double arrow

Легенда Тристане и Изольде 5 страница


Румянец на щеках горит.

3180 "Сеньер, - Изольда говорит,

Не в прок пошла тебе охота,

Но ведь охота не забота:

Ты близко к сердцу не бери,

3184 Что упустили дичь псари".

В ответ смеется государь:

"Не доезжачий и не псарь,

Во всем повинны трое злыдней,

3188 Что подколодных змей ехидней.

Я их прощал по доброте,

Но неуемны в клевете.

Мне больше слушать невтерпеж

3192 Поклепы, ябеды и ложь!

Я из-за них изгнал Тристана,

Но продолжают неустанно

Бароны козни злые строить.

3196 Придется мне их успокоить:

Попляшут у меня они,

На виселице кончив дни!"

Изольда, усмиряя гнев,

3200 Сидит, как будто онемев,

И думает, потупя взор:

"То милость божья, что сеньер

Изветчиков не хочет слушать,

3204 Да будут прокляты их души!

И как земля злодеев носит!"

Потом негромко произносит:

"Опять меня порочат? Что ж!

3208 Живуча в этом мире ложь!

Защитник у меня один

Ты, мой супруг и господин,

В твоих руках судьба моя.

3212 Но знает вышний судия,

Что оклеветана я ими,

Недоброхотами моими,

И он, благий, воздаст сурово

3216 За все их происки и ковы!"

Король Изольде: "Слушай дале:

В свои владенья ускакали,

Пылая гневом, эти трое".

3220 "Из-за чего?" - "Скажу, не скрою:

Из-за тебя". - "Но объясни,

Что надо им?" - "Твердят они,

Что не снята с тебя вина

3224 В грехе с Тристаном, что должна

Ты суд пройти ..." - "А если "да"

Скажу на это?" - "Ну, тогда ...

Тогда с повинной к нам придут".

3228 "Так назначай же божий суд!"

"Когда? Сегодня?" - "Как ты скор!)

"Зачем же медлить?" "Мой сеньер,

Молю, не отвергай совета.

3232 Им надо сжить меня со света:

Пусть оправдаюсь, пусть пройду

Искус суровый по суду

Но что баронам суд господний?

3236 Язык прикусят на сегодня,

А завтра снова ожидай

Изольду, мол, суду предай!

Будь я хоть ангела невинней,

3240 Мне нет защиты на чужбине!

Но перед небом я чиста,

Так что мне ложь и клевета!

Хотят суда - пойду на суд,

3244 Все испытания снесу

Да будет правды торжество!

Я требую лишь одного:

Пускай присутствуют при том

3248 Король Артур со всем двором.

Уж если обеленной выйду,

Они-то не дадут в обиду,

Когда какой-нибудь барон,

3252 Будь сакс, будь корнуэльсец он,

Начнет точить поклепов яд

Они его не пощадят!

Хочу, чтоб прибыли сюда

3256 Король Артур ко дню суда




С племянником своим Говеном {64},

Столь доблестным и несравненным,

Кей-сенешаль {65}, и Жирофлет {66},

3260 И, рыцарства прекрасный цвет,

Сто из артуровых вассалов.

Тогда, как я тебе сказала,

Они, увидя божий суд,

3264 По свету правду разнесут,

Лгать корнуэльцам не позволят,

Изветчикам не помирволят.

Назначь же срок, сеньер, заране,

3268 И пусть на Белой на Поляне

Сберется стар, сберется млад,

Кто нищ и гол, и кто богат,

Не то утратят все именье.

3272 Тем временем без промедленья

С известьем этим я пошлю

Гонца к Артуру-королю.

Исполнен чувств высоких он

3276 И рыцарство - его закон:

Со всем двором на суд прибудет".

Король в ответ: "Пусть так и будет".

И весть глашатаи несут,

3280 Что через две недели - суд.

И вести три барона рады:

Ждут приговора, как награды.

И слух разносится везде,

3284 Когда назначен суд и где,

И что король Артур прибудет

Смотреть, как королеву судят,

И рыцари его при нем.

3288 К Тристану между тем тайком

Изольда спешно шлет пажа.

"Скажи ему, что госпожа

Из-за него сейчас страдает

3292 И от него лишь ожидает

Изольда помощи по праву.

Вблизи Поляны переправу

И топь он знает, что народом

3296 Не зря Худым зовется Бродом.

По этой топи от реки

Людьми проложены мостки.

Пусть в день суда Тристан с рассвета,

3300 Придет туда, переодетый,

Весь в рубище, как прокаженный;

Пусть чашку тянет униженно

Не премини ему сказать

3304 Пусть эту чашку привязать



К себе веревкой не забудет,

Да и клюку пусть раздобудет.

Отказа прокаженным нет:

3308 Немало соберет монет.

Пусть серебро прибережет,

И мне подарит в свой черед

В час тайной встречи те монеты".

3312 Паж Перинис в ответ на это:

"О госпожа моя, тотчас

Исполнен будет твой приказ" {67}.

. . . . . . . . . . . . . . . . .

Чуть на небе зардел рассвет,

3616 Садится, в рубище одет,

Тристан у брода, духом весел.

На шею кружку он навесил,

Веревкой обвязав сперва.

3620 Под ним зеленая трава,

А перед ним болото, грязь.

Сидит, не скорчась, не скривясь,

Широк в плечах, по виду хват,

3624 Не карла ростом, не горбат,

Но шрамами весь изукрашен

И на лицо отменно страшен.

Чуть по дороге кто проходит,

3628 Тотчас он жалобу заводит:

"Судьба мне мачеха, не мать!

Уж лучше бы в гробу лежать,

Чем у прохожих корку хлеба

3632 Выпрашивать во имя неба.

Не пожелаю и врагу!"

Кидает всяк ему деньгу.

Так ловко вымогает он,

3636 Как будто смалу приучен

Пройдохой быть и обиралой.

Идет ли челядинец малый,

Гонец бежит ли чей-нибудь

3640 Тристан, главу склонив на грудь

И причитает, и гундосит,

И получает то, что просит.

А если кто осыплет бранью,

3644 И плутом обзовет, и дрянью,

Тристан в ответ промолвят тихо:

"Дай бог тебе не ведать лиха".

Иной рычит, - мол, петля плачет

3648 По тем, кто люд простой дурачит

А он и бровью не ведет

И за ругателем бредет,

Не отступает, провожая,

3652 Пока не снимет урожая,

Да и обильного к тому ж.

Монетку ль бросит знатный муж

Тристан поклоны бьет вельможе:

3656 Утробу, дескать, пламя гложет,

И пересох от жажды рот.

Теперь он хоть глоток хлебнет,

А то и жить не стало мочи.

3660 Простак, внимая, слезы точит

И в мыслях нет, что все - обман,

Что перед ним сидит Тристан.

Подходит, подъезжает к броду

3664 Все больше всякого народу.

Оруженосцы во всю прыть

Мчат, чтобы первыми прибыть,

Шатры раскинуть побыстрее.

3668 А те шатры цветов пестрее.

Коль знатен и богат сеньер,

Отдельный у него шатер.

Кто на коне, кто пешим ходом,

3672 Но всякий мнется перед бродом.

Ступают кони в грязь с опаской,

Барахтаются в жиже вязкой,

Где ж всадникам тут усидеть?

3676 Тристану весело глядеть.

"Пришпорьте! - им кричит, смеясь.

- Лицом не упадите в грязь!

Эй, шпорьте, не жалея сил!"

3680 Кто ноги в тине увязил,

Тот вылезает без сапог

И рад, что голову сберег.

А если кто совсем застрянет,

3684 Тристан бедняге руку тянет

И помогает, но без толку:

Толкает глубже втихомолку,

Твердя: "Хвала и слава богу,

3688 Что оказал тебе подмогу,

Но за мое благодеянье

Пусть щедрым будет подаянье:

Изгваздался, вам помогая,

3692 Одежка мне нужна другая".

Лишь для того он мелет вздор,

Чтоб радостью зажегся взор

Изольды золотоволосой,

3696 Когда пройдет мимо откоса.

У брода шум стоит великий.

Разносятся далеко крики

Застрявших в зыбкой той трясине,

3700 По маковку в грязи и тине.

Кому беда, кому потеха.

Меж тем король Артур приехал

И рыцари его при нем,

3704 С кем он за Круглым за столом

Как равный с равными сидит.

Остановился и глядит

На брод худой, на переправу.

3708 А кони у вельмож на славу,

И новый дорогой доспех,

И на щитах гербы у всех.

Кто в бархате, а кто в шелку.

3712 Заводят игры на скаку.

Тристан Артура узнает

И сразу голос подает:

"Ты на меня взгляни, король:

3716 На мне отрепье, голь да моль,

Весь в струпьях, немочью изъеден,

А скорбный мой родитель беден.

Ты в серое одет сукно

3720 Из Ратисбоны, знать, оно {68}.

Рубаха белая видна

Из реймского из полотна {69},

И телом ты и бел, и гладок.

3724 Чулки натянуты без складок,

Они из тонкой, тонкой сетки

И зелены, как лист на ветке.

Поверх из теплой шерсти гетры.

3728 Меня ж пронизывают ветры,

Я запаршивел, бос и наг,

И если впрямь ты сердцем благ,

Мне шерстяные гетры те

3732 Отдашь в великой доброте".

Король растроганно внимает,

И гетры паж с него снимает,

И вот, довольный, ублаженный,

3736 Их надевает прокаженный,

И милостыню клянчит снова,

И за обновою обнова

Ложится возле бедняка,

3740 Да все полотна и шелка.

Пестрит дарами бугорок.

Вот Марк-король, осанист, строг.

Неспешно проезжает мимо,

3744 И громко прокаженный мнимый

Вздыхает, охает, кричит,

Своей трещоткою трещит,

Пеняет хрипло на страданья,

3748 Вымаливает подаянье.

"Подай мне, Марк-король, хоть малость!"

И короля объемлет жалость,

И вот уже снимает он

3752 Подбитый мехом капюшон.

"От холода терпел ты много

Надень мой капюшон, небого".

"Сеньер, спасибо, - тот в ответ,

3756 Я добротой твоей согрет".

И дар за пазуху сует.

"Скажи, где твой отец живет?"

"Уэльсец он, благий король,

3760 Из Карлеона {70}". - "А давно ль

Ты меж людей изгой? "Сеньер,

Три года протекло с тех пор,

Как злой недуг меня сгубил.

3764 Красавицу я полюбил:

Через нее и стал недужен,

Всем страшен, никому не нужен,

Через нее изнемогаю,

3768 Трещоткою народ пугаю,

Брожу с протянутой рукой".

"Мне правду-истину открой:

Она-то как занемогла?"

3772 Что ж тут гадать? Переняла

От своего от господина.

У нас троих удел единый.

Зато прекрасней, чем она,

3776 На целом свете лишь одна".

"А кто ж?" - "Изольда. Но, ей-ей,

Моя подруга схожа с ней".

Смеется Марк на эту речь.

3780 Тем временем, гарцуя встречь,

К нему король Артур спешит.

И оба рады от души.

Тот об Изольде вопрошает.

3784 "Тропой лесною поспешает,

Барон Андрет ее ведет.

Но как ей перебраться вброд?"

Ждут короли, что будет дале.

3788 А к переправе подскакали

Три ворога меж тем. "Послушай,

Кричат Тристану, - где тут суше?

Где лучше брод?" - "Повсюду грязь,

3792 Тот молвит, к ним оборотясь,

Вот только там не столь уж вязко".

Клюкою тычет, как указкой,

Туда, где самая трясина:

3796 "Там бутовище, а не тина".

Коней пускают вброд бароны,

Как указал им прокаженный,

И липкой грязи вволю там,

3800 По самое седло коням.

И бултыхнулись три злодея,

А он, как бы о них радея,

Кричит, орет с бугра: "Сеньеры,

3804 Сильней, сильней вонзайте шпоры!

Да ну же, бог вас разрази!

Вам, что ли, нравится в грязи?"

Все глубже вязнут скакуны.

3808 Бароны ужаса полны:

Ни кочки, ни куста кругом.

А на откосе на крутом

Весь рыцарский собрался стан.

3812 Послушайте, как врет Тристан.

"Пожитки на седло кидайте!

В грязи утопнуть им не дайте!

Плащи, плащи вам надо скинуть!

3816 Рукой гребите, чтобы не сгинуть!

Я видел сам - здесь без труда

Кто шел туда, а кто сюда,

И бодрою к тому ж походкой".

3820 И ну трещать своей трещоткой,

И кружкою при том бренчать,

Давать советы и кричать.

На берегу на супротивном

3824 Изольда в одеянье дивном

Глядит на ворогов в грязище,

На друга в облаченье нищем,

И спешивается она,

3828 Спокойной радости полна.

Людьми облеплен косогор.

И короли, и весь их двор

Следят за этими тремя,

3832 Как падают они плашмя,

Встают и вновь бредут, скользя.

Орет калека: "Так нельзя:

Уже и королева тут,

3836 Пора начать над нею суд,

Вам, что ж, послушать неохота,

Так по душе пришлось болото?"

Шумит, гудит от смеха склон.

3840 Меж тем Деноалену он:

"Тебя, сеньор, уж так мне жалко,

Держись-ка за мою за палку".

И палкой тычет, и тычок

3844 Того опять сшибает с ног.

Теперь барон как грязи ком,

Лишь волосы торчат торчком.

А прокаженный вновь заводит:

3848 "Ох, силушка моя уходит!

Недуг Акрийский {71} виноват,

Что ноги быстрые болят,

Что ноют днем и ночью кости,

3852 Что руки белые в коросте!"

При королеве был Динас.

Тристана он узнал тотчас,

Ей незаметно подмигнул,

3856 Потом на Брод Худой взглянул

И увидал, возвеселясь,

Трех ворогов, попавших в грязь.

С трудом те одолели брод,

3860 С них грязь потоками течет.

Отмоются не так-то скоро!

На них глазеют с косогора,

Они ж до нитки все снимают,

3864 Одежду грязную сменяют.

Я про Динаса расскажу.

Он поглядел на госпожу

И говорит: "Ты в шелк одета

3868 Как перейдешь болото это?

Наряд бесценный - вот беда!

Испорчен будет навсегда.

Такую грязь не отскребешь,

3872 Мне эта мысль как острый нож".

Мигнув ему, она смеется:

Отважное в ней сердце бьется,

К тому ж и разумом она

3876 И хитростью наделена.

Чуть ниже, там, где терн растет,

Динас легко на берег тот

Переправляется с Андретом,

3880 Она ж по-прежнему на этом.

Стоит теперь, как перст одна,

И через реку всем видна.

Обращены все взоры к ней

3884 И рыцарей и королей.

И, зная это, к иноходцу

Она подходит и берется

Подвязывать к лукам чепрак,

8888 Да так умело, споро так,

Что даже конюх наторелый

И тот ловчее бы не сделал!

Потом и тебенькам {72} черед:

3892 Их под седло она сует.

И вот уже с коня сняла

Ремень нагрудный, удила,

И, сжавши хлыст одной рукой,

3896 Чуть приподняв подол другой,

Ведет коня спокойно к броду,

Дает хлыста - тот входит в воду.

И в удивление пришли

3900 И рыцари, и короли,

И восхищаются согласно

Изольдой храброй и прекрасной.

Из шелка был ее наряд,

3904 Таким торгует лишь Багдад,

Блио, и плащ, и шлейф по краю

Обшиты мехом горностая;

В кудрях златой сверкает венчик;

3908 Ложатся кудри ей на плечи,

Златою нитью перевиты;

Белы и розовы ланиты

Как вешний день она цветет.

3912 Изольда нищего зовет:

"Иди скорей сюда! Есть дело".

"О госпожа, - он ей несмело,

Прости, что прекословить смею,

3916 Но я тебя не разумею".

"Боюсь испачкаться в грязи.

Ты на себе перевези

Меня на берег тот". - "О Боже,

3920 Такое счастье мне не тоже!

Взгляни, владычица: я грязен,

Горбун, урод и весь в проказе".

Она в ответ: "Что из того?

3924 Недуга злого твоего,

Не бойся, я не перейму".

А он ей: "Сердцу моему

Сладка, отрадна речь такая".

3928 К Изольде он идет, хромая.

"Ты страшен! Отверни личину

И поскорей подставь мне спину.

Ты будешь конь, я верховой".

3932 Смеясь, он к ней встает спиной,

И вот она верхом на нем,

И короли со всем двором

Глядят, как хромля, спотыкаясь,

3936 Притворно охая, шатаясь,

Ее несет он через реку.

Она сидит, обняв калеку,

Ногами сжав ему бока

3940 И улыбается слегка.

И все кричат: "Дивитесь, люди" {73}

. . . . . . . . . . . . . . . .

И не привидится во сне,

3944 Чтоб прокаженный на спине

Нес королеву! Он убогий,

Едва переставляет ноги,

Давайте ближе подойдем

3948 Вдруг упадут они вдвоем!

И к берегу спешат бароны {74},

. . . . . . . . . . . . . . .

И сам король Артур идет,

3952 А вслед за ним валит народ.

Прекрасной ношей нагруженный,

Бредет, качаясь, прокаженный,

Уже у цели он, и вот

3956 Изольда на ноги встает.

Он руку тянет, просит мзды

За тяжкие свои труды.

Король Артур взывает к ней:

3960 "Будь, королева, пощедрей!

Он заслужил". Она в ответ:

"К нему быть щедрой? Нет и нет!

Он выклянчил уже немало

3964 Наестся нынче до отвала!

Суму он сунул под тряпье,

Но я нащупала ее:

Король, полно там всякой снеди,

3968 Не так уж этот нищий беден.

Не корки, а хлеба в суме,

К тому ж одет-обут к зиме.

Пять эстерлинов {75} он за гетры,

3972 Возьмет - за твой подарок щедрый,

А капюшон тот меховой,

Что дал ему властитель мой,

Нетрудно будет променять

3976 Хоть на осла, хоть на кровать.

Людей стрижет он, как овец,

Бесстыжий этот молодец.

Но пусть зарубит на носу,

3980 Не дам бездельнику ни су!"

Смеются громко короли.

Коня Изольде подвели.

Все на Поляну поспешают

3984 И на скаку мечи скрещают.

Чуть скрылись - и Тристан тотчас

Пошел туда, где ждал Динас.

Тот был уже давно готов,

3988 Взнуздал кастильских скакунов {76},

Взял два щита и два копья

И для него и для себя.

Тристан с Динансом облачились,

3992 Неузнаваемы явились.

Лицо завесой белой скрыв,

Назад учтиво отступив,

Динас возле коня стоит.

3996 Могуч его скакун и сыт.

Бель Жоеор {77}, Тристанов конь,

Резвей, быстрее, чем огонь.

Он черной саржей весь покрыт,

4000 Седло черно и черен щит,

Завесой черной - нет чернее,

Тристан укрыл лицо и шею,

А на копье значок тот самый,

4004 Что дан ему Прекрасной дамой.

За поясом у них мечи,

Под ними кони горячи,

Среди холмов долиной едут,

4008 Между собой ведут беседу.

Пред ними Белая Поляна.

Узрев Динаса и Тристана,

Ровен отважный вопросил,

4012 Племянник он Артура был:

"Кто, Жирофлет, вот эти двое?

Их вид так важен и достоин!"

"Тот, в черном, наводящий страх {78},

4016 Из Черных, что живут в горах,

А в белом с блещущим щитом,

По облику мне незнаком.

В них дух нечистый, не иначе".

4020 Те по Поляне Белой скачут.

Их копья высоко подъяты,

Щиты в руках могучих сжаты.

Они с доспехами слились,

4024 Как будто в них и родились.

Марк и Артур склоняют слух

К речам неспешным этих двух:

Для них, мол, Корнуэльс - чужбина,

4028 Их край - просторная равнина.

И многие на них глядят,

Они же взорами скользят,

Глазами неустанно бродят,

4032 Но тех, кто нужен, не находят.

Изольда с верною Бранжьеной

Обоих признают мгновенно.

А между тем Андрет верхом,

4036 С высоко поднятым копьем,

Летит к Тристану, словно ветер,

Ему в лицо попасть он метит.

Тристан Андрета признает,

4040 И охнуть не успел народ,

Как выбит из седла барон.

Он ранен в руку, побежден,

Лежит, бессилен и унижен,

4044 У ног Изольды неподвижен.

Увидел Говернал в тот миг,

Что едет от шатров лесник,

Тот, что задумал, низкий тать,

4048 Тристана спящего предать.

К врагу он мчится, как стрела,

Предатель видит - смерть пришла,

Похолодел, дрожит со страху.

4052 Его пронзает сталь с размаху,

И, прежде, чем пришел священник,

Дух испустил лесник-изменник.

И, в простоте нелицемерной,

4056 Изольда, радуясь безмерно,

Смеется, скрытая покровом.

Меж тем, насупившись сурово,

Собрались Жирофлет, Ивен,

4060 Толас, Корис, Синглор {79}, Ровен.

И говорит Говен: "Сеньеры,

Как быть? Смолчать, потупив взоры?

Я думаю, нечистый дух

4064 Стоит на страже этих двух,

Но пусть хоть сотнями хранимы,

Убит один из наших ими:

Долг рыцаря - отметить врагам".

4068 Король Говену: "Был бы нам

Отважный подвиг сей по нраву".

Но, одолевши переправу,

Уже на берегу другом

4072 Тристан и Говернал вдвоем.

Решив, что духи эти двое,

Все их оставили в покое.

Артур с Изольдой едет рядом,

4076 И путь ему - одна отрада {80}.

. . . . . . . . . . . . . . . . .

Расселись все бок о бок, в ряд.

4184 Поодаль короли сидят:

Меж них, обоим сжавши руки,

Изольда в ожиданье муки.

Лежат на драгоценной ткани

4188 Святые мощи, и в охране

Говен в изглавье зорко бдит.

Артур с Изольдою сидит

И первый слово молвил он:

4192 "Прекраснейшая среди жен,

Клянись, Изольда, пред мощами,

Что не было вовек меж вами,

Между Тристаном и тобой

4196 Любови грешной и срамной".

И, к небу обративши взоры,

Изольда говорит: "Сеньеры,

Внемлите клятве все округ,

4200 Внемли и ты, о мой супруг!

О боже, сущего создатель,

Святой Гиларий {81}, мой предстатель,

Услышана да буду вами!

4204 Я чудотворными мощами

Клянусь - меж бедер у меня

В ночи ль, средь белого ли дня

Лишь двое были: первый тот,

4208 Кто нес меня по топи вброд

Тот жалкий нищий прокаженный

Да Марк-король, кому я в жены

На веки вечные дана.

4212 Вся правда господу видна:

Да, нищего я обнимала... {82}

. . . . . . . . . . . . . . . .

И это клятвенное слово

4216 Я подтвердить сейчас готова".

И слышит это стар и млад.

Все крестятся и говорит:

"Помилуй королеву, Боже!

4220 Нет, так солгать никто не может!

Тот нехристь или лютый зверь,

Кто не поверит ей теперь.

Оправдана Изольда нами,

4224 Поклявшися перед мощами

При королях, при всем народе,

Что были у нее меж бедер

Лишь двое - прокаженный тот,

4228 Который нес по грязи вброд

Изольду в девять поутру,

Да Марк-король, ее супруг.

Пусть ад ее врагов пожрет!"

4232 Король Артур тогда встает

И Марку слово говорит,

И речь его как гром гремит,

"Король, господен правый суд

4236 Сейчас мы все узрели тут.

Изольда пред тобой безвинна,

И коль наветов яд змеиный

Бароны лить начнут опять,

4240 Клянусь, всем трем не сдобровать!

Не будет мною пощажен

Ни Гондоин, ни Гвенелон,

И ты, Деноален-злодей,

4244 Заплатишь головой своей!

Где б ни был я - стрелой примчусь,

С клеветниками расплачусь!"

И Марк ему в ответ: "Сеньер,

4248 Благодарю". Доволен двор:

Нелюбы эти трое всем.

В отъезд сбираясь между тем,

Артур отважный и премудрый

4252 Изольде молвит златокудрой:

"Ко мне, сеньера, слух склони,

Суровым взором не казни,

Тебе служить до гроба рад,

4256 И пусть твои враги дрожат!

По праву преданного друга

Просил я твоего супруга

Клеветникам не верить впредь,

4260 Наветы гнусные презреть".

"С тобою я во всем согласен",

Так молвил Марк, и восвояси

Они уехали затем:

4264 Марк в Корнуэльс, Артур в Дархем.

Тристан в лесу недолго прожил

И в Корнуэльс уехал тоже.

Марк в Тинтажеле мир вкушает

4268 Он всем соседям страх внушает,

И вот охотится, пирует.

Изольда с ним, но все горюет

И предана любви былой.

4272 Меж тем, взыскуя мести злой,

Три лиходея, не смирясь,

Плетут коварных козней вязь.

Алчбою к золоту томим

4276 Приходит наговорщик к ним

И молвит: "Если я совру,

Как пес паршивый пусть умру.

За королеву посейчас

4280 Лютует Марк-король на вас.

Накиньте петлю мне на шею,

Коль вам, сеньеры, не сумею

Тристана показать тайком,

4284 Когда с Изольдой он вдвоем.

Тристан, как сам Ренар, хитер {83}:

Едва со всею свитой в бор

Король на лов уедет дальний

4288 Уж он в его опочивальне.

В окно, что справа, киньте взгляд,

И пусть меня поглотит ад,

Коль не увидите воочью

4292 Его - на зорьке или ночью.

Сжимает лук одной рукой

И держит две стрелы в другой.

При нем и меч". - "С чего ты взял?"

4296 "В окно увидел и признал".

"Кого?" - "Я говорю - Тристана".

"Когда?" - "Да нынче, ранним-рано".

"И он пришел один?" - "Вдвоем:

4300 Наставник Говернал при нем".

"А где ж их кров?" - "В горах живут".

"Им, верно, дал Динас приют".

"Должно быть, так". - "Ну, все равно.

4304 Как нам увидеть их?" - "В окно.

Но только за услугу эту

Вы дайте мне сперва монету".

"А много ль?" - "Марку серебра".

4308 "Платить, пока идет игра?

Нет, погоди. Ты ловок больно!

Мы обещаем - и довольно.

Когда Тристана впрямь захватим,

4312 Не скаредно тебе заплатим".

И шепчет душегуб лукавый:

"Есть в спальне королевской справа

Оконце, скрытое ковром.

4316 А в садике под тем окном

Течет ручей. Его откос

Высоким шпажником порос.

С зарей пусть кто-нибудь из вас

4320 Шмыгнет в тот сад - да чтоб припас

И взять с собою не забыл

Сук подлинней, да заострил

Конец того сука заране.

4324 Пусть он перед оконцем встанет,

Суком ковер тихонько сдвинет

И взором горницу окинет,

И сам тогда он убедится,

4328 В силке ли знатная та птица.

Пусть не боится ничего:

Из спальни не видать его.

Три утра пусть постережет,

4332 И если вам язык мой лжет,

Пускай его отрежет нож".

Бароны говорят: "Ну что ж,

Заплатим. Наше слово свято".

4336 Ушел бесстыжий соглядатай.

Бароны судят и рядят,

Кто первый проберется в сад

И, притаившись под окном,

4340 Застигнет любящих вдвоем.

И вот решают - для почина

Отправить первым Гондоина.

Как радуются эти трое,

4344 Тристану западню устроя!

Меж тем, Изольда в Тинтажеле,

Не ведая о черном деле,

К Тристану Периниса шлет:

4348 "Пусть на заре ко мне придет:

Король ночует в Сен-Любене" {84}.

И мчится паж быстрей оленя,

Несет Тристану эту весть.

4352 Конец у всякой были есть.

Тристан, поднявшись до рассвета,

Покуда тьмой земля одета,

Собрался в путь, ему не новый,

4356 Что вел по заросли терновой.

Там, где кусты прорезал луг,

Чуть замедляет шаг и вдруг,

Сквозь ветви бросив взгляд орлиный,

4360 Зрит вероломца Гондоина,

И для удара меч заносит.

"О боже правый, - рыцарь просит,

Пусть враг мой ближе подойдет".

4364 Но в сторону уходит тот.

Он и для стрел недосягаем.

Бессильной яростью сжигаем,

Стоит Тристан, но в этот миг

4368 Пред ним Деноален возник.

Тот был не пеший, а верхом

На иноходце вороном,

При нем два кровных пса борзых.

4372 Науськивал он громко их

На вепря, что среди кустов

Укрылся от свирепых псов.

А те ворчат и зубы щерят,

4376 Но им не взять сегодня зверя:

Уйдет добыча, а взамен

Умрет сейчас Деноален

От раны, да такой, что тут

4380 И чудодеи не спасут.

Тристану плащ теперь помеха.

Его он скинул, чуть подъехал

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: