double arrow

СПОРТ: ЯРОСТНЫЙ И ПРЕКРАСНЫЙ МИР



КЛАССИФИКАЦИЯ ИГР. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

Когда мы говорим о классификации игр, необходимо рас­крыть специфику структурирования этого общего феномена, т.е. применить дедуктивный метод расчленения одной большой игры на ряд «малых»[157]. В рамках этого подхода можно выделить следующие виды классификации игр.

1. Р. Каюйа выделил четыре типа игр. Игры расположены на едином континууме-процессе, начало которому задает максимальный Ludus (управление игрой через правила) и заканчивается Paidia (максимальная стихия игры, обеспечива­ющая самореализацию игрока):

а) игра-агон (борьба, состязание). Играют соперники, цель игры — победа. Прежде всего это спорт;

б) игра-alea (жребий, игральная кость). Сюда относятся все азартные игры, игры на везение, в которых побеждает случай[158]. В этих играх главенствует риск (например, биржевая игра, лотерея, карты, пари, рулетка, тотализатор)[159]. Замечено, что в кризисные времена эта страсть усиливается до предела. Игра, этот наркотик для бедных, дает возможность обмануть судьбу и питает мечты о лучшей жизни;

в) игра-mimicry (подражание, имитация). Этот тип игры характерен для сценических искусств, театра, зрелищ типа шоу. Играющий — актер, его принцип игры — жизнеподобие, подражание реальности;




г) игра-ilinx, игра головокружения. Игрок играет с самой смертью в прятки — рискованные мероприятия вплоть до «русской рулетки». На карту ставится сама жизнь игрока — она отдается на волю случая, стихии.

Все эти четыре типа локализованы: первый — стадионом, спортзалом и т.д., второй — игральным столом, рулеткой, третий — сценой, а четвертый — самой жизнью играющего.

2. Выделяются три плана игры: play (играние), game (вид игры), performance (мотивация игрока, его отношение к игре). Такой метод классификации (структурации) позволяет ясно описать конкретные виды игр с четким расчленением их на составные части.

3. С.А. Смирнов в вопросах классификации продвигается глубже всех, поскольку в схему включаются соответствующие стили жизни людей, что делает понимание игры более антропологичным. Он предлагает следующую схему, выделяющую три типа игр[160].

Игра-мимезис Игра-агон Игра-экстазис
Родовая природа: подражание, удвое­ние мира, аполлоновское начало в культуре   Родовая природа: борьба, соревновательность, состяза­тельность с целью победы, доминирова­ния Родовая природа: постижение смысла бытия, построение своего мира, дионисийское начало в культуре

Игра-мимезис (соответствует театру, языковым играм, играм с текстом) связана с игрой воображения и ума человека, это мир «Зазеркалья», и целью создания такого мира является развитие личности играющего. Квази-формы: эстетство, салон­ные игры, богемное поведение. Такая игра, когда фантазия приобретает прочные формы, «овеществляется», переходит в игру-агон, целью которой уже является победа одного игра­ющего над другим в ирреальном мире, это игра в игрушки в условном мире, огороженном множеством правил (рыцарские турниры, спортивные состязания, конкурсы эрудитов). Здесь свободы меньше, чем в первом типе игр, поскольку нет места для импровизации, индивидуальной интерпретации роли. В агонистике человек вырабатывает силу жизни, выносливость, отодвигает границы «усталости от жизни». Если нарушается мера игры, то появляются квази-формы (война) уничтожающие в конечном счете и игрока, и данный тип игры.



Игра-экстазис доводит борьбу до предела, игрок ходит по краю пропасти, вплоть до тяжбы с Богом (Гамлет, Дон-Кихот). Этот тип игры воплощен в героях Пушкина: Евгении из «Медного всадника», Сальери, Германе из «Пиковой дамы»; ключевая мысль. Пушкина состоит в том, что идея, становя­щаяся абстрактным принципом, знаменем, фетишем, превращается в идола, в дубинку для уничтожения живого. Идол ищет олицетворенной силы и находит его в фанатике. Здесь мы уже близки к объяснению поступков героев Достоевского, разру­шающих опоры, на которых зиждется природа человека, и бросающих вызов самой истории. Квази-формами являются рулетка, кости, карты.

Вникая в проблематику игры, мы не можем пройти мимо взглядов на игру Э. Берна, известного американского психо­терапевта, написавшего книгу «Игры в жизни людей». Он обнаруживает множество сценариев жизни, реализующихся как в трансакциях, так и во внутреннем мире человека. Если взаимодействия людей нельзя сводить к игре, в чем мы уже убедились, то наш интерес к описанным Берном взаимоот­ношениям внутренних олицетворений законен. Он структури­рует внутренний мир человека по персонажам «ребенок», «ро­дитель» и «взрослый». Взаимоотношения между ними опреде­ляются сутью этих олицетворений: «ребенку» свойственны фантазии, творческое, импровизационное начало, «родителю» — нормативность, традиционализм, воспитательное начало, унас­ледованное от его родителей и помогающее прокладывать русло жизни «ребенку», а «взрослому» характерны прагматическое отношение к жизни, рациональность в суждениях и поступках. Преобладание во внутреннем мире того или иного человека какой-либо из этих позиций означает преобладание соответ­ствующих стремлений в реальных поступках индивида, в его действиях и в участии в тех или иных типах игр (стиль жизни индивида во многом зависит от «долевого участия» в его поведении этих персонажей, что, в свою очередь, обусловлено его воспитанием и самовоспитанием в рамках данной куль­туры).

Игра-агон стимулируется стремлением к победе каждого участника игры посредством состязания в силе, ловкости, умении, волевом настрое. Это — спорт. Он является отраже­нием в игровой форме феномена доминирования, когда борьба ведется ненасильственными способами, а превосходство дости­гается путем соревнования в рамках установленных правил. Характерно, что по традиции во время Олимпийских игр в Древней Греции прекращались все военные действия — это указывает на то, что люди с давних пор стремились к реализации основных феноменов своего существования в «чис­том» виде, когда моральные требования «очеловечивают» тот или иной феномен совместного существования людей,

Книга рекордов Гиннеса выделяет 78 видов спорта, по которым проводятся чемпионаты мира и Олимпийские игры. Только в одной легкой атлетике насчитывается 72 вида со­ревнований, а если суммировать виды соревнований для мужчин и женщин, взятых отдельно, а также виды, соревнования по которым проводятся в закрытых помещениях, то мы получим поистине грандиозную картину современного спорта, с каждым годом раздвигающего свои горизонты. Разнообразие все новых видов спорта говорит о том, что тенденция роста игры-агона соответствует историческому росту разнообразия людей, а также увеличению числа людей, ищущих своего самоопределения и самоутверждения в ненасильственных формах.

Мир игры смягчает феномен доминирования, стремления к превосходству одного человека над другим, вводя процесс его реализации в культурные формы. Справедливость победы чемпиона признается (легитимизируется) всеми, если она добыта на основе правил игры, «в честной борьбе». Этот факт под­тверждает мысль о том, что игра есть культурно-исторический феномен и что границы трансцендентных миров — это дрей­фующие границы, где нет пограничных столбов. Если отвлечься от play (процесса игры) и game (процедур и упорядоченности конкретного вида игры правилами)[161] и остановиться на анализе performance (мотивациях и переживаниях игрока), в нашем случае — спортсмена, то анализ научной литературы по этой проблеме позволяет утверждать следующее.

1. Множество работ посвящено вопросам соотношения образа и стиля жизни человека с активной физической культурой. Большинство из них выполнено на основе понимания и принятия авторами того, что приобщение человека к повсед­невным занятиям физическими упражнениями нормализует образ его жизни. Иначе говоря, в этих работах реализуется девиз древних «в здоровом теле — здоровый дух». Такие работы носят больше пропагандистский, нежели аналитический, харак­тер. Между тем даже небольшой анализ происхождения этого девиза указывает на иные возможные трактовки, а именно, что здоровому телу необходим здоровый дух. В эпохи царство­вания силы и насилия как инструмента регуляции отношений между людьми и государством люди древности, думается, так же как и сейчас, нуждались в большей мере в оздоровлении духа носителей физической силы, чем в развитии ее самой. «Закон кулака» для своего отмирания нуждался в нравственной силе духа[162]. Надо говорить и о девизе «здоровому телу — здоровый дух!».

2. В меньшей мере изучены средства и методы самоутвер­ждения спортсмена, его мотивации, переживания и его судьба в современном обществе и в мире спорта, требующего все более высокого накала страстей, напряжения всех сил и воли.

3. Еще меньше изучены поведение зрителей спортивных состязаний, характер воздействия на них спортивных зрелищ. Возникновение и учащение «войн фанатов» во время игровых встреч национальных или популярных клубных команд (футбол, баскетбол, ручной мяч и т.д.) в последние 20—30 лет говорят о том, что зрелищный спорт приносит в массы и насилие. Недавно возникла, как известно, даже война (правда, однодневная) между Эквадором и Парагваем из-за футбольной встречи, результат которой кого-то не устроил.

Остановимся на внутреннем мире современного спортсмена. Социальный портрет, составленный на основе самооценок, показывает, что доминирующее положение в иерархии инте­ресов в сфере досуга (человек «виден», когда он добровольно выбирает свои занятия) занимают виды деятельности, не требующие серьезных душевных усилий от человека. Наиболее привлекательны: прослушивание магнитофонных записей, просмотр видеофильмов, посещение кинотеатров, чтение при­ключенческой и детективной литературы, просмотр телепере­дач. Занятия музыкой, живописью и т.д. занимают последние места (13—15-е места из 15). На втором месте по значимости — посещение спортивных мероприятий. Причем люди, зани­мающиеся спортом любительски («физкультурники»), в три раза чаще, чем квалифицированные спортсмены, отмечают эстетическую привлекательность спортивных зрелищ. Такое положе­ние во многом обусловлено целевой установкой современной спортивной деятельности — производством спортивного ре­зультата, установкой, диктующей безразличие к личности спортсмена — как его самого, так и со стороны спортивных функционеров. Это результат воздействия на спортсменов атмосферы «Большого спорта» в мире, в котором престижные и денежные интересы возведены в идеалы, влекущие к себе миллионы молодых людей.

Каков же современный зритель-болельщик? Его поведение, ведущее порой к серьезным, а порой и трагическим событиям на стадионах, является предметом социологического анализа. Всех зрителей спортивных состязаний условно можно разделить на «знатоков» (знают «все» о спорте), «практиков» (охотно посещают любые спортивные состязания), «престижных» (ак­тивно болеют лишь в периоды наиболее значительных спор­тивных событий), «избирательных» (болеют лишь за свой клуб, интересуются лишь определенным видом спорта, имеют своего кумира) в спорте), «случайных» (случайные зрители или по­требители спортивной информации), «неболельщиков» (счита­ют, что «боление» — пустая трата времени). Итак, «знаток» и «практик» — это активные болельщики, остальные — пас­сивные. Участников актов агрессии на стадионах надо искать среди первых. Оказалось, что 40,8% «знатоков» одобряют насилие на арене (возмущены лишь 15,2%). Среди «практиков» соответственно 32,6% и 17,7%. Агрессивный болельщик удо­вольствие получает лишь тогда, когда побеждает «его» команда или кумир, ему не интересен сам процесс состязания. Агрес­сивные зрители — это отнюдь не истинные любители и знатоки спорта. Среди них от 50 до 75% составляют бывшие низкоквалифицированные спортсмены. Не реализовавшие себя в спорте, эгоистически настроенные, исповедующие корпоратив­ную мораль, достаточно агрессивные молодые люди перемес­тились со спортивных арен на трибуны стадионов, создавая массу забот современному обществу[163]. Этот анализ позволяет убедиться в возможности превращения игры-агона в квази­формы, полностью извращающие смысл и первоначальные ценности данного класса игры.

Тем не менее спортивный мир по своей природе — пре­красный мир. Он яростен, требует от человека полной вовле­ченности, повседневного напряженного труда над своей лич­ностью. В художественной литературе много страниц посвя­щено раскрытию этого мира. Герои Э.М. Ремарка («Жизнь взаймы»), Л. Кассиля («Вратарь Республики»), Д. Френсиса («Фаворит» и др.) исповедуют честную борьбу, драматически пе­реживают свои победы и поражения, изнутри открывая тем самым миллионам читателей мир спорта, необычайно привле­кательного для молодых людей.

Человечество все более признательно относится к основателям Олимпийских игр, увидевших в свое время гранди­озное будущее спортивных ристалищ, ныне рождающих каждые четыре года чувства восхищения у миллионов зрителей.



Сейчас читают про: