double arrow

Кальки


Наряду с заимствованием иноязычной лексики в русском языке происходят процессы калькирования – создания слов из исконного материала, но по иноязычным образцам. Слова-кальки образуются путем замены каждой значащей части иноязычного слова морфемой, имеющейся в русском языке. Так, например, латинское in-sect-urn послужило образцом для русского насекомое: части in- соответствует приставка на-, корню sect – корень -секом-, окончанию среднего рода -urn- – окончание того же рода -ое. Кальками с немецких слов являются: пред-ставл-ение (нем. Vor-stell-ung), естество-испыта-тель (Natur-forsch-er), сверх-человек (Uber-mensch), громко-говори-тель (Laut-sprech-er), само-критика (Selbst-kritik), вы-глядеть (aus-sehen) и нек. др.; слово небоскрёб – калька с английского sky-scraper.

Подобные кальки, являющиеся как бы слепками с иноязычных слов, повторяющие их морфологическую структуру, называются словообразовательными кальками.

Кроме словообразовательного, бывает и семантическое калькирование – появление у русского слова такого значения, которое обусловлено влиянием соответствующего иноязычного образца. Так, например, французское слово clou, помимо своего основного значения «гвоздь», имеет переносный смысл – «главная приманка театрального представления, программы». Этот смысл повлиял на употребление и русского слова гвоздь: с конца XIX в. в русском языке появляются выражения гвоздь сезона, гвоздь выставки и под.




Употребление слова утка в значении «ложный слух» стало возможным благодаря влиянию французского canard, которое имеет как прямое значение («утка»), так и переносное.

В конце XIX – начале ХХ в. особенно распространено было семантическое калькирование в области политической лексики. Так, платформа в значении «политическая программа партии, общественной rpyпnы» стало употребляться под влиянием значения слова platform в английском языке; блок в значении «союз партий или группировок» – под влиянием такого же значения в немецком слове; попутчик в значении «временно примыкающий к какому-либо политическому движению» – под влиянием нeмецкого Mit-laufer и т. д.

В современном русском языке калькирование развито слабо: предпочитается либо оригинальное словообразование, либо непосредственное заимствование иноязычного слова.

8. Использование иноязычной лексики в речи.

Значительная часть иноязычной лексики – это слова книжные. Поэтому наиболее уместно их употребление в жанрах книжно-литературной речи. В научной и технической литературе широко используются иноязычные по своему происхождению специальные термины. В речи же обиходной, бытовой употребление иностранных слов часто не вызывается необходимостью, особенно в тех случаях, когда имеются близкие по смыслу русские слова. Например, вместо лимитировать почти всегда более уместным оказывается глагол ограничивать, вместо коррективы – поправки, вместо дефицит времени – нехватка или недостаток времени и т. д.



В употреблении иноязычных слов так же, как и в использовании всяких других языковых единиц, важно соблюдать правило целесообразности, коммуникативной оправданности: то, что принято в одном стиле речи, в одних условиях общения, может оказаться чуждым в другом стиле, в иных условиях общения.

Не следует избегать иностранных слов только потому, что они иностранные. Как писал А.Н. Толстой, незачем говорить самоподымальщик, а не лифт, дальнеразговорня вместо телефон, но там, где русское слово оказывается более точным, надо его находить. Употребление иностранных слов без надобности часто бывает связано с их непониманием, с искажением их смысла. Разумеется, это недопустимо, так как мешает правильному восприятию смысла речи.






Сейчас читают про: