double arrow

Социальные движения XVII века. Церковный раскол



Первые годы правления Алексея Михайловича ознаменовались расцветом всяческих злоупотреблений власти: взятками, судебной волокитой, вымогательствами, произволом чиновников. Налаженная при Михаиле государственная машина начала давать сбои. Это вызывало возмущение простых людей, становящихся жертвами приказного «лихоимства». Царь избегал просителей, перестал рассматривать челобитья. Недовольство людей нарастало как снежный ком. Помещики требовали от правительства решительной борьбы с побегами крестьян и жаждали полного и вечного прикрепления их к земле. Одновременно они выступали за расширение своего земельного фонда, жаловались на бояр, церковь за их наступление на помещичьи земли, протестовали против засилья взяточников в приказах. Крестьянство, напротив, ратовало за большие свободы, за право передвижения, ухода от своих господ, протестовало, часто с оружием в руках, когда карательные отряды пытались водворить беглецов на прежнее место жительства. Посадский люд протестовал против вновь увеличивавшихся налогов, выражал недовольство тем, что в стране продолжали существовать «белые» слободы, где такие же, как они люди, укрываясь за спины могучих князей, бояр, церковников — владельцев этих слобод, и были освобождены от многих налогов и повинностей. Купечество возмущалось льготами, которые имели в России английские, голландские и другие иностранные купцы, выступавшие их конкурентами на русском рынке. Чувствуя назревающее напряжение, правительство, руководимое Морозовым, попыталось провести некоторые реформы. Делалось это в основном за счет народа, в интересах широкого слоя феодалов, служилых людей, чиновников. В ответ на требования помещиков началась подворная перепись всего крестьянского населения, с тем чтобы крестьяне платили налоги не с земли, а с наличного количества принадлежащих им крестьянских дворов. Эта мера была подготовкой и к последующему более основательному закрепощению крестьян. Некоторые налоги с населения были снижены, а некоторые вообще ликвидированы, но взамен для пополнения казны введены косвенные налоги на товары первостепенной важности для населения. Так, в первую очередь оказались повышены пошлины на соль, что повлекло за собой увеличение ее продажной цены. Люди начали собираться толпами, возмущение росло, появились свои лидеры. Обеспокоенное правительство отменило ненавистную соляную пошлину, но решило вместо этого взыскать за два года старые уже отмененные налоги. Это была крупная ошибка. Неудачная налоговая политика оказалась последней каплей, переполнившей чашу народного недовольства. Взрыв народного недовольства произошел в июньский день 1648 г. В это время царь возвращался с богомолья из Троице-Сергиевой лавры. На въезде в Москву его, как обычно, встречали толпы народа. Но случилось неожиданное: от толпы, приветствовавшей монарха, внезапно отделились люди, они прорвались к кортежу царя и попытались вручить ему челобитную о всех прегрешениях его помощников. Однако царь отказался принять грамоту, и тут же охранники начали избивать просителей нагайками, топтать лошадьми. «Крамольников» разогнали. Зачинщиков бунта похватали. На следующий день во время крестного хода в Кремле к царю снова подступили возмущенные люди. На этот раз число недовольных значительно возросло. Они требовали отставки Морозова, Плещеева и др. Бояре снова попытались разогнать недовольных, но перевес сил был уже на стороне толпы. Следуя за царем, сотни москвичей ворвались в Кремль. Брошенные против них стрельцы отказались стрелять






в народ. Тогда к толпе вышел сам царь, который, держа в руках икону, пытался утихомирить толпу, уговаривал людей разойтись, обещал разобраться в их требованиях. Но царя уже не слушали. Бунт простых людей захлестнул столицу. В городе начались погромы хором ненавистных бояр и дьяков. В эти напряженные дни Алексей уже самостоятельно решал многие вопросы. Он запретил наказывать восставших. Одновременно правительство обещало находившимся в Москве служилым людям новые земельные пожалования, шла раздача денег стрельцам. Постепенно волна недовольства спала. Так закончился этот бунт, вошедший в историю под именем Соляного. Царь осуществил перестановки в правительстве, начал широкую раздачу земель помещикам за счет опальных и убитых бояр, приостановил взыскание недоимок по старым налогам. Этим он частично стабилизировал обстановку в стране. Но и широкие слои недовольного населения сделали свои выводы. Дворяне, купечество, посадские люди в своих челобитных грамотах требовали от царя созвать новый Земский собор, возродить традицию совета с «землей», чтобы обсудить и решить все наболевшие вопросы. Царь согласился. Это был компромисс, который мог бы окончательно успокоить Россию. Через полмесяца после бунта в Москве собрался Земский собор. Положение оставалось напряженным. Сильные волнения продолжались в южно -русских и северных городах. Не утихали волнения в Сибири. В этих условиях Собор принял решение разработать в стране новый свод законов вместо устаревшего Судебника XVI в., а также противоречивших друг другу законов и указов периода Смуты и послесмутного времени. Каждый слой населения, представленный на Соборе (крепостное крестьянство, как и прежде, на Собор допущено не было), надеялся, что его интересы будут учтены в новом законодательном Уложении. В свою очередь царь, новое правительство стремились выйти из кризиса не только за счет разумных мер, ликвидации прежних злоупотреблений, а также некоторых уступок различным слоям населения, но прежде всего за счет усиления царской власти, консолидации правящей верхушки общества. Это был путь, который выбрала для себя Россия в середине XVII в. Наряду с введением дополнительных военных налогов правительство Алексея Михайловича для изыскания необходимых средств провело денежную реформу. В обращение были выпущены медные деньги, но тем же номиналом, т. е. с теми же цифровыми знаками, как и прежние серебряные. Так, в обращении появились медные и серебряные рубли и другие монеты. Поначалу это прошло незамеченным. Но позднее для покрытия возрастающих военных расходов правительство выпускало все больше медных монет, ведь медь намного дешевле серебра. Зато налоги, таможенные пошлины правительство стремилось собирать дорогой серебряной монетой. Очень скоро медные деньги стали падать в цене. Вся денежная система государства оказалась нарушенной. Стрельцы, иностранные наемники отказывались получать жалованье медными деньгами, а продавцы укрывали товары, спасая их от продажи за обесцененные медные монеты. Напряжение нарастало.25 июля 1662 г. в Москве начался так называемый Медный бунт. Тысячи москвичей стали толпами собираться на площадях. Положение осложнялось и тем, что бунт начался в дни, когда русская армия в войне с Польшей потерпела ряд поражений. Ситуация стала угрожающей. Бунт грозил смять всю государственную систему России. Восставшие снова подступили к царю с требованием выдать «изменников». Вначале Алексей Михайлович пытался миром закончить и новый приход толпы. Но обстановка накалялась, в адрес царя посыпались угрозы. В это время Алексею Михайловичу доложили, что верные части уже стянуты к Коломенскому. Тон царя круто изменился. Грозно он крикнул бунтовщикам, чтобы те разошлись, а когда перепалка продолжалась, приказал охране «тех людей бити и рубити до смерти и живых ловити». В бой были брошены стрелецкие части. Началось избиение повстанцев. Всех причастных к бунту или просто заподозренных хватали в темницы. Расправа с восстанием показала, что царь, правящая верхушка России прочно держали власть в руках, что вся государственная система, созданная к этому времени в стране, прочно стояла на охране существующих порядков. Как и прежде, московское восстание дало начало вспышкам неповиновения и в некоторых других районах страны, особенно в национальных, где под влиянием русских переселенцев и новых властей рушились вековые порядки и обычаи. С большим трудом местным властям удалось навести порядок.Восстание Степана Разина.Более серьезным и масштабным по своим последствиям оказалось казацко-крестьянское восстание, вождем которого в конце 60-х — начале 70-х гг. XVII в. стал донской казак Степан Тимофеевич Разин. Началось оно на Дону, а затем охватило значительные южные и юго-восточные территории Российского государства. Возникла даже опасность похода повстанцев на Москву. В 50—60-е гг. положение на Дону стало существенно меняться. Разин до поры до времени держал свои планы в секрете, исподволь вооружал людей, прикупал порох, пушки, струги, создавал впечатление, что готовится к обычному походу «за зипунами» в Крым. Весной 1668 г. Разин совершил свой первый масштабный поход по территории России и сопредельных государств. Весной 1670 г. Разин рассылает по всем окрестным местам свои «прелестные грамоты» с призывами идти «бить бояр и воевод». Другим лозунгом движения стал призыв «черным людям дать свободу». Под изменниками понимались все, кто притеснял и обижал народ. Слова о свободе «черным людям», по существу, означали освобождение народа от всех форм крепостной зависимости. При этом разинцы подразумевали, что царь невинен в насилиях и неправдах его помощников. Таким образом, движение под руководством Степана Разина стало первым в истории России, которое выступило против всего существующего порядка вещей, но не поднимало руку на государя всея Руси. В этом была его слабость и непоследовательность. Восставшие не понимали, что царь и верхи общества — это одна система. В начале мая 1670 г. разинцы выступили в поход. Повстанческое войско вступает в уезды с обширными вотчинами, помещичьими и церковными владениями, многочисленным крепостным крестьянским населением. Теперь восстание из казацкого быстро перерастает в крестьянско-казацкое. Там, где появляются казацкие отряды или отдельные посланцы Разина с его «прелестными грамотами», вспыхивает повстанческий пожар. В огне восстания оказывается все Поволжье, Центрально-Черноземный район. Его языки доходят до северных городов, до Приуралья, волнения охватывают Слободскую Украину, башкирские, татарские, марийские, чувашские, мордовские деревни. На освобожденной территории прекращается выплата государственных налогов, оброков, выполнение барщинных работ. Повсюду люди тянутся к свободной, вольной жизни, к нездержанной никакими рогатками предпринимательской деятельности. В районах, занятых разницами, не отменялась частная собственность, не ликвидировалась торговля, денежные расчеты, но все это происходило уже без феодальных налогов, ограничений, бюрократической волокиты приказной администрации. Однако расширение восстания не усилило, а скорее ослабило его. В его ряды вливались люди, которые никогда не имели дело с боевым оружием — мирные крестьяне, посадские люди, мелкие торговцы, ремесленники. Они не знали, что такое военная дисциплина и тактика боя. Посланные на усмирение карательные отряды зачастую довольно быстро рассеивали их и восстанавливали порядок А в это время пришла в движение вся самодержавно-феодальная, чиновничья, церковная Россия. Правительство Алексея Михайловича бросило значительные силы для защиты тех порядков, которых страна с большим трудом, с неимоверными страданиями добилась в послесмутное время. Разинское движение грозило разрушить стабильность государственной системы, опрокинуть устоявшиеся общественные ценности, как бы несправедливы они ни были в те далекие времена. Для борьбы с восстанием Алексей Михайлович мобилизовал лучшие воинские силы России. В начале октября 1670 г. разгорелось ожесточенное сражение, в ходе которого повстанцы проявили чудеса храбрости и самоотверженности. Но и войска подошедшего сюда князя Борятинского выказали высокую боевую выучку, преданность престолу и стойкость. К тому же совершили вылазку и войска гарнизона. Повстанцы попали между двух огней. Сражение еще продолжалось, но казацкие атаманы уже отчалили от берега. В апреле 1671 г. был схвачен и сам атаман. Степана Разина казнили четвертованием на Красной площади при огромном стечении народа. Восстание Степана Разина показало, что уже в то время русское общество было расколото на непримиримые части. Между ними невозможно было вести переговоры, диалоги, достичь компромисса. Все вопросы решались силой, кровью, взаимным уничтожением. Это стало характерной чертой российской жизни и в последующие времена. Но одновременно в Российском государстве нарастали новые крупные общественные противоречия. На этот раз между церковью и государством. Со временем церковь в России обрела огромную силу. Государство нуждалось в церкви во время борьбы с иноземными захватчиками, в период сплочения, централизации государства. Церковь освящала крестом и молитвой великие свершения народа. Церковь в свою очередь нуждалась в защите со стороны государства: власти охраняли ее земельные богатства, полученные льготы и привилегии. Но чем сильнее, крепче становилась в России самодержавная власть монарха, чем увереннее утверждалась правительственная система управления страной с ее сильной бюрократией, могучей армией, новым сводом законов, тем меньше в этой системе отводилось места церкви. Царская власть не могла смириться с существованием в России еще одного «государства в государстве» — с огромными земельными владениями, мощным политическим влиянием, различного рода судебными и налоговыми льготами, которых давно уже лишены светские землевладельцы. Вот эти-то две мощные силы и вступили в очередную схватку за верховную власть в 60-е гг. XVII в. В условиях упорядочения жизни государства, создания новой приказной системы управления, разработки нового свода законов, формирования полков «иноземного строя» лишь церковная среда оставалась вне возникших веяний. А потребность в них ощущалась немалая. И в них нуждалась и церковь, и государство. Необходимо было обновить, привести в соответствии с требованиями времени церковные службы и обряды, исправить книги. Поэтому в руководящих кругах и церкви, и государства, при активном участии царя Алексея Михайловича, началась подготовка к очищению церкви от наносных явлений, искажений. Все это рассматривалось как дальнейшее упорядочение жизни страны и возвышение религиозного авторитета православной церкви. Проводником этих новшеств стал новый российский патриарх Никон, возведенный на патриарший трон в Успенском соборе Кремля в 1652 г. При нем, кроме уже предпринятых нововведений, стали внедряться новые: поклоны в церквах только в пояс, а не до полу, двоеперстное крещение было заменено трехперстным. Началось широкое и повсеместное исправление книг, с которых теперь делали уже печатные оттиски. Книгу исправляли в соответствии с нормами современного языка, что было вполне естественно и более понятно людям. Написанные не по древним канонам иконы убирали из церквей и заменяли их новыми. По сути все эти нововведения были чисто обрядовыми, формальными. Они нисколько не затрагивали сущности религии. Кроме того, Никон развернул широкую кампанию за усиление нравственности церковнослужителей. Но совершилось неожиданное: если часть духовенства, понимая необходимость перемен, поддержала усилия «ревнителей» и самого Никона, то большинство церковников встретили новшества в штыки. Малограмотные, давно погрязшие в мирских делах и расчетах священники, монахи враждебно отнеслись к дисциплинарным мерам Никона. Но главное, с чем столкнулись церковные реформаторы, оказалось сопротивление самих прихожан. А объяснялось это весьма просто. По этим книгам велись службы десятилетиями, если не веками. Старые лики икон срослись с жизнью верующих: ежедневно они приходили в церкви, видели их, молились им. Эти «намоленные», ставшие святыми для них иконы были частью их веры, их жизни. То же и книги. И вдруг оказалось, что все это у них, у простых людей, отнимают, переделывают. Несогласные объявили себя приверженцами старой веры, или староверами. Так начался раскол в русской церкви, раскол в обществе. Он имел большое значение в жизни страны. Деятельность Никона стала выходить за рамки чисто церковных дел. Пользуясь расположением к нему царя, он сосредоточил в своих руках огромную власть. Никон стал активно вмешиваться в сферу управления страной. Скоро Никон стал обличать действия властей, направленные на ограничение прав церковного землевладения. Назревала открытая борьба между царем и партриархом. Окончательный разрыв между царем и Никоном произошел в 1658 г. Борьба с Никоном длилась долго. И лишь в 1666 г. на общем Соборе вселенских патриархов, съехавшихся в Москву, он был лишен патриаршего сана. На Соборе было четко сказано, что царь имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх — церковных. Это был компромисс. В Москве выбрали нового патриарха. Однако правительство продолжало дело совершенствования и очищения церкви. А это означало, что креп и ширился раскол в русском обществе.










Сейчас читают про: