double arrow
Шветашвара Упанишада, II, 17.


VI]*

Введение

История многолетней телепатической работы Тибетца с Алисой А. Бейли рассказывается в ее «Неоконченной Автобиографии», опубликованной в 1951 году. Она включает обстоятельства ее первого контакта с ним на физическом плане, который имел место в Калифорнии в ноябре 1919 года, когда была запланирована тридцатилетняя работа. В 1949 году, через тридцать дней по ее завершении, госпожа Бейли была освобождена от ограничений физического проводника. В «Автобиографии» содержатся также некоторые заявления Тибетца относительно его работы и определенная информация о причинах, побудивших начать ее. На ранних стадиях работы обращалось особое внимание на условия физического плана, чтобы они наилучшим образом обеспечивали успех телепатического процесса. В последующие годы техника была настолько усовершенствована, а эфирный механизм А.А. Бейли стал настолько созвучен и отрегулирован, что весь этот процесс практически не требовал усилий; тем самым были уникальным образом продемонстрированы реальность и практическая полезность телепатического взаимодействия.

Во множестве случаев для рассмотрения Духовных истин требовалось выразить низшим конкретным умом (подчас с непреодолимыми ограничениями английского языка) абстрактные идеи и до сих пор абсолютно неизвестные концепции духовных реальностей. На эти неизбежные ограничения, мешающие демонстрации истины, часто обращалось внимание читателей книг, созданных таким способом, однако о них слишком часто забывали. В дальнейшем необходимо постоянно помнить об этом, что станет одним из главных факторов предотвращения кристаллизации учения, с тем чтобы оно не превратилось в еще один догматический сектантский культ. Настоящий том, «Трактат о Космическом Огне», впервые опубликованный в 1925 году, был третьей совместно написанной книгой; его содержание подтверждает тот факт, что это самая основополагающая и всеобъемлющая часть учения, записанного за все тридцать лет, несмотря на глубину и VII] полезность томов, опубликованных в серии под названием «Трактат о семи Лучах» или в любой другой книге А.Бейли.




В течение продолжительной работы умы Тибетца и А. Бейли стали настолько созвучны друг другу, что превратились в единый механизм передачи учения. До самого конца А. Бейли часто говорила об изумительных впечатлениях, полученных благодаря соприкосновению с умом Тибетца, о беспредельных перспективах раскрывающихся Духовных истин, к которым она не смогла бы иначе прикоснуться, и о качестве, которое она не смогла бы выразить. Этот опыт составил основу для ее часто повторяемого, но малопонятного утверждения о том, что все учения, которые она помогает обнародовать, в действительности лишь азбука эзотерического знания, что в будущем она с радостью откажется от любого участия в данном учении, если обнаружит лучшее, более глубокое эзотерическое учение. Каким бы ясным и глубоким ни было сейчас учение, содержащееся в опубликованных от ее имени книгах, сообщенные истины настолько неполны и ожидают дальнейшего откровения и расширения, что этот момент, если о нем постоянно помнить, станет для нас вторым чрезвычайно важным фактором, противостоящим тому качеству конкретного ума, которое склонно постоянно порождать сектантство.



В самом начале своей совместной работы Тибетец (Джуал Кхул) и А. Бейли решили в результате тщательного размышления, что как ученица, работающая на внешнем плане, она на данном этапе должна взять на себя максимальную кармическую ответственность и что учение должно придти к публике за ее подписью. Это повлекло за собой бремя лидерства в эзотерической сфере и вызвало нападки и осуждение лиц и организаций, чья авторитарная позиция и деятельность относились к эпохе Рыб.

Благодаря занятой Тибетцем и А. Бейли позиции, данное эзотерическое учение, когда оно стало достоянием общественности, было освобождено от ограничений и глупостей таинственности, наваждений, претенциозности и непрактичности. Антидогматическая подача материала способствовала установлению Новой эры ментальной свободы для изучающих последовательно раскрывающееся откровение Вневременной Мудрости.

VIII] Хотя многовековой метод приближения к истине путем признания новых авторитетов и сравнения их учений с ранее утвердившимися доктринами был несомненно полезен для тренировки ума, теперь он постепенно преобразуется. Вместо него как в религиозной, так и в философской сфере он замещается новой раскрывающейся у людей способностью занимать более научную позицию. Духовное учение будет все более приниматься как гипотеза, которая должна быть подтверждена не схоластикой и ссылкой на исторические корни и авторитет, но результатами его влияния на проживаемую жизнь и его практической пользой в решении проблем человечества.

До сих пор продвинутое эзотерическое учение почти всегда внедрялось путем принятия учеником авторитета наставника, различных степеней личного послушания ему и обязательства сохранения тайны. Эти ограничения исчезнут по мере распространения влияния эры Водолея. Личная связь ученика с Учителем сохранится, однако уже предприняты попытки групповой подготовки учеников. Описание одного такого эксперимента и попытка использования этого метода Нового Века были открыты публике в книге «Ученичество в Новом Веке», содержащей прямые инструкции Тибетца избранной группе.

В «Трактате о Космическом Огне» Тибетец передал нам то, что, согласно пророчеству Елены Петровны Блаватской, он должен был сообщить, – а именно, психологический ключ к Космическому Творению. Е.П.Б. утверждала, что в XX веке придет ученик, который даст психологический ключ к ее собственной монументальной работе «Тайная Доктрина», в работе над которой Тибетец также принимал участие. Алиса А. Бейли работала, полностью сознавая свою задачу и преемственность работы.






Сейчас читают про: