double arrow

Повесть А.С.Пушкина «Пиковая Дама»


Образ Белкина («Повести Белкина», «История села Горюхина»).

Повести Белкина» А.С.Пушкина: выбор героями своей судьбы.

«Повести» были приписаны Пушкиным условному автору — Ива­ну Петровичу Белкину. Облик кроткого и смиренного Белкина, возникающий из предисловия к ним «издателя» и из автобиографиче­ского предисловия якобы самого Белкина к «Истории села Горюхи-на», набросан Пушкиным в добродушно-шутливых тонах. Но за этим кроется нечто принципиально новое и весьма серьезное. Повести, написанньнГ Белкиным, указывается в предисловии «О? издателя», «большею частию справедливы и слышаны им от разных особ... названия сел и деревень заимствованы из нашего околотка... Сие произошло... единственно от недостатка воображения». Но в то же время в этот «простой пересказ» Пушкин сумел внести столько глубокого гуманно­го чувсткя, меткой наблюдательности, тонкого юмора и мягкой ирхщии и рчрстр г трл< гтп.тккр жизненной правды, широких гнпнче-ских обобщений, что его «Повести Белкина» (если не считать неза­конченного «Арапа Петра Великого») являются и хронологически, и по существу началом русской художественной реалистической прозы.

Повесть Пушкина «Пиковая дама» была опубликована в 1834 г. и была хорошо принята читателями журнала. Успех повести был предопределен занимательностью сюжета, в повести видели «игрецкий анекдот», литературную безделку — не больше. Все отзывы были похвальными, но в сравнении с оценками других произведений Пушкина, отношение к «Пиковой дамы» всё-таки было прохладное. Пушкина хвалили только за занимательность сюжета и изящность стиля, но тем самым упрекали в отсутствии идеи. При такой оценке «Пиковая дама» выглядела непонятной неудачей Пушкина: в 1830 г. «энциклопедия русской жизни» роман в стихах «Евгений Онегин», «маленькие трагедии» и «Повести Белкина», в 1832 г. исторический роман «Дубровский», в 1833 г. пустой «игрецкий анекдот» «Пиковая дама». Здесь было что-то не так. Это «не так» заметили тогда же, издатель журнала О.И.Сенковский в письме Пушкину так характеризовал «Пиковую даму»: «Вы создаёте нечто новое, вы начинаете новую эпоху в литературе <…> вы положили начало новой прозе, — можете в этом не сомневаться <…>». Повесть была закончена в 1833 г., а начата летом 1828 г. Пять лет Пушкин работал над текстом. Летом 1828 г. Пушкин жил в Петербурге и там, видимо, услышал историю о княгине Н.П.Голицыной, когда-то проигравшей большую сумму денег и отыгравшейся благодаря знанию трёх выигрышных карт. Черновики повести хранят следы многочисленных правок, Пушкин тщательно подбирает имена персонажей, делает какие-то непонятные расчёты (похоже, что высчитывает сумму возможного выигрыша Германна) — очевидно, что столь кропотливая пятилетняя работа вряд ли была работой над «безделкой». Пушкин с интересом следил за читательским восприятием повести и в дневнике с удовольствием отметил: «Моя “Пиковая дама” в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семёрку и туза…» Читатели оказывались как бы внутри художественного мира повести и поэтому закономерно реагировали на историю с тремя картами. Через два десятка лет, когда возможные прототипы «Пиковой дамы» забылись, повесть получила другую оценку — не игрецкий анекдот, а фантастическая повесть. Ф.М.Достоевский утверждал, что Пушкин создал совершенную фантастическую прозу. Именно с особенностями фантастики «Пиковой дамы» связаны основные трудности интерпретации повести Пушкина. Герои «Пиковой дамы» играли в популярную в те годы карточную игру «штосс» (в XVIII веке её называли «фараон», «фаро», «банк»). Правила игры очень простые. Один или несколько игроков загадывали карты в колоде, которая находилась в руках у банкомёта. Банкомёт «держал талью» или метал, то есть открывал по одной карте в колоде и поочерёдно раскладывал их слева и справа от себя. Если загаданная игроком карта выпадала слева, то выигрывал игрок, если справа, то выигрыш доставался банкомёту. В «штосс» играли на деньги. При 2 или 4-кратных увеличениях ставок можно было выиграть очень большие деньги, поэтому и банкомёт и понтёры иногда прибегали к уловкам. Самая обычная хитрость — «крапленые карты». Для того, чтобы шулерство было невозможно, особенно при игре на большие ставки, игроки использовали специальные правила. Повесть разворачивается по аналогии с карточной игрой — направо и налево. Как понтёр постоянно находится между правым и левым, между выигрышем и проигрышем, так и читатель на грани двух миров: реального, где всё объяснимо, и фантастического, где всё случайно, странно. Этот принцип двоемирия последовательно воплощён в повести.






В самой природе карт заложено двоемирие: они простые знаки, «ходы» в игре и имеют смысл в гадательной системе. Этот второй символический план их значений проникает в первый и тогда случайное выпадание карт превращается в некий текст, автором которого является Судьба. В карточной игре виделся поединок с судьбой. Германн в «Пиковой даме» тоже вступает в этот поединок. Германн — «сын обрусевшего немца», «душа Мефистофеля, профиль Наполеона». Его имя напоминает о его родине Германии, но его переводится с немецкого: Herr Mann — человек. Германн усвоил чисто национальные качества: расчёт, умеренность, трудолюбие. Но он не «чистый» немец, он сын обрусевшего немца — свои три верные качества он намерен использовать в Наполеоновских целях, он задумал стать богатым, он вступил в поединок с судьбой. Он играет с Лизаветой Ивановной. Играет в любовь, но имеет ввиду совершенно другую цель. Лизавета Ивановна поступает по правилам — она влюбляется, Германн эти пользуется для проникновения в дом графини. Германн играет и с графиней. Германн готов «подбиться в её милость — пожалуй, сделаться, её любовником»; проникнув в её спальню, он обращается к старухе «внятным и тихим голосом», он наклоняется «над самым её ухом», то сердито возражает, то обращается к её чувствам «супруги, любовницы, матери», то вдруг, стиснув зубы, «вынул из кармана пистолет». Германн ведёт себя не по правилам, сменяя роли. Весь ему кажется игрой, более того, ему кажется, что он управляет этой игрой. Ведь всё получилось: обманул Лизавету, узнал тайну карт. И вот ходи и всё вокруг как бы превратилось в карточные знаки. Эту ситуацию игры с окружающими Германн пытается перенести на игральный стол: он имитирует игру по правилам «штосса», а на самом деле знает карты. Германн попытался обмануть саму стихию жизни. Германн всё рассчитал, но жизнь не поддаётся расчёту, в ней царит случай. Однако Германн не выдержал и проиграл. Автомат сломал его и снова включился: «игра пошла своим чередом» и жизнь пошла своим чередом. Лизавета вышла замуж и у нее «воспитывается бедная родственница» (программа повторяется), Томский стал ротмистром и женится (эта программа ожидала Германна).

Выдающееся место среди прозаических произведений Пушкина 30-х годов занимает небольшая по объему, но насыщенная глубоким социальным смыслом повесть «Пиковая дама» (1833). В лице главно­го действующего лица повести — Германна, с его «профилем Наполе­она, а душой Мефистофеля», Пушкин создал тип того нового буржу­азного «героя» — хищника-стяжателя, который появляется в это время в русской действительности. Для Германца главная цель жиз­ни — личное благополучие, деньги. «Деньги,— вот чего алкала его душа!» — с горечью признает разгадавшая Германна Лизавета Ива­новна. Человек «сильных страстен и огненного воображения», Гер-., манн скрытен, честолюбив я-чяртрн в пуще но рясчетлив и бережлив -почти до скупости. Ради достижения богатства он готов на все: и ув­лечь молодую девушку, которую он на самом деле не любит, и стать любовником восьмидесятилетней старухи, и даже пойти на преступле­ние. С исключительной графической четкостью рисунка даны и остальные образы повести: старухи-графини, которая была прямо срисована Пушкиным с одной из титулованных старух николаевского двора, «бедной воспитанницы» Лизаветы Ивановны, легкомысленно-беспечного гвардейца Томского и игрока Чекалинского. Описание игры в доме Чекалинского по своему строго эпическому тону и одно­временно глубокому внутреннему драматизму принадлежит к чис­лу самых замечательных страниц русской повествовательной прозы.

«Пиковая дама» представляет собой поистине одно из чудес пушкинского искусства. Умение «писать просто, коротко и ясно», проявившееся с такой художественной силой уже в «Повестях Белки­на», в «Пиковой даме» достигает еще большего совершенства. Увлекательность фабулы, живость созданных образов, стройность композиции, мастерство повествования, необыкновенно изящного в своей простоте и вместе с тем проникнутого тончайшей иронией,—

все это делает «Пиковую даму» одним из лучших образцов новеллы во всей мировой литературе.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: