double arrow

Гемиформаль(и) 75 - 99,5


Органическое основание 0,5 - 25

2. "..."

3. "..."

Способ очистки нефти, газоконденсата, водонефтяных эмульсий, нефтепродуктов и технологических жидкостей от сероводорода путем обработки исходного сырья химическим реагентом, отличающийся тем, что в качестве последнего используют нейтрализатор по любому из п. п. 1 - 3.

5. "..."

Пункты 1 и 4 на группу изобретений (нейтрализатор сероводорода и способ очистки нефти) являются независимыми, несмотря на очевидную зависимость изобретения по п. 4 от изобретения по п. 1, которое невозможно использовать по назначению по п. 4, не используя изобретение по п. 1.

 

Статья 1359. Действия, не являющиеся нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец

 

Комментарий к статье 1359

 

В нормах данной статьи определены ситуации, когда исключительное право патентообладателя не считается нарушенным, несмотря на формальное наличие предусмотренных п. 2 ст. 1358 условий, квалифицируемых как состоявшееся использование изобретения, полезной модели, промышленного образца.

1. Применение продукта или изделия в транспортном средстве. Положения, содержащиеся в подп. 1 комментируемой статьи, являются международной нормой, принятой в патентных законах всех стран, и соответствуют содержанию ст. 5ter Парижской конвенции по охране промышленной собственности.




Следует обратить внимание на одно из важных условий, определяющих действие как не являющееся нарушением исключительных прав: продукт или изделия должны использоваться исключительно для нужд транспортного средства. В первую очередь таковыми являются оборудование, узлы и механизмы, оснастка, навигационная система, погрузочно-разгрузочные машины и тому подобные продукты и изделия, присущие, например, судну и без которых оно не может выполнять функции, предписанные судам данного типа.

Соответственно, наоборот, будут признаны нарушением исключительных прав такие действия, как, например, производство на борту судна каких-либо подпадающих под действие патента продуктов или изделий, если данные продукты и изделия не используются для нужд судна, причем сам процесс производства также может подпасть под действие патента на способ. Точно так же будет считаться нарушением свободная продажа на борту судна подпадающих под действие патента продуктов и изделий или использование судна в порту временного нахождения в качестве плавучего госпиталя, на борту которого будут осуществляться хирургические операции с использованием хирургических инструментов, патенты на которые являются действительными на территории данного государства.

Указанные нормы подлежат применению только на условиях взаимности, т.е. когда аналогичные права предоставляются соответствующим иностранным государством в отношении транспортных средств, зарегистрированных в Российской Федерации. Поскольку все страны имеют в своем законодательстве аналогичные нормы, в судебной практике такие споры не наблюдались.



2. Научные исследования и эксперимент. Не относится к нарушению исключительного права патентообладателя проведение научного исследования продукта, способа, в которых использованы запатентованные изобретение, полезная модель, или изделия, в котором использован запатентованный промышленный образец, либо эксперимента над этими продуктом, способом или изделием. Данная норма позволяет любому лицу перед обращением к патентообладателю самостоятельно убедиться в действительном проявлении свойств и характеристик, декларированных в описании к патенту или в рекламе патентообладателя, и только после этого принять решение о целесообразности вступления в переговоры с патентообладателем об условиях приобретения прав на использование изобретения.

Условно принято считать, что научное исследование отличается от эксперимента тем, что оно предусматривает изучение объекта в чистом виде (без дополнительного воздействия на него), тогда как при эксперименте объект изучения ставится в определенные условия, т.е. подвергается определенному воздействию со стороны внешних сил. На практике очень часто научное исследование и эксперимент совмещаются во времени и проводятся одновременно, и разница в толковании данных определений не имеет никакого значения при установлении нарушения патентного права.



Речь идет лишь об эксперименте или научном исследовании, проводимых в отношении самих запатентованных продукта, способа, изделия, но не об эксперименте, научном исследовании, проводимых с их применением. При этом конкретные цели исследований или экспериментов над запатентованными продуктами, способами или изделиями не имеют значения.

Так, будет считаться нарушением патентных прав использование запатентованного термометра в эксперименте не над самим термометром (проверка его качественных характеристик и надежности), а в эксперименте или научном исследовании другого объекта, например исследовании температуры лавы, когда термометр используется по своему назначению как объект техники, а не как объект исследования или эксперимента.

Научные исследования и эксперименты могут проводиться как в отношении запатентованного объекта, так и в отношении изделия или технологии, в которых данный объект комплексно используется, когда именно в таком случае можно провести научные исследования или эксперимент в отношении конкретного объекта. Например, патент выдан на вещество - тормозную жидкость, а эксперимент или научное исследование будут проводиться на модельном стенде, имитирующем движение и торможение автомобиля, в целях установления стойкости и долговечности сальниковых уплотнений и манжет, работающих в режиме движения автомобиля в разных климатических зонах.

Научное исследование самого запатентованного продукта не является действием, признаваемым как нарушение исключительного права, но сам продукт при таких исследованиях не становится автоматически имеющим патентную чистоту. Нарушением будут являться ввоз такого продукта и иные связанные с ним действия, так как несанкционированный правообладателем ввоз продукта, даже предназначенного для научных исследований, может рассматриваться как одна из форм введения продукта в гражданский оборот. Из изложенного следует, что если над продуктом требуется провести эксперимент и если продукт не находится легально на территории России, такой продукт лучше запросить (купить) непосредственно у правообладателя. Если продукт уже ввезен на территорию Российской Федерации самим патентообладателем или с его разрешения, дальнейшее его приобретение для использования в научных и иных целях не требует получения согласия патентообладателя.

Ввоз продукта, не предназначенного для введения в гражданский оборот, а только в целях научных исследований самого продукта непосредственно лицом, ввозящим продукт, не должен рассматриваться как правонарушение. Достаточным основанием для такого суждения является отсутствие при ввозе продукта цели введения в гражданский оборот. Маловероятно, что патентообладатель будет запрещать ввоз запатентованных агрохимикатов - удобрений в количестве, например, 50 кг, явно недостаточном к использованию на реальном сельскохозяйственном предприятии. Количество продукта, необходимого для экспериментальных исследований, может определяться соответствующими стандартами, определяющими методику исследования соответствующих свойств продукта.

В то же время ввоз продукта независимо от его количества для продажи или поставки иному лицу, которое будет осуществлять научное исследование продукта, уже может рассматриваться как правонарушение, так как купля-продажа или иная поставка продукта на рынке является одной из форм введения продукта в гражданский оборот и не зависит от последующей судьбы продукта - будет ли он использоваться для извлечения прибыли или для научных исследований и экспериментов.

Суд признал нарушением патентного права ввоз первых промышленных партий лекарственных средств в целях осуществления предварительного контроля качества впервые ввозимых на территорию России лекарственных средств, и в определении суда (Федеральный арбитражный суд Московского округа, Постановление от 17.03.2010 N КГ-А40/15523-09 по делу N А40-56217/08-110-454) по данному вопросу отмечено следующее.

Как следует из представленного в материалы дела письма Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития от 26.02.2006 N 01И-155/06, компания "Гедеон Рихтер А.О." в соответствии с нормами ст. 19 Федерального закона от 22.06.1998 N 86-ФЗ "О лекарственных средствах" осуществила поставку первых промышленных партий лекарственного препарата под торговым названием "Роглит", содержащего в качестве активного вещества росиглитазон калия, на территорию Российской Федерации ЗАО "Фирма ЦВ "Протек".

Таким образом, установив, что компания "Гедеон Рихтер А.О." в целях осуществления предварительного контроля качества впервые ввозимых на территорию Российской Федерации лекарственных средств произвела ввоз на территорию Российской Федерации первых промышленных партий лекарственного препарата под торговым названием "Роглит" и в отсутствие в материалах дела документального подтверждения обратного арбитражный апелляционный суд, по мнению судебной коллегии, пришел к обоснованному и соответствующему материалам дела выводу о том, что действия компании "Гедеон Рихтер А.О." по ввозу на территорию Российской Федерации лекарственного средства (Роглит) привели к нарушению исключительных прав истца по евразийскому патенту N 005110 на изобретение, в котором заявлен росиглитазон калия в соответствии со своим химическим названием, срок действия которого истекает в 2021 г.

Обратим также внимание на Определение Конституционного Суда Российской Федерации <216>, имеющее непосредственное отношение к рассмотренному выше вопросу и не потерявшее актуальности на настоящее время.

--------------------------------

<216> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 389-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Старокожева Владимира Филипповича на нарушение его конституционных прав абзацем третьим статьи 11 Патентного закона Российской Федерации".

 

В жалобе оспаривалась конституционность абзаца третьего ст. 11 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992, устанавливающего, что проведение научного исследования или эксперимента над средством, содержащим изобретение, полезную модель или промышленный образец, защищенные патентами, не признаются нарушением исключительного права патентообладателя. По мнению заявителя, практика судов общей юрисдикции в той мере, в какой она допускает получение лицами, проводящими научные эксперименты или исследования над средством, содержащим изобретение, прибыли (доходов), противоречит ч. 1 ст. 44 Конституции Российской Федерации об охране интеллектуальной собственности законом.

Конституционный Суд Российской Федерации не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению и указал, что положение абзаца третьего ст. 11 во взаимосвязи со ст. 10 Патентного закона Российской Федерации (в редакции 1992 г.) не может рассматриваться как нарушающее конституционное право заявителя на защиту его интеллектуальной собственности законом, поскольку оно установлено в целях обеспечения баланса интересов всех лиц, которым гарантирована свобода научного и технического творчества. Кроме того, оспариваемая норма не предполагает введение защищенного патентом изобретения в хозяйственный оборот в ходе осуществления научного эксперимента над средством, содержащим изобретение, третьими лицами.

Учитывая тождественность содержания нормы ст. 11 Патентного закона Российской Федерации содержанию ныне действующей нормы по п. 2 ст. 1359 ГК РФ, можно не сомневаться в действительности мотивации Конституционного Суда и в настоящее время.

Сказанное подтверждено в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.06.2009 N 2578/09 в споре между компанией "Новартис АГ" и ЗАО "Фарм-Синтез" о прекращении нарушения исключительного права на изобретение по патенту Российской Федерации N 2125992 путем запрещения ответчику изготавливать лекарственное средство иматиниб, а также предпринимать действия, направленные на осуществление государственной регистрации лекарственного средства иматиниб в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития и федеральном государственном учреждении "Научный центр экспертизы средств медицинского применения".

Президиум Высшего Арбитражного Суда отметил в Постановлении следующее.

Действия ЗАО "Фарм-Синтез" по подготовке и представлению в Росздравнадзор документов для целей государственной регистрации и получения разрешения на использование генерического лекарственного средства "Иматиб-ФС" по истечении срока действия патента не являются использованием изобретения по смыслу ст. 10 Патентного закона и могут быть квалифицированы лишь как подготовка к использованию этого средства, а следовательно, не являются нарушением исключительного права компании "Новартис АГ". Они направлены на охрану здоровья населения и содействие доступу к лекарственному средству нуждающихся лиц.

Не может быть признано нарушением прав компании изготовление и представление в Росздравнадзор и научный центр экспертизы образцов лекарственного средства "Иматиб-ФС" для проведения экспертизы качества этого средства, поскольку согласно статье 11 Патентного закона нарушением исключительного права патентообладателя не признаются: проведение научного исследования продукта, в котором использовано запатентованное изобретение, либо эксперимента над этим продуктом, использование запатентованного изобретения для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью такого использования не является получение прибыли (дохода).







Сейчас читают про: