double arrow

Вакуумный насос с электроприводом, отличающийся тем, что в качестве электропривода используется автомобильный стартер.


Независимый пункт формулы полезной модели по патенту N 108508, принадлежащему ответчику, изложен следующим образом:

Вакуумный насос, содержащий корпус 1 с всасывающим и напорным патрубками и торцевыми крышками 2 с установленными в последних подшипниками 3 ротора 4, эксцентрично размещенного в корпусе 1 и выполненного с подвижно установленными пластинами 5, а механически или электрически приводной вал 6 ротора 4 уплотнен установленным в торцевых крышках 2 уплотнением 9, отличающийся тем, что установленное в торцевых крышках 2 уплотнение 9 образовано кольцами 10 из терморасширенного графита, причем каждое уплотнение 9 состоит из колец 10, изготовленных из графитовой ленты и армированных нитями натуральных, синтетических или графитовых волокон, и в торцевых крышках 2 установлены подшипники 3 закрытого типа.

Если в первом патенте сущность отличий состоит в том, что пластины 9 подвижного ротора выполнены из стеклотекстолита, то сущность отличий второго патента состоит в том, что уплотнение 10 вала ротора состоит из колец, изготовленных из графитовой ленты и армированных нитями натуральных, синтетических или графитовых волокон.




Суды признали права истца по патенту N 56500 нарушенными (Федеральный арбитражный суд Уральского округа, Постановление от 16.04.2013 N Ф09-2097/13 по делу N А76-6455/2012), а Высший Арбитражный Суд Российской Федерации своим Определением от 31.07.2013 N ВАС-9992/13 отказал ответчику, признанному нарушителем патента истца, в передаче кассационной жалобы в Президиум Высшего Арбитражного Суда.

В основу решения судов по данному спору положена принятая Высшим Арбитражным Судом мотивация, которая опровергает возможность использования в данном споре разъяснения по п. 9 информационного письма N 122:

Согласно экспертному заключению от 03.09.2012, составленному патентным поверенным Березиной В.Г., изделие "Насос НВЭ-1" производства общества "Ливенский завод противопожарного машиностроения" содержит все признаки независимых пунктов 1, 5 формулы полезной модели по патенту N 56500; патент N 56500 не содержит часть признаков патента N 108508 и наоборот, данные патенты, хотя и содержат несколько совпадающих признаков, поскольку они направлены на усовершенствование одного и того же технического изделия - вакуумного насоса, но не являются одинаковыми, поскольку часть признаков независимых пунктов формул этих полезных моделей не совпадает и не является ни идентичными, ни эквивалентными.

В рассмотренных патентах действительно запатентованы два не зависимых одно от другого технических решения, и каждое техническое решение выполняет свою функцию совершенно независимо от другого. Объединение в одном реальном объекте техники двух не связанных между собой причинно-следственной связью технических решений вовсе не говорит о том, что, используя свой патент, можно одновременно использовать и чужой, не получив на это разрешения от патентообладателя чужого патента.



Увы, но именно такое мнение формируется во многих судах, использующих разъяснение по п. 9 информационного письма N 122 как некую "индульгенцию", заранее освобождающую от признания нарушения чужого патента, если можно предъявить свой патент. На сегодня из множества судебных споров, имеющих отношение к рассматриваемой ситуации, пока только два дошли до Высшего Арбитражного Суда и завершились с противоположным толкованием разъяснения, данного в п. 9 информационного письма N 122.

Развивая позицию, изложенную в п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" относительно "тождественных и эквивалентных" признаков, некоторые суды "пошли еще дальше" относительно определений, не присущих российскому патентному праву, о чем свидетельствует рассмотрение спора, в котором столкнулись изобретение по патенту Российской Федерации N 2297512 с полезной моделью по патенту Российской Федерации N 88054 (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.07.2011 N ВАС-9714/11).



Рассматривая данный спор, суды уже стали сравнивать изобретение и полезную модель по "совокупности существенных признаков приближено к техническому решению, охраняемому спорным патентом". А суд кассационной инстанции указал на то, что "в рассматриваемой ситуации два патентоохраняемых объекта являются схожими по существенным признакам, однако данное обстоятельство в силу ст. 1229 ГК РФ не может создавать препятствия в использовании ответчиком своей полезной модели".

Тем не менее с 2011 г. суды уже начали более внимательно вникать в споры о нарушении патентных прав при столкновении патентов. Одним из примеров является рассмотрение иска о прекращении нарушения патента Российской Федерации N 2134123 в отношении лекарственного средства "Таутакс" (Девятый арбитражный апелляционный суд, Постановление от 15.09.2011 N 09АП-17968/2011-ГК, 09АП-17969/2011-ГК по делу N А40-92338/10-143-796).

Ответчик обращал внимание апелляционного суда на то, что арбитражный суд первой инстанции не принял во внимание то обстоятельство, что в лекарственном средстве использовано изобретение по евразийскому патенту N 012561, а не по патенту Российской Федерации N 2134123. Исключительные права по евразийскому патенту N 012561 принадлежат ответчикам, то есть имеет место правовая коллизия, и действия ответчиков по использованию своего патента не могут расцениваться как нарушение патента с более ранней датой приоритета.

Суд апелляционной инстанции указал на то, что ссылка ответчиков на евразийский патент N 012561 подлежит отклонению, поскольку истец обратился в суд с требованием о защите нарушенного права 02.08.2010, то есть до получения вторым ответчиком права на евразийский патент (21.03.2011). Кроме того, российский патент N 2134123 и евразийский патент N 012561 не содержат одинаковые либо эквивалентные признаки, приведенные в независимом пункте формулы изобретения. В частности, в евразийском патенте N 012561 отсутствует признак использования поверхностно-активного агента, выбранного из полисорбатов, в то время как в патенте Российской Федерации N 2134123 и лекарственном средстве "Таутакс" это вещество использовано.

Федеральный арбитражный суд Московского округа, рассмотрев в порядке кассации жалобу ООО "Лэнс-Фарм", ОАО "Верофарм" (Постановление от 06.12.2011 по делу N А40-92338/10-143-796), постановил решение Арбитражного суда г. Москвы от 25.05.2011 и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2011 по делу N А40-92338/10-143-796 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

При этом кассационный суд отметил, что вывод суда апелляционной инстанции о том, что патенты Российской Федерации N 2134123 и ЕАПВ N 012561 не содержат одинаковые либо эквивалентные признаки, приведенные в независимом пункте формулы изобретения, не основан на имеющихся в деле доказательствах, поскольку требует специальных познаний, однако указанный вопрос не ставился перед экспертом в рамках проведенной по настоящему делу экспертизы. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, исследовать и дать оценку всей совокупности собранных по делу доказательств, разрешить вопрос о необходимости проведения по делу повторной экспертизы, после чего принять законный и обоснованный судебный акт.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, рассмотрев заявление ответчика о пересмотре дела в порядке надзора, своим Определением от 23.01.2012 N ВАС-17618/11 отказал в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда.

Еще одно судебное решение интересно тем, что столкнулись уже три российских патента на полезные модели N 74675, 95766 и 69944 (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2011 N 09АП-19287/2011-ГК по делу N А40-89334/10-27-776).

По мнению заявителя жалобы, суд не учел, что ответчик производит продукцию согласно своему патенту на полезную модель N 95766 и не нарушает исключительных прав истца, а суд должен был применить п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 13.12.2007 N 122. Судебная коллегия апелляционного суда отклонила данный довод и отметила следующее:

Согласно разъяснениям п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 при наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета.

Для применения указанного пункта необходимо, чтобы в изготавливаемом изделии использовался каждый признак независимых пунктов формулы патента истца и при этом ответчик являлся бы обладателем прав на полезную модель с такими же признаками независимой формулы. Однако проведенным экспертным исследованием установлено, что патент N 74675 и патенты N 69944, 95766 не идентичны по признакам независимых пунктов формулы.

В данном деле особую значимость приобретает содержание Постановления от 06.12.2011 по делу N А40-89334/10-27-776, вынесенное Федеральным арбитражным судом Московского округа, в котором сказано следующее:

Довод кассационной жалобы о необходимости применения разъяснений, содержащихся в п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", отклоняется.

Согласно указанному разъяснению при наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета.

Поскольку судами установлено, что патент истца и патенты первого ответчика не являются одинаковыми или эквивалентными, вывод судов о неприменении п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 следует признать обоснованным.

При этом кассационный суд привел три, как представляется, наиболее важных вывода:

- судами установлено, что патент N 74675 истца и патенты N 69944 и 95766 ответчика не являются одинаковыми или эквивалентными, и вывод судов о неприменении п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 признан обоснованным;

- то обстоятельство, что исключительные права ответчика на патенты N 69944 и 95766 не оспорены и не признаны недействительными, само по себе не свидетельствует о необоснованности принятых по делу судебных актов и наличии оснований для их отмены;

- вместе с тем принятие обжалуемых по данному делу судебных актов не лишает участвующих в настоящем деле сторон (истца и ответчика) возможности обращения в Роспатент с соответствующими требованиями в случае, если они полагают свои права нарушенными в результате выдачи того или иного патента другой стороне.

Заслуживает внимания спор, рассмотренный Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа (Постановление от 24.01.2013 по делу N А43-36837/2011).

Истцы обратились в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к ответчику о прекращении использования патента N 2042913, об изъятии из оборота и уничтожении изделий БАМЕР, в том числе находящихся на складах ответчика, об обязании опубликовать решение суда о допущенном ответчиком нарушении прав истцов с указанием о том, что действительным правообладателем на изобретение "Стреляющее устройство" по патенту N 2042913 являются истцы.

Арбитражный суд Нижегородской области решением от 02.08.2012, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 30.10.2012, отказал в удовлетворении исковых требований. Сославшись на ст. ст. 1225, 1229, 1353, 1354, 1358 ГК РФ, суды посчитали, что наличие у ответчика зарегистрированного патента на полезную модель "Стреляющее устройство" N 116213 со схожими <212> признаками, изложенными в независимом пункте формулы, исключает квалификацию действий ответчика как нарушение исключительных прав истца на изобретение.

--------------------------------

<212> Термин "схожие" (признаки) в патентном праве не применяется.

 

Не согласившись с данными судебными актами, истцы обратились с кассационными жалобами, в которых просили отменить решение и Постановление в связи с неправильным применением норм материального права.







Сейчас читают про: