double arrow

I.1. Истоки зарождения шоу-бизнеса

I. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ В РОССИИ

В России шоу-бизнес начал складываться во второй половине XX века, заменив существовавшее ранее понятие «советская эстрада». Однако основы его были заложены еще в далеком прошлом. Один из первых отечественных исследователей эстрады, кото­рый занимает в шоу-бизнесе одно из центральных мест, Е.М. Кузнецов, задаваясь вопросом: «Где и ког­да, в каких исторических обстоятельствах русской действительности, и на какой почве впервые опреде­лились зачатки эстрадных жанров?» — отвечает: — «Их корни лежат в народном творчестве, их зачатки выросли на почве фольклора, на почве скоморошьих игр и глумов».

Происхождение слова «скоморох» до их пор не установлено. Некоторые ученые считают, что это слово европейского происхождения. Оно созвучно с французским словом «scaramouche» и означает «бро­дячий музыкант», «плясун», «комедиант». О развитии скоморошества на Руси свидетель­ствует немало исторических документов, в которых содержатся сведения о скоморохах оседлых, занима­ющихся земледелием и различными промыслами (в том числе изготовлением музыкальных инструмен­тов), а также странствующих.

Первые сведения о музыкальных инструментах и исполнителях на них встречаются у византийского составителя исторических хроник Феофана, который писал, что в «583 году греки задержали трех славян, без всяких доспехов, «вооруженных» только гуслями». Представления скоморохов часто называли иг­рой. Вначале скоморохи выступали у себя в селе или в городе, затем стали участвовать на игрищах в сосед­них городах и селах, а впоследствии отправились бро­дить по всей Руси. Скоморохов в народе называли веселыми.




Во многих трудах, посвященных изучению творчества скоморохов, говорится о том, что их ис­кусство не чуждалось эпических жанров, но преиму­щественно сказалось в области музыки, песни и пля­ски, а также малых форм народной драмы и комедии, что говорит о взаимосвязи многих жанров скоморо­шьего творчества. Именно это составляет основу современного шоу-бизнеса.

Первое литературное свидетельство о скоморо­шестве как художественном явлении относится к XI веку. Упоминание о нем встречаются в одном их из самых старинных летописных памятников — «Повес­ти временных лет». Там описываются русалии — старинные обряды, возникшие в глубокой древности и связанные с культом языческих праздников, которые заключались не только в поклонении языческим бо­гам, но и в увеселениях в их честь, сопровождавших­ся песнями обрядового характера.



Русалии, как другие обрядовые праздники — семик, вечер в канун Ивана Купалы, масленица — в своем многовековом разви­тии были тесно связаны в художественном творчестве народа. Они показывались в иг­ровой форме, через песню, сатирическую шутку при­баутку, при посредстве «красного словца», то есть с помощью художественного образа, что характерно и для современного номера, современной шоу-про­граммы.

Скоморохи являлись представителями русской народной культуры в различных художественных об­ластях: литература, музыка, хореография, цирк, театр и т.д. Поэтому такое пристальное внимание к творче­ству скоморохов уделяют историки, филологи, музыковеды, театроведы, художники, археологи. Интересно проследить традиции, сложившиеся в данной об­ласти в отдаленном историческом прошлом, рассмот­реть их значение для развития музыкальных жанров в шоу-бизнесе.

Музыкальное начало в творчестве скоморохов нашло отражение в пословицах и поговорках, в кото­рых отмечается народная самобытность, уровень их мастерства, их роль в жизни народа, типичнейшая особенность скоморошества — его связь с музыкой.

Невозможно представить себе скоморохов вне песни и плясок, вне звучащей музыки, без народных музыкальных инструментов. Гусли и домра, берестяные рожки и гудки с мешками, сурны, волынки, сопели, трубы и бубны — непременные спутники скоморохов. Ско­морошья музыка сопровождала народные игры, песни и пляски. Она звучала под напевную мерную речь ска­зителей былин, сопровождала свадьбы, где скоморохи были частыми гостями. Первые историки-фольклорис­ты отмечали импровизационность исполнения, харак­терную и для современного джаза, рока и поп-музыки, ритмическую импульсивность и заразительность.

Действительно, многие песни, исполнявшиеся скоморохами, как и большинство сатирических сце­нок, ими игранные, сочинялись экспромтом, были тесно связаны с обстоятельствами, при которых скоморохи давали свои представления. Импровизация сделалась традицией скоморошьего исполнительст­ва, потому что она составляла основу устного творче­ства народа. Она являлась душой песнетворчества, складывания песни как выражения художественного образа.

К началу XVI столетия относится значитель­ный подъем скоморошьего промысла. К тому време­ни стали образовываться ватаги, то есть артели ско­морохов. Они представляли собой, по сути, первые большие артистические группы, своеобразные кон­цертные бригады, которые состояли из песельников, плясунов, кукольных комедиантов, и насчитывали до пятидесяти человек, а подчас и более. Скоморошьи ватаги подразделялись на «подвижные» и «оседлые».

«Подвижные» скоморохи были вынуждены за­ниматься искусством ежедневно, переходя из города в город, из деревни в деревню, зарабатывая своим твор­чеством себе на жизнь, а «оседлые» — занимались земледелием, различными промыслами (в том числе изготовлением музыкальных инструментов), высту­пали лишь на праздниках и свадьбах. «Оседлые» скоморохи жили в посадах и слободах, селились свободно, как цеховые ремеслен­ники. Другие жили «за боярином», то есть при бояр­ских и княжеских дворах и были вынуждены обслу­живать своих именитых покровителей.

Таким образом, в XVI веке сложились две тен­денции в творчестве скоморохов: демократическая, чисто народная, оппозиционная в отношении «силь­ных мира сего», и прислужническая, угодническая в отношении бояр и князей, купцов и богатеев. Наи­большую значимость среди скоморохов приобрели певцы, а также острословы, глумотворцы сатирики.

Скоморохи — певцы, древнейшие представите­ли русской поэзии, откликавшиеся в своих песнях на крупнейшие события народной жизни, и скоморохи-глумотворцы, исполнители глумов, то есть юморис­тических или сатирических сценок, в особенности должны привлечь наше внимание, поскольку в их творческой деятельности заключались элементы пуб­лицистики, юмора и сатиры, родственные природе эстрадных жанров современного шоу-бизнеса.

Скоморошья сатира, особенно широко пред­ставленная в творчестве бродячих скоморохов, при­обретала порой значительную социально-политичес­кую силу. «Уже в начале XVII века отдельные скоморошьи позорищи, — отмечал Е.М. Кузнецов — представляли бояр, воевод, купцов в резко сатириче­ском освещении». К XVII веку относится известный скомороший глум о боярине и купце, отразивший время, предшествующее периоду народного движе­ния под предводительством Степана Разина. Многие из них унаследовали лучшее из опыта скоморошьего творчества, в недрах которого складывались некото­рые особенности эстрады. Возникнув и сформиро­вавшись как искусство, близкое и понятное широким массам, скоморошья сатира сохранила такие свойства как социальная направленность, общедоступность, демократичность, многожанровость и в наши дни.

В 1648 году царь Алексей Михайлович издал специальный указ «Об исполнении нравов и уничтожении суеверий», запрещающий не только скоморо­шество, но и проведение народных гуляний. По этому указу можно судить о некоторых осо­бенностях социальной направленности народной му­зыкальной эстрады, нашедших отражение в творчест­ве скоморохов. В том же указе говорится и о художественных средствах и инструментарии народной эстрады: «А где объявятся домры и сурны, и гудки, гусли и хари (мас­ки), и всякие гудебные бесовские сосуды, то все ве­леть изломать и, изломав, те бесовские игры сжечь, а которые люди от того всего богомерзкого не отстанут и учнут впредь таковы богомерзкие дела держаться, по Государеву указу тем людям чинить наказания. Где такие бесчиния объявятся, и кто на кого такое бесчи­ние скажет, тех людей бить в батоги».

Основными концертными площадками того времени являлись народные гулянья, на которых с репертуаром эстрадного характера выступали отдельные мастера из числа скоморохов, ставших профессионалами. Среди них были исполнители различных жанров — деды и раешники, народные певцы и мастера циркового искусства. Многие из них выступали в дивертисментах, устраи­вавшихся на открытых сценах летних садов.

Несмотря на царские указы, народ не расста­вался со скоморохами, представителями близкого, понятного и любимого ими искусства. Это видно из того, что царю пришлось дважды повторить свои ука­зы, усиливая меры наказания нарушителей государе­вой воли.

К середине XIX века в России сложились ос­новные жанры профессиональной музыкальной эст­рады, ведущими из которых были романс, песня, та­нец в сопровождении салонных оркестров и ансамблей, а также инструментальные пьесы. Однако еще в XVIII столетии существовали отдельные разновидности эстрадных театров, хотя представления в них давались нерегулярно, а программы носили слу­чайный характер. К их числу относились «вокзалы».

Первый вокзал в России построен в Петербурге по указанию Петра I в Екатерингофе. Он представлял собой первое летнее клубно-концертное предприятие сто­лицы. В Москве возникло несколько вокзалов, где в летнее время происходили публичные собрания, давались балы и ставились дивертисменты.

Одной из крупнейших концертных площадок явился вокзал в Павловске. Репертуар его состоял из дивертисментов, смешанных эстрадных концертов и вечеров современной танцевальной музыки. В боль­шинстве программ выступали военные духовые орке­стры, а позднее оркестры бальной музыки. В Москве был популярен летний открытый эс­традный театр в Нескучном саду. Репертуар первых эстрадных театров был очень пестрым. Наряду с вы­ступлениями крупнейших европейских мастеров ин­струментальной и вокальной музыки здесь ставились дивертисменты, выступали ансамбли цыган, гастро­лировали иностранные иллюзионисты и т.д.

В 1854 году Николай I утвердил «Правила, ка­сательно учреждения различного рода публичных увеселений и простонародных забав в столицах», ставшие одним из первых государственных законода­тельных актов, регулировавших развитие эстрадно-концертного дела в России. Согласно этому докумен­ту, монопольное право на организацию концертов, дивертисментов и иного рода эстрадных выступлений в Петербурге и Москве предоставлялось дирекции ка­зенных театров. Это право могло быть ею уступлено отдельным предпринимателям. При этом на дирек­цию казенных театров возлагалась официальная обязанность разрешать публичные представления, кото­рые относились к числу эстрадных, и контролировать их репертуар. Это означало, что все эстрадные пред­ставления могли даваться в столицах исключительно с разрешения дирекции императорских театров, под ее ответственность и при условии отчисления четвер­той части чистого сбора в доход дирекции.

«Правила» фактически были призваны поста­вить концертную деятельность артистов под строжай­ший контроль государственных структур, воспрепят­ствовать их бесконтрольному общению с широкой аудиторией. Понятно, что подобный законодатель­ный акт не способствовал развитию эстрады. Свою лепту внесли и местные власти, толковавшие «Прави­ла» исключительно в ограничительном духе. Так, ча­стные представления в Петербурге и Москве могли даваться при строжайшем соблюдении следующих ус­ловий: они не должны являться драматическими, не сопровождаться разговорами на сцене или пением. Этот документ сыграл отрицательную роль в дальнейшем развитии русской эстрады.

В 60-х годах XIX столетия правительство рассмо­трело «Дело, относительно сценических представлений в обеих столицах частными лицами», в котором ставил­ся вопрос о дальнейшем ограничении частной инициа­тивы. Официальным уведомлением от 2 апреля 1862 го­да Александр II закрепил монополию императорских театров на устройство публичных представлений и зрелищ и осуществление контроля над всеми разновидно­стями концертно-эстрадной практики. Особенно ограничивался репертуар ди­вертисментов и мероприятия, которые устраивались по частной инициативе. Но зато дирекция императорских театров поощряла организацию гастролей иностран­ных эстрадных артистов, репертуар которых состоял из различных развлекательных жанров западноевропей­ской эстрады.

Постепенно в Москве и Петер­бурге начинают возникать эстрадные театры «специфического направления», «эстрада кафешантана», де­лавшие ставку на изысканное и строгое развлечение, составляющее приправу к роскоши жизни. Эстрадные номера требовали внешнего блеска в отделке при ничтожности содержания репертуара. Программу дивертис­ментов составляли песни и песенки эротического со­держания, эксцентрические танцы, в том числе канкан, входивший тогда в моду. Противостоять этой по­рочной моде могли только цыганские коллективы, быстро завоевавшие популярность. Цыганские песни и романсы привлекали неподготовленного слушателя своей доступностью, эмоциональностью дивертисментов.

Своеобразие хорового и цыганско­го хорового пения привлекло внимание передовой русской интеллигенции — поэтов, писателей, худож­ников, композиторов. Но к середине XIX столетия, слившись с городским романсом, цыганское пение вырождается в «цыганщину», которая становится не­отъемлемой частью русской музыкальной эстрады.

Существенную роль в развитии эстрады сыграл указ Александра III от 24 марта 1882 года, отменяв­ший исключительное право императорских театров давать публичные концерты в столицах, равно как и взимать с собраний, клубов и частных учредителей общенародных забав в столицах определенные части сборов. Это означало отмену всяких ограничений, связывающих частную инициативу и частное пред­принимательство, как в области театра, так и концертно-эстрадной деятельности. И хотя указ касался лишь Петербурга и Москвы, он оказал влияние и на развитие эстрадного искусства в провинции, где сво­их исполнительских кадров не хватало, и поэтому ис­пользовались столичные артисты.

В целом, эстрада к концу XIX века прочно вста­ла на рельсы рыночных отношений.

«Чего только не было в этом саду! — писал Ста­ниславский, — катание на лодках по пруду и невероят­ный по богатству и разнообразию водяной фейерверк со сражениями броненосцев и потоплением их, хож­дение по канату через пруд, водяные праздники с гондолами, иллюминированными лодками, купающиеся нимфы в пруду, балет на берегу и в воде... Два театра — один огромный, на несколько тысяч человек, для опе­ретки, другой — на открытом воздухе для мелодрамы и феерии, называемый «Антей», устроенный в виде греческих развалин. В обоих театрах были великолепные по тому времени постановки, с несколькими оркест­рами, балетами, хорами, и прекрасными артистичес­кими силами». Кроме этого, далее отмечал К.С. Ста­ниславский, в «Эрмитаже» имелась эстрада на тысячу человек и цирк, с громадным амфитеатром под откры­тым небом.

Шантанная эстрада — эстрада при ресторане, где вместо рядов зрительских стульев и кресел рас­ставлены накрытые столы и оборудованы отдельные кабинеты. По сути, это современное варьете. Свои программы шантаны строили преимуще­ственно из специфических номеров и аттракционов, театров, варьете и мюзик-холлов Европы и Америки. Дирекция императорских театров покровитель­ствовала гастролям заграничных артистов, разрешая устройство дивертисментов с участием французских шансонье и шансонеток.

Негативное отношение к шантанной эстраде сложилось у русской демократической интеллиген­ции. Как отмечали исследователи, общество демокра­тических писателей и композиторов отказалось охра­нять авторские права на исполняемый в шантанах репертуар. Русское театральное общество и первый Всероссийский съезд сценических деятелей отказались принять их в члены общества и т.д.

Но вместе с тем, можем наглядно просле­дить тесную взаимосвязь концертной дивертисмент­ной и шантанной эстрады в сборных программах. Шантанная эстрада поставляла свои аттракци­оны на открытые площадки летних садов и привлека­ла некоторые жанры дивертисментной эстрады на свою сцену, а иногда приглашала отдельных виртуо­зов концертной эстрады за высокий гонорар.

Наиболее «солидными» явились петербургский и московский «Аквариумы» и новый московский «Эрмитаж»: они располагали театрами, ставившими оперетты или фарсы, эстрадами садового типа, дававшими дивер­тисментные программы, и, наконец, шантанами, ко­торые открывались по окончании представлений в те­атре и на эстраде («с двенадцати ночи и до четырех утра», — как оповещали афиши).

Становление музыкально-издательской деятельности

В середине XIX века наряду с концертной на­чинает развиваться музыкально-издательская дея­тельность. Первые опыты музыкально-издательского дела в России были предприняты Московским печат­ным двором еще в середине XVII века. Однако они не получили продолжения. В середине XVIII века новую попытку в развитии музыкального издательства пред­принимает типография Академии наук в Петербурге, выпускавшая ноты. Но только в середине XIX века музыкально-издательская деятельность получает ши­рокое развитие. Происходит укрупнение музыкаль­но-издательского дела.

В 40-50-х годах Стелловеций скупает фирмы Снегирева, Гускалина и Деноткина. В 1869 году в Петербурге открылось крупное музыкаль­ное издательство «В.В. Бессель и К?», выпустившее произведения А.Г. Рубинштейна, Ц. Кюи, П. Чайков­ского, М. Мусоргского, издававшее журналы «Музыкальный листок» (1822-1877 гг.) и «Музыкальное обо­зрение» (1885-1888 гг.).

В 1875 году создается изда­тельство Ю.Г. Уимерлесена. Особый интерес для нас представляет основание в 1885 году М.П. Беляевым музыкального издательства «М.П. Беляев в Лейпци­ге» с нотно-торговой базой в Петербурге (гравировка и печать осуществлялись в Лейпцигской нотопечатне Редера). Это первый прообраз внешнеэкономической деятельности современной музыкальной индустрии.

Среди дру­гих издательств выделяется фирма Юргенсона, уде­шевившая издание нот, что оказало влияние на другие музыкальные издательства. Кроме дешевых томовых изданий классиков, ею были выпущены по доступ­ным ценам клавиры популярной музыки и огромное количество педагогической литературы.

Появление грамзаписи

В конце XIX века, в 1888 году немецким инже­нером Э. Берлинером был изобретен граммофон — аппарат для воспроизведения звука, записанного на граммофонную пластинку. Он же стал первым выпла­чивать гонорары артистам за произведенную запись. Именно этот год принято считать началом нового на­правления, которое займет в дальнейшем столь зна­чительное место в современном шоу-бизнесе и музы­кальной индустрии.

До изобретения граммофонной пластинки но­сителем механической записи звука был восковый ва­лик, на поверхности которого по винтовой линии располагалась звуковая канавка, полученная выдав­ливанием. Этот способ был предложен Т. Эдисоном в 1877 году, то есть за десять лет до этого. Произведенная таким образом запись выдерживала небольшое количество проигрываний и не поддава­лась тиражированию.

В России первые граммофоны и пластинки по­явились в 1897 году, а в 1898 вышел в свет первый ка­талог музыкальных записей.






Сейчас читают про: