double arrow

Родилась в деревне Орова.


Годы молодости – сибирская ссылка.

Там стала проповедником.

Вынужденно исполняла мужскую роль пастора: и отпевала, и крестила.

Основала в 1969 г. евангелическо-лютеранскую общину в Петрозаводске. Чего это стоило!

Боже, как она радела о возрождении православия в Карелии – направляла сюда поток помощи из Финляндии.

На самой заре перестройки я написал большую статью о Марии Ивановне.

Прошла она не без скрипа.

Была опубликована и на русском, и на финском языках.

Получила большой резонанс.

Благодарность Марии Ивановны смущала меня – она казалась мне завышенной, чрезмерной.

Сколько коробок дефицитного тогда кофе я получил от неё?

Всегда испытывал чувство неловкости.

Но это была её воля.

Однажды обмолвился без задней мысли: на Западе переиздана трёхтомная лопухинская Библия.

И что же?

Три огромных фолианта – каждый потяжелее кирпича – Мария Ивановна привезла мне из дружественной Суоми.

Принимая этот неожиданный дар, я – простите сентиментальность – пустил слезу.

Мария Ивановна оставила след в фольклористике.

Вот обширная цитата:

Käärmeen luku (Заклинание гадюки) Ленинградская область
Исполнитель: Каява Мария Ивановна, род. в 1908 г. в д. Орова, Колтуши Всеволожского района.
 
 

 

Käärmeen luku (Заклинание гадюки)
Mato musta, muan alane, ruskia, kulon alane, luulit puuta purevaisi, pajun niintä panevaisi, – et sie purrunutkaa puuta, pajun niintä et pannunutkaa, panitkii ihmisen ihhoo. Pistä nyt kultanen nokkais ala kultasen nahkais. Sie panit, a mie parannan. Черный червь подземный, рыжий, под сухой травой, думал, что кусаешь дерево, луб ивовый жалишь, – ты не дерево укусил, ужалил не луб ивовый, ужалил тело человека. Спрячь теперь золотое свое жало под свою золотую кожу. Ты ужалил, а я вылечу.

Один раз мне довелось услышать пение Марии Ивановны.

Сильнейшее осталось впечатление!

К Ингерманландии я отношусь патетически.


Сейчас читают про: