double arrow

Старшая Эдда. 12 страница


Пробудись, подруга,

Хюндла, сестра.

в пещере живущая!

Ночь непроглядна.

настало нам время

в Вальгаллу ехать,

в чертоги священные!

2 Ратей Отца [668]

попросим о милости!

Золото воинам

он раздает;

шлем дал он Хермоду, [669]

дал и кольчугу,

Сигмунду [670] меч

разящий вручил он.

3 Победу одним,

другим же богатство,

иным красноречье

и разум дает он;

ветер пловцам,

песнопения скальдам

и мужество в битвах

воинам многим.

4 Жертвы для Тора

я приготовлю,

чтоб милость свою

он тебе даровал,

хоть он не жалует

ётунов жен.

5 Волка скорее

Из стойла выведи, [671]

пусть он поскачет

с вепрем моим!»

Хюндла сказала:

«Плох твой кабан

для дороги богов;

и коня моего

неохота мне мучить.

6 Ты, хитрая Фрейя,

меня испытуешь:

взоры твои

о помощи просят,

ведь милый твой здесь,

на дороге мертвых,

юноша Оттар

Иннстейна сын».

7 Фрейя сказала:

«Ошиблась ты, Хюндла,

грезишь во сне ты,

милого нет

на дороге мертвых,

то вепрь сияет

щетиной из золота,

вепрь Хильдисвини, [672]

его мне когда-то

карлики сделали

Дайн и Набби.

8 С седел сойдем!

Сядем с тобой,

о княжьих родах

начнем говорить,

о героях, чей род

от богов ведется!

9 Ангантюр спорит

с юношей Оттаром, —

вальский металл [673]

им служит закладом;

помочь я хочу

юному воину

наследье добыть,

что оставили родичи.

10 Алтарь для меня

из камня сложил он,

и камень в стекло

переплавлен теперь; [674]

обагрял он алтарь

жертвенной кровью:

в асиний верил

Оттар всегда.

11 О родичах древних

ты расскажи мне

и родословья

ты перечисли!

Кто родом Скьёльдунг,

кто родом Скильвинг,

кто родом Аудлинг,

кто родом Ильвинг, [675]

кто родом хёльд, [676]

кто херсира сын,

кто из людей

в Мидгарде лучший?»

12 Хюндла сказала:

«Ты, юный Оттар,

Иннстейна сын,

Иннстейн был сыном

старого Альва,

Альв – сыном Ульва,

Ульв – сыном Сефари,

Сефари был

сын Свана Рыжего.

13 Мать у отца

была твоего

Хледис жрица

в уборах из золота;

был Фроди отцом ей,

а матерью Фриунд;

род этот был

родом героев.

14 Был некогда Али

самым могучим,

Хальвдан до этого

лучший был Скьёльдунг;

победные войны

вел он, воитель,

до края небес

неслась его слава.

15 В родство он вступил

с Эймундом смелым,

холодным мечом

поразил он Сигтрюгга,

женился на Альмвейг,

лучшей из женщин,

у них родилось

восемнадцать сынов.

16 Отсюда род Скьёльдунгов,

отсюда и Скильвинги,

отсюда и Аудлинги,

отсюда и Ильвинги,

хёльды отсюда,

отсюда и херсиры,

в Мидгарде люди

самые лучшие, —

все это – твой род,

неразумный Оттар!

17 Хильдигунн матерью

Фриун была,

дочь Свавы прекрасной

и конунга моря:

все это – твой род,

неразумный Оттар!

Должен ты знать это;

будешь ли слушать?

18 Даг в жены взял Тору,

героев родившую;

то были воины

лучшие в мире:

Фрадмар и Гюрд

и оба Фреки,

Ёсурмар, Ам

и с ними Альв Старый;

должен ты знать это;

будешь ли слушать?

19 Друг их был Кетиль,

Клюпа наследник,

дедом твоей

матери был он;

фроди родился

раньше, чем Кари,

был из них старшим

Альв по рожденью.

20 Еще назову я

Наину, дочь Нёккви;

сын ее – шурин

отцу твоему;

родство то забыто,

о нем расскажу;

я знала обоих —

Бродда и Хёрви;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

21 Исольв и Асольв,

Эльмода дети,

и Скурхильд,

дочери Скеккиля;

ты их причисли

ко многим героям;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

22 Гуннар Стена

и Грим Закаленный,

Ульв Жадный Зев,

Щитоносец Торир,

23 Буи и Брами,

Барри и Рейфнир,

Тинд и Тюрвинг

и Хаддингов двое;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

24 Ани и Оми

потом родились,

дети от брака

Арнгрима с Эйфурой, —

берсерков буря,

великие беды

шли как пожар

по земле и по морю;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

25 Я знала обоих —

Бродда и Хёрви,

дружинников смелых

Старого Хрольва,

Ёрмунрекк им

обоим отец,

родич он Сигурда, —

слушай рассказ мой! —

славного мужа,

сразившего Фафнира.

26 От Вёльсунга род свой

вождь этот вел,

а Хьёрдис была

из Храудунга рода,

Эйлими родом

из Аудлингов дома;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

27 Гуннар и Хёгни,

наследники Гьюки,

а Гудрун сестрою

была им обоим;

Готторм – тот не был

отпрыском Гьюки,

но все же он брат

Хёгни и Гуннара;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

28 Харальд Клык Битвы, [678]

Хрёрека сын,

Колец Расточителя,

сыном был Ауд,

Ауд Премудрая —

Ивара дочь,

а Радбарда сын

Рандвером звался,

мужи эти – жертва,

богам принесенная;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

29 В живых оставалось

одиннадцать асов, [679]

когда Бальдр пал

у смерти бугра; [680]

обещал тогда Вали [681]

за брата отмстить,

и поразил он

брата убийцу;

все это – твой род,

неразумный Оттар!

30 Бальдра отец [682]

был наследником Бура,

Фрейр в жены взял Герд,

Гюмира дочь,

ётуна родом,

жена его Аурбода;

Тьяци [683] их родич,

к сокровищам жадный,

дочерью Тьяци

Скади [684] была.

31 Я много сказала,

но больше скажу, —

ты знать это должен;

будешь ли слушать?

32 Хаки был сыном

достойнейшим Хведны,

а Хведны отец

Хьёрвардом звался,

Хейд и Хросстьов —

потомки Хримнира. [685]

33 От Видольва род свой

все вёльвы ведут,

от Вильмейда род

ведут все провидцы,

а все чародеи —

от Черной Главы,

а ётунов племя —

от Имира корня.

34 Я много сказала,

но больше скажу, —

ты знать это должен:

будешь ли слушать?

35 В давние годы

родился однажды

могучий герой

из рода богов; [686]

дочери ётунов —

девять их было —

родили его [687]

у края земли.

36 Я много сказала,

но больше скажу, —

ты знать это должен;

будешь ли слушать?

37 Родила его Гьяльп,

родила его Грейн,

родила его Эйстла,

родила его Эйргьява,

родила его Ангейя,

Атла и Ульврун,

Имд и Ярнсакса [688]

героя родили.

38 Взял силу земли он,

студеного моря

и силу кабаньей

жертвенной крови. [689]

39 Я много сказала,

но больше скажу, —

ты знать это должен;

будешь ли слушать?

40 От Ангрбоды [690] Локи

Волка родил,

а Слейпнир [691] – сын Локи

от Свадильфари;

еще одно чудище, [692]

самое злое,

на свет рождено

Бюлейста братом. [693]

41 Найдя на костре

полусгоревшее

женщины сердце,

съел его Локи;

так Лофт [694] зачал

от женщины злой;

отсюда пошли

все ведьмы на свете.

42 Ветер вздымает

до неба валы,

на сушу бросает их,

небо темнеет;

мчится буран,

и бесятся вихри;

это предвестья

кончины богов.

43 Родился один

самый могучий,

силы земли

питали его;

самый, как слышно.

великий властитель,

родич для всех

людей на земле.

44 Но будет еще

сильнейший из всех, [696]

имя его

назвать я не смею;

мало кто ведает,

что совершится

следом за битвой

Одина с Волком [697] ».

45 Фрейя сказала:

«Памяти пива

дай выпить вепрю, [698]

чтоб каждое слово

вепрь мой помнил,

когда исчислять

наследники будут

родичей всех

на третье утро».

46 Хюндла сказала:

«Прочь уходи!

Спать я хочу;

доброго слова

ты не услышишь;

ты по ночам,

распутная, бегаешь,

как Хейдрун [699] с козлами

бегать умеет.

47 Ты к Оду [700] стремилась,

желаньем томясь,

и другие к тебе

под подол забирались;

ты по ночам,

распутная, бегаешь,

как Хейдрун с козлами

бегать умеет».

48 Фрейя сказала:

«Огнем исполиншу

я окружу,

отсюда тебе

ни за что не уйти!»

49 Хюндла сказала:

«Я вижу огонь,

запылала земля;

откупиться от смерти

каждый хотел бы:

Оттару пиво

ты поднеси, —

будет в нем яд

растворен смертельный!»

50 Фрейя сказалса:

«Не вызовет зла

заклятье твое,

хоть ты, исполинша,

злом угрожаешь:

пусть испивает

напиток чудесный,

прошу у богов я

помощи Оттару!»

Песнь о Гротти [702]

Почему золото называется «мука Фроди»? На это отвечает следующая сага. Скьёльд был сын Одина. От него пошли все Скьёльдунги. Он жил и правил в стране, что теперь называется Дания, а тогда называлась Готланд. [703] У Скьёльда был сын по имени Фридлейв, который правил после него. Сына Фридлейва звали Фроди. Он принял власть от своего отца в то время, когда Август Цезарь установил мир во всем мире. [704] Тогда родился Христос. И так как Фроди был самый могущественный из конунгов в северных странах, считают, что он установил мир всюду, где говорят на датском языке, [705] и люди называют это «мир Фроди». Ни один человек не причинял вреда другому, даже если ему попадался убийца его отца или брата, свободный или связанный. Тогда не было ни одного вора или разбойника, так что одно золотое кольцо долго лежало на поле Ялангрсхейд. [706]

Однажды конунг Фроди поехал в гости в Свитьод, [707] к конунгу, которого звали Фьёльнир. Он купил там двух рабынь, которых звали Фенья и Менья. Они были большие и сильные. В то время было в Дании два жернова [708] таких больших, что никто не был настолько силен, чтобы вертеть их. И эти жернова обладали тем свойством, что они намалывали то, что пожелал моловший на них. Эти жернова назывались Гротти. Хенгикьёфтом [709] называют того, кто дал жернова конунгу Фроди. Конунг Фроди сказал, чтобы рабынь подвели к жерновам, и велел им намолоть золота. Они так и сделали, намололи сперва золото, мир и счастье для Фроди. Тогда он не стал давать им ни отдыха, ни сна, более долгого, чем нужно, чтобы кукушка помолчала или прокуковала.

И говорят, что они спели песнь, которая называется Песнь о Гротти…

1 Вот появились

в палатах конунга

вещие девы

Фенья и Менья;

Фроди они,

Фридлейва сыну,

сильные девы,

отданы в рабство.

2 К мельнице их

подвели обеих,

жернов вращать

велели тяжелый;

не дал им Фроди

ни на миг передышки,

пока они песню

ему не запели.

3 Начали песню,

прервали молчанье:

«Поставим-ка жернов,

камни поднимем!»

Дальше молоть

повелел он девам.

4 Пели, швыряя

вертящийся камень,

спали в тот час

челядинцы Фроди;

молвила Менья,

молоть продолжая:

5 «Намелем для Фроди

богатства немало,

сокровищ намелем

на жернове счастья;

в довольстве сидеть ему,

спать на пуху,

просыпаться счастливым;

славно мы мелем!

6 Никто здесь не должен

зло замышлять,

вред учинять

иль убийство готовить;

рубить не пристало

острым мечом

даже брата убийцу,

в узах лежащего!»

7 Он им сказал;

«Срок вам для сна —

пока куковать

не кончит кукушка

иль, замолчав,

опять не начнет!»

8 «Фроди, ты не был

достаточно мудр, —

приязненный к людям,

рабынь покупая:

ты выбрал по силе,

судил по обличью,

да не проведал,

кто они родом.

9 Хрунгнир с отцом

храбрейшими были,

но Тьяци мог с ними

в силе тягаться;

Иди и Аурнир

родичи наши,

ётунов братья,

мы их порожденье.

10 Гротти не вышла б

из серого камня,

камень бы твердый

земли не покинул,

так не мололи бы

ётунов девы,

когда б волшебства

не было в мельнице.

11 Мы девять зим,

подруги могучие,

в царстве подземном

росли и трудились;

нелегкое дело

девам досталось —

утесы и скалы

мы с места сдвигали.

12 Камни вздымали

на стену турсов

так, что вокруг

содрогалась земля,

так мы швырнули

вертящийся камень, [711]

что впору мужам лить

было схватить его.

13 За этим вослед

мы, вещие девы,

в Свитьоде вместе

вступали в сраженья;

рубили кольчуги,

щиты рассекали,

путь через войско

себе пробивая.

14 Конунга свергли,

сражаясь за Готторма,

смелому князю

помочь мы смогли;

не было мира

до гибели Кнуи.

15 Так, дни за днями,

мы доблестно бились,

что слава пошла

о сраженьях наших;

мы копьями там

кровь проливали,

мечи обагряли

вражеской кровью.

16 Вот мы пришли

к палатам конунга,

мы обездолены,

отданы в рабство;

холод нас мучит,

и ноги ест грязь,

мы жернов вращаем,

нам плохо у Фроди!

17 Рукам дать покой бы,

жернов не двигать, —

смолола я больше,

чем было мне сказано!

Нельзя дать покой

рукам, пока вдоволь

помола для Фроди

мы не намелем!

18 В руки бы дали

крепкие древки,

мечи обагренные!

Фроди, проснись!

Фроди, проснись,

если хочешь ты слышать

старые песни

и древние саги!

19 От палат на восток

вижу я пламя —

то весть о войне,

знак это вещий;

войско сюда

скоро приблизится,

князя палаты

пламя охватит.

20 Ты потеряешь

Хлейдра [714] престол,

червонные кольца

и камень волшебный.

Девы, беритесь

за рычаги!

Нам здесь не согреться

кровью сраженных.

21 Сильно молоть

я постаралась,

видя грядущую

гибель для многих;

прочь с основанья,

в ободьях железных,

сброшена мельница, —

мелем мы снова!

22 Мелем мы снова:

сын Ирсы местью

Фроди ответит

за гибель Хальвдана;

братом ее

назван он будет

и сыном ее;

мы это знаем».

23 Девы мололи,

меряясь силами,

юные были

как ётуны в гневе;

балки тряслись,

основа слетела,

надвое жернов

тяжелый расколот.

24 Слово сказала

тогда исполинша:

«Мы Фроди смололи

славный помол;

вдосталь над жерновом

девы стояли».

Песнь валькирий [716]

1 Соткана ткань

большая, как туча,

чтоб возвестить

воинам гибель.

Окропим ее кровью,

накрепко ткань

стальную от копий

кровавым утком

битвы свирепой

ткать мы должны.

2 Сделаем ткань

Из кишок человечьих;

вместо грузил

на станке – черепа,

а перекладины —

копья в крови,

гребень – железный,

стрелы – колки;

будем мечами

ткань подбивать!

3 Хьёртримуль, Хильд.

Саннгрид и Свипуль, [717]

мечи обнажив,

начали ткать;

сломятся копья,

треснут щиты,

если псы шлема

вцепятся в них.

4 Мы ткем, мы ткем

стяг боевой;

был он в руках

у конунга юного: [718]

выйдем вперед.

ринемся в бой,

где наши друзья

удары наносят!

5 Мы ткем, мы ткем

стяг боевой;

конунгу вслед

пора нам скакать!

Гендуль и Гунн [719]

за ним помчались,

кровь на щитах

увидят они.

6 Мы ткем, мы ткем

стяг боевой;

рвутся вперед

смелые воины.

Конунга жизнь

мы защитим, —

нам выбирать,

кто в сече погибнет.

7 Будут землей

люди владеть,

что жили досель

на дальних мысах; [720]

Бриану конунгу

смерть суждена;

Сигурда ярла [721]

копья пронзят.

8 Ирам готов

горький удел, [722]

память о нем

вечною будет;

соткана ткань,

поле боя в крови;

о мертвых по свету

молва прошумит.

9 Страшно теперь

оглянуться: смотри!

По небу мчатся

багровые тучи;

воинов кровь

окрасила воздух. —

только валькириям

это воспеть!

10 Спели мы славно

о конунге юном;

слава поющим!

Слышавший нас

песню запомнит,

людям расскажет

о том, что слышал

от жен копьеносных!

11 Мечи обнажив,

на диких конях,

не знающих седел,

прочь мы умчимся.

Песнь о Хлёде [723]

1 Хумли, [724] как слышно,

гуннами правил,

а гаутами – Гицур, [725]

Ангантюр [726] – готами,

данами – Вальдар, [727]

а валами – Кьяр [728]

и Альрек Храбрый —

англов народом.

2 Хлёд [729] родился

в гуннской земле,

в священном лесу,

с ножом и мечом,

остро отточенным,

в шлеме украшенном,

в длинной кольчуге

и с резвым конем. [730]

3 Хлёд с востока,

наследник Хейдрека, [731]

в Архейм, [732] к жилищу

готов приехал. —

наследье свое

собирался он требовать.

Тризну там Ангантюр

правил по Хейдреку.

4 Человека он встретил

перед чертогом,

И поздно прибывшему

так он промолвил:

«Ступай, человек,

в палату высокую,

скажи, чтоб со мной

побеседовал Ангантюр!»

Тот вошел, стал перед столом конунга, приветствовал Ангантюра и сказал:

5 «Хлёд появился,

наследник Хейдрека,

смелый воитель,

брат он тебе,

он гордо в седле

сидит, возвышаясь;

с тобою он хочет,

конунг, беседовать».

6 Зашумели в палате,

встали сидевшие, —

всем знать хотелось,

что скажет Хлёд

и как отвечать

Ангантюр станет.

Тогда Ангантюр сказал:

«Добро пожаловать, брат мой Хлёд! Садись с нами за пир! Выпьем прежде всего меду в память нашего отца и к славе всех нас!»

Хлёд ответил:

«Мы приехали сюда не для того чтобы набивать животы».

Затем он сказал:

7 «Я хочу половину

наследия Хейдрека;

доспехов, мечей,

скота и приплода,

сокровищ казны,

жерновов скрипящих,

рабов и рабынь

с их ребятами вместе,

8 и лес знаменитый,

что Мюрквид [733] зовется,

на готской земле

могилы священные,

камень чудесный

в излучинах Данпа, [734]

кольчуг половину,

у Хейдрека бывших,

земель и людей

и блестящих колец».

Ангантюр сказал:

9 «Сначала расколется

щит сверкающий,

и с холодным копьем

столкнется копье,

И воинов много

падет на траву,

прежде чем Тюрвинг [735]

начну я делить

или дам тебе, Хумлунг, [736]

долю наследства.

10 Родич, тебе я

кубки вручу,

и скот, и сокровища,

сколько захочешь;

по дюжине сотен

людей и коней

и столько же воинов

вооруженных.

11 Дам я дары

каждому мужу, —

дороже у них

не бывало подарков;

каждому дева

достанется в жены,

деве же каждой

я дам ожерелье.

12 Серебром я тебя

покрою, сидящего,

золотом звонким

осыплю идущего.

так что покатятся

кольца повсюду;

треть ты возьмешь

готской земли».

При конунге Ангантюре был тогда Гицур Грютингалиди, [737] воспитатель конунга Хейдрека. Он был тогда очень стар. Когда он услышал слова конунга Ангантюра, ему показалось, что тот предлагает слишком много, и он сказал:

13 «Щедро сулишь ты

рабыни отродью, [738]

сыну рабыни,

от князя рожденному.

Этот ублюдок

сидел на кургане,

в то время как конунг

наследство делил».

Хлёд очень рассердился на то, что его назвали сыном рабыни и ублюдком после посулов брата. Он сразу же уехал со всеми своими людьми и направился домой в гуннскую землю к конунгу Хумли, отцу его матери. И он рассказал Хумли, что его брат Ангантюр не дал ему равной доли наследства. Конунг Хумли спросил, что произошло между ними, и очень рассердился, узнав, что Хлёд, сын его дочери, был назван сыном рабыни. Он сказал:

14 «Мы проведем

эту зиму в довольстве,

станем беседовать,

мед распивая;

гуннов научим

оружье готовить

и смело его

в бой понесем.

15 Славную, Хлёд,

соберем мы дружину,

доблестно будут

воины биться,

герои-юнцы

на двухлетках-конях, [739]

войско такое

будет у гуннов».

Эту зиму конунг Хумли и Хлёд пробыли дома. Но весной они собрали такое большое войско, что в гуннской земле совсем не осталось мужей, способных носить оружие (…) Пять тысяч было в каждом полку, и в каждой тысяче было тринадцать сотен, и в каждой сотне – четыре отряда по сорок воинов, и таких полков было тридцать три.

Собрав это войско, они поехали в лес, который называется Мюрквид. Он отделяет гуннскую землю от земли готов. Когда они вышли из леса, перед ними оказались большие селения на широкой равнине, а посреди равнины стояла великолепная крепость. Там правила Хервёр, [740] сестра Ангантюра и Хлёда, и с ней был Ормар, [741] ее воспитатель. Они должны были оборонять границу от гуннских ратей, и у них было большое войско.

Однажды утром Хервёр стояла на башне над городскими воротами. Она взглянула на юг в сторону леса и увидела большие клубы пыли от скачущих коней, и эта пыль надолго закрыла солнце. Затем она увидела, как в клубах пыли что-то сверкает, как золото, – великолепные щиты, окованные золотом, позолоченные шлемы и светлые кольчуги. Тогда она поняла, что это войско гуннов и что оно очень многочисленно. Она быстро спустилась, позвала своего трубача и велела ему трубить сбор. Затем Хервёр сказала: «Берите оружие и готовьтесь к битве! А ты, Ормар, поезжай навстречу гуннам и предложи им бой перед южными воротами крепости».

Ормар сказал:

16 «Конечно, поеду

и щит понесу,

с готами вместе

буду сражаться!»

Тогда Ормар выехал из крепости навстречу гуннам. Он громко закричал, зовя их к стенам крепости: «Я предлагаю вам битву на поле перед южными воротами!» (…) Но так как гунны были гораздо многочисленнее, войско Хервёр стало нести большие потери. В конце концов Хервёр была убита и вокруг нее погибла большая часть ее войска.

Когда Ормар увидел гибель Хервёр, он обратился в бегство, а с ним все, кто еще оставался в живых (…). Представ перед конунгом Ангантюром, он сказал:

17 «С юга я прибыл

с такими вестями:

в пламени лес,

Мюрквида чаща,

залита кровью

готов земля.

18 Знаю, что в битве

Хейдрека дочь,

сестра твоя, пала,

сраженная насмерть,

гунны ее

убили и с нею

воинов многих

из готского войска.

19 Легче ей было

битву начать.

чем свадебный пир

или с милым беседу».

Когда конунг Ангантюр услышал это, он сжал губы и долго молчал. Наконец он сказал: «Не по-братски поступил с тобой Хлёд, сестра моя благородная!» Затем он окинул взором свою дружину, которая была немногочисленна, и сказал:

20 «Много нас было

за чашею меда,

да мало осталось

для ратного дела.

21 Нету в дружине

моей никого,

кто бы поехал

и щит бы понес,

чтобы вызвать на бой

гуннское войско.

хотя б я прибавил

к просьбам награду».

Гицур Старый сказал:

22 «Не стану просить

в награду себе

даже ничтожной

золота доли;

но я поеду

и щит понесу,

чтоб гуннам вручить

жезл войны [742] ».

(…) Гицур надел хорошие доспехи и вскочил на своего коня, как юноша. Затем он сказал конунгу:

23 «Куда мне позвать

гуннов для схватки?»

Конунг Ангантюр сказал:

24 «К Дюльгье [743] зови их,

на Дунхейд [744] зови,

зови их в пределы

Ёссурских гор; [745]

там г?тов дружины

в битвах нередко

победу и славу

себе добывали».

И вот Гицур ускакал и ехал долго, пока не подъехал к войску гуннов. Он приблизился настолько, что его могли услышать, в крикнул громким голосом:

25 «Войску разгром

и гибель вождю!

Подняты стяги,

против вас Один!

26 Зову я вас к Дюльгье,

на битву сзываю

на Дунхейд, в пределы

Ёссурских гор!

Усейте поля

своими телами,

пусть Один направит

копье, как сказал я! [746] »

Услышав слова Гицура, Хлёд сказал:

27 «Схватите скорее

Гицура Старого!»

А конунг Хумли сказал:

28 «Посланца не троньте, —

один он приехал».

(…) Гицур пришпорил своего коня и поскакал к конунгу Ангантюру. Он предстал пред ним и приветствовал его. Конунг спросил, был ли он у гуннов. Гицур сказал: «Я говорил с ними и позвал их на поле битвы на Дунхейде и в долины Дюльгьи». Ангантюр спросил, как велико войско гуннов. Гицур сказал: «Их великое множество.

29 Шесть боевых

у гуннов полков,

в каждом пять тысяч,

а в тысяче – сотни

счетом тринадцать,

в каждой же сотне

вчетверо больше

воинов смелых».

На следующий день они начали битву. Они бились целый день и вечером вернулись в свои шатры. Так они сражались восемь дней (…). День и ночь к Ангантюру подходили подкрепления со всех сторон, так что у него было не меньше народу, чем вначале. Битва стала еще жарче, чем раньше (…). Готы защищали свою свободу и свою родину, сражаясь против гуннов, они поэтому стойко держались и подбадривали друг друга. К концу дня натиск готов стал так силен, что полки гуннов дрогнули. Увидев это, Ангантюр вышел из ограды щитов, стал во главе войска и, взяв Тюрвинг в руки, начал рубить людей и коней. Ограда щитов вокруг конунга гуннов была прорвана, и братья сошлись друг с другом. Тут Хлёд пал, и конунг Хумли пал, и гунны обратились в бегство, а готы убивали их, и убитых было так много, что реки оказались запружены и вышли из берегов, и долины были заполнены мертвыми лошадьми и людьми и залиты кровью. Ангантюр пошел тогда на поле боя посмотреть на убитых и нашел своего брата Хлёда. Тогда он сказал:


Сейчас читают про: