double arrow

Возникновение региональных спортивных движений и игр


Спортивная политика, соответствующая новому стратегическому периоду,включала в себяуже не только наиболее подходящую тактическую линиюна создание единства в рабочем спорте,но и мероприятия,направленные на достижение этого. Провозглашалось сплочениев области спорта со всемисилами, которые склонны выступить против фашистов и войны, хотят приложить усилия для устранения противоречий буржуазного спорта. На основе этой платформы,которая была выработана накануне VII конгресса Коминтерна, стало возможным, чтобывместо организации III Международной Спартакиады, которую первоначально планировалось провести в Москве, совместно с Социалистическим Рабочим Спортивным Интернационалом сконцентрировать усилия на проведении летом 1934 года в Париже Антифашистской Спортивной Встречи.

Конгресс Социалистического Рабочего Спортивного Интернационалав Хельсинкибыл заключительным аккордом первого этапа борьбы за единство в спорте. Временно отпали возможности осуществления сотрудничества по инициативе «сверху».Почти одновременно с этим негибкой стала и политика Красного Спортивного Интернационала. Тенденции борьбы за гегемонию внутри рабочего спортивного движения отодвинули на задний план стремления, выдвигаемые «снизу».

На конгрессе Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала, который состоялся в 1927 году в Хельсинки, делегаты Красного Спортивного Интернационала выдвинули новую платформу единства,в которой требовали: а) подчинения спортивного движения интересам рабочего класса: б) последовательной борьбы против влияния буржуазных (предпринимательских) спортивных органов; в) выступления против милитаризма и фашизма; г) поддержки пролетарских организаций самообороны и защиты Советского Союза. Однако конгресс Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала эти предложения категорически отклонил и заявил, что и в будущем официально будет придерживаться генеральной линии II Интернационала. Одновременно конгресс запретил членам Социалистического Рабочего Спортивного Интернационалапринимать участие в I Играл Международной Спартакиады в 1928 году, а также «поддерживать спортивные мероприятия, с инициативой проведения которых выступила бы какая-либо коммунистическая партия».

Красный Спортивный Интернационал в 1923 году создал в Берлине Западноевропейское Бюро, которое выступило с инициативой проведения переговоров с Социалистическим Рабочим Спортивным Интернационалом относительно участия в I Международной Рабочей Олимпиаде в 1925 году во Франкфурте-на-Майне.

С точки зрения организации в своем развитии за несколько лет оно преодолело десятилетиями накапливавшиеся проблемы, касавшиеся самосто­ятельности спортивных обществ и созданию спортивных федераций.В 1917 году в Швейцарии придерживавшиеся левых убеждений гимнасты и легкоатлеты вышли из состава спортивных объединений, находившихся под влиянием мелкой буржуазии, и в 1922 году основали и поныне известный САТУС. Возникли независимые рабочие спортивные союзы в Любляне — «Свобода» (1918 г.), в Финляндии — ТУЛ (1919 г.), в Латвии — ССС , в Италии — УИСП , в Норвегии — АИФ , в Болгарии — «Спартак» (1921 г.). Были реорганизованы рабочие спортивные союзы в Соединенных Штатах и Канаде. Наряду с проблемами, возникшими в результате развития движения во всемирном масштабе,такими, как общественная роль рабочего спортивного движения, отношение к буржуазным спортивным объединениям и к олимпийскому движению, отношение к большому спорту, национальные и международные мероприятия, подготовка кадров, в этот напряженный и полный предубеждений период, наступивший вслед за перемирием, первостепенной задачей стало установление и поддержание международных связей.

Попутно хочется обратить внимание на один аспект, который не получил достаточного освещения в истории рабочего спортивного движения, а именно тот, что учредили оргбюро «Международного рабочего культурного и спортивного союза» и во время I мировой войны поддерживали между собой контакты.

Нельзя считать случайным тот факт, что в послевоенные годы, полные противоречий и недоверия друг к другу, именно рабочие спортивные организации побежденных и победивших государств выступали инициаторами проведения большинства международных встреч. Именно так были осуществлены ставшие спортивным символом мирного сосуществования двух систем встреча по футболу между Венгерской советской республикой и Австрийской Республикой (апрель 1919 г.), поездка бельгийских гимнастов и футболистов в Германию (1921 г.), первые соревнования советских и финских (1922 г.), советских и немецких спортсменов (1923 г.), встреча рабочих Франции и Германии (1924 г.). В этой связи особо следует отметить Рабочий праздник гимнастики и спорта в Лейпциге (1922 г.), во время которого 15 000 спортсменов из Дании, США, Норвегии, Франции, Бельгии, Чехословакии, Финляндии, Швеции и Швейцарии продемонстрировали свою верность пролетарскому интернационализму. Рабочее спортивное движение, являясь составной частью рабочего движения в целом, завоевало международные позиции и в большом спорте.Однако рабочее спортивное движение тоже было далеко не единым. В его организационной структуре обозначились три основных течения,представлявшие различные интересы. К первому принадлежали находившиеся под влиянием либеральных или христианско-демократических кругов рабочие спортивные объединения, которые рабочими были лишь по названию и составу своих членов, а с точки зрения программы и стоявших перед ними задач были близки к мелкобуржуазным спортивным обществам. Большинство из них под влиянием материальных трудностей или давления со стороны государственных или частных спортивных организаций вскоре потеряли свою самостоятельность. Другую группу составляли левее настроенные спортивные организации, объединявшие рабочих, входивших во II Интернационал. Последние играли очень активную роль в привлечении рабочих к занятиям туризмом, гимнастикой, к участию в спортивных состязаниях в оздоровительных целях и в целях сплочения. В их деятельности находили отражение цели социал-демократической политики. Наряду с достигнутыми значительными результатами в организационных вопросах эта группа спортивных объединений не смогла освободиться от влияния прежней буржуазной концепции компенсационной, а в посткризисный период —рекреационной физической культуры. Третье направление составляли те находившиеся под влиянием коммунистических партий организации, которые и в спортивной жизни желали осуществить стратегические и тактические задачи, выдвигаемые Коминтерном.

6.1.4.2, Раскол

в международном рабочем спортивном движении

(1919—1922 гг.)

По инициативе брюссельского бюро в апреле 1919 года в узком составе была созвана конференция, на которой было решено в интересах развития рабочего спортивного движения вернуться к идее об интернационале, которая возникла еще в 1913 году. В соответствии с решением подготовительной конференции в сентябре 1920 года спортивные руководители социалистических и социал-демократических партий Бельгии, Чехословакии, Франции, Финляндии и Швейцарии основали в Люцерне международный союз физкультуры и спорта, который фактически действовал под именем Социалистического рабочего спортивного интернационала.Это было, безусловно, шагом вперед. Однако тот факт, что на учредительную конференцию не были приглашены представители III Интернационала,заранее предопределил организационный раскол рабочего спортивного движения.

В программе деятельности, опубликованной в виде манифеста, говорилось, что Спортивный Интернационал «является активной формой международного движения, признающего права и обязанности и поддерживающего членов интернационала». Спортивным объединениям —-членам интернационала было предписано бороться за оплачиваемую возможность заниматься спортом, за строгое соблюдение продолжительности рабочего времени, за льготные поездки и за право на международные контакты. Было рекомендовано строить горные приюты, оздоровительные учреждения для рабочих. Особо важными были те положения люцернского манифеста, где говорилось, что членами интернационала могут быть только те, кто не состоит в буржуазных спортивных обществах, борется против шовинистического воззрения на спорт и против проявлений коммерческого подхода к рекордам. Ахиллесовой пятой этой во многих отношениях позитивной программы было положение относительно общественной роли движения, где говорилось, что «физическая культура помогает рабочему легче переносить тяготы капиталистической эксплуатации... В результате рабочий не чувствует вредного влияния однообразной деятельности...» Несомненно, что в период бурного развития рабочего движения выдвижение такой задачи несло в себе заряд возрастающих конфликтов между революционными силами и силами реформизма.

В письме по случаю опубликования «учредительного» манифеста особое внимание обращалось на то, что, борясь против капитализма, национализма и милитаризма средствами спорта, можно добиться результатов, только объединив свои силы; на деле же, однако, интернационал изолировал себя от революционно настроенных рабочих спортивных обществ, в том числе от совместных акций с советскими спортивными организациями. Когда же некоторые группы выступили против непоследовательности в политике СРСИ и потребовали изменить программу и организационный устав, руководители спортивного интернационала предприняли совместные шаги для исключения левой оппозиции.

Типичным примером этого явились события в Чехословакии, где была прекращена деятельность целого ряда левых рабочих союзов и оппозиционно настроенных секций. Однако исключенная оппозиция объединилась в новый рабочий спортивный союз. В результате был сорван запланированный на июнь 1921 года спортивный праздник, вместо него была организована рабочая олимпиада, а параллельно ей спартакиада.

Создание рабочего спортивного центра, действовавшего под руководством коммунистов, было связано с решением III Конгресса Коминтерна о физической культуре (12 июля 1921 г.). Это решение призывало революционных спортсменов, участников рабочего спортивного движения «покончить с зависимостью от буржуазии и социал-демократических соглашателей».

...На следующей неделе на Воробьевых горах в Москве, в помещении яхт-клуба собрались русские, немецкие, итальянские, французские, финские и голландские делегаты-коммунисты и основали Международный союз физкультурных организаций рабочих и крестьян — известный под именем Красный спортивный интернационал.

Во втором параграфе учредительной декларации говорится, что новая организация «Союз международных физкультурных организаций рабочих и крестьян объединяет все рабоче-крестьянские общества, которые стоят на позициях классовой борьбы пролетариата... сплачивает вокруг себя трудящихся массы в городе и деревне с целью усиления их физической подготовки и физической культуры для того, чтобы они в качестве бойцов смогли принять участие в классовой борьбе пролетариата, поэтому физкультура, гимнастика и спортивные игры не являются их самоцелью, а средствами борьбы пролетариата».

Исполнительный Комитет Красного Спортивного Интернационала обратился ко всем рабочим мира с «Манифестом», в котором содержался призыв присоединиться к новой организации. Манифест обратил внимание коммунистических партий на то, что им необходимо подумать о формировании баз физической культуры и создании коммунистических секций в реформистских спортивных организациях.

Под воздействием этого обращения в норвежской, швейцарской, немецкой, французской, уругвайской, аргентинской, канадской, эстонской, латвийской, литовской и американской организациях Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала образовались оппозиционные группы, которые ставили своей целью в первую очередь изменение спортивных программ в духе классовой борьбы и улучшение отношений с Советским Союзом. К советским, болгарским и чехословацким обществам, представлявшим ядро революционной спортивной организации, в 1921 году присоединились уругвайские, эстонские и литовские, в 1922 году — итальянские и норвежские, а в 1923 году —французские спортивные союзы. Менее чем за два года сформировался собственный спортивный профиль самостоятельной организации, которая подводила своих членов к вопросам рабочего движения в первую очередь через физическую культуру.

6.1.4.3. Частичные успехи в борьбе за единство (1922—1927)

Основой созданной в 1921 году Коминтерном революционной спортивной организации было отмежевание в идейном отношении от оппортунизма и мелкобуржуазного аполитизма и тем самым способствование сплочению пролетариата на новой платформе — физической культуре. Из диалектики этого видимого противоречия следовало, что Красный Спортивный Интернационал с самого начала последовательно прилагал усилия в интересах восстановления единства рабочего спортивного движения.Даже если им и выдвигались в переходный период чрезмерные требования — как, например, чтобы Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал порвал со II Интернационалом, сместил свое правое руководство, — это не повлияло на то, что до прихода Гитлера к власти стремления Красного Спортивного Интернационала имели только временный успех. Советские футболисты уже в 1922 году установили связи с рабочими командами Скандинавских стран.

Некоторые изменения стратегических и тактических основ для переговоров о единстве спортивного движения определила концепция единого фронта, выработанная на V конгрессе Коминтерна.Эта линия была бесспорно полезной с точки зрения, что в ней главный акцент делался на работе среди масс и выдвигалось требование формирования профиля специальных областей, в данном случае физической культуры. Акции «снизу», проводимые среди масс, связывались с руководителями, которые способны пойти.на компромиссы. Настаивалось также на принятии такого решения, которое, помимо призывов к революционной мобилизации, способствовало бы разоблачению предательства руководства, которое облегчало «правому» аппарат) Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала возможности маневрировать в деле создания единого фронта. С другой стороны, абсолютизировались понятия «революционный коллектив» и «оппортунистское руководство». Хотя линия фронта, протянувшаяся между двумя крыльями организации — правым и левым, — никогда не будет такой же жесткой между руководителями и массами, секции Красного Спортивного Интернационала в соответствии с применением тактики единого фронта усилили критику в адрес правого руководства рабочих спортивных организаций «сверху» и «снизу», пытаясь привлечь на свою сторону организации Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала. Тогда же была предпринята попытка официального принятия программы единства, выдвинутой Красным Спортивным Интернационалом.

Однако Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал использовал тактику затягивания. Еще в августе 1923 года Красный Спортивный Интернационал выдвинул предложение о-непосредственных переговорах с той мотивировкой, чтобы делегатов для совместных переговоров избирали не сверху, а снизу, в секциях. Расчет был на то, что спортивные общества, официально находящиеся под влиянием социал-демократов, уже заранее отклонят такое предложение. Это было заблуждением. ОрганизацииСоциалистического Рабочего Спортивного Интернационала Швейцарии, Германии и судетской области Чехословакии, а также Финляндии и Болгарии приветствовали созыв конференции для достижения единства. Принимая во внимание, что Международное бюро Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала на это не рассчитывало, оно в результате создавшегося положения было вынуждено прибегнуть к новым маневрам. В печати было опубликовано, что к запланированному времени невозможно осуществить подготовку к I Международной Рабочей Олимпиаде и поэтому открывающаяся в скором времени конференция во Франкфурте-на-Майне будет заниматься не вопросами, связанными с проведением Олимпиады, а другими организационными проблемами. Таким образом, участие в конференции делегатов Красного Спортивного Интернационала было не обязательным. Красный Спортивный Интернационал — раскусив тактику руководства Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала — без приглашения послал двух делегатов на франкфуртскую конференцию. Тогда правая группировка в Социалистическом Рабочем Спортивном Интернационале перешла к третьей вариации своей тактики. Ее руководители подчеркивали, что обращение Красного Спортивного Интернационала — чисто формальный вопрос, вместо этого нужно было бы вести переговоры об объединении двух интернационалов, что само по себе подразумевает совместное участие в Олимпиаде.Секретарь Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала Жюль Девлигер заявил, что Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал — это такая беспартийная организация, которая может объединить всех спортсменов-рабочих мира независимо от течений в рабочем движении. И с учетом того, что франкфуртская рабочая Олимпиада является смотром Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала, таким образом, в ней могут принять участие только такие организации, которые присоединятся к Социалистическому Рабочему Спортивному Интернационалу. Таким ходом была предпринята попытка того, чтобы Красный Спортивный Интернационал либо растворился бы в Социалистическом Рабочем Спортивном Интернационале, либо сам себя исключил из участия в I Международной Рабочей Олимпиаде.

В отличие от мнения руководства Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала многие рабочие союзы — такие, как финские, швейцарские и английские, — считали абсолютно необходимым, чтобы на франкфуртскую Олимпиаду были приглашены и секции Красного Спортивного Интернационала. Они заявили, что если это невозможно, то также откажутся от участия в Олимпиаде. Исполнительный Комитет Красного Спортивного Интернационала непосредственно за несколько месяцев до Олимпиады следующим образом оценивал положение: ущерб всему рабочему движению и снижение демонстративной роли I Международной рабочей Олимпиады. В то же время реакционное руководство Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала нашло повод для того, чтобы возложить ответственность за неудачу проведения Олимпиады на Красный Спортивный Интернационал, а также на собственные оппозиционные спортивные группы.

Непосредственно накануне Олимпиады спортивное руководство Советского Союза обратилось к руководству Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала и попыталось убедить его в необходимости совместных выступлений.Однако руководство Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала вновь повторило свои контрдоводы. «Участие, — маневрировал Девлигер, — зависит только от Вас. Мы снова просим Вас вступить в наш международный союз. Ваш отрицательный ответ может быть единственным препятствием для выполнения Вашего естественного пожелания». Исполнительный Комитет Красного Спортивного Интернационала теперь уже ясно видел, что руководство Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала не было склонно к тому, чтобы вести серьезные переговоры о единстве. Поэтому Красный Спортивный Интернационал принял решение без приглашения направить своих делегатов на Олимпиаду во Франкфурт-на-Майне с той задачей, чтобы установить непосредственные связи с организациями—членами Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала отдельных стран.

Зимние игры I Международной рабочей Олимпиады состоялись с 31 января по 2 февраля 1925 года в Шайберхау-Ризенгевюрге, а летние игры — с 24 по 28 июля 1925 года во Франкфурте-на-Майне.Летние игры своей высокой организацией и зрелищным эффектом привлекли к себе внимание не только рабочих масс, но и Кубертена. В Играх участвовало около 75 тысяч спортсменов из 14 стран. Здесь родились и многие выдающиеся спортивные рекорды. К ним можно отнести мировой рекорд в эстафетном беге 4 X 100 метров женской немецкой команды. Блестяще выступили и финские спортсмены-рабочие. Лишь отсутствие советских спортсменов снизило ценность побед, достигнутых в отдельных видах спорта.

На конференции по подготовке Рабочей Олимпиады посредством переговоров, обмена письмами, дискуссии в печати и дипломатической миссии советских делегатов внутри Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала начался процесс брожения.Из итальянской, эльзасской, судетской и финской секций сложились группировки последовательных классовых борцов. Немецкие, швейцарские, австрийские и немецко-судетские рабочие-спортсмены встали на центристские позиции. Закостенелые, реакционные взгляды представляли лишь делегации Бельгии, Франции и Чехословакии. Однако им удалось воспрепятствовать тому, чтобы спортивные организации Советского Союза и спортивные организации, объединившиеся в Красном Спортивном Интернационале, были приглашены во Франкфурт-на-Майне. И все же Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал вынужден был вести переговоры. Помимо требований о перестройке буржуазного олимпийского движения, ему также нужно было зафиксировать общественную роль рабочих олимпиад. Этот процесс тем более заслуживает внимания, так как 1924—1925 годы проходили под знаком временной стабилизации и экономического усиления капитализма.

Пленум Красного Спортивного Интернационала, проходивший осенью 1925 года, исходя из достигнутых тактических успехов, ожидал быстрых радикальных изменений в спортивном движении. Тогда еще была возможность образования единого фронта «снизу», даже если бы этого не захотели руководители. Это на первый взгляд казалось правильным — но уже слабо учитывалось непосредственное соотношение сил. Однако сначала мы были свидетелями постоянного усиления Красного Спортивного Интернационала. Руководство Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала не могло воспрепятствовать тому, чтобы футбольная команда «Дрезден 1910» — победительница I Рабочей Олимпиады пригласила футбольную команду города Харькова. Приглашение подтвердили восемь рабочих спортивных клубов Саксонии. Трехнедельное турне советской команды нанесло значительный удар по антисоветской спортивной блокаде.

На конгрессе Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала, состоявшемся в 1925 году в Париже,представители Красного Спортивного Интернационала потребовали: а) изменения политической линии, принятой на II конгрессе Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала; б) созыва объединительной конференции двух Интернационалов; в) организационного сотрудничества со спортсменами Советского Союза и другими организациями—членами Красного Спортивного Интернационала. Из перечисленного выше конгресс принял только последнее требование. На основе заключенного договора о сотрудничестве до конца 1926 года Красный Спортивный Интернационал заключил соглашение о соревнованиях,обменах делегациями и взаимной информации с рабочими спортивнымиорганизациями 45 стран. Организационное построение спортивных связей впервую очередь осуществлялось между отдельными секциями. Для советских спортсменов стало возможным участвовать в соревнованиях с немецкими, эстонскими, литовскими, финскими, французскими, болгарскими и норвеж­скими спортсменами-рабочими. Такие соревнования во многих странах сопровождались политическими демонстрациями. Часть зрителей приходила на стадионы с красными знаменами и с транспарантами со словами поддержки Советского Союза. Нередко случалось и так, что матчи заканчива­лись пением Интернационала. Не случайно, что различные правительственные органы (в Испании, Чехословакии и Австрии) запретили выдачу въездных виз советским спортсменам.

В результате последовательной и самоотверженной организационной работы в ноябре 1927 года численность членов Красного Спортивного Интернационала превысила три миллиона человек22, в то время как у Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала составила около полутора миллионов человек. VII Пленум Коминтерна в 1927 году констатировал, что «спортивные встречи значительно способствовали развитию революционного рабочего движения». Газеты Красного Спортивного Интернационала размышляли о возможности скорейшего прорыва фронта. Руководство Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала не только не хотело изменить тактику в отношении создания единого фронта, но и развернуло контрнаступление,

В январе 1926 года руководители Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала предприняли серию новых маневров. Суть их сводилась к тому, что они из установившихся связей между спортсменами, входящими в Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал, и советскими спортсменами стремились нажить капитал в борьбе против коммунистических партий своих стран. Только в социал-демократической печати Германии за тот же год удалось насчитать 26 статей и рассуждений по этому вопросу.

Среди них наиболее типичным можно назвать заявление Фритца Вилдунга, опубликованное 1 сентября 1926 года в газете «Дойтче Арбайтер Шпортцайтунг». Вилдунг лицемерно утверждал, что «на основе предыдущих событий у него была возможность убедиться в том, что советские спортивные организации — и даже отдельные секции Красного Спортивного Интернационала — солидарны с целями Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала...», «однако то, что международное единство до сих пор не могло родиться, является ошибкой политики Германии, Чехии, Франции, Советского Союза... и западноевропейских коммунистических партий». Подобные заявления мы можем найти и в социал-демократической печати Чехословакии, Венгрии, Польши и Бельгии.

Помимо идеологического маневрирования — как раз ощущая почву временной стабилизации, — Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал предпринял конкретные шаги для ликвидации связей с Красным Спортивным Интернационалом. Там, где секции Красного Спортивного Интернационала были сильные, применялась политика по их изоляции, где слабее, там их просто распускали. Организовывались параллельные соревнования, на которых неоднократно заимствовались программа и лозунги групп, следующих линии Красного Спортивного Интернационала. Даже с 1927 по 1930 год — только в европейских странах — было распущено более пятидесяти групп, обвиненных в проведении коммуниситческой спор­тивной политики. Около ста фракций были поставлены перед выбором: либо лишаются прав на финансовые и трудовые вложения в их объекты, либо порывают с политикой Красного Спортивного Интернационала. В результате этого в 1928 году большая часть норвежских, чехословацких, французских иканадских секций Красного Спортивного Интернационала снова вступили в Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал.

6.1.4.4. Углубление раскола (1928—1933)

Однако в целом эта историческая модель не была способна отодвинуть в тень происходящие во внутреннем развитии рабочего спортивного движении процессы, которые протекали под влиянием изменений международного соотношения сил.

Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал практически не смог воспрепятствовать кампании в поддержку I Международной Спартакиады, которая проходила под знаком борьбы за единый фронт, против войны и противоречий буржуазного спортивного движения. В соответствие с решением IV конгресса Красного Спортивного Интернационала немецкие, чешские, французские, английские, шведские, уругвайские и аргентинские секции провели многочисленные сборы и отборочные соревнование которые вызвали оживленные отклики во всем мире. После упомянутой подготовки норвежская секция Красного Спортивного Интернационала в январе 1928 года с успехом провела Зимние Игры I Международной Спартакиады, которые вызвали большой интерес.

Особенно сильный нажим затруднил организацию Летних Игр, проведение которых планировалось в Москве с 12 по 22 августа.Несмотря на неблагоприятные обстоятельства — политическая блокада капиталистических государств, Олимпиада в Амстердаме, упоминавшееся выше решение Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала и наспех состряпанная «скандинавская Олимпиада», — на открытие Летних Игр прибыли 612 известных спортсменов-рабочих из 12 стран.Среди них Вернер Зеелен-биндер, Исо-Холло, Хеллгесен и Т. Мутикайнен. Памятным заключительным аккордом праздничного парада на Красной площади было то, что под руководством 80-летнего дирижера Петера Дегейтера 30 тысяч человек запели Интернационал и произнесли клятву на верность единству международного рабочего движения и подъема физической культуры трудящихся.

Сама спортивная программа состояла из трех частей: 1) массовые спортивные выступления; 2) соревнования по различным видам спорта; 3) показательные соревнования по национальным и международным спортивным играм.

В программе соревнований по 22 видам спорта, помимо 612 гостей, приняло участие 7125 спортсменов из союзных республик. (В качестве сравнения можно упомянуть, что на проводившихся летом этого же года в Амстердаме IX летних Олимпийских Играх было 3015 участников, которые соревновались по 16 видам спорта.) Смотря с позиций сегодняшнего дня на Летние Игры I Международной Всемирной Спартакиады, можно сказать, что она принесла довольно скромные результаты, но тогда не это было важно, а демонстрация солидарности. Наиболее выдающегося результата достиг Тимофей Корниенко в беге на 100 метров (10,8) — как у победителя Амстердамской Олимпиады канадца Перси Вильямса. Корниенко был характерным представителем талантливых и восторженных активистов 20-х годов. Он партизаном сражался против интервентов, а на соревнования прибыл с Дальнего Востока. Он никогда не занимался с тренером, но в то же время Корниенко с самоотверженной добросовестностью занимался физической подготовкой солдат, находившихся на военной службе. По его собственному признанию, свои знания он почерпнул из примитивной брошюры по физическому воспитанию. На спартакиаде в соревнованиях по прыжкам с шестом с результатом 3,60 метра победил Николай Озолин. В женских спринтерских номерах программы отличилась Мария Шаманова. В стрельбе из боевого пистолета золотую медаль завоевал первый русский олимпийский чемпион Николай Панин-Коломенкин, которому в то время было 56 лет. Среди зарубежных участников Спартакиады наибольшего успеха добился немецкий рабочий, борец полутяжелого веса Вернер Зееленбиндер, который был признан самым техничным спортсменом того времени (24 октября 1944 года был убит в одном из нацистских концентрационных лагерей).

Среди откликов зарубежной печати заслуживает внимания вывод шведской газеты «Фолькетс Дагблад»: «Несколько лет исключительно два решающего значения направления существуют на арене международных спортивных связей: одно — буржуазное, другое — пролетарское, Америка и Советский Союз. Мы убеждены, что настанет время, когда Америка вынуждена будет считаться с партнером».

Стратегическая линия Красного Спортивного Интернационала все же не давала возможностей для дальнейшего развертывания достигнутых успехов.Проблему осложняло выдвижение на VI конгрессе Коминтерна программы акций под лозунгом «Класс — против класса». Для достижения намеченной цели по всей Европе были созданы «Боевые Комитеты Красного Спортивного Единства», которые в соответствии с директивами Коминтерна пытались мобилизовать и объединить спортсменов-рабочих. В своей основе правильные стремления, с одной стороны, в силу неправильной оценки соотношения сил, а с другой — отсутствия соответствующей тактики не принесли желаемого результата.

Правое руководство Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала — в соответствии с позицией II Интернационала— придерживалось «своих направлений». Охраняли «порядок», «безопасность», «парламентский путь». Однако оно не способно было заглянуть вперед, представить то, что «главную опасность» для них означают выдвинувшиеся на передний план силы монополистического капитала и одна из их штурмовых ударных групп — так называемые «гитлеровцы».Руководители Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала верили в то, что «фашистские течения» также распадутся на направления и, таким образом, применяя против них старую тактику, им удастся сохранить свои позиции. В соответствии с этим они и в дальнейшем видели функцию спортивного движения в компенсации или демонстративной поддержке парламентской тактики. Решительно отказывались от того, чтобы массами, участвующими в спортивном движении, усилить отряды защиты рабочего движения и организовать совместные контракции против мобильных фашистских отрядов. И, как это стало очевидным во время Международной спартакиады в Берлине, социал-демократические государственные деятели лично выступали против спортивных соревнований, организованных коммунистами, а на фашистские мероприятия закрывали глаза. Их же собственные мероприятия, имевшие переходный, аполитичный, нейтральный характер и приносящие лишь тактические результаты, не были или почти не были способны стать препятствием для фашистов, которые ловко использовали спорт в своих целях.

Именно в такойобстановке в 1931году в Мюрззушлаг с 5 по 8 февраля были организованыЗимние Игры, а с19 по 26 июля в Вене — Летние Игры II Рабочей Олимпиады.На Летних играх были представлены 23 спортивных союза из 18 стран. Историки спорта привыкли упоминать эту грандиозную встречу почти ста тысяч — в первую очередь австрийских, немецких, чехословацких, швейцарских и югославских — спортсменов-рабочих или друзей спорта как кульминационный пункт в истории Социалистического Рабочего Спортивного Итернационала.

На заседании Исполнительного Комитета КрасногоСпортивного Интернационала, состоявшемся в1928 году в Москве, было принято решениев ознаменование 10-й годовщины (1931) образования Интернационала провести в БерлинеЛетние Игры II Международной спартакиады.В ходе подготовки к ней, прошедшей под теми же лозунгами, как и предыдущая Спартакиада, более пятисот тысяч спортсменов-рабочих в тридцати странах участвовало в различных отборочных соревнованиях.

О масштабах самой берлинской встречи свидетельствует обширная программа соревнований, которая предусматривала проведение на 50 различных спортивных площадках и стадионах 500 матчей по футболу, 200 — по ручному мячу и 50 — по хоккею на траве. Только на соревнования по плаванию прибыли 4000 известных спортсменов. Помимо так называемых олимпийских видов спорта, заслуживает упоминания проект проведения соревнований по своеобразному виду спорта — «пятиборье Спартакиады», отдельно для мужчин и для женщин. В мужские номера пятиборья Спартакиады включались: бег на 3000 метров, плавание на дистанции 400 метров, велосипедная гонка на 20 000 метров, соревнования по стрельбе из мелкокалиберной винтовки и метание мяча. Финальные соревнования планировалось провести 12 июля 1931 года на стадионе «Пошташ».

Роль Спартакиады как демонстрации протеста против войны и фашизма ни у кого не вызывала сомнения.Сначала начальник берлинской полиции запретил организацию церемонии открытия Спартакиады на грюнвальдском стадионе. Однако под давлением массовых протестов это решение было отменено. За несколькодней до открытия Спартакиады,когда уже прибыли зарубежные делегации, сам Гинденбург отменил решение.Параллельно с этим начались нападки полиции и фашистских групп на организационные комитеты Спартакиады и была предпринята попытка помешать проведению предварительных соревнований. Однако, несмотря на террор, на других спортивных площадках, под другими названиями, было проведено большинство соревнований,во многих случаях с участием зарубежных спортсменов. Финалы, проведение которых было перенесенов Москву, состоялись в начале августа.

Шаги, направленные на срыв II Международной Спартакиады, вызвала большое возмущение. В Советском Союзе, Франции, Чехословакии. Польше, Швеции, а также в Аргентине были проведены соревнования-протесты, которые были организованы на основе программы Спартакиады, Несмотряна упомянутые стратегические и тактические проблемы, в1929—1931 годах продолжался численный рост созданных ранее секций Красного Спортивного Интернационала. Образовались также новые секции в Швеции и Греции, в Канаде, Японии, Австралии и США.В 1932 году организации Красного Спортивного Интернационала приняли участие в работе Амстердамского антимилитаристского конгресса, а затем в Спартакиаде Скандинавских спортсменов, которая состоялась в Копенгагене. Параллельно началась подготовка к III Международной Спартакиаде в Москве.

6.1.4.5. Единое антифашистское движение (1934—1944}

С победой гитлеризма в Германии (1933) над всей Европой повисла тень фашистской угрозы. Спустя несколько месяцев после ликвидации немецких спортивных групп Красного Спортивного Интернационала такая же судьба постигла и секции Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала. Его сооружения были конфискованы, а большая часть руководителей брошена в тюрьмы. По примеру гитлеровцев в феврале 1934 года в Австрии, а в августе 1934 года в Латвии были распущены рабочие спортивные организации, в основном относящиеся к Социалистическому Рабочему Спортивному Интернационалу. Начались также провокации против французских, румынских, венгерских и польских спортивных организаций.

Однако оценка ущерба от понесенных поражений не была однозначной. Социалистический Рабочий Спортивный Интернационал потерял свою главную базу, но, несмотря на это, за исключением французской, итальянской, австрийской, испанской, польской, финской и шведской групп, голландские, датские, шведские, чехословацкие, английские, американские и канадские организации, действовавшие под руководством самых влиятельных социал-демократических партий, и в дальнейшем отвергали создание единого фронта и революционные методы. Внутри обоих Интернационаловначалась своеобразная эпоха брожения, внутренней борьбы, дискуссий, регресса,дипломатических боев, которая в конце концов привела к принятию новойстратегической и тактической линии.Атмосферу замкнутости — отбросив предрассудки, характерные для сложившейся ситуации, — разорвали Рабочие Спортивные Союзы Норвегии и Финляндии. Они обратились к Красному Спортивному Интернационалу с письмом, в котором содержался призыв выступить с инициативой возобновления прерванных переговоров.

Поражение немецкого рабочего класса и вместе с ним рабочего спортивного движения поставило деятелей Красного Спортивного Интернационала в тяжелое положение. Они вынуждены были констатировать, что ход развития неудовлетворителен. В большинстве стран — и там, где не было непосредственной угрозы захвата власти фашистами, — можно было наблюдать застой в рабочем спортивном движении. Борьба друг против друга отняла слишком много энергии. И если и наблюдался численный рост отдельных секций Красного Спортивного Интернационала, то эти массы были отвоеваны у Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала. В то время как велась борьба против всего буржуазного спортивного движения, не принималось во внимание, что оно также значительно дифференцировано. В ходе проведенного анализа сложившейся ситуации постепенно возобладала точка зрения о необходимости пересмотра спортивной политики и методов действий Красного Спортивного Интернационала, приспосабливания своих возможностей и задач к требованиям новой ситуации.

В интересах успеха парижской встречи Красный Спортивный Интернационал с большой энергией провел работу по мобилизации своих организаций, он изложил в своем обращении основные принципы антифашистской единой платформы рабочих спортивных клубов. Одновременно в этом обращении довольно аргументированно разоблачалась также тактика проволочек, проводимая руководителями Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала.

«Ваши руководители, — подчеркивалось в обращении, — уже давно проводят политику, которая разъединяет ряды рабочих-спортсменов. Некоторые из них способствовали ликвидации Вашего движения в Германии, Австрии, Латвии. Многие сами передали Ваши организации фашистам. Другие продолжают свою подрывную деятельность и борются против создания единого рабочего спортивного движения. Вам — как и раньше — запрещается встречаться с революционными рабочими-спортсменами. Тем самым руководители Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала помогают буржуазному спорту, ведь, если наши ряды разъединены, из этого извлекает выгоду только буржуазия.

В Вашей власти ликвидировать раскол в рабочем спорте, Вы способны претворить в жизнь единство рабочего спорта».

Красный Спортивный Интернационал свою практическую работу стал выполнять уже гораздо гибче. Благодаря этому обращение вызвало большой отклик в международном рабочем спортивном движении. Международное Бюро Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала выступило против участия Красного Спортивного Интернационала в парижской встрече. Однако президиум Социалистического Рабочего Спортивного Интернационала одобрил продолжение совместной кампании.

С 11 по 15 августа 1934 года проходили грандиозные соревнования Парижской Антифашистской Спортивной Встречи, в которой приняли участие представители 19 стран.В соревнованиях приняли участие 4600 спортсменов различных национальностей независимо от происхождения, расы, религиозных или политических убеждений. Встреча, помимо спортивного значения, имела в первую очередь и огромное политическое значение. В первые соревновались вместе — на основе официального соглашения под общим лозунгом — спортсмены организаций двух до этого противостоящих друг другу интернационалов. Были заложены основы создания антифашистского фронта рабочих и прогрессивных буржуазных спортивных организаций. И как отметил председатель организационного комитета по проведению парижской встречи Анри Барбюс: «Был сделан решающий шаг в интересах того, чтобы спасти физическую культуру и молодежь от уродливых церемоний фашизма...»

В результате парижской встречи движения за единство в спорте возникли почти во всех европейских странах. Вдекабре 1934 года во Франц; объединились два рабочих спортивных союза. В духе решений VII конгресса Коминтерна сблизились друг с другом также и руководители обоих спортивных интернационалов. На второй пражской встрече (сентябрь 1935 года) представители Социалистического Интернационала договорились о том, чтобы приложить усилия в интересах лишения гитлеровской Германии права на организацию Олимпиады 1936 года.Было согласовано сотрудничество рабочих спортивных клубов некоторых стран. Выработана тактика борьбы против использования Олимпиады в Берлине для фашистских целей. Оба интернационала установили связи с парижским бюро «Международного Комитета борьбы за сохранение олимпийского духа». Комитет на своем заседании, которое состоялось 6—7 нюня 1936 года, принял решение о бойкоте Олимпиады в Берлине в организации «Народной Олимпиады» в Барселоне.

Организационную работу при поддержке испанского республиканского правительства уместных рабочих спортивных организаций возглавил секретарь Красного Спортивного Интернационала Фритц Леш. К дню открытия Народной Олимпиады в Барселону прибыло свыше двух тысяч спортсменов-рабочих и спортсменов, относящихся к другим слоям общества, главным образом из Европы и Америки. Однако соревнования не удалось провести, так как в день открытия «Народной Олимпиады» (18 июля 1936 года) в Испании начался антиреспубликанский мятеж. Участники Народной Олимпиады присоединились к республиканским силам. Они составили ядро сформированных позднее интернациональных бригад. В это же время в Праге были организованы «Народные Спортивные Игры». Принимавшие в них участие чехословацкие, американские, французские и шведские спортсмены-антифашисты протестовали против искажения олимпийского духа.

Выдающимся результатом усилий, направленных на достижение единства в рабочем спортивном движений, было проведение с 25 июля по I августа 1937 года в Антверпене III Международной Рабочей Олимпиады, В программе соревнований фигурировали легкая атлетика, борьба, гимнастика, футбол, плавание, бокс — то есть по существу олимпийские виды спорта. На эту Олимпиаду прибыли 14 тысяч спортсменов-рабочих из 15 стран, среди них также и делегация советских спортивных организаций. Спортивные мероприятия, демонстрации и издания, выпущенные к Олимпиаде, выражали стремление антифашистов к единству и их готовность выступить против войны. Некоторые результаты, показанные советскими тяжелоатлетами, пловцами и легкоатлетами, превышали тогдашние мировые рекорды.

И все-таки истинное значение антверпенской олимпиады состояло, однако, в том, что Социалистический Рабочнй Спортивный Интернационал и Красный Спортивный Интернационал подтвердили свое решение о единстве и договорились о прекращении разрозненной организационной деятельности. Было принято решение следующую рабочую олимпиаду провести в Праге (1940) под знаком антифашистского единства. Однако организовывать ее должны были уже не комитеты обоих интернационалов, а рабочая спортивная организация страны-организатора и сотрудничающая с ней прогрессивная буржуазная спортивная организация.

6.1.4.6.Значение международного рабочего спортивного движения для развития физической культуры рабочего класса.

В период между двумя мировыми войнами международное рабочее спортивное движение, даже будучи расколотым, добилось огромных результатов. Оно ослабило стремление фашистов завоевать позиции в заводских и общественных спортивных организациях, разоблачало противоречия аполитичного спорта. Через рабочие спортивные общества тысячи рабочих различных национальностей смогли познакомиться с гимнастикой, туризмом и различными формами спортивной деятельности. Во Франкфурте-на-Майне немецкие рабочие своими силами построили стадион. В других местах были созданы туристские дома, спортивные площадки, парки отдыха, пляжи. В Польше развился туризм, в Бельгии — баскетбол, в Венгрии — ручной мяч, в Канаде — футбол, в Югославии — народные спортивные игры и борьба. Во Франции с 1936 года проводились субботние рабочие чемпионаты. В этом же году была выработана и представлена правительству программа реорганизации французской спортивной жизни. Организованные по инициативе газеты «Юманите» велогонки (1927) и соревнования по кроссу (1933) стали в наши дни значительными международными турнирами.

В результате широкой организаторской деятельности немецких рабочих спортивных организаций в середине 1920-х годов из каждой тысячи молодых жителей крупных городов примерно 100 человек занимались в каких-либо гимнастических или спортивных рабочих обществах. Международные спортивные встречи укрепили пролетарский интернационализм. Действовавшее под лозунгом «Готов к классовой борьбе» движение, руководимое Красным Спортивным Интернационалом, заложило основы массовых спортивных кампаний за освобождение. Среди выдающихся спортсменов, участвовавших в рабочих олимпиадах и спартакиадах, заслуживают упоминания Вольмари Исо-Холло, Вернер Зееленбиндер и Вилле Ритола.

Согласно оценке Генриха Ласкевича, оба интернационала большое внимание обращали на подготовку руководителей рабочих спортивных секций иобществ. Постоянные учебные курсы были организованы в Германии, в Вене, во Франции и в Советском Союзе. Основанные в то время рабочими спортивными обществами Финляндии, Австрии, Франции, Бельгии и Швейцарии учреждения по подготовке кадров существуют и в настоящее время.

С конца 1930-х годов рабочие спортивные соревнования все более сливались с мерами, направленными на создание антифашистского единого фронта. Общий противник иобщие стремленияпривели к созданию этого единства на практике:секретарь Социалистического Рабочего Спортивного ИнтернационалаЮлиус Дойч и секретарьКрасного Спортивного Интернационала Фритц Леш вместе выступили за свободу испанскогонарода. Во время второй мировой войны из членов рабочих спортивных обществ формировались отряды обороны и партизанские отряды.

Международное рабочее движение воспитало много тысяч молодых людей в борцов-антифашистов, которые жертвовали своей жизнью в боях против гитлеризма. Среди них многочисленные деятели Красного Спортивного Интернационала, такие, как немцы — Фритц Леш, Эрнст Грубе; французы — Огюст Делон и Лео Лагранж; чех — Карел Аксамит, и многие другие.

С роспуском Коминтерна (1943) прекратил свою деятельность Красный Спортивный Интернационал. В большинстве стран рабочее спортивное единство сохранилось и после окончания войны.

6.1.5. Возникновение международногостуденческого спортивного движения

S.1.5.1. Международная конфедерация студентов

(1919—1938)

Студенческое спортивное движение уже накануне первой мировой войны достигло значительных результатов. Однако международные встречи, которые до этого носили случайный характер, только в 1920-е годы благодаря созданной в 1919 году Международной конфедерации связаны с именем Жана Птижана — одного из выдающихся руководителей французской студенческой жизни. Основной мыслью провозглашенного им курса являлось то, что спортивные соревнования должны способствовать развитию связей и сотрудничества между студентами университетов и высших учебных заведений всего мира. Его инициативу поддержали и тогдашние официальные французские политические круги, которые в первую очередь хотели, чтобы студенчество так называемых «латинских» стран и стран Малой Антанты придерживалось французской ориентации.

Созданный в рамках Международной конфедерации студентов спортивный отдел уже в 1921 году намеревался начать организацию студенческого чемпионата мира. Однако страны, которые не вошли в Международную конфедерацию студентов, через международные спортивные союзы оказали такое сильное давление на конфедерацию, что планируемую церемонию открытия пришлось несколько раз откладывать. В конце концов был найден выход из создавшегося положения, что свидетельствовало о расширении связей спортивного отдела Международной конфедерации студентов. В результате его посредничества студенческие организации США, Англии и Италии вступили в Международную конфедерацию студентов. Вследствие этого в мае 1923 года в Париже был созван Международный Спортивный Конгресс Университетов, на котором родилось окончальное решение о том, что в будущем году польский студенческий союз организует первый чемпионат мира. Это явилось первым шагом на пути к созданию международного студенческого спортивного движения, наиболее значительного после олимпийского.

В программе I Студенческого чемпионата мира в Варшаве (1924) фигурировали только легкоатлетические номера. На II Студенческом чемпионате мира в Риме (1927) программа была дополнена футболом, теннисом, плаванием и фехтованием. На этом чемпионате впервые выступили заокеанские спортсмены — студенты США и Гаити. Было принято решение начиная с 1928 года проводить и зимние студенческие игры. А в летних соревнованиях могли уже участвовать и женщины. III Студенческий чемпионат мира состоялся в 1928 году в Париже, IV — в 1930 году в Дармштадте, V — в 1933 году в Турине, VI — в 1935 году в Будапеште, VII — в 1937 году в Париже, VIII — в 1939 году в Монако, а также в Вене (из-за начала II мировой войны оба чемпионата были прерваны). На играх в Монако соревнования проводились уже по 10 видам спорта.

I зимний Студенческий чемпионат мира состоялся в Кортина д'Ампеццо (1928), II — в Давосе (1930), III — в Бардопессжиате (1931), IV — в Санкт-Морице (1935), V — в Зелл ат Зее (1937), VI — в Трондхейме и в Лиллехаммере (1939).

Организаторы этих игр по любому поводу последовательно давали заверения в том, что они выступают за аполитичность. В действительности же ни на одном из состоявшихся мировых соревнований борьба политических взглядов и международных противоречий не чувствовалась настолько, как на студенческих мировых чемпионатах. Это проявилось уже при их организации. Бывшие ведущие державы только после длительных проволочек в 1926 году стали членами Международной конфедерации студентов. Не обошелся без трений и один из самых успешных студенческих мировых чемпионатов, который состоялся в Будапеште.

6.1.5.2. Раскол в студенческом спортивном лагере (1939—1944)

Расхождение взглядов, связанных с проведением студенческих чемпионатов мира, в 1939 году настолько обострилось, что сам студенческий спортивный лагерь раскололся на два течения. Первоначально право проведения студенческого чемпионата Международная конфедерация студентов предоставила Бонну. В это время гитлеровская Германия оккупировала Австрию и Международная конфедерация студентов намеревалась, придав играм характер политической демонстрации, переместить их в Вену. Тогда же стало ясно, что Немецкий союз студентов в связи с проведением студенческого чемпионата мира планирует осуществить путч. В ответ на это Международная конфедерация студентов аннулировала свое первоначальное решение и поручила организацию чемпионата Монако. Немецкий союз студентов не признал это решение и организовал соревнования в Вене. Студенческое спортивное движение раскололось на два лагеря. При содействии Франции «демократические игры» были проведены в Монако и «тотальные игры» — в Вене. Разделение участников этих игр во многих отношениях отражал: влияние западной демократии и держав оси.

Несмотря на трагическое прекращение игр, международное студенческое спортивное движение в период своего развития с 1924 по 1939 год в значительной степени способствовало расширению связей между студенческим-организациями различных стран. В связи с этим в монографии Ласло: Куташши отмечается, что «возросло количество стран, принимавших участие в международном движении, возросли спортивные достижения». Студенческие чемпионаты деятельно содействовали интегрированию организации специфического слоя спортивной жизни и вместе с тем общему развитию спортивного движения. К участию в студенческих чемпионатах мирз помимо европейских стран, присоединились восемь американских, восемь азиатских, две африканские и две австралийские организации. После некоторой проволочки работу спортивного отдела Международной конфедератции студентов признал МОК, который с 1935 года взял покровительство над его мероприятиями.

Всемирному развитию физической культуры наряду с олимпиадами и чемпионатами мира по отдельным видам спорта во многом способствовала организация игр, которые отвечали наиболее разносторонним интереса народов. Проведениемэтих игр их организаторы стремились в первую очередь углубить политические связи между странами, отдельными частями света, а также странами, объединенными в государственные союзы.Однако, наряду с этим были организованы разного рода игры, состав участников, которых определялся по экономическим, географическим, языковым, мировоззренческим и религиозным признакам. Эти соревнования трудно отнести -к какой-либо единой системе, однако в целом их объединяет друг с другом то, что они проходят под покровительством Международного олимпийского комитета и с его основными принципами и правилами. У этих соревнований такие же, как и у олимпиад, торжественные церемонии открытия и закрытия, а программа состязаний включает в себя олимпийские а также местные традиционные виды спорта. «Желтой олимпиадой» назывались на первых порах азиатские игры, «латинской олимпиадой» — соревнования стран Американского континента, говорящих на испанском и португальском языках, «женской олимпиадой» — мероприятия, организованна.. Международным Женским Спортивным Союзом. С филологической точки зрения все эти соревнования было бы неправильно называть олимпиадой — а МОК решительно выступает против использования этого названия, — -все же оно выражает значение этих соревнований и сущность стремление этих спортивных движений.


Сейчас читают про: