double arrow

Флорентийская церковная уния


Вариант 2

Вариант 1

Русская земля-Россия под властью польских и литовских государей.

Галицко-Волынское королевство теряет политическую самостоятельность уже в XIV веке. Галиция отходит под власть Польши, а Волынь с Подолией—под власть Литвы. последняя, подчинив своему господству также и Киевщину и Черниговщину с землями в Северской и Смоленской областях, образует Литовско-Русское государство.

В 1316 г. к власти в Литве пришел князь Гедимин (основатель династии Гедиминовичей). И в собирании русских земель под своей властью он опять же добился впечатляющих успехов. Из всех земель Гедимина две трети были русскими землями. Русскому народу тогда в Литве отводилось достойное место. Русские люди служат в войсках Гедимина и начальствуют ими; они ездят в посольства от имени литовского государя; они управляют городами и волостями. Все это было известно и за границами Литовского княжества, поэтому население русских земель само охотно соглашалось на власть обруселых Гедиминовичей. Наследники Гедимина Ольгерд и Кейстут продолжили его дело. Так русских земель и русского населения в Литве стало еще больше. В Литовско-Русском государстве православно-русское население занимало приблизительно 9/10 всех земель, при этом в вероисповедание и культуру русских людей в Литве никто не вмешивался.

В начале 15 в. ситуация изменилась. В 1413 г. на общем сейме поляков и литовцев в Городле последовала Городельская уния:

1) Литва и Польша соединялись в одно государство, в один народ.

2) Литва получает сеймы и должности, подобные польским.

3) Литовскому дворянству по назначению великого князя жалуются польские гербы; но пользоваться ими и другими преимуществами, а также занимать высшие должности могут только лица латинского вероисповедания.

Хотя Городельская уния потом и не выполнялась строго, а Литва постоянно выбивалась из-под польской власти, но все-таки благодаря ему в Литву стали входить польские учреждения (сеймы, новые должности, гербы); утверждалось преимущество католической церкви над православной, что являлась приманкой для честолюбивых православных изменять своей вере, принимать ту, которая, кроме небесных благ, сулила еще и земные. Всякие льготы и преимущества католикам – все это было искусно расставленною сетью, чтобы уловить православное население, привлечь его к Польше и католичеству.

После Городельской унии 1413 года польские учреждения мало-помалу вводились в литовские и русские области.

В последние годы правления Витовта, а особенно после его смерти (1430 г.) польское влияние в Литве продолжало крепнуть. Постепенно везде католики стали предпочитаться православным, а польские обычаи – русским. Угнетение православно-русского люда в Литве росло. Уже тогда некоторые русские князья (в Литве) пытались бороться против этого и переходили к московскому великому князю со своими волостями, объясняя это гонением на их веру.

Ополячивание и окатоличивание Литвы делало условия жизни русско-православных людей в ней все более тяжкими. В таком государстве русские люди жить уже не хотели. И теперь уже сами стремились перейти из подданства Литвы в подданство России. В 1514 году московское войско разгромило литовцев под Смоленском, вернув этот исконно русский город в свое владение, а в 1563 году войска Ивана Грозного взяли Полоцк.

Так Литва начала терять свои владения, а укреплявшаяся в то время Русь в течение нескольких следующих веков их себе возвращала.

Более прочное политическое объединение Польши и Литвы произошло в 1569 году в результате подписании Люблинской унии, по которой королевство Польское и великое княжество Литовское составляют одно "нераздельное тело", одну Речь Посполитую; у этого одного государства всегда должен быть один государь, избранный в Польше общими голосами поляков и литовцев; оставляется только титул Литовского княжества и литовские должности; король оглашается литовским князем при избрании и коронации польским королем; сеймы всегда должны быть общие; должности литовские могут быть раздаваемы только тем, которые присягнут на верность польскому королю и Польскому королевству; монета должна быть общая и пр.

Одной из главных причин объединения стала неспособность Литовского государства собственными силами отражать наступление с востока.

Соединение Литвы и Польши в 1386 году и Люблинская уния 1569 года утвердили польское влияние и связанную с ним католическую пропаганду. К тому же польское влияние было после 1569 года тем шире, что на основании Люблинской унии к “Короне польской” отходили прежние литовские владения — Волынь, Подляхия и Украина (земли Поднепровья, образовавшие окраину государства). На окраинной территории Польши, особенно после того, как король получил право (1590 г.) раздавать там “в вечность” пустые земли “людям стана шляхетского”, пышным цветом проявились господство шляхты, пожизненные и наследственные уряды, магдебургское право в городах, крепостное — вне их. Религиозный гнет в годы, когда православие после якобы принятия церковной унии (1596 г.) стало в глазах польской власти “презренною хлопскою схизмою”, лишь усиливал неприглядное экономическое положение зависимых от польских знати и шляхты слоев русского населения Польши.

В течение XVII столетия складываются силы, обеспечившие сохранение русской народности. Сознава,я что национальность живет нравственными идеалами, проникающими народное сознание, православные русские, гонимые поляками за свой веру, отожествляли эту веру с русской национальностью. В 1623 году православная шляхта обращается к сенату со словами, что стремиться переменить веру русского — значит стремиться к тому, чтобы на “Руси не было Руси”, что “восточная вера не может быть уничтожена иначе как с уничтожением народа русского”.

8 января 1654 года состоялась Переяславская рада, которая провозгласила переход населения польской Украины в подданство московского царя, иначе—присоединение к Московскому царству территории польской Украины. Переяславская рада завершила пятилетнюю борьбу гетмана Богдана Хмельницкого и восставшего русского населения польской Украйны с польским правительством.

Украинские земли в первой половине XVII в. входили в состав Польши, Венгрии, Османской империи и России, причем наибольшая часть Украины — от Карпат до Полтавы и от Чернигова до Каменец-Подольска — оставалась под властью Польши. Под ее же властью находилась и Белоруссия. Усиление феодальной эксплуатации в Речи Посполитой и рост политического влияния магнатства с особой силой проявились на украинских и белорусских землях. Путем насильственных захватов земель на Украине были созданы огромные латифундии таких магнатов, как Конецпольские, Потоцкие, Калиновские, Замойские и др. Одновременно росло и крупное землевладение украинских феодалов, которые к этому времени приняли католическое вероисповедание и ополячились.

Рост магнатского и шляхетского землевладения на Украине сопровождался дальнейшим увеличением крестьянских повинностей. В первой половине XVII в. размер барщины украинских крестьян резко увеличился. Особенно тяжелым было положение крестьян в имениях, сдаваемых в аренду купцам, ростовщикам или шляхтичам. Чтобы предотвратить бегство крепостных, арендаторы часто высылали крестьян на работу в кандалах и неделями не отпускали их из имений.

Жизнь и имущество крестьянина находились в полном распоряжении феодала. Шляхтичи и магнаты называли украинских крестьян «быдлом», т. е. скотом. За малейшее неповиновение крестьянин мог подвергнуться жестоким пыткам. Непокорных паны приказывали вешать и сажать на кол.

Почти в таком же бесправном положении находились жители городов — мещане.

Тяжелое положение украинского народа усугублялось господствовавшей в стране феодальной анархией. Крестьяне страдали не только от своих панов, но и от постоянных наездов «чужих» феодалов. Непрекращавшаяся вооруженная борьба между отдельными шляхетскими группировками разоряла украинские села и города. Феодальная эксплуатация украинского народа усиливалась национальным и религиозным гнетом. В некоторых крупных городах, например во Львове, украинцам был закрыт доступ в цехи, их ограничивали в торговле, лишали права участвовать в городском суде и самоуправлении, строить дома в центре города и т. п. Официальным языком на Украине был польский. Паны грубо попирали местные обычаи.

В своем наступлении на украинский и белорусский народы польские феодалы опирались на воинствующие католические круги. Католическое духовенство во главе с папой не только поддерживало, но и вдохновляло политику ассимиляции и окатоличивания украинского и белорусского народов. Одной из важнейших задач политики папства и господствующего класса Речи Посполитой было насаждение католицизма среди украинского и белорусского населения. С этой целью была введена уния Православной и Католической Церквей. Униатская Церковь получала право отправлять церковную службу на славянском языке, но признавала главой Церкви папу и принимала католические догматы, становясь в подчиненное отношение к Римской Церкви. Поэтому уния Православной и Католической Церквей, провозглашенная на Брестском соборе 1596 г., стала средством порабощения украинского и белорусского народов польскими феодалами. Украинцам в городах чинили препятствия в отправлении православных религиозных обрядов, запрещали строить православные церкви, заставляли все население вносить десятину на содержание ксендзов и костелов.

Постоянной угрозой для украинского народа были грабительские вторжения татарских отрядов. Крымские татары из года в год совершали набеги на Украину, опустошая ее села и города. Речь Посполитая слабо охраняла южные границы государства и не умела организовать настоящего отпора татаро-турецкой агрессии. В то время как южные границы России были защищены укрепленными чертами с острожками и наблюдательными пунктами, украинские земли оставались почти открытыми для нападения кочевников.

Господство польских панов и непрекращающиеся нападения турецко-татарских полчищ угрожали самому существованию украинского народа, тормозили рост производительных сил страны, создавали смертельную опасность для украинской культуры.

Политика социального и национально-религиозного угнетения населения Украины, проводимая польскими магнатами и шляхтой, встречала решительный отпор со стороны украинских крестьян, мещан и казаков. Борьба украинского народа против социального гнета проявлялась в отказе от выполнения повинностей, поджоге панских поместий, массовом бегстве на земли Южной Киевщины, Брацлавщины и Подолии, а также в низовье Днепра.

Оседавшее здесь население — в основном это были украинцы, но сюда прибывали также белорусы, русские, поляки, литовцы — выступало против польских магнатов, Католической Церкви и боролось против татарских набегов. В условиях этой борьбы еще в начале XVI в. стало складываться украинское казачество, а в середине XVI в. на днепровских островах, расположенных ниже порогов, возникла Запорожская Сечь. Уже в конце XVI в. и особенно в первой половине XVII в. Сечь фактически не признавала власти Польши

Сопротивление украинского народа натиску польско-литовских феодалов, а также наступлению Католической и Униатской Церкви усилилось в конце XVI и в первой половине XVII в., когда на Украине одно за другим вспыхивали восстания крестьян, казаков и мещан. Перевес сил в этот период был на стороне магнатско-шляхетской Речи Посполитой, которой удалось потопить народные восстания в крови. Однако, несмотря на жестокие расправы панов, борьба народных масс Украины не прекращалась. В 1648–1654 гг. она вылилась в широкую освободительную войну, возглавленную выдающимся государственным деятелем и полководцем Богданом Хмельницким.

Флорентийская уния 1439 г. - соглашение об объединении католич. и православных церквей, принятое на Базельско-Флорентийском соборе.

Несмотря на раскол 1054 г., Западная и Восточная церкви никогда не оставляли мысли об объединении. Время от времени императоры, папы, патриархи и короли пытались взять на себя почетную миссию примирителей. Однако после того как латиняне разрушили христианский Константинополь, положение серьезно осложнилось. Это вызвало справедливый взрыв возмущения среди православных греков и их единоверцев. После прихода к власти Михаила VIII Палеолога переговоры возобновились, но различные политические и дипломатические причины так и не позволили тогда совершить объединение.

По этому же поводу шла идеологическая борьба и на русских землях. Здесь это было тесно связано с разделением этих земель между Московским и Польско-Литовским государством. Папство давно пыталось перекрестить в католичество население западнорусских земель. В свое время оно вело активные переговоры с Данилой Галицким, который получил из рук понтифика корону. Католицизм продолжал свое наступление на восток. В 1419 г. вновь соединились в одну главные русские православные митрополии — Киевская, находившаяся под влиянием литовцев, и Московская.

Ф. у. была заключена в весьма сложной ситуации для Византии и папства.

В 1430 г. турки взяли Фессалонику, и от Византии по существу остался только Константинополь, окруженный со всех сторон турецкими владениями. В этих условиях византийский император Иоанн VIII Палеолог обратился за помощью к папе римскому Евгению IV, рассчитывая на организацию крестового похода против турок. При этом император предложил начать переговоры об объединении католич. и православной церквей. Папа охотно принял предложение — и потому, что реальностью становились многовековые расчеты на подчинение вост. церквей, и потому, что Евгений IV получал шанс на победу в затянувшемся конфликте со сторонниками соборного движения.

В 1438 г. император Иоанн VIII Палеолог в сопровождении чуть ли не всего высшего православного духовенства страны прибыл в Италию для участия в XVII Вселенском соборе.

Собор начался 8 января 1438 г. в Ферраре, а затем продолжился во Флоренции. Акт воссоединения церквей был подписан 5 июля 1439 г. Православное духовенство согласилось с причастием на пресном хлебе, с исхождением Святого Духа от Отца и Сына, с католическим учением о чистилище и примате папы. При этом Восточная церковь сохранила свои отличительные обряды и обычаи.

После восстановления временного единства с Восточной церковью на Флорентийском соборе 1439 г. последовали церковные унии с другими восточными христианскими церквями. Так, осенью была заключена уния с армянскими монофизитами, затем в 1442 г. с египетскими и эфиопскими монофизитами, спустя два года — с представителями раскольничьих церквей в Сирии и Месопотамии (якобиты и несториане). Правда, часть заключенных уний фактически осталась на бумаге.

Флорентийская уния была серьезной победой католицизма, однако дальнейший ход истории свел эти достижения на нет. Византийцы обвиняли Иоанна VIII и Константина IX в предательстве. Уния была зачитана в соборе Святой Софии лишь в декабре 1452 г. А еще через пять месяцев Константинополь оказался в руках мусульман, с их приходом канула в Лету и уния. В 1443 г. в Иерусалиме восточные патриархи провозгласили отлучение от церкви всех приверженцев унии, а униатского патриарха Григория Мамму низложили.

Москва тоже не приняла Флорентийские решения. На созванном Василием III Поместном соборе Русской православной церкви глава рус. православной церкви митрополит Исидор, подписавший унию, был осужден. Московским митрополитом был избран рязанский епископ Иона, впервые поставленный без согласия Константинополя. Это стало отправной точкой российской церковной автономии (автокефалии). В это время, особенно после того как в 1453 г. пала Византийская империя, в Москве окончательно сформировалась идея «Третьего Рима». В годы правления великого князя Московского Ивана III, женатого на дочери константинопольского императора Софье Палеолог, эта идея получила свое дальнейшее развитие и воплощение. Отныне не могло быть и речи о каком-либо союзе с католической церковью.

В Литве великий князь Казимир признал решения Флорентийского собора, но, опасаясь испортить отношения с Москвой, признал главой Русской православной церкви не Исидора, а Иону. Православные и католики были им уравнены в правах. Папа Пий II резко воспротивился такой политике Казимира. Он утвердил на Киевскую митрополию ученика Исидора Григория, которого посвятил в сан бывший патриарх-униат Григорий Мамма. Казимир не посмел ослушаться папу. Однако в 1459 г., когда на Московском соборе восточнорусские епископы предали проклятию Флорентийскую унию и ее проводника Григория, все православные князья и большая часть духовенства Великого княжества Литовского отказались признать Григория своим митрополитом. Флорентийская уния окончательно провалилась. Сам Григорий в конце концов подчинился Константинопольскому патриарху и умер в 1475 г., будучи православным.

Главным результатом всех этих событий явилось то, что Западнорусская митрополия окончательно отделилась от Восточной.


Сейчас читают про: