double arrow

Нарушение правила установления прототипа изобретения не является основанием для отрицания патентоспособности изобретения.


В Палате по патентным спорам рассматривалось возражение о признании изобретения не соответствующим условию патентоспособности "изобретательский уровень" в связи с тем, что прототип по выданному патенту Российской Федерации N 2265989 в формуле изобретения образован не одним, а одновременно двумя техническими решениями. Палата по патентным спорам решением от 17.10.2007 отклонила возражение и отметила, что нарушение требований правил по экспертизе изобретений в части указания прототипа не предусмотрено законодательством в качестве основания для вывода о несоответствии изобретения какому-либо из условий патентоспособности, установленных законом. Следовательно, даже в случае если такое нарушение имеет место, это не является основанием для признания патента на изобретение недействительным. Решением Дорогомиловского суда г. Москвы, оставленным без изменения определением Московского городского суда, в удовлетворении заявления о признании недействительным названного решения Палаты по патентным спорам было отказано.

Участие авторов изобретения в заседании коллегии Палаты по патентным спорам при рассмотрении возражения против выданного патента.




Заявленные исковые требования сводились к признанию недействующими Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам в части, предусматривающей направление уведомления о дате заседания Коллегии Палаты и предоставление права на участие в заседании только правообладателю. По мнению лиц, подавших судебный иск, авторы изобретения, выдача патента на которое оспаривается, также должны иметь право участвовать на заседании коллегии Палаты по патентным спорам даже в том случае, если исключительное право ими передано другому лицу. Верховный Суд Российской Федерации своим решением от 22.04.2009 по делу N ГКПИ09-431 в удовлетворении исковых требований отказал. Суд установил, что неимущественные права автора напрямую не зависят от выдачи патента и возникают в силу самого создания результата интеллектуальной деятельности. Таким образом, споры о правомерности выдачи патента, рассматриваемые в Палате по патентным спорам, не нарушают прав авторов изобретения и их законных интересов, в связи с чем нет необходимости привлекать авторов на заседания Коллегии Палаты по патентным спорам.

Споры о правомерности исправления сведений Роспатента о досрочном прекращении действия патентов.

Такой спор имел место в отношении патента Российской Федерации N 2164808 (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2012 N 09АП-8326/2012-АК по делу N А40-124552/11-106-630). Суд признал правомерным исправление ФИПС технической ошибки в 2005 г., связанной с учетом сведений об уплате пошлины.



 

Статья 1406.1. Ответственность за нарушение исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец

 

Комментарий к статье 1406.1

 

Ответственность за нарушение исключительного права в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов в виде выплаты денежной компенсации, воспроизведена по аналогии (за исключением выплаты компенсации с учетом размера стоимости товара) с действующей и показавшей свою эффективность ст. 1515 "Ответственность за незаконное использование товарного знака" ГК РФ, в подп. 1 п. 4 которой определено, что правообладатель товарного знака вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

- в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения,

- в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.



Компенсация не считается возмещением убытков и взыскивается вместо него. Размер компенсации устанавливает суд в пределах, прямо указанных в законе, в то время как размер причиненных убытков истец должен в суде доказать. Поэтому не исключена ситуация, когда размер компенсации по ее нижней границе, который не может быть уменьшен, составит величину, превышающую размер реально причиненных убытков. Для принятия судебного решения о взыскания компенсации не имеет значения, знал ли нарушитель патента о том, что он нарушает патентные права других лиц. Он будет привлечен к ответственности независимо от наличия вины.

Российские суды уже стали взыскивать с нарушителей патентов значительные убытки в размере не полученного патентообладателем дохода, определяемого во взаимосвязи с неполученными роялти.

При рассмотрении спора о нарушении патента Российской Федерации N 2200681 Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа Постановлением кассационной инстанции от 16.05.2012 по делу N А79-12204/2010 оставил без изменения решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 26.10.2011 и Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2012 по делу N А79-12204/2010, а кассационную жалобу ЗАО "Промтрактор-Вагон" - без удовлетворения. По результатам рассмотрения данного спора суд обязал правонарушителя прекратить использовать изобретение "Тележка железнодорожного вагона" по патенту N 2200681 и взыскал в пользу истца 7478400 рублей убытков, 63646 рублей 87 копеек расходов по уплате государственной пошлины и 126100 рублей расходов по оплате экспертизы.

В другом споре взимание именно компенсации признано не соответствующим действовавшему ранее закону (Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, Постановление от 29.01.2013 по делу N А56-12802/2012). Суд кассационной инстанции поддержал Постановление суда апелляционной инстанции, который пришел к выводу о невозможности для правообладателя объекта патентного права (патент Российской Федерации N 55579 на полезную модель "Ортопедический матрац") требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации.

Но судебная практика неоднозначна.

В споре по нарушению патента Российской Федерации N 2122238 суд взыскал именно компенсацию в размере 500000 руб. за нарушенное исключительное право, при этом суды обосновали свое решение ст. ст. 1250, 1252 и 1253 ГК РФ и, сославшись на п. 3 ст. 1252 ГК РФ, подчеркнули, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25.08.2011 по делу N А49-8545/2009.

Еще в одном споре вышестоящий суд поддержал решение об уничтожении контрафактной продукции, подпадающей под действие патента Российской Федерации N 2129189, но отменил решение о взимании компенсации (Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, Постановление от 26.06.2013 по делу N А56-39604/2010). Суды пришли к выводу о нарушении исключительных прав истца на изобретение и удовлетворили исковые требования о запрете использовать изобретение по патенту N 2129189, изъятии из оборота и уничтожении продукции, неправомерно изготовленной с использованием указанного изобретения.

 

Статья 1407. Публикация решения суда о нарушении патента

 

Комментарий к статье 1407

 

1. Цель публикации. Данная норма отсутствовала в Патентном законе Российской Федерации. Ее применение позволит доводить до общественности и заинтересованных лиц сведения обо всех правонарушениях в отношении объектов патентных прав, при этом информация будет содержать номер конкретного патента. Требование о публикации решения суда о нарушении патента является одним из способов извещения общественности о состоявшейся защите исключительных прав патентообладателя.

Публичность подобной информации будет препятствовать злостным правонарушителям пользоваться достижениями и авторитетом добропорядочных участников рынка и свидетельствует о способности государства защищать интересы патентообладателей.

2. Ограничение прав лицензиата на требование публикации. Обратим внимание на то, что ст. 1407 ГК РФ предоставляет только патентообладателю потребовать указанной публикации решения суда, и не предоставляет подобного права его лицензиатам. По крайней мере для лиц, обладающих исключительной лицензией, права которых также нарушены, распространение данной нормы было бы справедливо, особенно в случаях, когда патентообладатель, предоставив исключительную лицензию, сам полностью отказался от использования изобретения, полезной модели или промышленного образца. По существу, таким правом должно обладать любое лицо, правомочное самостоятельно подавать в суд заявление о нарушении патента.

 

 

 

 







Сейчас читают про: