double arrow
Ю.Д. Железное (профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РФ, Международный независимый эколого-политологический университет).

Несмотря на активное воздействие человека на природу, его производственную деятельность, до самого последнего времени способ­ность природы к гомеостатическому восстановлению спасала положение. Но эта способность исчерпывается. Поэтому к середине XXI в. следует ожидать не столько смертельно опасного кризиса в отношениях общества и природы, сколько серьезнейших проявлений обратного воздействия природы на неразумно развивающееся общество. Мы видим это по сегод­няшнему уровню таких проблем, как снижение рождаемости здоровых детей, увеличение числа заболеваний, обострение межэтнических и межцивилизационных конфликтных ситуаций из-за дележа природных ресурсов. Масштабы этих проблем возрастут да еще с наложением не­подвластных людям геокосмических осложнений: идет разговор о том, что потепление на Земле - это не только результат тепличного эффекта, есть соображения, что наступает период глобального потепления. Но тогда, что мы будем делать, если еще и потеплеет само по себе от дыхания космоса? Это как раз приходится на XXI в.

Какие пути выхода из создавшегося положения предлагаются?

Л.А. Микешина (доктор философских наук, профессор, зав. кафед­рой философии МПГУ, председатель научно-методического совета по Философии Минобразования).

Сегодня мы вновь на таком этапе, утверждает академик Моисеев, когда дальнейшее движение и сохранение человечества требует не только Нового Просвещения, но и коренного поворота - принятия новой Явственности, нравственного императива — «то, что было допустимо в Р°Шлом, уже недопустимо сегодня». Это должна быть сформулировано наукой новая система запретов и регламентации, гарантирующих существование и развитие общества и Природы. Императив нравственный тесно увязывается академиком с императивом экологическим — значение этой идеи невозможно переоценить. Так ставится кантовская проблема практического сознания в книге Моисеева.




А.П. Огурцов (доктор философских наук, профессор, член редколле­гии журнала «Вопросы философии»).

В чем же выход из этой ситуации? По моему мнению, следует изменить цели науки. Вместо критерия эффективности науки, кото­рый стал решающим в наши дни, вместо ее ориентации на овладение объектом исследований выдвинуть иные критерии и иные цели. Хочу подчеркнуть, что новые критерии и цели не предлагаются извне самой науки. Они представлены и в самой науке, и в ее самосознании. Так, в последние годы в философии развиваются концепции, которые дела­ют акцент на коммуникативном характере знания вообще, и науки в частности. Ю. Хабермас и К.О. Апель - два немецких философа, по­лемизирующих друг с другом, отстаивают идею о том, что необходимо пересмотреть трактовку и общества, и знания: рациональное знание должно быть понято как коммуникативная практика, направленная на другого человека. Это совершенно иное понимание и общества, и научной рациональности.



Мне хотелось бы обратить внимание читателей на размышления Н.Н. Моисеева об экологическом императиве (с. 49-51). Идея о том, что необходимо сформулировать новые экологические и нравственные императивы перед человечеством — весьма перспективна. И она не­посредственно связана с задачей формирования новой экологической этики.

 

 

Философия техники.

(Вопрос № 56 канд. экз.)

Авторский текст // Практикум по философии: Социальная философия. – Мн., 2007. – С. 563–587.






Сейчас читают про: