Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

ЭЛ И КЕР – ДОВЕРЕННЫЕ СВЕРХРАЗУМА




 

Эл, как всегда, проснулся за полчаса до рассвета. Наощупь нашел кнопку и включил ночник. При его слабом свете тихо, чтобы не будить жену, которой еще можно было поспать час, оделся и вышел из спальни. На кухне открыл холодильник и заглянул в него. Вчера осталась от обеда пара котлет. Если их не съели вечером дети. Котлет, естественно, не было. Он поставил на газовую плиту чайник и закурил сигарету. Попив чаю и решив, что позавтракает в заводской столовой, он оделся и на цыпочках, чтобы не разбудить мальчиков, спавших в проходной комнате, вышел из квартиры.

На улице моросил мелкий дождик. До работы надо было ехать с пересадкой двумя трамваями. Если повезет и не придется ждать трамвая, то час. В трамвае, как всегда в это время, давка. Он протиснулся немного вперед, чтобы освободить дверь, но его место тут же занял толстый мужчина.

"Опять задержка, – досадливо подумал он. – Водитель не тронется с места, пока не закроется дверь". Он нажал что было силы корпусом на стоящих впереди людей. Наконец трамвай тронулся.

На следующих остановках почти никто не выходил из вагона. Только после шестой стало немного свободнее. Значительная часть людей сошла возле завода автопогрузчиков. Освободилось даже одно место, которое тотчас заняла упитанная дама, нагруженная сумками и авоськами. "Наверное, с вокзала, – подумал Эл, увидев торчащий из авоськи хвост рыбы. – Ездила в столицу за продуктами".

Эл работал старшим инженером в конструкторском бюро завода по производству роботов. Старшим инженером он стал недавно. Ему повысили зарплату и наконец-то выделили квартиру, которую он ожидал сравнительно недолго – всего пятнадцать лет. Жена работала врачом в городской поликлинике. С повышением зарплаты жить стало немного легче. Эл даже купил себе по случаю повышения в должности модный плащ. Это, правда, создало существенную брешь в семейном бюджете, но жена настояла на покупке. Элу повезло с женой. Она была нетребовательная, заботливая и, как ему казалось, любила его. Во всяком случае, она пожертвовала на плащ деньги, которые копила на покупку себе сапог. "Старые еще можно отдать в починку", – заверила она его, когда Эл высказал сомнение по поводу покупки плаща. "Потом, ты заработал новый плащ", – она намекала на те премии, которые он получил за свои изобретения. Они касались разработки систем распознавания образов при параллельном считывании информации системами роботов, основанных на сетях модулей искусственных нейронов. Эл имел уже около сорока таких изобретений и время от времени получал за них поощрительные вознаграждения. Несмотря на рост цен, эти деньги позволили купить холодильник и цветной телевизор. Остальное разошлось на одежду для мальчиков.




Эла ценили в конструкторском бюро и на заводе, и когда приезжала очередная комиссия по проверке научных разработок, ей всегда демонстрировали Эла. Комиссия ахала, желала дальнейших успехов. Директор в такие минуты ласково смотрел на Эла и говорил комиссии, что он – гордость всего завода. Правда, что касается применения изобретений Эла, то с ними дело шло пока туго. Документация кочевала из одного министерства в другое, и этому, казалось, не будет конца. Потом вдруг выяснилось, что микросхемы, примененные в блоке управления следящих движений глаз робота, не относятся к спискам элементной базы и комплектующих изделий родного министерства, и поэтому для изготовления серийных блоков необходимо разрешение Совета Министров, Госплана, а также министерства, в список которого эта элементная база включена. Для изготовления макета Эл использовал микросхемы, которые вынес ему с другого завода его приятель. Это, естественно, было строго запрещено и дело чуть было не дошло до прокуратуры. Эл имел неприятный разговор с директором завода, но все, к счастью, обошлось. Правда, вопрос об изготовлении блоков, так необходимых роботам четвертого поколения, о которых уже раструбили газеты, так и застыл нерешенным. Эла наказали тем, что должность старшего инженера ему дали с задержкой на два года.

Занятый воспоминаниями, Эл чуть было не пропустил остановку, на которой он должен был выходить. Протискиваясь, он оторвал пару пуговиц на своем новом плаще, причем одну "с мясом". Выйдя из трамвая, он растерянно смотрел на вырванный клок материала. "Так я и знал. Началось", – подумал Эл. Дело в том, что ему сегодня приснился начальник конструкторского бюро Кер. Вообще-то Кер был неплохим человеком и талантливым инженером. Но Эл знал, что когда снится непосредственное начальство – обязательно жди неприятностей. Это была верная, проверенная годами, примета. В прошлом году ему приснился директор завода, и в тот же вечер старшего сына задержала милиция. Потом выяснилось, что его задержали по ошибке, но Эл не спал всю ночь, вскакивая с постели при каждом шорохе. Ему все казалось, что скрипнула дверь и возвратился сын. Он вернулся только на следующий вечер с огромным синяком под глазом. Всю ночь его продержали в "ящике", так называлась небольшая каморка в милиции, куда помещали задержанных. В каморке был цементный пол и не на чем присесть. Проведенные сутки не прошли бесследно, сын заболел двухсторонним воспалением легких. Врач, кроме того, обнаружил у него сотрясение мозга. В общем, когда снится начальство, жди неприятностей!



– Эл! – услышал он знакомый голос. Возле него остановилась голубая малолитражка и из нее высунулся Сак, его старый друг по школе. Сак не стал, поступать в политехнический институт, как Эл, а пошел на трехгодичные курсы торговых работников. Теперь он заведовал небольшим продовольственным магазинчиком неподалеку от работы Эла и часто подвозил его на работу. Эл всегда покупал в магазине Сака сигареты и туванский чай. Чай был импортный и дефицитный, но по старому знакомству Сак снабжал его чаем и иногда к чаю добавлял небольшой кусок копченой колбасы, которая обычно на прилавке не появлялась. Это была своего рода плата за списанные контрольные, без которых Сак, наверное, так и не кончил бы школу. Если быть справедливым, то Сак был хорошим парнем. Когда заболел Олг, сын Эла, и нужны были дефицитные лекарства, Сак достал их. Именно Сак, так как его жена, несмотря на свою врачебную специальность, не могла их раздобыть. Когда-то Сак пытался ухаживать за ней, но безуспешно. Он был небольшого роста, а Эл – самым высоким в классе. Теперь Сак иногда заглядывал к ним и при случае на день рождения приносил Молли, жене Эла, дорогие дефицитные подарки. Эл в таких случаях чувствовал себя неловко и хмурился, но жена успокаивающе кивала ему: дескать, не волнуйся и будь во мне уверен.

– Спасибо, Сак, – поблагодарил Эл, вылезая из машины у проходной завода.

– Чего там, старина, – дружески ответил Сак, протягивая руку. – После шести заходи, привезут масло.

– Ах, черт возьми! – расстроился Эл. – Забыл дома взять деньги.

– Ничего! Отдашь потом! Сколько тебе оставить пачек?

– Две. Нет, три.

– Возьмешь четыре. У тебя вон какая семья. Не то что у меня. У Сака детей не было. Он был уже трижды женат. Последняя жена еще училась в торговом техникуме и была на двадцать лет моложе его. Как все маленькие ростом, Сак любил высоких. Эта третья жена была выше его на полголовы. Эл был у него недавно в гостях. Сак жил в пригороде, в недавно приобретенном пятикомнатном особнячке. Вокруг дома рос небольшой фруктовый садик, но очень запущенный. Эл, который пил крайне редко, быстро опьянел и, когда они с женой шли к остановке автобуса, немного пошатывался.

– Иди ровно, горе ты мое луковое! – дергала его за руку жена. – А то попадешь еще в медвытрезвитель.

Настроение у нее испортилось, и Эл, несмотря на выпитое вино, догадывался почему.

– Бу-бу-будут у нас ковры и мебель будет! – заплетающимся голосом пытался он успокоить жену.

– Ох, Господи! – еще больше разозлилась жена. – Откуда у тебя будут ковры и заграничная мебель? Тебе уже сорок лет! Если ты не нажил их до сих пор, то уже не наживешь.

– Будут! Вот увидишь! – упрямо повторил Эл. – Я классный инженер, у меня… вот подожди, примут мою идею к производству…

– Брось! Инженер! Кому сейчас нужен инженер? Их хоть пруд пруди! А твои идеи? Уже слышала. Вон Сак… без твоей помощи школу бы не кончил, а живет уж куда лучше…

– Сак во-ворует!

– Воруй и ты, кто тебе мешает? Не ворует, а умеет жить. Умнее тебя оказался. А потом… не пойман – не вор.

– Поймают! – Эл совсем не хотел, чтобы ловили Сака, но сказал что просто, чтобы возразить жене.

– Ой, уморил! Поймают! Да кто же его будет ловить? Полиция? Да она сама у таких, как Сак, пасется. Да ты сам? Где ты масло покупаешь?

– А я что? Я ничего. Сак мировой парень. Помнит дружбу!

– Дружбу? Это он по дружбе ко мне в постель залезть хотел?

– Что? Да я ему сейчас! – Эл остановился и пошел назад.

Жена догнала его и резко дернула за руку.

– Я пошутила. Идем домой. – Она взяла его под руку и повела к автобусной остановке.

Об этом случае Эл тут же забыл, но сейчас, прощаясь с Саком, вдруг вспомнил. Он обернулся, но машина уже отъехала.

В конструкторском бюро еще никого не было. Эл сел за свой стол. До начала работы оставалось минут сорок. Машинально взял лист бумаги и стал набрасывать схему. Внезапно он понял, что рисует то, что видел во сне. Это была схема устройства управления кристаллизацией в условиях невесомости. Тут же всплыл в памяти, причем с предельной ясностью, математический аппарат, включая программы и алгоритмы управления процессом кристаллизации.

Увлекшись, он не заметил, как пришли остальные служащие. Комната сразу наполнилась шумом и запахом духов. Так сильно пахло от Рой – всеобщей любимицы конструкторского бюро и предмета зависти соседних отделов. Эл оторвался от расчетов. Служащие еще не расселись по местам и обсуждали последние новости: кто будет чемпионом в этом году в играх с мячом и поднимутся ли цены на бензин и мясо. Бензин Эла не интересовал, а вот мясо… На мясо уходила треть его зарплаты. Несмотря на цены, жена считала, что мясо покупать более выгодно, чем мучные продукты. "По крайней мере будешь сыт, – говорила она. – Мебель подождет, а ребятам надо расти".

Кто-то остановился у него за спиной. Эл поднял голову. Это был Кер – его непосредственный начальник, тот, что снился ему ночью. Кер, не скрывая своего удивления, смотрел на разбросанные по столу листки со схемами и математическими записями.

– А ну, зайди ко мне! – распорядился он и, не спрашивая разрешения, собрал исписанные листки.

Кабинет Кера был тут же, отделенный тонкой перегородкой от остальной комнаты. Кер сел за письменный стол и кивнул Элу, предлагая ему кресло напротив.

– Посмотри, – он вынул из бокового кармана пачку листков и протянул их Элу.

Эл всмотрелся и, пораженный увиденным, вопросительно взглянул в лицо начальнику.

– Это тебе во сне? – шепотом спросил Кер.

– Да, – так же шепотом ответил Эл. – Вы мне снились, – добавил он.

– Ты мне снился тоже. – Кер вскочил и заходил по маленькому кабинету. – Подожди! Подожди! Если нам снился один и тот же сон… то… – он не договорил и снова вопросительно посмотрел на Эла. – Давай вспомним детали, – предложил он.

– Большой зал! – начал Эл.

– Толпа народа! Так?

Эл кивнул головой.

– Все говорят на разных языках, но мы все понимаем?

– Точно! Потом вошла ослепительно красивая женщина и очень высокий мужчина.

– Точно! У меня тоже! А дальше?

– Ну, дальше сплошная фантастика. Говорили о союзе планет, о сверхразуме и прочей ерунде. Хотя, если вдуматься, то уж не такая ерунда.

– У меня немного расплываются в памяти детали. По-моему, шла речь о создании Сверхсложной интеллектуальной системы, и тот, высокий, сказал, что заложит схему и всю ее технологию в нашу память.

– Я припоминаю, что так и было. Он даже назвал свое имя. Странное какое-то, очень длинное.

– Точно! Дай-ка вспомню. Сер-гей. Почему-то два слога. А ее звали еще длиннее.

– Урания! – вспомнил Эл.

– Да, кажется, так. Слишком длинно. Что было потом?

– Потом? Ах, да! Но это уже совсем фантастично. Нас рассадили по отдельным камерам и надели нам на головы колпаки. После чего сказали, что мы научимся видеть суть вещей, видеть сквозь стены и понимать друг друга без слов.

Эл посмотрел случайно на стоящий в углу сейф и вдруг обнаружил, что в нижнем его отделении стоит наполовину пустая бутылка виноградной водки. Кер проследил его взгляд и ошеломленно снова взглянул на Эла.

– Ты видишь?

Эл кивнул головой.

Директор завода Там внимательно выслушал пришедших к нему на прием Кера и Эла, бегло просмотрел расчеты, затем позвонил секретарше и велел принести три стакана чая.

– Ну что я вам скажу, ребята, – директор, когда был наедине или с небольшой группой сотрудников, всегда так называл их, не взирая на возраст. Это считалось на заводе, да и вообще, признаком демократичности и дружеского расположения.

Он подождал, пока секретарша выйдет, и продолжал:

– Что я могу вам сказать? Может быть, все это чепуха, а может быть, и стоящее. Тут надо разобраться. Но кто этим будет заниматься? Я, скажу откровенно, пас. Кто я? Я хозяйственник. Мое дело – производство, план. Математикой я не занимался уже лет двадцать. А тут дело такое, – он посмотрел на лежащие перед ним листки бумаги и развел руками. – Тут, – продолжал он, – надо бы ехать в академию и говорить на самом высоком уровне. Но вопрос тут еще в чем? Мы – организация не академическая, у нас свое министерство. Минэлектротехпром. Почему наш завод приписали к этому министерству – сам не знаю. Пока нет министерства робототехники. Обещали образовать, да вот уже третий год как по этому поводу нет никакого решения.

– Но проблема выходит за рамки Минэлектротехпрома, – возразил Кер.

– О чем я и говорю, – согласился с ним директор. – Тем не менее, соваться в академию через голову своего министерства не принято, и я не рекомендую. Надо начинать по инстанции.

– Сколько же это времени займет? – не выдержал Эл.

Директор развел руками. – Кто может знать? Может быть, два-три года. Но это в лучшем случае. А то и лет десять. Пока дойдет очередь, пока решат, куда направить на рецензию. Скорее всего, в случае положительной рецензии, министр может войти в комиссию по науке и технике. Та, в свою очередь, создаст межведомственную комиссию, а может передать все в Академию. Хотя сомневаюсь. Тут, скорее, сработает ведомственный престиж.

– Хорошо! Я сам отправлю материалы в Академию! – решительно заявил Эл.

– Как ты отправишь? – директор насмешливо посмотрел на него. – Кто тебе их завизирует? Я? Извини, но у меня одна голова на плечах. А без визы, акта экспертизы у тебя их никто не примет. Это раз! Потом, кто тебе подпишет акт экспертизы? Никто на это не пойдет. И последнее, ты знаешь, что все разработки, сделанные в нашем конструкторском бюро, метятся грифом "секретно" и разглашение их является государственным преступлением? Ты что, не знаешь правил? Когда тебе давали форму номер 2 допуска, ты разве не читал, что написано по этому поводу в инструкции? "Вся научно-техническая документация рассылается через спецотдел в адреса заказчика или министерства, которому подчинено предприятие". Так что, кроме как в министерство, писать никому нельзя. И еще я хочу спросить: зачем это вам все нужно?

– Как зачем? – заволновался Эл. – Ведь это же такие перспективы!

Директор досадливо махнул рукой.

– Перспективы? Хорошо! Я скажу тебе, какие перспективы. Скорее всего, эти разработки нам министерство включит в план.

– Но мы же не в состоянии это сделать сами!

– Нам скажут: "Изыщите средства", причем, ни денег, ни фондов не добавят. А требовать будут. Следовательно, план мы не выполним. А что это значит? Вам не понятно?

– Не может быть, чтобы там не поняли.

– Поймут! Дожидайся! Скорее всего, ваши расчеты полежат год-другой в столе у какого-нибудь клерка. Это в лучшем случае. Тогда с нас не будут спрашивать. Представь себе, что нам дадут деньги и даже фонды. Что мы с ними будем делать? Мы их просто не сможем освоить. Где мы возьмем дополнительные площади? Трудовые ресурсы? Ты можешь подсказать? У нас и так большая текучесть кадров. Все требуют жилья. А где взять? Сколько ты стоял в очереди? Пятнадцать или двенадцать лет? Тебе еще повезло. Некоторые дожидаются по двадцать!

В общем, делайте, как хотите, но мой вам совет: не высовывайтесь с этим! Кроме хлопот, ничего не наживете. Поверьте моему опыту. Я с вами говорю откровенно, так как мы здесь сидим одни, без свидетелей.– Он отхлебнул глоток уже успевшего остыть чая и посмотрел на часы. Эл и Кер поднялись со своих мест, поняв, что разговор закончен.

 

 

***

Через полгода их порознь друг от друга вызвал заведующий отделом жалоб при Городском Управлении.

– На что жалуетесь? – спросил молодой секретарь заведующего отделом. На нем был элегантный светло-синий костюм известной заграничной фирмы Джап.

– Я? – не понял его Эл.

– Это вы писали? – протянул он его письмо в Совет Министров, на котором была наложена резолюция "Разобраться на месте" с размашистой внизу подписью. В правом углу стоял шестизначный регистрационный номер.

Эл принялся объяснять секретарю суть дела. Тот выслушал его, потом с видимым облегчением произнес:

– Так вы конкретно ни на что не жалуетесь? Я могу так и доложить?

– Докладывайте! – безнадежно согласился Эл.

Еще через месяц в его адрес пришел толстый конверт. В нем Эл обнаружил свою рукопись и уведомление, что без визы руководителя предприятия или учреждения подобного рода материалы к рассмотрению не принимаются. Был приложен и список необходимых сопутствующих документов, которые автору надо прислать вместе с рукописью. Список был отпечатан типографским способом и содержал двадцать три наименования. В примечании сказано, что подчеркнутые наименования следует присылать в трех экземплярах. Мелким шрифтом приписано, что рукописи принимаются только отпечатанные на машинке со стандартным шрифтом через два интервала. Указывались также размеры полей справа, слева, вверху и внизу. Это был ответ Академии наук. Внизу стояла подпись руководителя Отдела предварительной экспертизы Академии наук.

В конце лета Эл собрался идти в отпуск. До отпуска оставалась всего неделя, когда его вместе с Кером вызвал к себе директор. В приемной пришлось немного подождать, так как у директора был посетитель. От нечего делать Эл взял лежащую на журнальном столике газету и стал рассматривать. Ничего интересного. Разве что небольшая заметка о раскрытии крупных хищений на овощной базе. На последней странице смешная карикатура на короля Таратарии. Король восседал на толстой свинье и размахивал деревянным мечом. На мече надпись: "Мировое господство". Свинья чем-то напоминала Сака, и Эл рассмеялся. Кер, услышав его смех, заглянул через плечо и, увидев карикатуру, не поняв причины смеха Эла, пожал плечами.

– Мне эта свинья напомнила знакомого завмага, – пояснил Эл.

– А-а, – понял Кер. – А что? Действительно, похожа… Это тот, что напротив нашего СКВ, через дорогу?

– Он! – Эл вытащил из нагрудного кармана фломастер и сделал несколько штрихов на карикатуре, после чего сходство свиньи с Саком еще больше усилилось. Увлекшись, Эл внес исправления в портрет Понта II, короля Таратарии, после чего тот приобрел облик Председателя Городского Управления Пада. Меч Эл превратил в огромную вилку, на которую нанизал толстую колбасу. Из кармана бывшего короля теперь выглядывало горлышко бутылки. Все знали пристрастие мэра города к крепким напиткам. Сходство было настолько разительное, что Кер не выдержал и прыснул от смеха.

– Проходите, вас ждут! – прервала их веселье Лоо, секретарша директора. Эл положил на журнальный столик газету и вошел вслед за Кером в кабинет директора.

Директор сидел за своим столом и держал в руках бланк с грифом Минэлектротехпрома. Он указал вошедшим на кресла у приставного столика.

– Ну как дела, изобретатели? – с легкой иронией спросил он, по очереди рассматривая того и другого. – Что вам ответила Академия? То-то! – назидательно проговорил он в ответ на их молчание. – Надо слушать старших. Старший, если не умнее, то по крайней мере опытнее. Согласны?

– Согласны, – вынужден был признать Эл.

– Ну и хорошо. Я вот что предлагаю: идите-ка вы, ребята, в заочную аспирантуру. Мы тут как раз получили разнарядку на два места на кафедру кибернетики и вычислительной техники Политеха. Года через три защитите диссертации по своим кристаллам. Это, пожалуй, единственный шанс выйти с вашими идеями.

– А что? Это действительно выход! – оживился Кер.

– Вот о чем я и говорю. Когда будете большими учеными, не забудьте старика Тама. – Там весело поглядел на них и в знак своего расположения позвонил Лоо, чтобы та принесла чай. Лоо вскоре явилась с подносом. Увидев Эла, не выдержала и прыснула.

– Ты чего? – удивился Там.

– Сейчас покажу. Можно? – осведомилась она у Эла.

Тот, не понимая, в чем дело, кивнул головой. Лоо вскоре вернулась с газетой в руках.

– Вот посмотрите, что он здесь начеркал, пока ждал приема, – почти фамильярно протянула она газету Таму.

Отношения Лоо и Тама ни для кого на заводе не были секретом. Все знали даже об уютной квартирке, которую Там вне всякой очереди выбил в Городском Управлении для своей секретарши. Несмотря на свои шестьдесят лет, Там оставался еще крепким мужчиной, и Лоо не жаловалась на него в интимных разговорах со своими подругами. Жена Тама была умной женщиной и, не желая рисковать служебным положением мужа, не поднимала скандала. У Лоо был пышный бюст и длинные ноги. Молодые инженеры, прибывающие на завод по распределению, начинали с попыток ухаживания, но Там самыми различными способами быстро давал понять юнцам, что это закрытая зона. После полученных уроков юнцы сразу же охладевали в своих чувствах и уже не замечали стройных длинных ног секретарши директора в черных ажурных импортных чулках – предмете зависти второй красавицы завода и первой СКБ – зеленоглазой Рой. Тем не менее Лоо благосклонно принимала ухаживания и дулась на директора, когда тот решительно пресекал попытки поклонников завести с ней более близкое знакомство. Эл не раз ловил на себе ее откровенно обещающий взгляд, но не шел навстречу, что довольно-таки сильно огорчало длинноногую секретаршу. Это не ускользнуло от внимания Тама, и он по достоинству оценил сдержанность своего сотрудника.

– Что это? – удивился он, глядя на газету, и вдруг весело рассмеялся. – Ох, не могу! Копия – наш мэр. Кто это сделал? Ты?

Эл кивнул.

Там внезапно посерьезнел. Он скомкал газету и бросил в корзину для бумаг.

– Послушай, мой мальчик! Если ты хочешь спокойно жить и заниматься наукой, то брось это. Я тебе настоятельно советую больше подобных шуток не делать. Это несерьезно. Такие намеки могут тебе дорого обойтись.

– Да это так, от нечего делать, – попробовал оправдаться Эл.

– Безделие – всегда источник опрометчивых поступков. Ну да ладно! Пишите заявление о направлении вас обоих в аспирантуру.

– А экзамены? – смутился Эл. – Я не о специальности, с нею все в порядке. Но надо еще сдать иностранный и философию. Иностранный мы еще как-нибудь вытянем, а вот с философией… У меня к ней еще с института идиосинкразия.

– Пусть вас это не беспокоит. Вы идете по разнарядке, так что экзамены – пустая формальность. Вот кандминимум, тот придется сдавать "по черному". Но до этого еще год, успеете подтянуться. Со своей стороны я вам буду помогать по мере возможности. После окончания аспирантуры ты, Эл, получишь отдел, а ты, – он внимательно посмотрел в глаза Керу, – получишь место моего зама по науке, а там посмотрим… Мне уже пора на отдых. Так что, ребята, действуйте! – Он встал из-за стола, давая понять, что разговор закончен.

– Да! – остановил он их уже в дверях. – В конце месяца я еду в министерство и разузнаю, как там те бумаги, что мы им отослали семь месяцев назад. Чем черт не шутит! Может быть, там на них обратили внимание и дело сдвинется с места.

С приемными экзаменами, как и предсказывал Там, все обошлось благополучно. Пак, заведующий кафедры кибернетики и вычислительной техники, встретил их приветливо.

– Знаю! Знаю! – предупредил он их объяснения. – Мне говорил о нас Там. Очень рад! Сейчас, как никогда, необходима тесная связь науки и производства. Думаю, что с вами будет все благополучно и года через два вы положите мне на стол свои диссертации. У меня для вас есть интересная тема.

– Мы бы хотели разрабатывать свою тему! – решительно заявил Кер.

– Вот как? – удивился Пак. Потом нахмурился. – Видите-ли, молодые люди, на моей, – он сделал ударение на этом слове, – кафедре разрабатывается моя тематика. Впрочем, – он расправил брови и заговорил более мягким голосом, – мы обсудим этот вопрос позже. Если вы настаиваете.

– Ну, что ты скажешь? – спросил Кер Эла, когда они вышли из кабинета профессора.

– Вряд ли он даст нам работать по нашей теме, – ответил Эл.

– Тогда какой смысл?

– Может быть, попытаться параллельно вести обе разработки?

– И ничего не говорить Паку? Как тогда их удастся опубликовать?

– Попробуем его убедить.

– Вряд ли удастся. Ты видел, как он нахмурился, когда услышал, что у нас есть своя тема?

– А что ты хотел? Пойми и его. Являются двое и с порога: "Извините, профессор, нам чихать на ваши идеи, у нас есть свои". Тут и любой другой послал бы нас, знаешь куда?

– Знаю!

– Ну так вот!

– Что же ты предлагаешь?

– Ничего! Боюсь, что из этой затеи ничего не выйдет. И вообще… гори оно все синим пламенем!

– Зачем так пасмурно? – Кер вытащил пачку сигарет, закурил и протянул сигареты Элу.

– Надоело мне все. – Эл взял сигарету и прикурил от зажженной у Кера. – Надоело! Понимаешь? Надоело. Бьешься, как рыба об лед, и все без толку! Да тут еще дома неприятности.

– Что такое? – сочувственно спросил Кер.

– Олг на выпускных экзаменах получил низкую оценку по математике. Сам не пойму ничего. Олг математику знает отлично, лучше всех в школе. Приносил всегда высшие баллы. Побеждал на олимпиадах, и тут… Ходил я в школу. Пожимают плечами. Я им говорю: "Дайте мне его письменную работу. Хочу посмотреть". Искали, искали и не нашли. Куда-то пропала. Ты веришь этому? Теперь Олг не сможет поступить в Политех. А он так мечтал! Жалко парня. Ничего не пойму…

– А пересдать можно?

– Только через год и то по разрешению министерства народного образования.

– Что же он намерен делать?

– Пока поработает. Но я боюсь за него. Как бы он не раскис и не провалил оставшиеся два экзамена. Эх! Напиться бы!

– Брось, старина, все образуется.

– Когда вернется Там?

– Он же только уехал.

– Ах, да! Я забыл.

– Тебя подвезти? – спросил Кер. Они подошли к оставленной им на стоянке малолитражке.

– Да нет! Тебе же в другую сторону. Я немного пройдусь, успокоюсь.

– Так что ты решил с аспирантурой? – Кер открыл дверцу машины и вопросительно посмотрел на друга.

– Надо еще поговорить с Паком. Если он не захочет, чтобы мы защищались по нашей тематике, то мне его аспирантура до одного места!

– Тебе же Там обещал место зав. отдела после окончания аспирантуры.

– Ничего я больше не хочу. Знаешь, я уже начинаю завидовать Саку. Имел бы я сейчас магазинчик на откупе и жил бы припеваючи… Ладно! Езжай, а то я еще чего-нибудь наговорю.

Кер уехал, а Эл направился по бульвару к остановке трамвая. По дороге он заглянул в магазин Сака. Сак почему-то встретил Эла неприветливо.

– Масла нет! – бросил он, не отвечая на приветствие Эла, и тут же ушел в служебное помещение.

Эл подождал его минут пять, он хотел спросить, нет ли у Сака туванского чая, но тот так и не появился. Эл пожал плечами и пошел к остановке. Домой возвращаться не хотелось. Из-за поступления в аспирантуру у Эла пропал отпуск. Молли, которая еще зимой с большим трудом добилась на работе, чтобы ее поставили в график отпусков именно на этот месяц, уехала на несколько дней к матери, которая жила километрах в сорока от города в небольшом селе. Эл остался один дома с ребятами. Вчера он наготовил еды на два дня, так что спешить домой не было причины. "Не сходить ли в кино?" – пришла ему в голову мысль. Последний раз он ходил с Молли в кино месяца три назад. Обычно у него хватало времени только посмотреть телевизор. Раньше, будучи студентом, он не пропускал ни одного фильма. На сеансе одного из них он и познакомился с Молли. Она тогда еще училась в школе. Собственно, они учились в одной школе. Молли была на пять лет моложе. Потом она призналась, что еще в пятом классе влюбилась в дылду, то есть в него, который ее не замечал. Через пять лет после этой случайной встречи в кино они поженились. Молли тогда училась на третьем курсе мединститута. Несколько лет они снимали угол у одной старушки, затем завод выделил им комнату в семейном общежитии.

– Эл! – позвал его женский голос. Эл обернулся. Из окна красной малолитражки выглядывала Лоо.

– Ты о чем задумался, великий ученый? – шутливо спросила она, выбираясь из машины. – Скучаешь по Молли?

"Откуда она знает, что Молли уехала?" – удивился Эл и в тон ответил ей:

– А ты по Таму?

– Вот уж нет! – совсем не обиделась Лоо. – Напротив! Он мне дал целую неделю отпуска, до самого своего приезда.

– Красивая у тебя машина!

– Хочешь, подвезу?

– Боюсь, что Таму это не понравится.

– Испугался? Бедненький! – в голосе Лоо послышалось презрение.

– Вот еще! – покраснел Эл. Не дожидаясь повторного приглашения, он шагнул к машине, открыл дверцу и сел на переднее сидение.

– Поехали! – решительно проговорил он, поправляя зачем-то галстук. Голова его почти касалась крыши, и он вынужден был пригнуться.

– Ну и длинный ты! – с восхищением заметила Лоо, садясь за руль.

– А меня так и дразнили в школе – Длинным, – поддержал Эл.

– Младшеклассники всегда кричали мне: "Дядя, достань воробушка!"

Лоо рассмеялась.

– Ты и сейчас самый длинный на нашем заводе. Интересно, как ты спишь? Наверное, тебе мала кровать.

– А я отпилил у нее спинку и приставляю стулья. Вот когда в командировки езжу, то в поезде не могу спать, ноги некуда деть. Предпочитаю поэтому самолетом.

Лоо расхохоталась.

– Ты чего? – немного смутился Эл.

– Да так! Вспомнила. Меня ведь тоже в школе дразнили цаплей. Я, ты понимаешь, до пятого класса была самой маленькой в группе и сидела на первой парте. А потом вдруг стала расти и уже в девятом меня пересадили на самую последнюю.

– Твои родители живы? – осторожно спросил Эл.

– Только мать, но она живет далеко отсюда. У нее своя семья. Отец умер, когда мне было всего восемь лет. Его завалило в шахте…

– Прости…

– Да нет, ничего. Так вот… его пенсии едва хватало, чтобы я могла закончить школу. Потом меня подобрал Там. – Она так и сказала: "подобрал". – Если бы не он… Да что там. Единственное, что я умею, – это заваривать чай и стучать на машинке. Мать меня бросила, и перспективы получить образование, сам понимаешь, никакой.

– Ну, почему же? Если бы ты продолжала учиться, тебе продолжали бы платить пенсию за отца, пока ты не закончила бы институт.

– А ты попробуй проживи на такую пенсию. Пока я училась в школе, мать еще помогала, а потом, как только кончила ее, сказала: "Иди, дочка, работай! У меня и без тебя еще двое". Это от второго мужа.

– Ну, могла бы года три перетерпеть. Не обязательно в институт. Могла бы пойти в техникум, вот, например, Сак…

– Ой, уморил! – Лоо рассмеялась, на этот раз зло. – Ты с какой планеты прибыл? Ты не знаешь, сколько Сак уплатил, чтобы его приняли на первый курс? Да ты за пять лет столько не заработаешь, если даже есть и пить не будешь!

– Откуда ты знаешь? Это, наверное, враки. Вот я, например, поступил и ничего никому не платил.

– Ой, не могу! Ты это серьезно или только придуриваешься?

– Да говорю тебе точно, что ничего не платил.

– А кто тебе говорит, что ты платил? Ведь ты поступал в политехнический, а Сак – в торговлю. Усекаешь? Эл все понял, но по инерции возразил.

– Ну и что?

– А то, что Сак за одну неделю зарабатывает больше, чем ты за год, включая и твои премии за изобретения, которые, прости меня, никому не нужны. – Она снова зло фыркнула. – Знаешь, если бы Сак не был таким противным, я бы сменила Тама на него.

– Ну и иди к своему Саку! – разозлился Эл. – Останови машину, я выйду!

– Ладно, не сердись, я пошутила, – виноватым тоном произнесла Лоо. – А потом, куда ты выйдешь?

Только сейчас Эл заметил, что они выехали за черту города и мчались по магистрали.

– Где это мы? – растерянно спросил он.

– На окружной. Мне захотелось проехаться. Сейчас будет поворот назад в город. Давай остановимся? Посмотри, как здесь красиво.

Дорога шла вдоль пологого склона, поросшего редкими деревьями. Лею затормозила и остановила малолитражку.

– Признайся, когда ты был в последний раз за городом?

– Не помню. Кажется, год назад. В последний отпуск.

Они вышли. Эл нарвал на склоне ярких голубых, красных и белых цветов и протянул их Лоо.

– Это тебе.

– Спасибо, Эл! Мне еще никогда никто не дарил цветы…

– А Там?

– Там? – она горько усмехнулась. – Там водил в ресторан, сначала дарил духи и всякие тряпки, а вот теперь – машину и квартиру… деньги еще. Я же содержанка. Что? Неприятно слышать? Обычная заурядная профессия для таких девушек, как я, в нашем благоустроенном и справедливом, как это говорят на философских семинарах, куда я, впрочем, не хожу, обществе. С той только разницей, что мы не объединены в профсоюз и, следовательно, не получаем пенсии и надбавок за трудовой стаж. Да, вот еще… Больничные нам тоже не платят. Знаю, знаю, что ты скажешь. Могла бы идти работать. Куда? Дороги ремонтировать или на чулочную фабрику? С этими руками? – она протянула ему свои тонкие, словно выточенные из слоновой кости, изящные руки. – Да потом, какая разница! Хочешь жить – умей вертеться! Так лучше… Ох! Прости меня. Я дура! Не знаю, что говорю! Просто судьба, видно, моя такая. Живу сегодняшним днем, о завтрашнем не думаю, да и боюсь туда заглядывать…

На глазах у Лоо появились слезы. Она отвернулась и, вытащив из рукава платья тонкий небольшой платок, приложила его к глазам.

Эл подошел к ней сзади и мягко положил руку на плечо женщины.

– Сейчас… сейчас пройдет. – Она повернулась к нему и улыбнулась как-то по-особому. В этой улыбке было все: и доверие, и беспомощность, и грусть, и радость.

– Это цветы твои меня вывели из равновесия, – говоря это, она зарылась лицом в букет полевых цветов, с силой вдохнула в себя их тонкий, едва уловимый аромат. Ее волосы, такие же желто-белые, как и цветы в букете, слились с ним, и вся ее фигура в легком светлом платье, склонившаяся к цветам, была такой трогательной в своей беспомощности, что Эл вдруг почувствовал необъяснимый прилив нежности к этой распутной, как он считал раньше, женщине, а фактически такой несчастной, обиженной судьбой, лишенной самого главного…

Его чувства передались Лоо. Она оторвала лицо от букета и с благодарностью посмотрела ему в глаза.

– Спасибо, Эл!

 

 

ГОРЧИЧНИК

 

Эл так и не поддался уговорам Лоо зайти к ней на чашечку чая. Лоо поначалу надулась, но потом, уже подъезжая к дому, где жил Эл, наклонилась к нему и поцеловала в щеку.

– Боже мой, – прошептала она, – какой ты хороший. Если бы ты только знал… Спасибо тебе!

– За что? – смутился Эл.

– Просто так! Да ты не поймешь… Ты слишком для этого порядочный, Эл.

Через несколько дней приехала Молли. Эл, неожиданно для себя самого, быстро сдал кандидатские экзамены и с головой ушел в работу. Он попросил разрешение взять домой из конструкторского бюро индивидуальный компьютер и теперь допоздна просиживал над расчетами. Работа продвигалась. Параллельно ей Эл быстро справился с заданием своего теперешнего научного руководителя, и тот был им чрезвычайно доволен. Во всяком случае, если целью Эла была диссертация, то она была достигнута. Шеф так и сказал. Однако, когда Эл заговорил о своей теме, тот сразу же поскучнел и не то что не стал слушать, нет, он слушал Эла, вернее, делал вид, что слушает, и когда тот закончил, сделал пару ничего не значащих замечаний и постарался спровадить назойливого аспиранта из кабинета. Эл понял, что поддержки ему не будет. Тем не менее проблема получения асимметрических кристаллов с большой информационной емкостью захватывала его все больше и больше. Он уже ни о чем другом не мог думать. И здесь его постиг первый удар. Его непосредственный начальник, который стал его самым близким другом, Кер погиб. Погиб банальным и нелепым образом, переходя дорогу на красный свет у самых ворот завода. Когда по вызову видевших все это сотрудников приехала скорая помощь, Кер уже не дышал. Эл остался один.

Вскоре к ним прибыл новый начальник СКБ. Он лет на восемь был моложе Эла и до последнего времени работал в городском управлении. За какие-то грехи, злые языки болтали, что это было связано с распределением квартир, его сняли с прежней должности и в качестве наказания направили на производство. Сначала он поработал начальником цеха, но завалил план, и его перевели начальником СКБ. Свою деятельность в новой должности он начал с укрепления дисциплины. Утром приходил раньше всех, вставал у двери с электросекундомером в руках, фиксируя опоздания сотрудников на работу. К концу недели проводился подсчет потерянного рабочего времени. Больше всего, конечно, его оказалось у Рой – целый час. Вначале это ей сошло. Но потом между новым начальником и второй красавицей произошел разговор, о содержании которого Рой никому не говорила. Она стала объектом самой суровой и строгой критики со стороны начальства, получая вначале устные выговоры, а потом уже в приказе. Все знали, что за этим последует. Три выговора подряд в приказе – основание для увольнения. Может быть, по этой причине, а может, по другой, но сотрудники постепенно возненавидели свое новое руководство. Особенно вызывала раздражение система "горчичников". Так называли введенную новым руководством СКБ систему пропусков на выход с территории конструкторского бюро. Это были бумажки размером с аптечный горчичник трех цветов: зеленый – на выход по делам бюро, синий – для прохода внутри бюро от одного отдела в другой и красный – выход по личной надобности.

– У нашего шефа геморрой, – пошутил как-то Том, один из ведущих конструкторов, – иначе зачем он для туалетного горчичника избрал красный цвет.

– Мне кажется, он просто шизофреник, – буркнул Эл.

Действительно, на каждого из сотрудников было заведено досье, где на обложке приклеивались "корешки" пропусков. Количество красных корешков также включалось в реестр потерянного рабочего времени.

В конце месяца Горчичник, так прозвали начальника сослуживцы, велел всем собраться в зале, где обычно проходили научные конференции. Всего в КБ работало сто двадцать человек. За исключением тех, кто был в командировке или болел, в зале собрались все. Рой пыталась было улизнуть, но ее остановили на проходной, так как получили указание никого до распоряжения начальника не выпускать.

Горчичник торжественно повесил на гвоздик красочно выполненный цветной тушью плакат, изображавший кривые линии. Черная линия дрожала, но имела явную тенденцию к снижению, зеленая линия катастрофически падала, а вот красная, за исключением небольших колебаний, оставалась стабильной.

– Перед вами график, – внушительно начал Горчичник, – динамики потерь рабочего времени за отчетный, простите, – поправился он, – текущий месяц. Из него мы видим, что, благодаря четко организованному контролю, средняя величина опозданий на работу в перерасчете на одного сотрудника снизилась к концу месяца до 110, 15 секунд. Но это средняя. Если пересчитать на реальную потерю времени всего КБ, то это составляет более двух часов. – Он поднял палец и повторил: – Два часа в день, или 48 часов в месяц. Это шесть рабочих дней одного сотрудника. Резко снизилась потеря рабочего времени за счет хождений между отделами до… – он указал на затерявшийся внизу графика зеленый кружок, – до 0, 8 секунды на сотрудника. Это уже хорошо! По моим наблюдениям в первые дни месяца потери рабочего времени составляли 5, 8 минуты на одного сотрудника, или 280 часов в месяц на все СКБ. 35 рабочих человеко-дней. Вдумайтесь в эту цифру. Выходит, что государство фактически оплачивало целую лишнюю ставку. Должен отметить, что потери рабочего времени на личные нужды в среднем составляют, и сейчас на одного сотрудника 6 минут в день. Это 120 человеко-часов в день, или 15 человеко-дней. Вот перед вами скрытый резерв, который мы должны использовать для повышения производительности труда. Надеюсь, что весь наш коллектив включится в соревнование за экономию рабочего времени. Какие будут предложения? – Горчичник посмотрел поверх голов и приготовился слушать.

"Боже, какой идиот!" – подумал Эл.

– Поставить в каждом отделе парашу! – крикнул кто-то из зала.

– Я вас серьезно спрашиваю, и шутки здесь не уместны! – рявкнул Горчичник.

– Какие уж шутки… Бегом до туалета… Банки приносить с собой… – послышались крики.

 

 

***

– Ну, что скажешь? – спросил Эла Том, когда они миновали проходную и вышли на улицу.

– Не знаю, как земля держит таких придурков.

– Маразм!

– Чистейший! Откуда он взялся на нашу голову?

– Говорят, что был в Управлении…

– А-а! Понятно! Хорошо, что он не кончал еще медицинского института, а то бы поставили такого дурака заведовать хирургическим отделением.

– А что? Например, – рассмеялся Том, – зав. хирургическим отделением управленческой больницы.

 

 

***

Неизвестно, сколько бы проработал Горчичник заведующим КБ, если бы Рой не пришла в голову счастливая мысль. КБ как раз получило новый заказ. Рой в этом заказе разрабатывала специальный блок питания. Пошептавшись со своими, она решительно направилась в кабинет заведующего с большой зеленой тетрадью под мышкой и свернутым наброском чертежа блока питания.

Горчичник поначалу не понял цель визита Рой и расплылся в улыбке. Рой расстелила на столе чертеж и ткнула в него пальцем.

– Какое сопротивление поставить здесь? – спросила она. – Может быть, двести ом?

– Ставьте! – согласился Горчичник, покосившись на чертеж.

– А здесь, как вы думаете, ставить триггер или компаратор?

– Триггер, – не очень уверенно ответил Горчичник.

– Ага! – обрадовалась Рой, как-будто ей сообщили ответ труднейшей задачи. Она открыла тетрадь и записала указания Горчичника.

– Распишитесь, – попросила она, подавая ему ручку.

– Что это?

– Тетрадь консультаций заведующего и его руководящих указаний. Так принято, – доверительно тихо произнесла она, одаривая Горчичника обворожительной улыбкой.

– А вы что по этому поводу думаете? – осторожно просил Горчичник, еще не решаясь поставить свою подпись.

– Я полностью с Вами согласна. Вы предложили очень оригинальное решение!

– Вы серьезно?

– Конечно! Вот посмотрите: здесь триггер будет выглядеть куда эффективней и внушительней!

Горчичник как бы невзначай положил руку на талию Рой. Та не отстранилась.

– Что вы сегодня собираетесь делать вечером? Может быть, мы поужинаем вместе? – предложил Горчичник, подписывая консультацию.

– Сегодня? – Рой покраснела. – Дня через четыре? Хорошо?

Горчичник понимающе усмехнулся и кивнул головой. В этот день пришлось дать еще три консультации. Через три дня Рой заболела ангиной. Потом Эл узнал, что она специально съела восемь порций мороженого. Ужин так и не состоялся. Но с легкой руки Рой тетрадь консультаций постепенно заполнялась. Ее берегли, как зеницу ока.

Через месяц состоялось испытание контрольного образца прибора. Он долго молчал, потом на глазах комиссии стал тихо плавиться, затем чихнул и взорвался, распространяя вокруг удушливый запах горелого лака. После этого появилась на свет тетрадь консультаций, и вскоре после ее появления исчез Горчичник.

Через пять дней, как только стало известно, что Горчичник больше не вернется, сотрудники отдела скинулись каждый по своей возможности и преподнесли Рой набор импортных духов самой знаменитой заграничной фирмы.

– Спасибо, ребята! – благодарила раскрасневшаяся от удовольствия Рой. – Эти духи в самый раз! – она открыла пробку одного из флаконов и слегка побрызгала на пол. – Чтобы не воняло, – пояснила она под общий смех понявших ее сослуживцев.

Спустя неделю Эла вызвал Там.

– Твоя идея? – спросил он, показывая тетрадь "консультаций".

Не желая выдавать Рой, Эл пожал плечами.

– Я так и знал, – принял его жест за признание Там. – Хорошо, что это была внутризаводская приемка, плохую бы шутку вы сыграли со мной, если бы сдавали такой прибор госкомиссии.

Эл открыл, было, рот, но Там его перебил:

– Короче, когда будет готов прибор?

– Он уже готов.

– Так вы..? – понял его Там.

– Конечно! Это был муляж.

– Ах! Так вы при помощи муляжа убрали другой "муляж", который нам навязали сверху? Ловко! Однако скажу тебе, нажил ты врагов. – Он поднял глаза к потолку. – Рано или поздно все раскроется, и тогда я тебе не завидую. Я, конечно, буду молчать, но "на чужой роток не навесишь замок". А пока вот что! Принимай СКБ. Сейчас ожидается целая куча заказов, и я тебя прошу – не подведи… сынок, – голос Тама дрогнул. – Приказ уже мною подписан, так что иди… работай!

Он поднялся вместе с Элом и проводил его почти до двери.

– И вот еще… – как бы в нерешительности сказал он. – Спасибо тебе за Лоо. Ладно! Молчи! Я все знаю!

Чувствуя, что краснеет, Эл вышел из кабинета и, стараясь не встречаться взглядом с Лоо, быстро пересек приемную и вышел в коридор.

Назначение Эла и. о. зав. СКБ было встречено сотрудниками с воодушевлением. Эл не подозревал, что у него столько друзей. По этому случаю Рой на второй день принесла в отдел собственноручно испеченный торт. Всем досталось по маленькому кусочку. Торт хрустел на зубах и таял во рту. Секрет такого изготовления знала только Рой и сообщила, что он ей достался от бабушки, а та в свою очередь получила его от своей, и так далее. В общем, секрет выпечки уходил в глубокую древность или, как тогда говорили, "еще-еще до!"

Изготовленный прибор успешно прошел испытания и был принят заказчиком с высшей оценкой. Разработчики получили премию. На свою часть премии Эл купил жене сапоги и костюм старшему сыну. Себе же он приобрел давно вожделенный бритвенный станок с утапливаемыми лезвиями и, не дождавшись утра, побрился им сразу же после прихода домой.

– Какой ты гладенький, – ласково сказала Молли, проводя рукою по его щекам, когда они легли спать.

Жизнь постепенно налаживалась. После утверждения в должности министерством Элу должны были повысить зарплату на целых 30 процентов. В перспективе после защиты диссертации у Эла, помимо повышения зарплаты еще на десять процентов, открывались возможности дальнейшего роста и продвижения по службе. Спустя месяц после вступления Эла в должность зав. СКБ Там намекнул ему, что будет ходатайствовать со временем о назначении его на место своего зама по науке.

– А послушай, Эл, не приобрести ли нам дачу? – Молли сидела у зеркала и наводила последние штрихи перед тем, как идти на работу. Была суббота, но ей по графику предстояло дежурство,

– Дачу? – удивился Эл.

– Конечно! Будет своя картошка, овощи… Как-никак, а это серьезное подспорье.

– А как мы туда будем добираться? У нас нет машины.

– Как все – автобусом. – Молли встала со стула, одела пальто и чмокнула его на прощанье в щеку. Уже в дверях обернулась.

– Кстати, что у тебя произошло с Саком?

– С Саком? Ничего… А что?

– Я так спрашиваю. Мы с ним недавно встретились, и он как-то странно смотрел на меня.

– Ну ты же знаешь, что он был в тебя когда-то влюблен, – пошутил Эл.

– Нет, это совсем не то. Мне показалось…

– Что?

– Да так… Ничего, в общем. Ну, я пошла. В холодильнике суп и котлеты. Всем по одной. В кастрюле вермишель. Перед обедом все это разогреешь на плите.

Проводив Молли, Эл сел за письменный стол и начал просматривать записи и расчеты. Эти утренние часы в субботу были для него самыми дорогими и самыми продуктивными. Работа шла успешно. По мере ее продвижения открывались все новые и новые области приложения асимметричных кристаллов. Он уже видел полную роботизацию производства, серийный выпуск интеллектуальных роботов, уход всей промышленности под землю, высвобождение занятых в настоящее время заводами площадей под сельское хозяйство, разработку интеллектуальными роботами дна океана и дальше… дальше захватывало дух. Он попытался прикинуть приблизительно экономический эффект. Производительность труда возрастала на несколько порядков. Это была революция…

"Надо проверить еще". Эл включил компьютер и набрал программу.

От занятий его оторвал громкий стук в дверь.

"Наверное, Молли забыла зонтик", – решил он, взглянув в намокшее от только что начавшегося дождя окно.

Вместо Молли на пороге стояли три милиционера и двое в гражданском, в которых Эл узнал соседей, живущих этажом ниже.

– Вот ордер на обыск, – старший милиционер протянул Элу бумагу.

– Обыск? Ничего не понимаю! – Эл взял бумагу и с удивлением прочел на ней свое имя.

– Сейчас все поймете. – Старший полицейский отстранил Эла и пошел в комнаты. Вслед за ним остальные. Эл перехватил удивленно-испуганные взгляды соседей.

 

 

***

– Там! Я прошу тебя, умоляю! Ну сделай что-нибудь! – Лоо почти плакала. – Эл – единственный, ты понимаешь, единственный, кто видел во мне человека… Даже ты и то…

– Ну зачем ты так, детка?

– Да! Ты тоже видишь во мне только тело… а он… Я прошу тебя… – Лоо запахнула края халатика и, склонив на колени голову с распущенными и спутавшимися волосами, громко заплакала.

Там поставил на столик недопитый кофе, присел к ней на диван и нежно обнял за плечи.

– Ты бы могла меня не просить. Я все знаю. Ты думаешь, что я ничего не пытался сделать? Ошибаешься! Я звонил, ходил, обивал пороги. Ничего не выйдет… Тут, понимаешь, задействованы такие силы…

– Но ведь он ни в чем не виноват!

– Фактически нет, но формально… Почему он не оформил этот проклятый компьютер на вынос через материальный отдел и бухгалтерию?

– Ему же дал его для работы Кер.

– Кер мертв и ничего не скажет.

– Так что ему грозит?

– До шести лет за хищение государственной собственности.

– Боже мой, какая чушь! Нелепость! Кому это пришло в голову?

– Ты помнишь Горчичника?

– Смутно. Он был недолго.

– Да, недолго, – согласился Там. – А знаешь, как его выставили? Нет?

Лоо покачала головой.

– В общем, красиво выставили, и я этому был рад, так как большего дурака и дуба в жизни не встречал. Так вот, к этому приложил руку Эл, а у того оказались большие связи. Вот он и отомстил. А кроме того, – Там внимательно посмотрел на Лоо, – ты не помнишь, куда делась та карикатура?

– Какая?

– Ну та, что ты мне принесла в кабинет.

– На газете, что ли?

– Вот-вот…

– Ты ее бросил в корзину для бумаг.

– Бросил… Кто-то достал и передал выше, мэру. Теперь ты понимаешь?.. Но это не самое главное. Главное то, что они "выжили" Горчичника.

– Так ты же сам сказал, что он дуб.

– Дуб – это мягко сказано.

– Вот видишь!

– Ну и что? Что с того, что дуб? Мало ли дубов находится в руководстве? Наш министр, например… Так что из этого следует? Прикажешь и министра таким же способом? Напрасно они трогали Горчичника. Все равно он бы долго у нас не задержался. Его готовили на повышение в Главк. Ушел бы спокойно.

– И потом стал бы твоим начальником.

– Ну и что? Знаешь, я уже давно привык к этому и скажу тебе, что даже если твой начальник дуб, все равно можно делать дело. Главное – во всем с ним соглашаться, а делать свое. Тут трудно пережить лишь начальный период его деятельности, когда у него появляются "идеи". Потом уже легче.

– Так ты ничего не сможешь сделать? – настаивала Лоо.

– Ну что я смогу?! Я ходил, дошел до самого "верха", и знаешь, что мне сказали? Вернее, не сказали, а спросили, не хочу ли я пойти на заслуженный отдых, то есть, на пенсию. Что мне после этого еще сделать?

– Мафия, – прошептала Лоо.

Там ничего не ответил. Он встал, подошел к шкафу и, открыв его, полез в карман пиджака, вытащил оттуда коробочку и протянул ее Лоо.

– На, держи, пока я генеральный директор… потом, когда пойду на пенсию, смогу дарить тебе только цветы, выращенные на даче.

Лоо машинально открыла коробочку. В ней лежали серьги с маленькими бриллиантами.

– Жаль парня! – со злостью и досадой вздохнул Там. – Честный, талантливый, порядочный… сколько бы он мог сделать хорошего…

 

 

ПОБЕГ

 

По узкой таежной тропе шли трое. Идущий впереди был высокого роста, ширококостный, с длинными, чуть ли не до колен руками, заканчивающимися широкими кистями. Одет в ватную телогрейку и такие же штаны, из дыр которых торчали грязные свалявшиеся куски ваты. Второй – такого же роста, но худощавый, с большими глазами, которые на изможденном от недоедания лице казались еще больше. Последним шел низкорослый. Он мелко семенил ногами, еле поспевая за своими длинноногими спутниками, время от времени охая и всхлипывая.

Месяц назад они оторвались от преследовавшей их своры собак, пройдя километра три вверх по течению небольшого, ручья, струящегося меж корней вековых сосен и елей. Наломав перед входом в ручей еловых лап, они выстлали ими свой выход из ручья и так, ступая на брошенные на землю ветви, задний при этом подбирал их за собой и передавал переднему, прошли около километра. Собаки сбились со следа. Уходя все дальше в лесные чащи, они слышали их растерянный лай и злую ругань преследовавших их охранников. Заслышав звук летящего вертолета, они заползали в кусты и лежали там, боясь пошевелиться, до тех пор, пока гул винтов не затихал вдали. Накопленные за три месяца пайки хлеба давно кончились. Эл пробовал есть еще зеленую чернику, но вскоре почувствовал резь в животе. Боли мучили его два дня. Потом, скорее инстинктивно, чем руководствуясь знаниями, он пожевал листьев брусники и вскоре почувствовал себя лучше.

На побег Эла толкнуло отчаяние. Он уже отсидел пять лет, оставался всего год. Время от времени, то есть два раза в год, он получал из дома посылки и письма. Молли писала, что ждет его. Старший сын устроился на работу на автозаправочную станцию и теперь ей было материально легче. Старый Там умер на второй год после ареста Эла от инфаркта. До этого он несколько раз присылал Молли небольшие суммы денег с припиской, что эти деньги собраны сослуживцами Эла. Приходил Сак и помог устроиться на работу Олгу. Младший Мак заканчивал школу.

За год до окончания срока письма стали бодрее и радостнее. Молли ждала его скорого возвращения. В одно из писем была вложена записка от его бывших товарищей. Они писали, что ждут Эла и что его место всегда за ним. Новый директор, как сообщали они, порядочный и отзывчивый человек, знает историю Эла и очень ему сочувствует. Пада, бывшего мэра города, который сыграл зловещую роль в его судьбе, уже нет. Куда он делся, толком никто не знает. Поговаривали, что ему грозил арест, но потом вроде бы перевели в другой город.

Все бы закончилось через год, если бы не начальник лагеря полковник Брюл. Брюл писал стихи и органически ненавидел интеллигентов. Когда-то он дважды пытался поступить в Литературный институт. И каждый раз проваливался на экзаменах. Потеряв надежду стать писателем, он поступил в школу милиции и прошел путь от сержанта до полковника внутренних войск. Став начальником лагеря заключенных, полковник не потерял любви к поэзии. Время от времени в лагере в качестве культурно-массовых мероприятий проводились вечера художественной самодеятельности. На этих вечерах с чтением своих стихов выступал и Брюл. Такой вечер состоялся через неделю после прибытия Эла в место отбывания наказания. Его никто не предупредил о том, что во время чтения стихов нужно слушать с выражением восторга и напряженного внимания на лице. Эл вообще не любил стихи, к тому же за день страшно устал, работая на лесосплаве. Незаметно для себя он заснул в самый разгар декламации. Полковник заметил его и запомнил.

Одной из страстей полковника, доставлявшей ему наслаждение, которое можно сравнить с наслаждением математика, решающего трудную задачу, была игра, которую он и его окружение шутливо назвали "Постой-погоди". Игра эта заключалась в том, что, выбрав очередную жертву, ее различными доступными способами, а их было немало, подводили к увеличению срока. Интереснее, конечно, сыграть такую шутку с заключенным, которому осталось сидеть в лагере год-два, а то и несколько месяцев.

Обычно средством игры служила драка. Исполнителей задуманного легко находили среди уголовников. Делалось все так, что зачинщиком драки оказывался тот, с кем проводилась игра. Если же провокация не удавалась, то драку начинали уголовники, а подготовленные свидетели единогласно подтверждали, что драку начал "игрок". В особых случаях, когда хотели добавить сразу же большой срок, разыгрывалась ситуация неподчинения и сопротивления охране. За это суд сразу же отваливал пять лет. Эти дополнительные пять лет получил и Эл. Просидев пять лет из шести и оставленный еще на шесть, он понял, что этим дело не кончится, и решил бежать. Товарищей для побега искать не пришлось. Они нашли его сами. Это был осужденный на восемь лет за непреднамеренное убийство Меченый. Имени его настоящего никто не помнил. Меченый и Меченый. Так его звали в уголовном мире за шрам, пересекающий щеку и губу, полученный еще в детстве в драке. Второй отзывался на кличку Коротышка и был шестеркой при Меченом. Коротышка тоже попал за убийство, но ему предстояло еще сидеть лет десять из пятнадцати.

– Послушай, фраер, – тихо шепнул Элу Меченый. Они вязали плоты, которые дальше по реке сплавлялись к океану, – похоже, что Треп, – так заключенные между собой звали начальника лагеря за его страсть к декламации, – решил тебя оставить здесь надолго. Через пять лет он тебе добавит еще, и так до тех пор, пока ты или он не сдохнете. Скорее, ты, – уверенно заключил он. – Одному, – продолжал он, – через тайгу и болота не пробиться. Надо бежать втроем. Доберемся до железной дороги, а там – ищи нас! У меня есть на воле друзья. Помогут с документами. Чем здесь гнить, лучше рискнуть.

Бежали во время работы. Эл и его новые друзья незаметно для охраны сползли с уже почти готового к отправке плота в воду и, нырнув под него, уцепились за бревно, прильнув ртами к промежуткам между ними, где время от времени можно было глотнуть воздуха. Вскоре плот закачался и поплыл по реке. Плыли часа два. Затем Эл услышал условный стук по бревнам и вынырнул на поверхность. Вскоре на плот выбрались и его товарищи.

– Через час проверка, – сообщил Меченый. – Надо успеть выбраться на берег. На проверке обнаружат, что мы смылись, и пошлют катера проверять плоты.

Река в этом месте была довольно широкой, до ближайшего берега предстояло плыть километров около дух. Но Меченый избрал как раз дальний берег, противоположный тому, на котором находился лагерь. Они отвязали специально плохо закрепленное бревно и, ухватившись за него, отчаянно работая ногами, поплыли к берегу. Если бы не бревно, намокшая одежа наверняка потянула бы их на дно. Впрочем, ватные куртки и штаны хоть как-то защищали от холодной воды.

В надежно запаянных целлофановых кульках у каждого было по две коробки спичек. Отойдя от берега километра на три, беглецы развели костер и обсушили одежду. Собаки взяли их след на четвертый день побега.

Пока еще не были съедены пайки. Меченый был настроен добродушно. Как-то раз, сидя у костра, стал рассказывать о себе, хотя его никто об этом не просил.

– Я уже второй раз срок тяну. А началось-то с чего? С пустяка. Все было у меня, как и у других людей, нормально. Если бы не случайность, может быть, вот как ты, закончил бы Политех или университет. Я в детстве, знаешь, – он почему-то обращался только к Элу, – был способным парнишкой. Дед у меня важной шишкой был. А отец – тот геолог, дома появлялся редко, так что я больше с матерью.

Когда умер дед, мне всего восемь лет было. Батя, значит, когда мне шестнадцать исполнилось, купил мотоцикл. Ну и гонял я на нем! По сто двадцать километров в час. Веришь? И ни разу ничего со мною не случалось. Полюбил я его, ну, как жену, даже больше. Впрочем, что я говорю? Я-то так и не женился. А знал я его до винтика. Никто так мотоцикл, пожалуй, не знал, как я. Стали ко мне друзья, знакомые наведываться. Дон, это так меня звали до того, как я стал Меченым, – говорят, почини, что-то барахлит.

Сижу я так однажды в сарае, чиню тачку одному дружку, вдруг ко мне мусора катят. Схватили и в ящик. Спрашивают, где краденные разобранные мотоциклы прячу. А я о них ничего не знаю. Оказывается, пошла тогда волна краж этих самых мотоциклов, и, что самое главное, у сынка какой-то очень важной шишки увели импортный мотоцикл. В общем, избили меня до потери пульса. Потом отпустили. Извини, мол, ошибка получилась. С тех пор я как увижу мусора, так на другую сторону улицы спешу перейти.

А года через два случилась со мной беда. Шли мы с дружком из одной компании, справляли день рождения его девчонки. Красивая такая была, чернявая, а глаза – во! Как сливы. Выпили мы, правда, изрядно. А тогда уже указ был о борьбе с этим самым пьянством. Идем, значит, разговариваем громко. А уже часа два ночи. Вдруг догоняет нас мусор и говорит: "Пройдемте!". Ну, ясно, куда. А я уже после того случая, известно, боюсь этой организации, как черт ладана. Вырвал я руку, и деру. Тут, значит, подъезд один через проходной двор. Думаю, проскочу его, и будьте здоровы. Дружок мой тоже со мною – шасть в подъезд. А в подъезде ступеньки крутые. Заметь это. Я-то уже по ним вбежал наверх, а мой напарник замешкался. Тут его мусор настиг и кулаком в морду, так, что у него переносица хряснула. Он копыта и откинул. А я стою, как дурак, и с места сдвинуться не могу. Мусор ко мне. И уже кулак занес. Не знаю, может быть, со страху, а пригнулся я и как его головой в живот трахну! Мусор так и покатился вниз. А тут еще мой приятель подниматься начал. Мусор через него и на улицу. Потом выяснилось, что ударился он головою об асфальт. Ну, мне, конечно, и пришили первый срок. Вот так все и началось. Прошел я, значит, повышение квалификации.

В зоне получил сообщение, что у отца на этой почве инфаркт. Любил меня батя. Хоронили его, рассказывали, с почестями… Мамаша поскулила два года да и вышла замуж второй раз. Возвращаюсь я домой, а жить мне, выходит, негде. Муженек ее так и сказал: "Бандита к себе в дом не пущу!" За то время, что я сидел, он меня уже успел выписать из квартиры. Дали мне две сотни и сказали: "Езжай и устраивай свою жизнь как хочешь". Вот и пошло тогда мое устройство. На работу не берут. Жить негде. Ночевал я у дружков по два-три дня, а то и на вокзале, благо поезда ходили круглосуточно и можно было притвориться, что поезда ожидаешь. Ну, а дальше… – Меченый замолчал, встал, ушел во тьму и вернулся через несколько минут, неся охапку сухой тонкой лесины. – Дальше пошло такое, что вспоминать не хочется. – Он переломал лесину о колено и бросил в костер. – Бандит я! Это точно! Зарезать человека мне теперь ничего не стоит. Но скажи мне, вот ты, человек ученый, кто сделал из меня бандита, кто искалечил мою жизнь и, если хочешь, убил моего отца?

Эл внезапно вздрогнул. На него нахлынуло что-то необъяснимое. Потом, спустя несколько





Дата добавления: 2017-12-14; просмотров: 288; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студентов недели бывают четные, нечетные и зачетные. 9146 - | 7328 - или читать все...

 

34.201.121.213 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.074 сек.