975. – С. 332.

[4] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Советская энциклопедия, 1975. – С. 625.

[5] См.: Лаптева О.А. Как пишут учёные / Русская речь. – 1995. – №2. – С. 55-62.

[6] См. также: Токарева Т.Е. Русский язык. Сопроводительный курс грамматики. Выпуск 1. Выражение субъектно-предикатных отношений: Учебное пособие. – М.:ВУ, 2004; Выпуск 2. Выражение Субъектно-объектных отношений. – М.: ВУ, 2004.

[7] Филолог – специалист, изучающий культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве.

[8] Этнография – наука, изучающая материальную и духовную культуру народов, его быт, нравы.

[9] Литератор – специалист, изучающий литературное творчество.

[10] Журнал «Русский язык за рубежом».

[11] Напомним, что подобные выражения «я цитирую», «конец цитаты» используются при устном цитировании в его начале и конце.

[12] Предложение в скобках можно не включать в текст сжатого варианта.

[13] Посмотрите во фразеологическом словаре, что означают эти фразеологизмы; определите есть ли их семантические эквиваленты в вашем родном языке; в каких ситуациях они употребляются.

[14] В настоящее время – город Санкт-Петербург.

[15] Значение слов, обозначенных в тексте значком (*) дается в комментариях после текста.

[16] В указанное время существительное табель относилось к женскому роду.

[17] См.: Словарь языка Пушкина: В 4 т. – М., 1956-1961.

[18] Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. проф. Н.Ю. Шведовой. – Изд. десятое. – М.: Советская энциклопедия, 1975. – С. 430.

[19] Значения слов проверьте по лингвистическим словарям. Какими словарями вы воспользуетесь?

[20] Правила оформления цитат даются по кн.: Былинский К.И. Справочная книга корректора и редактора. – М.: Искусство, 1974.

[21] Человек – это стиль.

1 См.: Толковый словарь русского языка. / Под ред. Д.Н. Ушакова. – М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1939. – Т. III. – С. 1348.

[22] Суворов А.В. Документы. – М.: Воениздат, 1952. – Т.1. – С.145.

[23] Милютин Д.А. История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование императора Павла I. – СПб., 1857. – Т. 2., – С. 200.

[24] Суворов А.В. Документы. – М.: Воениздат, 1952. – Т.3. – С. 212.

[25] Там же – С. 269.

[26] Суворов А.В. Документы. – М.: Воениздат, 1952. – Т.3. – С. 17.

[27] Там же – С. 351

[28] Там же – С.508.

[29] Там же – С.508.

[30] Там же – С.20.

[31] Суворов А.В. Документы – М.: Воениздат, 1952. – Т.3. – С. 256.

[32] См.: Крысин Л.П. Иноязычное слово в контексте современной общественной жизни: Русский язык конца XX столетия (1985-1995). – 2-е изд. – М., 2000. – С 142-161.

[33] Гольдин В.Е. Речь и этикет. – М., 1983. – С. 40.

[34] Болгарское вино.

[35] Еда.

[36] См.: Эко У. Как написать дипломную работу. – М.: Книжный дом «Университет», 2001. – С.77-78.

[37] См.: там же. – С.75,76.

[38] См.: Эко Умберто. Как написать дипломную работу. Гуманитарные науки: Учебно-методическое пособие.. – М.: Книжный дом «Университет», 2001.– 240 с.

[39] Паззл – от англ puzzle – головоломка / игрушка – игра – головоломка, представляющая собой мозаичную картинку, выкладываемую из отдельных смыкающихся между собой кусочков (элементов) разных очеретаний.

1 Экзерциция – строевое и тактическое обучение войск, а также учение или упражнение.

[40] См., например: Корнилова Е.Н. Риторика – искусство убеждать. Своеобразие публицистической античной эпохи. Учебное пособие. – М.: УРАО, 1998; Зелинский Ф.Ф. История античной культуры. – СПб., 1995.

[41] Софистика – первоначально философское учение в Греции V и IV вв. до н. э. В его основе лежит субъективизм и отрицание объективной истины. Софисты («учителя мудрости») впервые систематизировали понятия лингвистики, логики, риторики, этики, разрабатывали теорию речи (красноречия). Софисты считали, что объективной истины нет, а есть только субъективное суждение о ней. Поэтому свою главную задачу они видели в том, чтобы утверждать собственную правоту любой ценой. Софисты – первые платные учителя красноречия – обучали «ловко говорить», составлять и произносить политические и судебные речи, вести споры.

[42] Отметим, что на сегодняшний день единой и общепринятой классификации споров пока нет. Все современные классификации споров, изложенные в риториках, в большей или меньшей степени основываются на указанной книге С.И. Поварнина. Поэтому мы считаем целесообразным привести разновидности спора, описанные в его книге «Спор. О теории и практике спора».

1 См. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи: Современная риторика. – Ростов-на–Дону: Феникс, 1996 г. (и все последующие издания); Кузнецов И.Н. Современная риторика: Учебное пособие. – М.: Дашков и К°, 2003; Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. проф. В.И. Максимова. – М.: Гардарики, 2001.

1 / См. Лихачёв Д.С. Письма о добром и прекрасном. Письмо семнадцатое «Уметь спорить с достоинством»; письмо двадцатое «Как выступать?», – М.: Детская литература, 1988. – С.72-74; 82.

1 См.: РЯЗР. – № 2. – 1993. – С. 8.

1 Фрагмент взят из пособия по развитию речи для аспирантов-иностранцев / Отв. ред. О.Г. Мотовилова. – М.: Наука, 1978. – С.5-6.

[43] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Сов. энциклопедия, 1975. – С. 627.

[44] Переносный – не буквальный, метафорический. – Там же. – С. 464..

[45] Пренебрежительный – неуважительный. – Там же. – С. 536.

[46] Там же. – С. 278.

[47] Язычество – древняя религия; её характерная особенность – многобожие, обожествление природы.

[48]См.: Лихачёв Д.С. Прошлое – будущему: Статьи и очерки. – Л.: Наука, 1985. – С. 63-65.

[49] Leech J. Principles of pragmatics. –L; N.Y. – 1983. – C.107.

[50] Вольф Е.М.Оценочные значения и соотношение признаков «хорошо / плохо» // Вопросы языкознания. – 1986. – № 5. – С. 105.

[51] Данте Алигьери (1265-1321) – итальянский поэт, создатель итальянского литературного языка.

[52] Боссюэ(т) Жак Бенинь (1627-1704) – французский писатель, епископ (высшее духовное лицо в православной и католической церкви).

[53] Пятак – пять копеек.

[54] Св. – святой (святого)

[55] Куприн Александр Иванович (1870-1938) – русский писатель.

[56] Твардовский Александр Тридонович (1910-1971) – русский поэт.

[57] Светлов Михаил Аркадьевич (1903-1964) – русский писатель, драматург.

[58] Д.А. Гранин – русский писатель.

[59] Ленинград – ныне Санкт-Петербург.

[60] Мигдал Аркадий Бейнусович (1911 – 1991) – физик-теоретик.

[61] Макс Планк (1858 – 1947) – физик-теоретик.

[62] Альберт Эйнштейн (1879 – 1955) – физик-теоретик.

[63] Лук А.Н. Юмор, остроумие, творчество. – М.: Искусство, 1977. – С.126-138.

[64] А.Т. Эдисон (1847-1931) американский электротехник, изобретатель, говорил, что в его изобретениях было 98 процентов «потения» и 2 процента «вдохновения».






Сейчас читают про: