Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

ФЛАГ-ОФИЦЕРАМ, КАПИТАНАМ И КОМАНДИРАМ КОРАБЛЕЙ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, КОИМ СИЕ БУДЕТ ПРЕДЪЯВЛЕНО 10 страница




Несколько туземцев на каноэ подошли к судну, но боялись приблизиться до тех пор, пока не заметили Тупиа, после чего не колеблясь поднялись на борт. В числе их находился Ори — король острова. Я с ним обменялся именами, и мы стали называть друг друга в соответствии с этим обменом.

В полдень северная оконечность острова была на StO1/2O, в половине лиги от нас. Обсервованная широта 16°40' S. Перед нами лежали три других острова, а именно Ульетеа, Отаха и Болабола — так их называют туземцы.

Понедельник, 17-е. Ветер южный, хорошая погода. В 3 часа дня бросили якорь в небольшой бухте на западном берегу острова, который туземцы называют Оухаре [Фаре]. Глубина 18 саженей, дно чистое, якорная стоянка защищена от всех ветров.

Вскоре по прибытии сошел на берег с м-ром Бенксом, д-ром Соландером, д-ром Монкхаузом, Тупиа, королем и другими туземцами, бывшими на борту с самого утра. Как только мы высадились, Тупиа разделся до пояса и пожелал, чтобы то же сделал ц м-р Монкхауз. Он сел на землю перед толпой туземцев, собравшихся под большим навесом, исполняя его желание, мы стали позади него. Тупиа обратился к собравшимся с длинной речью или проповедью, которая продолжалась примерно [171]четверть часа; он подарил туземцам два носовых платка и косынку из черного шелка, несколько ниточек бус и два очень маленьких пучка перьев — все это он припас заранее.

Двое местных вождей держали ответную речь и, как я предполагаю, они говорили от имени своего народа. Они преподнесли нам несколько побегов бананового дерева и два маленьких пучка перьев. Все это по указанию Тупиа было доставлено на борт; когда был заключен и ратифицирован таким образом мир, каждому была предоставлена свобода идти, куда он хочет.

Тупиа отправился в один из марае, чтобы возложить жертвоприношение. Такова, видимо, обычная церемония у туземцев; я полагаю, именно так они ведут себя, когда с мирной целью посещают чужие земли.

Позднее оказалось, что подарки, которые Тупиа преподнес туземцам, предназначались их божеству, а свинья и кокосовые орехи, подаренные нам местными жителями, были даром нашему богу. Право же, туземцы толкали нас на святотатство, мы уже вынесли свинье смертный приговор, каковой был приведен в исполнение на следующий день. Утром я отправился на осмотр острова, а д-р Монкхауз с несколькими матросами сошел на берег для торговли с туземцами. На корабль доставляли на баркасе воду.

Вторник, 18-е. Легкий ветер S и SSW. Ясная погода. Группа, посланная для торговли, не имела никакого успеха. Туземцы притворились, что у них якобы не было времени привезти продукты из различных частей острова. Они клятвенно утверждали, что завтра кое-что доставят; поскольку мне не удалось должным образом осмотреть остров, я решил остаться еще на день, чтобы удостовериться, сможем ли мы что-либо здесь приобрести.




Среда, 19-е. Днем небольшой ветер переменного направления. Ясная погода. Сегодня нам повезло в торговле больше, чем вчера. Утром легкий ветер от SO. Туземцы знали, что мы сегодня снимаемся с якоря, и вождь Ори в сопровождении нескольких местных жителей пришел на корабль, чтобы проститься с нами. Мы подарили ему небольшую пластинку со следующей надписью: «Индевр», корабль Его британского Величества, командир лейтенант Кук, 16 июля 1769, Хуахейне», а также несколько английских монет чеканки 1761 года и другие вещи. Все это и особенно пластинку вождь обещал сохранить в память о нас. Мы полагаем, что таким способом сможем вещественно доказать, что земля эта открыта нами.

Получив подарки, туземцы ушли, а мы стали готовиться к выходу в море. Поскольку мы покинули остров только на следующий день, я имел время закончить эту запись его [172]описанием. Он расположен на 16°43' ю.ш. и 150°55' з.д., в 31 лиге на NW 58° от острова Георга, или Таити. В окружности он около 7 лиг, имеет неровную гористую поверхность. На западном берегу самого северного высокого мыса, за полосой рифов,, тянущихся вдоль этого побережья, лежит удобная и надежная бухта. В нее можно попасть, пройдя между скалами в двух местах, эти проходы находятся на расстоянии полумили друг от друга. Тот, что расположен южнее, шире второго, к югу от него лежит небольшой песчаный остров. Туземцы называют бухту Оухаре [Фаре].



Природа на этом острове такая же, как на острове Георга: обычаи и нравы населения также весьма сходны, но население Хуахейне менее склонно к воровству; кожа у здешних жителей более светлая, чем у туземцев острова Георга, и окраска ее ровнее.

Четверг, 20-е. Умеренный ветер О и ONO. Прекрасная погода. В 2.30 дня снялись с якоря, отплыли к острову Ульетеа [Раиатеа], лежащему на SWtW, в 7—8 лигах от Хуахейне. В 6.30 были в 5 лигах от него, убавили паруса и всю ночь лежали в дрейфе у острова, а с рассветом отправились к берегу и обнаружили проход в рифах, тянувшихся вдоль побережья. Тупиа сказал нам, что здесь есть хорошая бухта. Поэтому я спустил на воду катер и приказал штурману исследовать побережье. Вскоре получили сигнал следовать за шлюпкой. Тронулись дальше и стали на якорь. Глубина 22 сажени, мягкий грунт. Вскоре к судну подъехало несколько туземцев, и их не пришлось долго уговаривать подняться на борт.

Пятница, 21-е. Ветер переменного направления, густая облачность, частые ливни. В час дня вышли на берег с м-ром Бенксом и другими джентльменами. Повторилась церемония, проведенная Тупиа на Хуахейне. Я поднял британский флаг и от имени Его британского Величества вступил во владение этим островом и другими близлежащими, сохранив за ними названия, данные туземцами.

Утром отправил на баркасе штурмана, поручив ему осмотреть побережье южной части острова; подштурман вышел на яле для измерения глубины в бухте, где стал на якорь наш корабль. Сам я на катере направился к северной части острова, а м-р Монкхауз сошел на берег для торговли с туземцами и пополнения наших запасов.

Суббота, 22-е. Днем ветер переменного направления с ливнями. Утром южный штормовой ветер, туман с дождем, который продержался большую часть дня.

Воскресенье, 23-е. Дождь так силен, что я не решился сняться с якоря и выйти в море, как намеревался раньше. [174]

Понедельник, 24-е. Ветер переменный от SSO до NO. В 8 часов утра подняли паруса и легли на север, чтобы пройти по северному, самому широкому, проходу, но так как был небольшой ветер и мы заметили мели, о существовании которых даже не подозревали, то повернули назад.

Вторник, 25-е. Днем слабый NO, ночью штиль; утром свежий ветер от WNW, ясная погода. В 3 часа дня отдали якорь на глубине 22 саженей, грунт — ил. Северный проход был на NO1/2О. В 5 часов утра ветер перешел на NW.

Снялись с якоря и вышли в море, направившись к северу, чтобы осмотреть острова Отаха и Болабола. Однако прежде чем продолжать повествование, я опишу бухту, в которой мы стояли. Благодаря своему размеру она может служить надежной якорной стоянкой для любого количества судов. Бухта занимает почти весь этот берег острова и защищена со стороны моря грядой коралловых скал; южный проход или канал через эту гряду шириной не больше кабельтова находится недалеко от самой восточной оконечности острова и может быть легко найден по небольшому лесистому островку, лежащему к SO от него.

В трех с лишним милях к NW от острова в том же направлении, что и гряда, расположены мелкие островки, являющиеся как бы продолжением рифа. Между ними есть еще проход, ведущий в бухту шириной в четверть мили. Далее к NW есть несколько маленьких островков, где, как мне сообщили, существует еще один проход, но я не видел его, касаясь же двух первых, отмечу, что мы вошли в бухту через один из них, а через другой вышли в море.

Главное, чем нам удалось здесь пополнить запасы, — это пизанги, кокосовые орехи, немного ямса, несколько свиней и птица. По сравнению с островом Георга или даже с Хуахейне эта часть острова не густо заселена и не столь плодородна.

Однако тут нет недостатка в припасах, необходимых для корабля, если стоянка его коротка; дрова и воду можно достать, правда, до последней нелегко добраться.

Среда, 26-е. Ветер от WtN и WtS, к утру переменный. В 4 часа дня северная оконечность острова Ульетеа была на SW 75°, в 2 лигах, а южная оконечность острова Отаха на NW 77°. Около лиги к северу от южной оконечности, у восточной стороны острова, в миле или больше от берега, лежат два небольших островка. Тупиа говорит, что между ними есть проход и очень удобная бухта, которая находится за грядой рифов. Видимо, бухта действительно хорошая. В течение ночи держали круто к ветру, не подвигаясь вперед. В полдень пик на острове Болабола был на WtS. Обсервованная широта 16°26' S. [175]

Четверг, 27-е. Слабые переменные ветры SW четверти, хорошая погода. Заметив широкий проход между островами Отаха иБолабола, решил не продвигаться дальше к северу и пройти в него, но так как ветер почти совсем стих и, кроме того, быстро менял направление, мы, если и продвинулись, то очень немного.

Между 5—6 часами вечера, продвигаясь к северу, обнаружили низкий островок — Тубаи [Моту-ити], в 4—5 лигах от острова Болабола, на NtW или NNW. Тупиа говорит, что там нет ничего, кроме кокосовых орехов, и живет здесь только три семьи, однако туземцы с других островов приезжают сюда ловить рыбу. В полдень пик на острове Болабола был на NW25°,а северная оконечность острова Отаха на NW 80°, в 3 лигах от нас. Обсервованная широта 16°38' S.

Пятница, 28-е. Легкий ветер переменного направления от SW до NW. В 6 часов утра были у входа в вышеупомянутую бухту на восточном берегу острова Отаха; полагая, что бухту можно без труда осмотреть, послал штурмана на баркасе с приказом измерить глубину. Если не установится попутный для нас ветер, он должен высадиться на берег и выменять у туземцев необходимые нам припасы. М-р Бенкс и д-р Соландер отправились с ним.

Суббота, 29-е. Легкий ветер переменного направления. Поджидая баркас, в течение дня лавировали вдоль берега. В 5.30 вечера приказал пушечным выстрелом дать сигнал к возвращению; поскольку вскоре стемнело, был зажжен сигнальный огонь. В 8.30 услышали мушкетный выстрел, снова выстрелили из пушки.

Вскоре к борту подошел баркас, в нем были три небольшие свиньи, немного птицы, мяса и большое количество пизангов. Наши люди сообщили, что туземцы общительны и готовы продать все, чем владеют, и что бухта надежна и удобна, с хорошими якорными стоянками на глубине 25, 20, 16 саженей, дно чистое.

Подняв баркас, пошли дальше на север и в 8 часов утра были под пиком острова Болабола, но не будучи в состоянии обогнуть остров, сделали поворот и почти до полудня удалялись от земли, затем снова легли на другой галс и пошли на SW. В полдень пик острова Болабола был на SW 75°; держались в 2—3 милях от берега и почти в 5 милях от этого пика. Обсервованная шпрота 16°29' S.

Воскресенье, 30-е. Ветры SO четверти, сперва слабые, затем стали крепчать. Днем, прежде чем удалось обогнуть южную оконечность острова Болабола, пришлось несколько раз менять галсы; между 7 и 8 часами обогнули остров. До полуночи шли курсом SSW. затем легли на другой галс — к [176]острову, так шли до 4 часов утра, потом снова повернули в море, встретили большую зыбь с юга, против которой корабль почти не шел, в 8 часов повернули к берегу. Почта в 8 лигах на NYV 63° от нас заметили остров, в это время пеленг пика острова Болабола был на NtO1/2O, на расстоянии 3—4 лиг. Тупиа назвал этот остров Мауруа [Маупити]. По его словам, это очень маленький обитаемый островок, окруженный грядой скал. Здесь нет бухт, удобных для стоянки судов, и растительность тут та же, что и на прочих островах, которые мы посетили. В центре острова высокая гора с круглой вершиной, ее видно на расстоянии 10 лиг. В полдень южная оконечность Отаха была на NO 80°, в 4 лигах от нас. Обсервованная широта 16°39' S.

Понедельник, 31-е. Очень крепкие ветры SO четверти, густая облачность. Весь день держались к ветру, следуя вдоль юго-западного берега острова Отаха. Вперед продвинулись мало. Во время ночной вахты пришлось взять два рифа на марселях, но к утру ветер стих, и мы шли на всех парусах.

В полдень южный мыс острова Отаха был на О, в 2 лигах от нас. Обсервованная широта 16°40' S. Тупиа рассказал, что на юго-западном берегу острова, за грядой скал, есть очень удобная бухта, которую я опишу в другом месте 78.

Вторник, 1 августа. Большую часть дня очень крепкие ветры от SO. Весь день и ночь держались к ветру, а утром оказались у южной оконечности острова Ульетеа с " наветренной стороны бухт, расположенных на западном берегу острова. В одну из них я намерен был зайти, чтобы заделать течь в крюйт-камере, что далеко не так просто сделать в открытом море. Кроме того, я решил догрузить балласт, ибо корабль был слишком легким, чтобы выходить на ветер. В полдень лавировали у входа в одну из бухт, ветер постепенно ослабевал.

Среда, 2-е. Умеренный ветер с SO и О, небольшие ливни. В 3 часа дня отдали якорь на глубине 14 саженей у прохода, ведущего в бухту, из-за сильного отлива не могли войти. Завели верп, чтобы втянуться в бухту, но, несмотря на все усилия, не могли выбрать носовой якорь и вынуждены были стоять всю ночь. Утром легко подняли якорь и втянули корабль на хорошую стоянку, отдав якорь на глубине 28 саженей; дно песчаное. К судну явилось много туземцев, они привезли свиней, птицу, пизанги и т.п., причем все это они уступали нам весьма охотно.

Четверг, 3-е. Ветер с OSO к NO, днем жаркая погода. Сошел на берег в поисках камня для балласта и пресной воды. И то и другое обнаружил в очень удобном месте. Утром на берег направил одного из офицеров руководить доставкой, а сам [177]на катере отправился на север для осмотра этой части острова. Меня сопровождали м-р Бенкс и д-р Соландер. Плотники заделывали течи в крюйт-камере и в носовой парусной кладовой.

Пятница, 4-е. В первой и второй половине суток умеренный ветер с ONO, ночью штиль, жарко. После полудня на пути к северному берегу мы остановились в одном из поселений. Гостеприимные хозяева развлекли нас танцами, которые две молодые женщины и мужчина (видимо, танцоры по профессии) исполнили под аккомпанемент трех барабанов. Женщины были одеты в платья опрятные, скромные и во многом почти подобные европейским, только руки, шея и плечи их были обнажены, прически тамоу украшены цветами.

Во время танца ноги у туземцев были почти неподвижны, зато извивалось все тело. Танцоры принимали различные позы: то вставали, то садились, то опускались на руки и на колени, причем все это сопровождали странными жестами. Их руки, плечи, пальцы двигались чрезвычайно быстро, танцоры точно соблюдали ритм, повторяя те или иные движения. Нельзя сказать, чтобы музыка и танцы эти могли прийтись по нраву европейцам.

Несколько туземцев разыграли нечто вроде фарса, но он был очень коротким, и мы ничего не поняли, ясно было только одно, что местные жители кое-что смыслят в драматических представлениях. Некоторые наши джентльмены на следующий день видели фарс в четырех актах; как они полагали, изображалась война между туземцами островов Болабола и Ульетеа, в которой победили первые. Нашим людям немало Помогло в правильном толковании содержания представления то обстоятельство, что им было известно о недавно приключившейся войне между этими двумя народами. Туземцы острова Болабола до сих пор владеют большей частью Ульетеа. Это зрелище есть не что иное, как великое драматическое представление — хеива, и я думаю, что иногда его проводят и на других островах.

Вечером вернулся на корабль; на борт погружено до 20 тонн балласта, полагаю, что этого вполне достаточно; на берег свезли все пустые бочонки, к полудню наполнили их водой. Утром от Опуни [Пуни], эри-де-хи острова Болабола, которому случилось быть здесь, получил подарок — трех свиней, несколько кусков ткани, пизанги, кокосовые орехи и т.д. Все это доставили его слуги; они же передали мне, что на следующий день сам Опуни прибудет к нам.

Суббота, 5-е. Вечером купили у туземцев столько свежей рыбы, что ее хватит на весь экипаж. Утром на баркасе направил штурмана в северную часть острова для закупки у туземцев припасов, ибо сами они ничего не приносили на корабль, [178]как это делали раньше. В сопровождении м-ра Бенкса и д-ра Соландера я отправился на катере к южной части острова частично с этой же целью и, кроме того, чтобы осмотреть места. По пути миновали две бухты, столь же удобные, как и та, в которой мы отдали якорь, но местность здесь беднее и менее населена. Ничего сколько-нибудь путного мы не привезли на корабль, правда, штурману повезло больше, чем нам.

Воскресенье, 6-е. Слабый ветер переменного направления, хорошая погода. Утром я снова направил на северный берег штурмана для закупки припасов, и его поездка была небезуспешной. Вождь Опуни утром прислал мне несколько своих людей, чтобы получить что-либо в обмен на его вчерашнее подношение. Мне показалось, что он не рискнул явиться на корабль собственной персоной. Возможно, он рассчитывал, что его посланцы (три хорошенькие девушки) добьются большего, чем он сам. Как бы то ни было, они отправились домой вполне удовлетворенные тем, что им удалось получить, хотя мне кажется, что кое в чем они все же были разочарованы.

Понедельник, 7-е. Слабый ветер переменного направления. Днем небольшие ливни. Желая повидать короля Опуни, мы после полудня небольшой партией отправились на берег, захватив с собой небольшой подарок. Опуни встретил нас совсем не так, как до того нас принимали все прочие вожди: прием не сопровождался никакими церемониями. Мы приписали это его глупости, и он действительно оказался глупцом. Все же в обмен на подарок он дал мне кабана, и эта плата — свидетельство наивысшего уважения. Перед отъездом мы сообщили ему, что завтра собираемся отправиться на шлюпках на остров Отаха и будем рады его обществу; он обещал поехать с нами.

Рано утром я с несколькими джентльменами на катере и баркасе отправился на остров Отаха, по пути мы заглянули к Опуни. Он был уже готов и находился в своем каноэ. Как только мы высадились на острове, я преподнес вождю топор, дабы тем самым побудить его подданных доставлять нам припасы, в которых мы нуждались. Однако я полагаю, что они получили от нас все, чего только желали, ибо, пробыв с Опуни до полудня, мы возвратились восвояси ни с чем.

Вторник, 8-е. Покинув Опуни, мы продолжили путь к северной оконечности острова. По пути купили 6 кабанов. с полдюжины птиц и некоторое количество пизангов и ямса. Я смог осмотреть и зарисовать очертания бухты, расположенной на северном берегу острова. Только она и побудила меня совершить эту экспедицию.

После того как стемнело, возвратился баркас, который еще утром я направил в другую часть острова. Около 10 часов вечера мы прибыли на корабль. Плотники заделали течи в крюйт-[179]камере и в парусной кладовой, и я решил сняться, как только ветер позволит нам покинуть бухту.

Среда, 9-е. Днем легкий ветер с N, ночью сильный дождь. Утром слабый ветер переменного направления, небольшие ливни. В 11 часов утра подул восточный ветер, вышли из бухты и, подняв шлюпки, отправились на юг.

За время нашего пребывания на островах пополнили, правда, незначительно, свои запасы; однако на последней стоянке достали много свинины, птицы, пизангов и ямса. Все это понадобится нам, если удастся открыть землю на пути к югу, куда я намерен идти.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ОПИСАНИЕ ОСТРОВОВ УЛЬЕТЕА, ОТАХА И БОЛАБОЛА

Именно так называют эти острову туземцы, и я считаю что не следует давать другие названия. Эти три острова, а также Хуахейне, Тубаи и Мауруа, лежащие в близком соседстве друг от друга, образуют единую группу, названную мной островами Общества 79. Они расположены между 16°10' и 16°55' ю.ш., 150°00' и 151°42' з.д.

Ульетеа и Отаха находятся на расстоянии двух миль один от другого и окружены грядой коралловых скал; здесь нельзя пройти на корабле. Гряды рифов образуют несколько прекрасных гаваней; проходы в них узкие, но попав в бухту, корабль находится в полной безопасности.

Выше уже были описаны гавани, расположенные на восточных берегах островов. На западном берегу Ульетеа (он больше острова Отаха) их три, самая северная носит название Ораотануе [Раутоануи], в ней-то и была наша стоянка. Канал, ведущий сюда, шириной в четверть мили, лежит между двумя низкими песчаными островками, самыми северными на этой стороне. Вблизи них, а может быть, и между ними есть хорошие якорные стоянки на глубине 28 саженей, грунт мягкий. [180]

Эта бухта, небольшая по размеру, лучше, чем любая другая на острове, так как она находится в самой плодородной части острова и, кроме того, здесь легко можно достать воду. Две другие расположены к югу от нее, недалеко от южной оконечности острова; в обеих есть надежные якорные стоянки на глубине 10, 12 и 14 саженей; бухту [Ораотануе] легко узнать по трем лесистым островкам, лежащим при входе. Две другие бухты лежат между берегом Ульетеа и мелкими островками. По словам туземцев, на южной оконечности острова еще больше бухт, но нам не удалось их осмотреть.

На острове Отаха есть две очень хорошие гавани, одна на восточном, другая на западном берегу; первая называется Охамене [Хамене] (я уже упоминал о ней), вторая — Охеруруа [Хурепити] расположена почти посредине юго-западного берега острова. Она довольно большая, на глубине 20—25 саженей здесь есть хорошие якорные стоянки, а на берегу много пресной воды. Проход в бухту лежит через гряду рифов, ширина его четверть мили; скалы по обеим сторонам его круто обрываются в воду, однако они отчетливо видны издали, и проход этот в общем безопасный.

Остров Болабола находится на NWtW, в 4 лигах от острова Отаха. В окружности он равен почти 8 лигам; вокруг него рифы и несколько островков. Как нам говорили, на его юго-западном берегу имеется в рифах проход, ведущий в очень удобную бухту. Этот остров примечателен высокой крутой горой, два пика венчают ее вершину, один из них выше другого; склоны горы обрывисты, и она кажется совершенно недоступной.

Поверхность островов Ульетеа и Отаха очень гористая и неровная, за исключением прибрежной полосы, которая, кстати, тоже высока. Склоны гор радуют глаз зеленым покровом, во многих местах поросли лесом. Природные условия, нравы и обычаи населения в общем здесь те же, что и на острове Короля Георга, правда, хлебных деревьев тут не так много. Туземцы стремятся восполнить этот недостаток, выращивая пизанги и ямс нескольких сортов; этого им хватает с избытком.

Кожа у здешних обитателей светлее, чем у большинства туземцев острова Короля Георга, особенно у женщин, которые здесь более красивы; мужчины не так склонны к воровству, их поведение отличается простотой и искренностью.

Единственное различие, которое мы усмотрели в религии, заключается в том, что обиталища богов здесь совсем не такие, как на острове Георга. По форме и величине они напоминают открытый гроб; их устанавливают на небольших деревянных арках, которые скрепляются подобно стропилам и поддерживаются столбами высотой около 3—4 футов. Сверху эти сооружения защищены небольшими навесами из листьев пальм. [181]

Сюда туземцы кладут все приносимое в жертву богам — ткани, человеческие кости и т.п. Эти жилища богов считаются священными; некоторые из них находятся на территории марае, другие за их пределами.

У туземцев есть обычай сохранять черепа и челюстные кости умерших, но я не могу сказать, принадлежат ли они друзьям или врагам. Мы обнаружили, что некоторые черепа были проломлены, очень возможно, что владельцы их пали в сражении, так как некоторые виды оружия местных жителей отлично приспособлены для размозжения голов. Туземцы нередко отрезают нижнюю челюсть у врагов, правда, я думаю, что это они делают после того, как враг убит, и эти трофеи победители с гордостью хранят, а иногда вешают их на своих домах.

Вождь, или король, острова Болабола в последние годы лишил власти двух своих соседей и в настоящее время владеет большей частью земель на островах Ульетеа и Отаха. Земли по соседству с бухтой Ораотануе принадлежат Тупиа, туземцу, которого мы взяли к себе на корабль и который является уроженцем острова Ульетеа. Местные жители весьма изобретательны в сооружении своих проз или каноэ и, видимо, очень заботливо относятся к этим судам, убирая их под специальные навесы. Там же они чинят свои лодки, проявляя в этом большое мастерство, гораздо большее, чем можно было от них ожидать. Их проз с полными обводами напоминают те шесть лодок, которые мы видели на острове Георга (о них я уже упоминал, отмечая, что некоторые из них очень велики; возможно, суда строили на одном из этих островов). Как нам удалось установить, и в этом сходятся все, кто говорил нам подобное, в своих проз или пахи туземцы путешествуют от острова к острову, проходя сотни лиг; днем компасом им служит солнце, ночью луна и звезды. Когда факты подтвердят наше предположение, станет ясно, как заселялись земли в этих широтах. Если жители Ульетеа посещали острова в 200 или 300 лигах к западу, можно не сомневаться, что в свою очередь население последних могло побывать на других, более западных; так мы можем проследить их путь от острова к острову вплоть до Ост-Индии.

Добавление:

Тупиа рассказал нам, что в этих широтах в течение ноября, декабря и января господствуют западные ветры с дождем, и поскольку местным жителям хорошо известно, как следует использовать в своих целях ветры, для них не составляет большого труда плавать в различных направлениях и вести торговлю.

 

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ В ЮЖНЫХ МОРЯХ

[НА ПУТИ К НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ]

Четверг, 10-е. Ветер восточный. Генеральный курс SW 16°, прошли 50 миль. Широта 17°34' S. Долгота 151°41' W. Днем небольшой ветер, спокойно, в оставшуюся часть суток свежий ветер, облачность. В 6 часов вечера южная оконечность острова была на SO1/2O, в 4 лигах от нас: Счет пройденного пути я веду от гавани с координатами 16°46' ю.ш. и 151°27' з.д., из которой мы вышли. В 7 часов утра определили поправку компаса — 5°50' О. В полдень обсервованная широта 17°34' S.

Пятница, 11-е. Ветер восточный. Генеральный курс SW 4°. Прошли 85 миль. Широта 18°59' S. Долгота 151°45' W. Свежий ветер, ясная погода.

Суббота, 12-е. Ветер О, OtN. Генеральный курс StO1/4O. Прошли 77 миль. Широта 20°15' S. Долгота 151°36' W. Слабый ветер, прекрасная погода.

Воскресенье, 13-е. Ветры OtN. Генеральный курс SO 16°. Прошли 96 миль. Широта 21°47' S. Долгота 151°9' W. Умеренный ветер, ясная погода. Поправка компаса 5°40' О.

Понедельник, 14-е. Ветер NNO. Широта 22°26' S. Долгота 150°55' W. В полдень остров Охитироа [Руруту] был на О, в 2 лигах от нас. Свежий ветер, хорошая погода. В 2 часа дня на SO заметили землю, которую Тупиа называл Охитироа. В 6 часов были в 2—3 лигах от острова, протянувшегося с St О на SO.

Убавили паруса и всю ночь лежали в дрейфе. В 6 часов утра добавили парусов, направились к суше, прошли подветренной стороной острова, держась вплотную к берегу, где заметили нескольких туземцев.

В 9 часов приказал спустить катер и послал лейтенанта Гора, м-ра Бенкса и Тупиа на землю, дабы вступить в переговоры с населением, попытаться что-либо узнать об островах, лежащих к югу от Охитироа, а также выяснить, нет ли в заливе [183]якорной стоянки. Таковая, как нам показалось, там была, но я не собирался отдавать здесь якорь или делать стоянку в этих водах.

Вторник, 15-е. Ветры северные. Генеральный курс StO1/2S. Прошли 94 мили. Широта 24°1' S. Долгота 150°37' W. В полдень Охитироа был на NtW1/2N, в 31 лиге от нас. Поправка компаса 6°7' О. Свежий ветер, ясная погода. В 2 часа дня возвратился катер, он так и не пристал к берегу, поэтому моряки считали, что довольно опасно приближаться к острову в шлюпке при сильном прибое: кругом было много подводных скал.

Несколько каноэ подошло к катеру. Туземцы были вооружены, но не проявляли признаков вражды, пли, наоборот, расположения. Получив гвозди, бусы, они не удовлетворились этим, полагая, что им принадлежит по праву все, что есть в шлюпке. В конце концов они пришли в такое возбуждение, что наши люди, дабы припугнуть их, дали несколько выстрелов из мушкетов, не собираясь причинять кому-либо зла. Однако один из туземцев случайно был ранен в голову, и туземцы сочли за благо ретироваться.

Уже после того как наша шлюпка приблизилась к берегу, несколько туземцев вброд направились к ней, давая нам понять, что желают кое-что обменять. Это было похоже на ловушку: они хотели заманить матросов на берег, а затем захватить команду катера. Но этого не случилось, ибо я приказал избегать всякого риска.

Залив, где побывал катер, находится на западной стороне острова; глубина его 25 саженей, дно нечистое, скалистое. Обогнули остров, который, казалось, манил нас к себе, но не обнаружили ни бухты, ни надежной якорной стоянки, поэтому я решил, что высаживаться на берег бесполезно.

Судя по враждебному настроению туземцев и по их воровским замашкам, можно предположить, что нам не удастся мирно договориться с ними до тех пор, пока они не испытают на себе силу огнестрельного оружия, но подобное казалось мне делом бессмысленным, поэтому подняли шлюпки на борт и пошли к югу.

Остров лежит на широте 22°27' S и долготе 150°47' W, в окружности достигает 13 миль, относительно высок, однако населен мало и скуден. Растительность почти такая же, что и на островах, где мы побывали, то же можно сказать и о населении: об их телосложении, цвете кожи, привычках и вооружении. Что же касается одежды, то некоторые местные жители носят широкие пояса, сшитые из лоскутьев ткани, отличные по форме и окраске от тех, что мы видели прежде. Оружие и вообще все, что надето на туземцах, сделано очень искусно и свидетельствует об их незаурядной изобретательности. [184]





Дата добавления: 2017-12-14; просмотров: 6675; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8337 - | 7955 - или читать все...

 

34.204.189.171 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.011 сек.