double arrow

ФИЗКУЛЬТУРНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ВНЕ ШКОЛЫ


В рамках главных тенденций, характерных для физического воспитания в отдельных странах,в административных районах, даже в отдельных типах школ, естественно, имелись собственные индивидуальные отличительные моменты.Эти особенности чрезвычайно пестрые, часто они возникали в результате взаимного влияния труднообозримых факторов и местных условий (влияние экономического развития, школьной системы, политико-идеологических устремлений, климатических условий, традиций, народных этнических характеров). Общей характерной чертой являлось то, что в области физического воспитания в странах и провинциях с тропическим климатом от Центральной Америки до Индии доминировали гигиенические устремления.Вместе с этими факторами в Индии были унаследованы мистические элементы,что находит выражение в системе йогов, гимнастических танцах и пантомимного характера движениях. В Иране, Ираке, Японии и Турция решающую роль в физическом воспитании играли движения, характерные для борьбы.

С начала 30-х годовв физическом воспитании англосакских государств быстро распространилось так называемое «спортивно-рекреационное» направление. Этому бесспорно содействовал нажим, оказываемый со стороны военных кругов, преподавателей физкультуры, а кроме того, тренеров и менеджеров по теннису, плаванию и легкой атлетике и вызванные проблемой поддержания спортивной формы спортсменами. Спортивные менеджеры за поражения, которые потерпели спортсмены англосакских стран от французских теннисистов, японских пловцов и финских легкоатлетов, обвинили систему физического воспитания, которое, по их мнению было ошибочным и страдало «детским нянченьем» и «манией статистики Однако решающее изменение вызвал мировой экономический кризис: 1929—1931 годов. Центральной проблемой стран, во всяком случае тех которые затронул экономический кризис, — в первую очередь, специалиств: в области физического воспитания в Соединенных Штатах Америки — стал вопрос свободного времени. Этой тематике была посвящена вышедшая в 1931 году работу Джоя Б. Нэша (1889—1960) «Воспитание характера в физическом воспитании», которая известна как библия спортивно-рекреационного направления.

Понятие о компенсационной роли физической культуры преобладало в основной концепции развития физического воспитанияв школах в период между двумя мировыми войнами.Под знаком этого возникла целевая установка о поднятии до уровня высшей школы подготовки преподавателей физкультуры. Формулировка этой концепции связана с именем немецкого спортивного социолога Риссе, но целевые установки по теории учебного плана, связанного с этой концепцией, появились раньше. Под компенсацией подразумевалось покрытие ущерба, причиненного общественными противоречиями, урбанизацией.

ПОИСКИ ПУТИ РАЗВИТИЯ ШКОЛЬНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПЕРИОД МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ

Что касается сути направления философии воспитания, основанной на компенсации, то следует процитировать выдержку из обращения Д. Р. Шармана, которое он послал во время грандиозной забастовки английских шахтеров в 1920-е годы инспекторам по физической культуре: «В формировании классовой лояльности большая роль принадлежит правильно проводимым занятиям по физической культуре... если сын горнозаводского акционера или банкира вместе играет с детьми завхоза, управдома, швейцара или же откатчика в шахте, то это почти наверняка может привести к тому, что они будут придерживаться более умеренных взглядов, чем взрослые, в вопросах классовых взаимоотношений...»

В результате мирового экономического кризиса в 1929—1930 годах компенсационный подход влился в устремления так называемой спортивной рекреации. В рамках этого своеобразно слились все элементы подготовки к спортивной деятельности, которая является зрелищной и требует большой физической и моральной нагрузки (футбол, регби, атлетика, бокс и т. д.), и к «спорту на всю жизнь» в свободное время (гольф, теннис, туризм, кегли, гимнастика по системе йогов и т. д.). Система обучения в фашистских странах с искажением компенсационной системы, с выдвижением на передний план «дисциплинарных» упражнений формировала агрессивные цели32. Однако в области применения системы движения только Япония проводила собственную линию. В то же время в качестве общей характерной черты можно отметить, что, несмотря на проходивший на рубеже столетий процесс интегрирования,в новый период развертывания также сохранились главные специфические моменты, основывающиеся на «гимнастической» или же «спортивной и игровой деятельности».

6.2.1. Физкультурные направления, основанные на гимнастике

В Европе из широкой шкалы систем физического воспитания— модернизированных направлений и сплавов немецкой, шведской, датской и французской гимнастик, — которые основывались на создании биологическогоравновесия цивилизации и человеческого организма, выделялась австрийская школа. Ее основателями и вдохновителями были Карл Гаульгофеер (1885—1941) и его сотрудники Маргарет Штрейхер и Адам Слама. (Чтобы быть ближе к истине, эту систему нужно было бы называть «австрийской и веймарско-немецкой ».)

На отсталость системы физического воспитания Яна—Эйзелена—Шписсе указывал не только общий отход на задний план немецкой гимнастики, но и обращали внимание отечественные и зарубежные критики. Среди них известный немецкий физиолог Ф. А. Шмидт и исследовать механики развития физического воспитания Фридерих Эккардт. В своей работе «Физиология физического воспитания» Ф. А. Шмидт развил и переработал в соответствии с потребностями Германии исследования Демени и Лагранжа. Он констатировал, что для ребят школьного возраста наиболее полезными являются игры и естественные движения. Ф. А. Шмидт предложил разделить формы движения под физиологическим углом зрения силовые и скоростные упражнения, а также упражнения на выносливости В качестве целевой установки он определил точный размер мышечных увеличений определенных частей тела. По его мнению, больше всего нужно заниматься нижними конечностями, так как здесь расположены 56 процентов объема мышц. Эккардт выступил за естественные движения, учет пола и уровня закалки детей, характер эмоций на уроке физкультуры и принцип постепенности. Он упорно сражался против крайностей «стихийности».

Гаульгофер и его сотрудники — исходя из учения Шмидта и Эккардта — не только осуществили реформу содержания предмета физических упражнений, но и использовали также исследования в области биологии и педагогики. Они учитывали в то время особенно выдвинувшиеся передний план в круге интересов молодежи психологические и эстетические потребности к движению. В свою систему физических упражнений они гармонично приспособили гигиеническое воспитание, различные ступени нагрузки; любая активность детей, начиная от игр и спортивной деятельности, последовательно контролировалась измерениями и наблюдениями. Среди предметов для физических упражнений ими в одинаковой степени использовались как стилизованные снаряды (брусья, турник), так и созданные человеком препятствия (забор, бочка). Что касается методики, то их концепция основывалась на заимствованных главным образом из шведской гимнастики «уравновешенных упражнениях», которые были направлены на то, чтобы с их помощью избежать неправильной осанки и укрепить запущенные группы мышц. Но с успехом применялись и элементы пластики (народный танец, ритмика, акробатика), а кроме того, простые массовые упражнения, которые получили развитие в гимнастике «Сокол».

Сам урок физкультуры строился на основе принципов Геберта, Рацине Эккардта:

а) Разминка — бодрящие упражнения; быстрые, энергичные и последовательно построенные движения (игровые прыжки, бег) для ускорения кровообращения и расслабления мышц.

б) Упражнения, непосредственно служащие физическому воспитанию; уравновешенные упражнения, на гибкость и для разминки тех частей тела, которые ослабли от сидения или иного рода деятельности (упражнения для корпуса).

— Балансирующие упражнения для развития чувствительности мышц, для пространственной, координации тела и частей тела, а кроме этого, для улучшения правильной осанки головы и спины.

— Упражнения на силу и ловкость, сопротивление, поднятие тяжестей расчетом на большие группы мышц), броски, бег, взбирания (например, на шведскую стенку), ползанья, лазанья, висы, упоры. Ходьба и бег, как развивающие выносливость упражнения, ходьба и бег, служащие здоровой осанке. (Последние на время, в улучшающем стиль движении.)

— Прыжки через установленной высоты снаряд (в высоту, в длину, в глубину), кроме того, подскоки с бегом на месте.

— Игры и танцы с подскоками для повышения нагрузки на сердце и легкие.

в) Свободные и успокаивающие упражнения. Развлекательные и комбинированные игры, ходьба с закрытыми глазами, выполнение упражнений с пением, шуточные упражнения.

Что касается образа мышления, то Гаульгофер и его сотрудники далеко отошли от классической концепции гимнастики. Однако их целевые установки не являлись средством развития детей, а только принимались как «интеллектуальная и моральная принадлежность» общественной среды. Рамки их системы пригодны исключительно лишь к тому, чтобы за высокопарными принципами аполитичной физической культуры уже в школьном возрасте оказывать эффективное идеологическое влияние. Преимущества австрийского физического воспитания изучали многочисленные зарубежные специалисты не только из Франции, Швейцарии и Чехословакии, но и из Южной и Центральной Америки, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза и даже из Венгрии.

Ахиллесовой пятой австрийской концепции физического воспитания было то, что в ней чрезмерно большая роль отводилась наследственности физических способностей. В период фашистской диктатуры с 1938 по 1945 год австрийский подход был так искажен, что вплоть до наших дней — в силу потребностей буржуазной демократии — его не могут поднять до прежней эффективности.

6.2.2. Направления физического воспитания, основывающиеся на спортивной и игровой деятельности

Как мы уже упоминали во введении, в англосаксонских государствах корни пустило медицинское направление5 которое получило наибольший расцвет после I мировой войны. Успехи и образцовые школы этого направления — включая зрелищные демонстрации — вызвали большой отклик во всем мире. Его влияние чувствовалось даже в учебных планах по физическому воспитанию в школах Центральной Европы. Однако с начала 1920-х годов оно постепенно отодвигалось на задний план. (В наши дни это направление прижилось лишь только в школах штата Нью-Йорк, Филиппин, Индии, Ирана, Пакистана и некоторых стран Центральной Америки.)

У медицинской или по-другому называемой — социально-гигиенической — концепции физического воспитания было два явно слабых момента. Один из них состоял в том, что эта концепция не служила воспитанию смены первоклассных спортсменов в соответствии с требованиями спортивных руководителей, тренеров и менеджеров. Второй — чрезмерно твердая система не давала возможностей для экспериментов в области педагогических реформ, которые в то время культивировались в Соединенных Штатах Америки и Канаде. Тревога звучала и в высказываниях различных критиков. «Не дает жизненного размаха детской деятельности», «Далека от индивидуальных личных впечатлений, не приспосабливается к природе детей», «Не содержит в себе признака личности». Я полагаю, нет необходимости дальше перечислять эти аргументы, авторы которых почти дословно цитировали их из работ Эдуарда Клапареда (1873—1944), Адольфа Ферри (1879—1960), Джона Деви (1859—1952), Вильяма Килпатрика (1871—1965).

Однако в середине 1920-х годов в условия относительной консолидации возможности развития физкультуры уже видели в так называемом «самовос-питательном» направлении.Исходным пунктом его было учение о единстве тела и души человека. В области физического воспитания это толкуется таким образом, что преподаватель неправильно поступает в том случае, если он отдает предпочтение социальной гигиене или в ходе выполнения упражнений делает главный акцент на физической кондиции, а также на координации движений. Преподаватель физкультуры не может исполнять функции ни офицера-инструктора, ни участкового врача. Его главная задача состоит в том, чтобы помочь детям в их «стремлении к самовыражению». Даже допустимо и то, чтобы ученики сами выбирали учебный материал по физическому воспитанию. Таким образом внимание перейдет от класса на группу, а с группы — на личность. Задача обучения, специальная цель преподавание растворилась в цели воспитания. И наоборот, роль преподавателя физкультуры сузилась до микросоциологических измерений и учета. Это направление создало так называемую каллистеническую гимнастику, которая в качестве специфического американского сплава, обычной и выразительной гимнастики распространилась на весь континент. Однако ощутимые результаты она получила только в школах Дальнего Востока, которые содержались Христианской ассоциацией молодых людей.

Исходным условием этого направления было то, что наиболее важны: завоеванием современной цивилизации является «ставший свободным человек», который после выполнения повседневных задач в конце недели свободно может наслаждаться плодами своей работы. В то же время у этой цивилизации есть и симптомы заболевания. Один из этих симптомов — «вынужденное свободное время», под которым Нэш понимает безработицу Если общество — это основная мысль проводится в работе Нэша — хоче избежать более сложных конфликтов, оно должно регулировать оба свободных времени и одновременно заполнять свободные часы человека в определенной степени легкоусвояемыми, даже развлекательными физической активизацией, играми, возможностью отдохнуть.

Однако эта проблема не такая простая. Безработные в силу причин своего материального положения, а люди, располагающие естественны свободным временем, с одной стороны, из-за отсутствия потребности, другой стороны, вследствие приобретенной в школе личной антипатии или сложностей со спортивными сооружениями активно не подключились физической культуре. «Наши исследования ссылаются на то, — пишет Нэш, — что дотации по оказанию помощи безработным нужно увязывать с предоставлением возможности для рекреации — со строительством парков отдыха, бассейнов и спортивных залов, — а в отношении определенных возрастных категорий — в первую очередь с устройством спортивных лагерей, для восстановления сил после работы». В то же время в работе Нэша подробно объясняется, что возможности у отдельных личностей смогут реализоваться только в том случае, если они «в оптимальном возрасте» получат такие вызывающие потребности импульсы, которые на всю жизнь свяжут их с какой-либо областью физической культуры.

Общим итогом размышления Нэша было то, что цель реформы школьного физического воспитания не должна быть возвратом к шведской гимнастике, которая с урока на урок направлена только на развитие мышц детей. В то же время отмечалась необходимость переступать за рамки пробуждения общего воспитательного переживания и стремиться к тому, чтобы мотивации движения связывались с выбранным видом спорта наиболее подходящим отдельным личностям. Так, чтобы в этом виде спорта дети уже в школьном возрасте достигали наилучших результатов; чувствовали себя кандидатом на зачисление в команду школы, страны; развивали в себе склонность не только к «нахождению самого себя», но и достижению какого-либо рекорда. И если это удастся хотя бы в самой малой степени, то большинство ребят до конца своей жизни будут изыскивать возможность для занятий и поддержки одного из видов спорта.

Концепция спортивной педагогики Дж. Б. Нэша пыталась разрешить неразрешимую до сих пор дилемму основной и специальной подготовки, а точнее говоря, связи с физической активностью. Это направление физического воспитания не только соответствовало индивидуально-педагогическим стремлениям, но и способствовало специализации по видам спорта в колледжах и других учебных заведениях. Однако поиск пути принес только теоретическое решение и не мог воспрепятствовать тому чрезвычайно сложному и противоречивому процессу, на одном из полюсов которого возникла превосходная база пополнения первоклассных спортсменов, а на другом, говоря словами Джона Ф. Кеннеди, — изнеженные американцы.

Упомянутую модель развития в различных фазах можно проследить на примере физического воспитания в элитных школах Австралии, Канады, Южно-Африканского Союза, Пакистана, Японии, Южной Америки, а также в английских колледжах.

Эрнст Йокл в одной из своих работ, опубликованной в 1948 году, в качестве вывода о физическом воспитании в Южно-Африканском Союзе писал следующее:

«Преподаватели признают то обстоятельство, что стремительный темп современного образа жизни делает время от времени необходимым освобождение от напряженного труда. Как раз поэтому в занятии спортом и спортивными играми юношей и девушек они стремились сформировать у молодых людей такое увлечение, чтобы любовь к спорту сохранилась и после окончания школы. Можно констатировать, что с биологической точки зрения белое население в результате использования дешевой негритянской рабочей силы и средств, облегчающих физические усилия, в определенной степени обленилось. Эту лень нужно было уравновесить систематической программой физического воспитания»35.

Подобные утверждения опубликовал Клод Шмит в южноафриканском журнале «Вигэ» за сентябрь 1945 года:

«Цель физического воспитания состоит в том, чтобы учащиеся усвоили здоровые жизненные привычки, сделали свой организм выносливым, развивали мышцы и по возможности до конца жизни сохраняли любовь к спорту, развивали в себе такое социальное поведение, спортивную норму, которые далеко отстоят от антиобщественного нарушения спокойствия».

6.2.3. Современная гимнастика и направление «кип-фит»

Концепция движений,идущая по особому пути современной гимнастики,завоевала себе господствующую роль только в учебных материалах ряда частных женских учебных заведений,но «особая гимнастика» в школьных спортивных кругах стала популярной во всем мире. Начиная с 1920-х годов в веймарской Германии «песенный кросс» стал «меркой барышень из хороших домов». На Европейском континенте склонность к танцам и театральному искусству, а в Англии и Соединенных Штатах Америки скорее рекреационные стремления способствовали распространению этого направления.

Частично новое направление можно рассматривать как стремление развивать основные способности человека по системе «кип-фит»,которая ставила своей целью перестроить физическое воспитание в школах для мальчиков. В программах этого направления предусматривалось развитие общей кондиции и готовности к движениям. Оно получило размах в Англии и Франции на основе обработки сведений по призыву в армию в годы I мировой войны, а в США — на основе данных, опубликованных в связи «со статусом детей по системе Хувера». Комитеты, образованные в поддержку этого направления, вступили в тесные отношения с учреждениями, изучавшими результаты воздействия физического воспитания; однако в области реформы, в области форм движения, улучшения уровня нагрузок их влияние было едва ощутимым.

Всеобъемлющие контрольные проверки с целью изучения этого вопроса впервые провела английская компания «Линг» (1936—1939). Хотя контроль — как это показали и регистры теста — был явно предпринят с целью защиты шведского направления, однако он также бесспорно показал, что выпускники государственных средних школ не достигали желаемой «формы». У 75 процентов выборочно обследованных 4000 учащихся обнаружены нарушения осанки, недостаточное развитие группы мышц, сколиоз и плоскостопие.

6.2.4. Местные особенности в физическом воспитании

Что касается форм движения, то в Южной и Центральной Америке, в южных штатах США, Новой Зеландии, Индонезии и Индии довольно большой вес придавался фольклорным танцам. Не в последнюю очередь сюда относятся и такие общепринятые примеры, которые проявляются в автократии строевых гимнастических упражнений в ряде английских народных школ и сохранении классических шведских упражнении — в других школах.

В Австралии и Канаде в 1930-е годы, в Новой Зеландии в начале 1940-х годов были осуществлены такие реформы, которые в первую очередь принимали во внимание заинтересованность учащихся. Во многих отношениях подобная роль отводилась созданным в Советском Союзе в середине 30-х годов детским и молодежным спортивным школам, в которых в последующие годы были разработаны и получили распространение во всем мире самые современные формы воспитания спортсменов подрастающего поколения.

Совершенно специфический процесс развития происходил в Японии, где уже в 1926 году под знаком спортивной концепции была осуществлена реформа. (С этими устремлениями связывались спортивные успехи японцев в 1928, 1932 и 1936 годах.) Однако с 1936 года после прихода к власти японского фашизма школьная политика также изменилась. В рамках школьного физического воспитания на передний план выдвинулись физические занятия на местности и по самообороне (маршировка, строевые упражнения, дзюдо, кендо, каратэ). Только после второй мировой войны на основе указаний американских инструкторов возобновилось физическое воспитание, отвечающее целям спортивно-рекреационного направления. Одновременно стали предъявляться более строгие гигиенические и медицинские требования, которые до этого были заброшены.

Среди местных особенностей заслуживают упоминания различи огорода движения за получение значков, которым в англосакских странах покровительствовали кондиционные комитеты, в других местах — гимнастические и атлетические союзы.


Сейчас читают про: