double arrow

Старшая Эдда. 1 страница


(Перевод А.Гуревича)

Песни о богах

Прорицание вёльвы

1Внимайте мне все

священные роды, [3]

великие с малыми

Хеймдалля дети! [4]

Один, ты хочешь,

чтоб я рассказала

о прошлом всех сущих,

о древнем, что помню.

2 Великанов я помню,

рожденных до века,

породили меня они

в давние годы;

помню девять миров

и девять корней

и древо предела, [5]

еще не проросшее.

3 [6]

В начале времен,

когда жил Имир,

не было в мире

ни песка, ни моря, [7]

земли еще не было

и небосвода, [8]

бездна зияла,

трава не росла. [9]

4 Пока сыны Бора, [10]

Мидгард [11] создавшие

великолепный,

земли не подняли,

солнце с юга

на камни светило,

росли на земле

зеленые травы.

5 [12]

Солнце, друг месяца, [13]

правую руку

до края небес

простирало с юга;

солнце не ведало,

где его дом,

звезды не ведали,

где им сиять,

месяц не ведал

мощи своей.

6Тогда сели боги

на троны могущества

и совещаться

стали священные,

ночь назвали

и отпрыскам ночи [14] —

вечеру, утру

и дня середине —

прозвище дали,

чтоб время исчислить.

7Встретились асы

на Идавёлль-поле,

капища стали

высокие строить,

сил не жалели,

ковали сокровища,

создали клещи,

орудья готовили.




8На лугу, веселясь,

в тавлеи играли,

все у них было

только из золота, —

пока не явились

три великанши, [15]

могучие девы

из Ётунхейма. [16]

9Тогда сели боги

на троны могущества

И совещаться

стали священные:

кто должен племя

карликов сделать

из Бримира [17] крови

И кости Блаина.

10Мотсогнир старшим

из племени карликов

назван тогда был,

а Дурин – вторым;

карлики много

из глины слепили

подобий людских,

как Дурин велел.

11Нии и Ниди,

Нордри и Судри,

Аустри и Вестри,

Альтиов, Двалин,

Бивёр и Бавёр,

Бёмбур, Нори,

Ан и Анар,

Аи, Мьёдвитнир

12Гандальв и Вейг,

Виндальв, Траин,

Текк и Торин,

Трор, Вит и Лит,

Нар и Нюрад —

вот я карликов —

Регин и Радсвинн

всех назвала.

13Фили и Кили,

Фундин, Нали,

Хефти, Вили,

Ханар, Свиор,

Фрар и Хорнбори,

Фрег и Лони,

Аурванг, Яри,

Эйкинскьяльди.

14Еще надо карликов

Двалина войска

роду людскому

назвать до Ловара;

они появились

из камня земли,

пришли через топь

на поле песчаное.

15Это был Драупнир

и Дольгтрасир с ним,

Хар и Хаугспори,

Хлеванг и Глои,

Дори и Ори,

Дув и Андвари,

Скирвир, Вирвир,

Скафинн и Аи,

16Альв и Ингви,

Эйкинскьяльди,

Фьялар и Фрости,

Финн и Гиннар;

перечень этот

предков Ловара

вечно пребудет,

пока люди живы.

17И трое пришло

из этого рода

асов благих

и могучих к морю,

бессильных увидели

на берегу

Аска и Эмблу, [19]

судьбы не имевших.

18Они не дышали,

в них не было духа,

румянца на лицах,

тепла и голоса;

дал Один дыханье,

а Хёнир [20] – дух,

а Лодур [21] – тепло

и лицам румянец.

19Ясень я знаю

по имени Иггдрасиль, [22]

древо, омытое

влагою мутной;

росы с него



на долы нисходят;

над источником Урд [23]

зеленеет он вечно.

20Мудрые девы [24]

оттуда возникли,

три из ключа

под древом высоким;

Урд имя первой,

вторая Верданди, [25] —

резали руны, —

Скульд [26] имя третьей;

судьбы судили,

жизнь выбирали

детям людей,

жребий готовят.

21Помнит войну она

первую в мире:

Гулльвейг погибла,

пронзенная копьями,

жгло ее пламя

в чертоге Одина,

трижды сожгли ее,

трижды рожденную,

и все же она

доселе живет.

22Хейд ее называли,

в домах встречая, —

вещей колдуньей, —

творила волшбу

жезлом колдовским;

умы покорялись

ее чародейству

злым женам на радость

23Тогда сели боги

на троны могущества

и совещаться

стали священные:

стерпят ли асы

обиду без выкупа

иль боги в отмщенье

выкуп возьмут.

24В войско метнул

Один копье,

это тоже свершилось

в дни первой войны;

рухнули стены

крепости асов,

ваны в битве

врагов побеждали.

25Тогда сели боги

на троны могущества

и совещаться

священные стали:

кто небосвод

сгубить покусился

и Ода жену

отдать великанам?

26Разгневанный Тор

один начал битву —

не усидит он,

узнав о подобном! —

крепкие были

попраны клятвы,

тот договор,

что досель соблюдался.

27Знает она,



что Хеймдалля слух [29]

спрятан под древом,

до неба встающим;

видит, что мутный

течет водопад

с залога Владыки, [30] —

довольно ли вам этого?

28Она колдовала

тайно однажды,

когда князь асов [31]

в глаза посмотрел ей:

«Что меня вопрошать?

Зачем испытывать?

Знаю я, Один,

где глаз твой спрятан:

скрыт он в источнике

славном Мимира!»

Каждое утро

Мимир пьет мед

с залога Владыки —

довольно ли вам этого?

29Один ей дал

ожерелья и кольца,

взамен получил

с волшбой прорицанья, —

сквозь все миры

взор ее проникал.

30Валькирий видала

из дальних земель,

готовых спешить

к племени готов; [33]

Скульд со щитом,

Скёгуль другая,

Гунн, Хильд и Гёндуль

и Гейрскёгуль.

Вот перечислены

девы Одина,

любо скакать им

повсюду, валькириям.

31Видала, как Бальдр, [34]

бог окровавленный,

Одина сын,

смерть свою принял:

стройный над полем

стоял, возвышаясь,

тонкий, прекрасный

омелы побег.

32Стал тот побег,

тонкий и стройный,

оружьем губительным,

Хёд его бросил.

У Бальдра вскоре

Брат [35] народился, —

ночь проживя,

он начал сражаться.

33Ладоней не мыл он,

волос не чесал,

пока не убил

Бальдра убийцу;

оплакала Фригг,

в Фенсалир [36] сидя,

Вальгаллы [37] скорбь —

довольно ли вам этого?

34Сплел тогда Вали.

страшные узы,

крепкие узы

связал из кишок.

35 Пленника видела

под Хвералундом, [39]

обликом схожего

с Локи зловещим; [40]

там Сигюн [41] сидит,

о муже своем

горько печалясь, —

довольно ли вам этого?

36Льется с востока

поток холодный,

мечи он несет, —

Слид [42] ему имя.

37Стоял на севере

в Нидавеллир [43]

чертог золотой, —

то карликов дом;

другой же стоял

на Окольнир [44] дом,

чертог великанов,

зовется он Бримир.

38Видела дом,

далекий от солнца,

на Береге Мертвых,

дверью на север;

падали капли

яда сквозь дымник,

из змей живых

сплетен этот дом.

39Там она видела —

шли чрез потоки

поправшие клятвы,

убийцы подлые

и те, кто жен

чужих соблазняет;

Нидхёгг [46] глодал там

трупы умерших,

терзал он мужей —

довольно ли вам этого?

40Сидела старуха

в Железном Лесу [47]

и породила там

Фенрира род; [48]

из этого рода

станет один

мерзостный тролль

похитителем солнца.

41Будет он грызть

трупы людей,

кровью зальет

жилище богов; [49]

солнце померкнет

в летнюю пору,

бури взъярятся —

довольно ли вам этого?

42Сидел на холме,

на арфе играл

пастух великанши,

Эггдер веселый;

над ним распевал

на деревьях лесных

кочет багряный

по имени Фьялар.

43Запел над асами

Гуллинкамби, [50]

он будит героев

Отца Дружин; [51]

другой под землей

первому вторит

петух черно-красный

у Хель чертога.

44Гарм [52] лает громко

у Гнипахеллира,

привязь не выдержит

вырвется Жадный. [53]

Ей многое ведомо,

все я провижу

судьбы могучих

славных богов.

45Братья начнут

биться друг с другом,

родичи близкие

в распрях погибнут;

тягостно в мире,

великий блуд,

век мечей и секир,

треснут щиты,

век бурь и волков

до гибели мира;

щадить человек

человека не станет.

46Игру завели

Мимира дети, [55]

конец возвещен

рогом Гьяллархорн; [56]

Хеймдалль трубит,

поднял он рог,

с черепом Мимира [57]

Один беседует.

47Трепещет Иггдрасиль,

ясень высокий,

гудит древний ствол,

турс [58] вырывается.

48Что же с асами?

Что же с альвами?

Гудит Ётунхейм,

асы на тинге;

карлики стонут

пред каменным входом

в скалах родных —

довольно ли вам этого?

49Гарм лает громко

у Гнипахеллира,

привязь не выдержит

вырвется Жадный.

Ей многое ведомо,

все я провижу

судьбы могучих

славных богов.

50Хрюм [59] едет с востока,

щитом заслонясь;

Ёрмунганд [60] гневно

поворотился;

змей бьет о волны,

клекочет орел,

павших терзает;

Нагльфар [61] плывет.

51С востока в ладье

Муспелля [62] люди

плывут по волнам,

а Локи правит;

едут с Волком

сыны великанов,

в ладье с ними брат

Бюлейста [63] едет.

52Сурт [64] едет с юга

с губящим ветви, [65]

солнце блестит

на мечах богов;

рушатся горы,

мрут великанши;

в Хель идут люди,

расколото небо.

53Настало для Хлин [66]

новое горе,

Один вступил

с Волком в сраженье,

а Бели убийца [67]

с Суртом схватился, —

радости Фригг [68]

близится гибель.

54Гарм лает громко

у Гнипахеллира,

привязь не выдержит —

вырвется Жадный.

Ей многое ведомо,

все я провижу

судьбы могучих

славных богов.

55Сын тут приходит

Отца Побед, [69]

Видар, для боя

со зверем трупным; [70]

меч он вонзает,

мстя за отца, —

в сердце разит он

Хведрунга сына. [71]

56Тут славный приходит

Хлодюн потомок, [72]

со змеем идет

биться сын Одина, [73]

в гневе разит

Мидгарда страж, [74]

все люди должны

с жизнью расстаться, —

на девять шагов

отступает сын Фьёргюн,

змеем сраженный —

достоин он славы.

57Солнце померкло,

земля тонет в море,

срываются с неба

светлые звезды,

пламя бушует

питателя жизни, [75]

жар нестерпимый

до неба доходит.

58Гарм лает громко

у Гнипахеллира,

привязь не выдержит —

вырвется Жадный.

Ей многое ведомо.

все я провижу

судьбы могучих

славных богов.

59Видит она:

вздымается снова

из моря земля,

зеленея, как прежде;

падают воды,

орел пролетает,

рыбу из волн

хочет он выловить.

60Встречаются асы

на Идавёлль-поле,

о поясе мира [76]

могучем беседуют

и вспоминают

о славных событьях

и рунах древних

великого бога. [77]

61Снова найтись

должны на лугу

в высокой траве

тавлеи золотые,

что им для игры

служили когда-то.

62Заколосятся

хлеба без посева,

зло станет благом,

Бальдр вернется,

жить будет с Хёдом

у Хрофта [78] в чертогах,

в жилище богов —

довольно ли вам этого?

63Хёнир берет

прут жеребьевый,

братьев обоих [79]

живут сыновья

в доме ветров [80] —

довольно ли вам этого?

64Чертог она видит

солнца чудесней,

на Гимле стоит он,

сияя золотом:

там будут жить

дружины верные,

вечное счастье

там суждено им.

65Нисходит тогда

мира владыка,

правящий всем

властелин могучий.

66Вот прилетает

черный дракон,

сверкающий змей

с Темных Вершин;

Нидхёгг несет,

над полем летя,

под крыльями трупы

пора ей [82] исчезнуть.

Речи Высокого [83]

1Прежде чем в дом

войдешь, все входы

ты осмотри,

ты огляди, —

ибо как знать,

в этом жилище

недругов нет ли.

2Дающим привет!

Гость появился!

Где место найдет он?

Торопится тот,

кто хотел бы скорей

у огня отогреться.

3Дорог огонь

тому, кто с дороги,

чьи застыли колени;

в еде и одежде

нуждается странник

в горных краях.

4Гостю вода

нужна и ручник,

приглашенье учтивое,

надо приветливо

речь повести

и выслушать гостя.

5Ум надобен тем,

кто далёко забрел, —

дома все тебе ведомо;

насмешливо будут

глядеть на невежду,

средь мудрых сидящего.

6Умом пред людьми

похваляться не надо —

скрывать его стоит,

если мудрец

будет молчать —

не грозит ему горе,

ибо нет на земле

надежнее друга,

чем мудрость житейская.

7Гость осторожный,

дом посетивший,

безмолвно внимает —

чутко слушать

и зорко смотреть

мудрый стремится.

8Счастливы те,

кто заслужил

похвалу и приязнь;

труднее найти

добрый совет

в груди у других.

9 Счастливы те,

кто в жизни славны

разумом добрым;

неладный совет

часто найдешь

у другого в груди.

10Нету в пути

драгоценней ноши,

чем мудрость житейская,

дороже сокровищ

она на чужбине —

то бедных богатство.

11Нету в пути

драгоценней ноши,

чем мудрость житейская;

хуже нельзя

в путь запастись,

чем пивом опиться.

12Меньше от пива

пользы бывает,

чем думают многие;

чем больше ты пьешь,

тем меньше покорен

твой разум тебе.

13Цапля забвенья

вьется над миром,

рассудок крадет;

крылья той птицы

меня приковали

в доме у Гуннлёд.

14Пьяным я был,

слишком напился

у мудрого Фьялара;

но лучшее в пиве —

что хмель от него

исчезает бесследно.

15Осторожным быть должен

конунга отпрыск

и смелым в сраженье;

каждый да будет

весел и добр

до часа кончины.

16Глупый надеется

смерти не встретить,

коль битв избегает;

но старость настанет —

никто от нее

не сыщет защиты.

17Глазеет глупец,

приехавший в гости,

болтая иль молча;

а выпьет глоток —

и сразу покажет,

как мало в нем мудрости,

18Знает лишь тот,

кто много земель

объездил и видел, —

коль сам он умен, —

что на уме

у каждого мужа.

19Пей на пиру,

но меру блюди

и дельно беседуй;

не прослывешь

меж людей неучтивым,

коль спать рано ляжешь.

Без толку жадный

старается жрать

себе на погибель;

смеются порой

над утробой глупца

на пиршестве мудрых.

21Знают стада,

что срок наступил

покинуть им пастбища;

а кто неумен,

меры не знает,

живот набивая.

22Кто нравом тяжел,

тот всех осуждает,

смеется над всем;

ему невдомек,

а должен бы знать,

что сам он с изъяном.

23Глупый не спит

всю ночь напролет

в думах докучных;

утро настанет —

где же усталому

мудро размыслить.

24Муж неразумный

увидит приязнь

в улыбке другого;

с мудрыми сидя,

глупец не поймет

над собою насмешки.

25Муж неразумный

увидит приязнь

в улыбке другого;

а после на тинге

едва ли отыщет

сторонников верных.

26Муж неразумный

все знает на свете,

в углу своем сидя;

но не найдет он

достойных ответов

в дельной беседе.

27Муж неразумный

на сборище людном

молчал бы уж лучше;

не распознать

в человеке невежду,

коль он не болтлив,

но невежда всегда

не видит того,

что болтлив он безмерно.

28Мудрым слывет,

кто расспросит других

и расскажет разумно;

скрыть не умеют

люди в беседах,

что с ними случилось.

29Кто молчать не умеет,

тот лишние речи

заводит нередко;

быстрый язык

накличет беду,

коль его не сдержать.

30Насмешливых взглядов

не надо бросать

на гостей приглашенных

не спросишь иного —

он мнит, что разумен,

и мирно пирует.

31Доволен глумливый,

коль, гостя обидев,

удрать ухитрился;

насмешник такой

не знает, что нажил

гневных врагов.

32Люди друзьями

слывут, но порой

на пиру подерутся;

распри всегда

готовы возникнуть:

гость ссорится с гостем.

33 Рано поешь,

а в гости сбираясь,

есть надо плотно:

или голодным

будешь в гостях —

не сможешь беседовать.

34Путь неблизок

к другу плохому,

хоть двор его рядом;

а к доброму другу

дорога пряма,

хоть далек его двор.

35Гость не должен

назойливым быть

и сидеть бесконечно;

даже приятель

станет противен,

коль долго гостит он.

36Пусть невелик

твой дом, но твой он,

и в нем ты владыка;

пусть крыша из прутьев

и две лишь козы, —

это лучше подачек.

37Пусть невелик

твой дом, но твой он,

и в нем ты владыка;

кровью исходит

сердце у тех,

кто просит подачек.

38Муж не должен

хотя бы на миг

отходить от оружья;

ибо как знать,

когда на пути

копье пригодится.

39Не знаю радушных

и щедрых, что стали б

дары отвергать;

ни таких, что, в ответ

на подарок врученный,

подарка б не приняли.

40Добра не жалей,

что нажито было,

не скорби о потере;

что другу обещано,

недруг возьмет —

выйдет хуже, чем

думалось.

41Оружье друзьям

и одежду дари —

то тешит их взоры;

друзей одаряя,

ты дружбу крепишь,

коль судьба благосклонна.

42Надобно в дружбе

верным быть другу,

одарять за подарки;

смехом на смех

пристойно ответить

и обманом – на ложь.

43Надобно в дружбе

верным быть другу

и другом друзей его;

с недругом друга

никто не обязан

дружбу поддерживать.

44Если дружбу ведешь

и в друге уверен

и добра ждешь от друга, —

открывай ему душу,

дары приноси,

навещай его часто.

45Но если другому

поверил оплошно,

добра ожидая,

сладкою речью

скрой злые мысли

и лги, если лжет он.

46Так же и с теми,

в ком усомнишься,

в ком видишь коварство, —

улыбайся в ответ,

скрывай свои мысли, —

тем же отплачивай.

47Молод я был,

странствовал много

и сбился с пути;

счел себя богачом,

спутника встретив, —

друг – радость друга.

48Щедрые, смелые

счастливы в жизни,

заботы не знают;

а трус, тот всегда

спасаться готов,

как скупец – от подарка.

49В поле я отдал

одежду мою

двум мужам деревянным; [84]

от этого стали

с людьми они сходны:

жалок нагой.

50Сосна, у дома

возросшая, сохнет,

корой не укрыта;

и человек,

что людям не люб, —

зачем ему жить!

51Жарко приязнь

пылает пять дней [85]

меж дурными друзьями;

а пятый прошел —

погаснет огонь,

и дружба вся врозь.

52Подарок большой

не всюду пригоден,

он может быть малым;

неполный кувшин,

половина краюхи

мне добыли друга.

53У малых песчинок, [86]

у малых волн

мудрости мало;

не все мудрецы. —

глупых и умных

поровну в мире.

54Следует мужу

в меру быть умным,

не мудрствуя много;

лучше живется

тем людям, чьи знанья

не слишком обширны.

55Следует мужу

в меру быть умным,

не мудрствуя много;

ибо редка

радость в сердцах,

если разум велик.

56Следует мужу

в меру быть умным,

не мудрствуя много;

тот, кто удел свой

не знает вперед,

всего беззаботней.

57Головня головне

передать готова

пламя от пламени;

в речах человек

познает человека,

в безмолвье глупеет.

58Рано встает,

кто хочет отнять

добро или жизнь;

не видеть добычи

лежачему волку,

а победы – проспавшему.

59Рано встает,

кто без подмоги

к труду приступает;

утром дремота

работе помеха —

кто бодр, тот богат.

60Мера бересты

и балок для кровли

известна хозяину,

и сколько потребно

в полгода поленьев

сжигать в очаге.

61Сытым и чистым

на тинг собирайся,

хоть и в бедной одежде;

сапог и штанов

стыдиться не надо,

а также коня,

коль он неказист.

62Вытянув шею,

орел озирает

древнее море;

так смотрит муж,

в чуждой толпе

защиты не знающий.

63Вопросит и ответит

умный всегда,

коль слыть хочет

сведущим;

должен один

знать, а не двое, —

у трех все проведают.

64Силу свою

должен мудрец

осторожно показывать;

в том убедится

бившийся часто,

что есть и сильнейшие.

65Бывает, ты слово

скажешь другому,

а после поплатишься.

66Случалось, я рано

в гости являлся

иль поздно порою:

там выпили пиво,

а там не варили —

кто не мил, тот некстати.

67Повсюду меня

приглашали бы в гости,

но только без трапез

иль если бы, окорок

съевши у друга,

я два отдавал бы.

68Драгоценен огонь

для сынов человека

и солнца сиянье;

если телом ты здрав,

то здоровье, а также

жизнь без порока.

69Хворый судьбой

не совсем обездолен:

этот счастлив сынами,

этот близкой родней,

этот богатством,

а этот деяньями.

70Лучше живым быть,

нежели мертвым;

живой – наживает;

для богатого пламя,

я видел, пылало,

но ждала его смерть.

71Ездить может хромой,

безрукий – пасти,

сражаться – глухой;

даже слепец

до сожженья полезен —

что толку от трупа!

72Сын – это счастье,

хотя бы на свете

отца не застал он;

не будет и камня

у края дороги, [87]

коль сын не поставит.

73Двое – смерть одному;

голове враг – язык;

под каждым плащом

рука наготове.

74Ночь тому не страшна,

кто сделал запасы; [88]

коротки реи; [89]

ненастна ночь осенью;

сменится ветер

не раз за пять дней,

несчетно – за месяц.

75Иной не постигнет,

что вреден подчас

достаток рассудку;

один – богатей,

другой же – бедняк

и в том невиновен.

76Гибнут стада,

родня умирает,

и смертен ты сам;

но смерти не ведает

громкая слава

деяний достойных.

77Гибнут стада,

родня умирает,

и смертен ты сам;

но знаю одно,

что вечно бессмертно:

умершего слава.

78У Фитьюнга [91] были

сыны богачами

и бедность изведали;

может внезапно

исчезнуть достаток —

друг он неверный.

79Если глупцу

достается в удел

любовь иль богатство,

не добудет ума он,

но чванство умножит

и спесью прославится.

80Вот что отвечу,

когда вопрошаешь

о рунах божественных,

что создали сильные,

а вырезал Вещий:

благо в молчанье.

81День хвали вечером,

жен – на костре, [93]

меч – после битвы,

дев – после свадьбы,

лед – если выдержит,

пиво – коль выпито.

82Лес руби на ветру,

жди погоды для гребли,

с девой беседуй

во тьме – зорок день;

у ладьи – быстрота,

у щита – оборона,

удар – у меча,

поцелуи – у девы.

83Пиво пей у огня,

по льду скользи,

коня купи тощего,

меч – заржавелый, [94]

корми коня дома,

а пса – у чужих. [95]

84Не доверяй

ни девы речам,

ни жены разговорам —

на колесе

их слеплено сердце, [96]

коварство в груди их.

85Непрочному луку,

жаркому пламени,

голодному волку,

горластой вороне,

визжащей свинье,

стволу без корней,

встающему валу,

котлу, что кипит,

86летящей стреле,

отходящему валу,

тонкому льду,

змее, что свилась,

жены объясненьям,

с изъяном мечу,

медведя проделкам,

и конунга сыну,

87скотине больной,

рабу своевольному,

лести колдуньи,

врагу, что сражен,

88всходам ранним

не должно нам верить,







Сейчас читают про: