double arrow

Вот повести минувших лет, откуда пошла Русская зем­ля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля

О РАННЕЙ ИСТОРИИ СЛАВЯН И ВАРЯГАХ НА РУСИ

(Перевод с древнерусского)

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где те­перь земля Венгерская и Болгарская. И от этих славян разошлись славяне по земле и прозвались именами свои­ми, где кто сел на каком месте. Так, например, одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: бе­лые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян на дунайских, и поселились среди них, и при­тесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли, поляки, дру­гие ляхи - лутичи, иные — мазовшане, иные —поморяне.

Также и эти славяне пришли и сели по Днепру и на­звались полянами, а другие — древлянами, потому что се­ли в лесах, а еще другие сели между Припятью и Дви­ною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке, которая впадает в Дви­ну и носит название Полота. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, прозвались своим именем — славя­нами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Семи, и по Суле и назва­лись северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась «славянская».

Когда же поляне жили отдельно по горам этим, тут был путь из Варяг в Греки и из Грек по Днепру, а вверховьях Днепра — волок до Ловоти, а по Ловоти вхо­дят в Ильмен, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озе­ра впадает в море Варяжское. И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река. Днепр же вы­текает из Оковского леса и течет на юг, а Двина из того же леса течет, а направляется на север и впадает в море Варяжское. Из этого же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Так и из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы и дальше на восток пройти в удел Сима, а по Двине — в землю Варягов, от Варяг до Рима, от Рима же и до племени Хама. А Днепр впадает устьем в Понтийское море; это море слывет Русским. <...>




Поляне же жили в те времена отдельно и управлялись своими родами; ибо и до той братии (о которой речь в дальнейшем) 1 были уже, поляне, и жили они родами на своих местах, управляясь каждые своим родом. И были три брата: один по имени Кий, другой — Щек и третий — Хорив, а сестра их была Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ны­не называется Щековица, а Хорив на третьей горе, ко­торая прозвалась по нему Хоривицей. И построили горо­док во имя старшего своего брата, и назвали его Киев. Был кругом города лес и бор велик, и ловили там зверей. И были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и до сегодня в Киеве.



Некоторые же, не зная, говорят, что Кий был перевоз­чиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днеп­ра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев». Однако, ес­ли бы Кий был перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду. А между тем, Кий этот княжил в роде своем, и ходил он к царю, — не знаем только к какому царю, но только знаем, что великие почести воздал ему, как гово­рят, тот царь, при котором он приходил. Когда же он воз­вращался, пришел он на Дунай, и облюбовал место, и срубил небольшой город, и хотел обосноваться в нем со своим родом, но не дали ему близживущие. Так и доны­не называют придунайские жители городище то — Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скон­чались.

И по смерти братьев этих потомство их стало держать княжение у полян, а у древлян было свое княжение, а у дреговичей свое, а у славян в Новгороде свое, а другое на реке Полоте, где полочане. От этих последних, про­изошли кривичи, сидящие в верховьях Волги, и в вер­ховьях Двины, и в верховьях Днепра, их же город — Смо­ленск. Именно там сидят кривичи, от них же происходят и северяне. А на Белоозере сидит весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере также меря. А по реке Оке — там, где она впадает в Волгу, — мурома, говоря­щая на своем языке, и черемисы, говорящие на своем языке, и мордва, говорящая на своем языке. Вот кто только говорит по-славянски на Руси: поляне, древляне, новго­родцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели по Бугу, а затем ставшие назы­ваться волынянами. А вот другие народы, дающие дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливонцы,— эти говорят на своих языках. <…>

В те времена существовали и обры, воевавшие против царя Ираклия и чуть было его не захватившие. Эти обры воевали и против славян и примучили дулебов — также славян, и творили насилие женам дулебским: если поедет куда обрин, то не позволял запречь коня или вола, но приказывал впречь в телегу три, четыре или пять жен и вести его — обрина. И так мучили дулебов. Были же эти обры велики телом, а умом горды, и бог истребил их, и умерли все, и не осталось ни одного обрина. И есть поговорка на Руси и до сего дня: «Сгинули как обры»,— их же нет ни племени, ни потомства. <...>

Поляне же, жившие сами по себе, как мы уже гово­рили, были из славянского рода и только после назва­лись полянами, и древляне произошли от тех же славян и также не сразу назвались древляне; радимичи же и вя­тичи—от рода ляхов. Были ведь два брата у ляхов — Радим, а другой — Вятко; и пришли, и сели: Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с ро­дом своим по Оке, от него получили свое название вяти­чи. И жили между собою в мире поляне, древляне, се­веряне, радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и соседили с Дунаем. Было их множество: сидели они прежде по Днестру до самого моря, и сохра­нились города их и доныне. <...>

Все они (эти племена) имели свои обычаи и законы своих отцов и предания, и каждые — свой нрав. Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителя­ми; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют; имеют и брачный обычай: не идет зять за невес­той, но приводят ее накануне, а на следующий День при­носят за нее — что дают. А древляне жили звериным обы­чаем, жили по-скотски, убивали друг друга, ели все не­чистое, и браков у них не бывало, но умыкали девиц у воды, А радимичи, вятичи и северяне имели общий обы­чай: жили в лесу, как звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах. И браков и у них не бы­вало, но устраивались игрища между селами, и сходи­лись на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские пес­ни и здесь, умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены. И если кто умирал, то устраи­вали по нем тризну, а затем делали большую колоду и возлагали на эту колоду мертвеца и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и стави­ли на столбах при дорогах, как делают и теперь еще вя­тичи. Этого же обычая держались и кривичи и прочие язычники, не знающие закона божьего, но сами себе уста­навливающие закон. <...>

Вслед за тем, по смерти братьев этих (Кия, Щека и Хорива)[1], поляне были притесняемы древлянами и иными окрестными людьми. И нашли их хазары сидящими на го­рах этих в лесах, и сказали: «Платите нам дань». Поля­не, посовещавшись, дали от дыма по мечу. И отнесли их хазары к своему князю и к своим старейшинам, и сказа­ли им: «Вот, новую дань захватили мы». Те же спросили у них: «Откуда?» Они же ответили: «В лесу на горах над рекою Днепром». Опять спросили тек «А что дали?» Они же показали меч. И сказали старцы хазарские: «Не добрая дань эта, княже: мы доискались ее оружием, ост­рым только с одной стороны, то есть саблями, а у этих оружие обоюдоострое, то есть мечи: станут они когда-ни­будь собирать дань и с нас, и с иных земель». И сбылось это все. <...>

В год 6367[2]. Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и с всех кривичей, а хозары брали с полян, и с северян, и с вятичей, — брали по серебряной монете и по белке от дыма. <…>

В год 6370. Изгнали варяг за море и не дали им дани, и начали сами собой владеть. И не было среди них прав­ды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать сами с собой. И сказали они себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И по­шли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью подобно тому, как другие называются свей (шве­ды), а иные норманны и англы, а еще иные готландцы,—вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а поряд­ка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам, и сел старший Рюрик в Новгороде, а другой — Синеус— на Белоозере, а тре­тий— Трувор —в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были славяне. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И овладел всею, властью один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому По­лоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих го­родах— находники, а коренное население в Новгороде — славяне, в -Полотске — кривичи, в Ростове — меря, в Бе­лоозере— весь, в Муроме —мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И было у него два мужа, не родствен­ники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со сво­им родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: «Чей это городок?» Тамошние же жители ответили: «Были три брата Кий, Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хозарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, со­брали у себя" много варягов и стали владеть землею полян Рюрик же в это время княжил в Новгороде. <...>

В год 6387. Умер Рюрик и, передав княжение свое Олегу — родичу своему,— отдал ему на руки сына Иго­ря, ибо был тот еще очень мал. <…>

В год 6390. Выступил в поход Олег, взяв в собою мно­го воинов: варягов, чудь, славян, мерю, весь, кривичей, и пришел к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своих мужей. Оттуда отправился вниз и взял Любеч, и также посадил своих мужей. И при­шли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, а сам подошел к горам, неся ре­бенка Игоря. И подплыл к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де «Мы купцы, идем к грекам от Олега и княжича Иго­ря. Придите к нам,- к родичам своим». Когда же Аскольд и Дир пришли, все спрятанные воины выскочили из ла­дей, и сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», а когда вы­несли Игоря, добавил: «Вот он сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли: Аскольда — на горе, которая называется ныне Угорской, где те­перь Ольмин двор; на той могиле Ольма поставил Цер­ковь святого Николы; а Дирова могила — за церковью святой Ирины. И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: «Да будет матерью городам русским». И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся Русью. Тот Олег начал ставить города и установил дани славянам, и кривичам, и мери, положил и для варягов давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава <...> В год 6406. <...> А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались Русью, а прежде были славя­не; хоть и полянами назывались, Но речь была славянской. Полянами прозвались потому, что сидели в поле, а язык был им общий — славянский.

•Повесть временных лет. — М.; Л., 1950. — Ч. I. — С. 207—219.

По горам этим — т. е. Киевским (где жил летописец); озеро ве­ликое Нево —Ладожское озеро; Варяжское море — Балтийское море; Понт море — Черное море; Оковский лес располагался на Валдайской возвышенности; -море Хвалисское — Каспийское море; дреговичи жили между Припятью и Западной Двиной; Клещино озеро — Плещееве дзеро в Ярославской области; обры—авары, кочевой тюркоязычный народ (в Европе первое известие о них относится к 558 г. н. э.; хазары — кочевой тюркоязычный народ, создавший в середине VII з. раннефеодальное государственное образование — Хазарский каганат (прекратило существование к концу X в:); и по белке от дыма — дань взималась и мехами от каждой семьи (от дыма); поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву — начало легенды о призвании варягов на Русь; данное место в летописи служит ос­новным «аргументом» антинаучной так называемой «норманской теории» происхождения государственности на Руси.


[1] Прим. переводчика.

[2] До 1700 г. счет на Руси велся по византийской эре от так на­зываемого сотворения мира (1 сентября 5508 г. до н. э.). Для пере­вода на современное летосчисление следует из даты, указанной в ис­точнике, вычесть 5508 (с учетом употреблявшегося стиля — 5507 или5509).






Сейчас читают про: