double arrow

Появление телефона


Глава 10. ТЕЛЕФОН

Одним из конкурентов телеграфа стал телефон, который был изобретен Александром Беллом в 1876 г.404 По некоторым сведениям, первый опыт использования телефона в России относится к периоду Русско-Турецкой войны 1877–1878 гг.405, тогда же стала рассматриваться возможность его практического использования в армии406. В ноябре 1879 г. была сделана попытка включить телефонные аппараты в телеграфную линию Петербург – Малая Вишера (150 верст), но, как явствует из рапорта начальника Петербургского телеграфного округа Герварда, этот опыт оказался неудачным407.

В следующем году подобный же опыт был проведен на линии Петербург–Любань (25 верст). Он имел положительный результат: «звуки речи и каждое отдельное слово ясно слышались обеими сторонами. Сила звука, как говорилось в рапорте Герварта, могла быть характеризована сравнением с речью двух лиц, находящихся в смежных комнатах, разделенных тонкой перегородкой и разговаривающих обыкновенным голосом»408. В том же году были предприняты попытки использования телефона для управления горными заводами в Уфимской губернии409. К началу 1881 г. имелось уже несколько десятков «письменных просьб от многих обществ и частных лиц о постройке и эксплуатации телефонных сетей в различных городах России»410. Некоторые фирмы пытались взять на вооружение новое средство связи, не дожидаясь, когда правительство определит свое отношение к нему. Так, «8 (20-го по новому стилю) июля 1881 года одна из первых в России телефонных линий гражданской связи длиной 1547 метров вступила в эксплуатацию» в Нижнем Новгороде для обслуживания пароходного общества «Дружина» 411.




Необходимо было упорядочить это новое дело.

5 февраля 1881 года министр почт и телеграфов Л. С. Маков направил в Комитет министров докладную записку об устройстве телефонной связи в России. Отметив «простоту устройства телефона», его «значительно меньшую ценность» по сравнению с телеграфным аппаратом и «возможность пользования им лицами, не обладающими никакой технической подготовкой», он обратил внимание на «значительное практическое применение» этого, нового средства связи в Америке и Западной Европе» а также на поступающие ходатайства «о разрешении устройства телефонных сообщений» в России. Из этого Л. С. Маков делал вывод о необходимости содействовать введению и распространению телефонной связи в стране. Подчеркивая далее, что «телефонные сообщения, подобно телеграфным, должны составлять правительственную регалию», он предложил на выбор: или взять правительству это дело полностью в свои руки, или же привлечь к решению данной задачи частный капитал412.

Рассмотрев это предложение, Комитет министров 27 февраля постановил разрешить создание телефонных линий «на первое время в виде опыта»413. 25 сентября того же года Александр III утвердил правила, определившие порядок открытия и эксплуатации телефонных линий414.



В мае 1881 года министр внутренних дел представил в Комитет министров доклад «О телефонной сети в Петербурге». В нем говорилось: «Применение телефонов предполагается начать с С.-Петербурга для переговоров правительственных мест, общественных учреждений и частных лиц. Осуществление этого начинания по новизне его и по неизвестности, в какой мере разовьется у нас эксплуатация телефонов, представляется более удобным вверить частной предприимчивости, без расходов для казны, подобно тому как вводились телефоны во многих иностранных государствах. Избирая этот способ, правительство наше имеет полную возможность обеспечить себе контроль над содержанием телефонных переговоров...»415

28 августа 1881 г. в Комитет министров поступила докладная записка министра внутренних дел об устройстве городских телефонных сообщений416. Комитет поддержал это предложение417 и утвердил «Основные условия устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений». Согласно этому документу, телефонная связь признавалась правительственной монополией, но государство могло передавать право на строительство и эксплуатацию телефонных линий предпринимателям на срок до 20 лет, после чего эти линии должны были переходить в безвозмездную собственность государства. До этого государство могло национализировать их, но только по истечении семи лет после ввода в действие и только путем выкупа. За государством сохранялось право осуществлять надзор за созданием и эксплуатацией телефонных линий, определять максимальную плату за пользование телефоном418.



Первым такое разрешение на сооружение телефонных сетей уже в 1881 г. получил инженер «фон Баранов»419. Однако он почти сразу же передал его американской фирме «Белл и К»420, которой таким образом было предоставлено право на открытие телефона общего пользования в Петербурге421, Москве422, Одессе423, Варшаве и Риге424. В 1882 г. она приступила к строительству. За первые полгода абонентами стали 1095 человек, из них 339 в столице425.

В 1885 г. вступили в строй телефонные станции в Нижнем Новгороде, Ревеле, Ростове-на-Дону и Царском Селе, в 1886 г. – в Баку и Либаве426.

Когда рентабельность нового вида связи стала очевидной, правительство решило открыть в Киеве первую государственную телефонную станцию427. 12 февраля 1885 г. было принято соответствующее постановление Государственного Совета428, 1 апреля 1886 г. киевская телефонная станция была сдана в эксплуатацию, после чего правительство решило прекратить дальнейшую передачу эксплуатации телефонных линий в частные руки429.

В 1888 г. государственный телефон появился в Харькове и Казани 430 , в 1889 г. – в Саратове, 1890 г. было открыто сразу 4 государственные телефонные сети, в 1891 г. – 5, в 1892 г. – 8, в 1893 г. – 5, в 1894 г. – 7. К концу 1894 г. действовало 34 телефонные сети, которые обслуживали 3181 абонента431. Это значит, что среднее количество абонентов на одну телефонную линию не превышало 95. Их вполне мог обслуживать один коммутатор.

На страницах сборника «75 лет городской телефонной связи» приведена хроника открытия телефонных станций с 1882 по 1900 г. Из нее явствует, что к 1900 г. существовало около 100 телефонных линий, которые имелись в подавляющем числе губернских городов, но еще были редкостью в уездных центрах432. Чтобы иметь на этот счет более конкретное представление, следует отметить, что к началу ХХ в. (1897 г.) в России насчитывалось 865 городов433, 78 губерний, 19 областей, 6 городов с особым статусом, 815 уездов и округов 434, т. е. 918 административных центров. Следовательно, к началу ХХ в. телефонизация захватила немногим более 10% их общего числа.

Первые телефонные линии оснащались телефонами Белла435, с 1888 г. появились телефоны Эриксона 436.

В 1882 г. в России была открыта первая междугородная телефонная линия. Она связала Петербург с Гатчиной. В 1883 г. вступила в строй телефонная линия Петербург–Петергоф, в 1885 г. – линия Петербург–Царское Село437. В том же 1885 г. телефонные линии соединили Москву с пригородом (Богородск, Коломна, Одинцово, Пушкино, Серпухово, Химки)438. В 1893 г. телефонная связь была установлена между Одессой, Николаевом439 и Херсоном440, в 1895 г. – между Ростовом-на-Дону и Таганрогом441.

Таблица 21

Междугородные телефонные линии в России. 1890–1916 гг.

Показатель
Количество линий
Общая протяженность, верст
Средняя протяженность линии, верст

Источник: Развитие связи с СССР. С. 33.

1 января 1899 г. была открыта междугородная телефонная линия Петербург–Москва, занимавшая тогда по длине пятое место в мире442. Несмотря на то, что качество телефонных разговоров трудно было назвать хо-

рошим443, желающих пользоваться этой услугой было так много, что первоначально на междугородный разговор приходилось записываться в очередь.

Некоторое представление о интенсивности действия этой линии дают следующие цифры. За 1900 г. было предоставлено 152 тыс. телефонных разговоров, т. е. более 400 разговоров в день444. Если в 1890 г. имелось только две

Таблица 22 Развитие телефонной связи в России в 1883–1914 гг.
Год* Кол-во телеф. аппаратов
* На 1 января. Источник: Статистический справочник по хозяйству связи. М., 1934. С. 132.

междугородные линии, то в 1900 г. – 12, в 1910 г. – 72, в 1916 г. – 194. Самой крупной из них была линия Петербург–Москва, около 600 верст. Протяженность остальных линий в среднем не превышала 100 верст445 (табл. 21).

Одна из важнейших проблем, с которой пришлось столкнуться на пути развития междугородной телефонной связи, заключалась в затухании передаваемых электрических сигналов.

С целью нейтрализовать этот недостаток, как мы знаем, были изобретены так называемые индукционные катушки. Накануне Первой мировой войны русский ученый В. И. Коваленков (1884–1960) изобрел более совершенное усилительное устройство – реле, основу которого составляла электронная лампа446.

Кроме того, развитие телефонии сдерживала дороговизна этого нового вида связи. Первоначально абонентская плата составляла 150 руб. в год. После того как в 1886 г. правительство взяло телефонное дело в свои руки, она была снижена сначала до 100 руб. в год, а в 1895 г. до 75 руб. для расстояния до 2 верст и 15 руб. за каждую следующую версту447. И хотя телефонизация в нашей стране развивалась быстрыми темпами, ее масштабы вплоть до начала ХХ в. оставались незначительными (табл. 22). На 1 января 1883 г. в России имелось всего 772 телефона, в 1885 г. – 1704, в 1890 г. – 4795, 1895 г. – 9838, 1900 г. – 25523, 1905 г. – 46024, 1910 г. – 97355, 1915 г. – 205476, 1917 г. – 232337 448.

А поскольку в 1914 г. численность населения страны (без Финляндии) составляла около 150 млн человек (это примерно 25 млн семей)449, очевидно, что к тому времени услуги телефонной связи были доступны менее чем 1% семей.

При этом необходимо иметь в виду, что почти половина всех телефонов была сосредоточена только в двух городах. На 1 января 1917 г. в Москве было 63 тыс. телефонов, в Петербурге – 58 тыс.

В начале 90-х годов на одну телефонную станцию приходилось менее 100 абонентов, к 1914 г. этот показатель увеличился примерно в полтора раза 450. В таких условиях коммутация на телефонных станциях продолжала осуществляться вручную. Это касается даже самых крупных станций, таких как Московская и Петербургская.

К январю 1917 г. 53% телефонной связи находилось во владении иностранных концессионеров, т. е. было сдано в арену иностранцам, главным образом шведской фирме Эриксон451, 23,5% оставалось в руках государства, 7,5% принадлежало земствам и 16,0% частным лицам 452.

Вплоть до революции 1917 г. в России существовало только три предприятия, которые производили телефоны: заводы Н. К. Гейслера, Сименс-Гальске и Л. М. Эриксона. Причем на долю Л. М. Эриксона приходилось почти две трети всего производства 453.







Сейчас читают про: