double arrow

Курс на раскол


Раскол Германии

Политическая жизнь в советской зоне

Ее главной интригой конца 1945 — начала 1946 г. стало объединение КПГ и СДПГ. С благословения Сталина СВАГ начинает форсировать этот процесс, стремясь решить главную задачу: раз нельзя официально запретить или ликвидировать социал-демократию, надо ее нейтрализовать, растворив в «единой рабочей партии». Многие исследователи сегодня сходятся во мнении, что для большинства членов СДПГ объединение было принудительным.

Объединительный съезд, на котором была рождена Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), состоялся в Берлине 21-22 апреля 1946 г. Председателями партии делегаты избрали Вильгельма Пика от КПГ и Отто Гротеволя от СДПГ. Единство было скреплено их символическим дружеским рукопожатием, которое стало эмблемой СЕПГ. Хотя правление, и другие органы новой партии были сформированы на паритетной основе из коммунистов и социал-демократов, главенствующую роль в партии играли коммунисты.

КПГ видела свою опору в профсоюзах, поэтому с помощью СВАГ форсировала их быстрый рост. К своему I конгрессу, который прошел в феврале 1946 г., Союз свободных немецких профсоюзов (ССНП) насчитывал уже 1,6 млн членов. В феврале-апреле 1946 г. создается и «немецкий комсомол» — Союз свободной немецкой молодежи (ССНМ). Его ряды составили 230 тыс. юношей и девушек.

В сентябре-октябре 1946 г. в советской зоне были проведены выборы в общинные, районные и земельные «собрания народных представителей». Выборы проводились по пропорциональной системе и были «первой пробой пера» для СЕПГ. Несмотря на мощнейшую поддержку СВАГ, СЕПГ получила только 47,8 % голосов избирателей, ХДС — 26,5 %, ЛДПГ — 22,7 %. Результаты выборов были объявлены официальной пропагандой как большой успех Социалистической единой партии Германии, но показали, что СЕПГ еще далеко не так влиятельна. Поэтому в 1947-1948 гг. наблюдается превращение СЕПГ в «партию нового типа»: создается Центральная комиссия партийного контроля, начинается чистка рядов, разворачивается кампания борьбы с «антисоветизмом» и другими «измами».

Для сохранения хотя бы видимости демократии в 1948 г. по инициативе СВАГ и под опекой СЕПГ были созданы еще две «мелкобуржуазные демократические» партии, как конкуренты ХДС и ЛДПГ: Национально-демократическая партия Германии (НДПГ) и Демократическая крестьянская партия Германии (ДКПГ), куда вошло немало бывших нацистов. Но ни ХДС, ни ЛДПГ, ни вновь образованные партии не могли вести сколько-нибудь серьезной собственной политической линии, поскольку входили в «антифашистско-демократический блок», где господствующее положение занимала СЕПГ.

Этот процесс объединения (по сути — подчинения) партий под руководством СЕПГ был завершен 4 октября 1949 г., когда было объявлено о создании «Национального фронта». В него вошли не только все партии, но и все массовые организации (ССНП, ССНМ и др.). Таким образом, к моменту провозглашения ГДР в Восточной Германии складывалась политическая модель, кардинально отличавшаяся от той, которая формировалась на западе страны.




Германский вопрос был на протяжении более чем полувека одним из самых главных в мировой политике. Суть его после войны сводилась к поиску мирного урегулирования, приемлемого как для победителей, так и для побежденной Германии. Главными дискуссионными проблемами периода от мая 1945 г. до октября 1949 г. являются следующие: была ли альтернатива расколу Германии; кто виноват в этом расколе; был ли раскол Германии в тех конкретно-исторических условиях «абсолютным злом» или хотя бы «относительным благом»?

Старые штампы советской историографии и историографии ГДР можно свести к трем тезисам.

1. Империалистические круги Запада, нарушив Потсдамское соглашение и опираясь на «реакционную клику Аденауэра», раскололи Германию.

2. Советский Союз неукоснительно соблюдал решения, принятые в Потсдаме, и стремился до последней возможности сохранить единство Германии.

3. Решение об образовании ГДР было «вынужденным ответом» на создание ФРГ.

Не менее старые штампы западной историографии сводились к ответному обвинению СССР в раскольнической деятельности, которую он проводил во имя установления в Восточной Германии советского строя и дальнейшей экспансии коммунизма на Запад, хотя всегда были и другие голоса известных историков, таких как Р. Штайнингер и др.



Как отмечалось выше, в 1945 г. планы раскола Германии имелись в столицах всех оккупирующих держав, но они не предавались огласке. Молчание было нарушено в 1946 г. И. В. Сталин произнес в феврале речь, которую на Западе назвали кремлевской доктриной «двух миров»: «Причины прошедшей войны, — заявил Сталин, — кроются в интересах капиталистическо-империалистических монополий. Эти силы продолжают править бал в капиталистических странах. Ввиду этого мирные отношения с ними невозможны. Советский Союз должен быть готов к любому развитию событий».

Отметим три речи У. Черчилля. С первой, самой знаменитой, он выступил в марте 1946 г. в американском городке Фултоне, в присутствии президента США Трумэна. Суть фултонских рассуждений Черчилля сводилась к тому, что Запад не для того боролся с одним видом тоталитаризма (немецким), чтобы дать свободу действий другому (советскому). В двух речах, произнесенных в ноябре 1946 г., Черчилль призвал Францию «заключить мир с Германией» и вновь повторил, казалось бы, забытые лозунги о необходимости создания «Соединенных Штатов Европы», «Объединенной Европы» с включением в нее Германии.

В сентябре 1946 г. в г. Штутгарте (американская зона оккупации) перед американскими офицерами, министрами немецких земель и высокопоставленными чиновниками выступил госсекретарь США Джеймс Ф. Бирнс. Эта речь стала поворотным пунктом американской политики в отношении Германии. Охарактеризовав политику СССР как экспансионистскую, а границы Польши как «временные», Бирнс подчеркнул, что американцы останутся в Германии до тех пор, пока требуется присутствие оккупационных войск других стран.

По его мнению, в Германии теперь должна измениться суть военного присутствия западных союзников: на смену оккупационной и контрольной власти должна прийти «защитная». «Мягкая» репарационная политика должна удержать немцев от рецидивов национал-социализма и реваншизма, она будет поощрять их к сотрудничеству с Западом. Речь Бирнса знаменовала собой переход к «западному» решению германского вопроса, — то есть курсу на постепенное отделение западной части Германии от восточной.

И, наконец, в октябре 1946 г. министр иностранных дел Англии Э. Бевин заявил, что «британское правительство находится в почти полном согласии с тем, что сказал американский министр иностранных дел Бирнс в Штутгарте». Это было объявление друг другу «холодной войны» (термин был пущен в оборот в том же 1946 г. американским политическим обозревателем Уолтером Липпманом, 1889-1974). А судьба Германии (ее целостность или раскол, ее принадлежность к западному или советскому миру) в этой ситуации становилась разменной картой в руках двух сверхдержав.

Практические шаги последовали за этими речами 1946 г. почти незамедлительно. В условиях политики ускоренной советизации Восточной Германии и продолжавшегося экономического хаоса западные державы сделали все, чтобы изъять свои зоны оккупации из-под четырехстороннего контроля. США еще в ноябре 1945 г. внесли в СКС предложение о создании центральных административных департаментов для трех или двух зон, но советский представитель высказался резко против. В июле 1946 г. США вновь выступают с подобной инициативой, но СССР и Франция это предложение отклонили. Тогда США и Англия начинают активные переговоры об экономическом слиянии своих зон оккупации, и 2 декабря 1946 г. подписали соглашение о создании объединенной зоны — Бизоний.

С 1 января 1947 г. США и Англия осуществили перевод расчетов по торговле между Бизонией и остальными зонами с марок на доллары, что было равнозначно замене режима внутригерманской торговли на режим торговли межгосударственной. Это вызвало резкие протесты в СКС не только со стороны СССР, но и Франции. Параллельно в Бизоний создавался немецкий административный аппарат для двух зон.

Вообще 1947 г. стал переломным для судеб Германии, Европы и мира. Конфронтация между СССР и США стремительно нарастала. Во всех странах Восточной Европы устанавливаются коммунистические, просоветские режимы (кроме Чехословакии, там это случится в феврале 1948 г.). Угроза установления коммунистической диктатуры нависла и над охваченной гражданской войной Грецией. 12 марта 1947 г. президент США Г. Трумэн изложил обеим палатам американского конгресса свою доктрину «сдерживания коммунистической опасности». 5 июня 1947 г. госсекретарь США Джордж Маршалл (1880-1959) объявил о начале осуществления программы экономического возрождения разрушенной войной Европы, которая станет известной как «план Маршалла».

В его орбиту попали только 16 стран Западной и Центральной Европы. Они и получили в течение 4 лет различной помощи из США на сумму 13,3 млрд долларов. Причем правящая элита США и не делала особого секрета из того, что в рамках «плана Маршалла» Западной Германии отводится особая роль, что на нее делается особая ставка как на проводника американского влияния в Европе.

Фактически запретив восточно-европейским правительствам участие в «плане Маршалла», Москва сделала ответный и не менее решительный шаг. В сентябре 1947 г. ВКП(6), шесть компартий стран Восточной Европы и две самые многочисленные компартии Запада — итальянская и французская — создают «Информационное бюро», что на Западе было расценено как возрождение «штаба мировой революции» — Коминтерна, а по аналогии с ним новое бюро стали называть Коминформом.

Для этого были определенные основания, ибо человек из ближайшего окружения Сталина — Андрей Александрович Жданов (1896-1948) — при создании Коминформа произнес речь, где говорилось, что в мире теперь образовалось «два лагеря» — империалистический (агрессивный, антидемократический во главе с США), и антиимпериалистический (демократический, прогрессивный во главе с СССР); что борьба между ними неизбежна; что «вчерашние агрессоры — капиталистические магнаты Германии и Японии — подготовляются Америкой к новой роли — стать орудием империалистической политики США...».

В Вашингтоне, Лондоне, Париже и других западных столицах создание Коминформа и речь Жданова были расценены как объявление войны западной цивилизации. Именно в 1947 г. на Западе начала вызревать идея скорейшего образования западногерманского государства, которое могло бы стать альтернативой советской экспансии в Европе и коммунистическому эксперименту в советской зоне оккупации.

Первым практическим шагом к расколу Германии стало совещание военных губернаторов американской и английской зон с участием премьер-министров земель Бизоний. На этом совещании, которое прошло 7-8 января 1948 г. во Франкфурте-на-Майне, Л. Клей огласил план создания правительства Западной Германии. План предполагал расширение полномочий Экономического совета Бизоний (право принимать законы, утверждать бюджет и др.), который, по сути, превращался в подобие нижней палаты парламента; образование Совета земель (по сути — второй палаты парламента, сформированной по принципу федерализма); и создание Административного совета, который фактически выполнял бы роль кабинета министров. План Клея в принципе совпадал с пожеланиями политической и предпринимательской элиты Западной Германии, поэтому совещание одобрило американскую программу, а управленческий аппарат Бизоний приобрел полугосударственный статус.

Следующим реальным шагом к расколу стала Лондонская конференция по германскому вопросу министров иностранных дел США, Англии и Франции. Она проходила с 23 февраля по 1 июня 1948 г., причем советский министр туда приглашен не был, зато участвовали министры иностранных дел Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, а также К. Аденауэр и К. Шумахер.

Главноначальствующий СВАГ маршал В. Д. Соколовский потребовал в СКС от своих коллег разъяснений и предоставления информации о ходе Лондонской конференции, но представители западных держав отказались это сделать. Тогда 20 марта 1948 г. Соколовский от имени советского правительства сделал заявление, в котором обвинил США, Англию и Францию в сепаратных действиях; в том, что они «взорвали» союзнический контрольный механизм; что теперь Контрольного Совета, как органа верховной власти в Германии, «фактически уже не существует», и в качестве председательствующего распустил заседание. Союзный Контрольный Совет более не собирался.

В Лондоне же было решено:

• созвать в ближайшее время учредительное собрание, которое разработает конституцию для западногерманского государства;

• распространить на три западные оккупационные зоны Германии действие «плана Маршалла»; создать особый орган по контролю над Руром из представителей участвовавших в конференции государств (без СССР, а это было одним из главных требований советской дипломатии!);

• принять согласие Франции на присоединение своей зоны к Бизоний (объединение трех зон впоследствии получило название «Тризония»).

На конференции в Лондоне было принято также секретное решение — провести в Тризонии денежную реформу. Таким образом, западные державы договорились между собой о создании сепаратного западногерманского государства со своей конституцией, парламентом, правительством и валютой. Но решение подобных вопросов по Германии, согласно Ялтинско-Потсдамским договоренностям, должно было входить или в компетенцию Совета министров иностранных дел четырех держав, или Союзного Контрольного Совета. Созыв конференции по этим вопросам без представителей СССР и приглашение на него стран, не входящих в СМИД, было воспринято в Москве как вызов, как разрыв западными державами четырехсторонних соглашений по Германии В качестве ответной меры 23-24 июня 1948 г. в Варшаве было созвано совещание министров иностранных дел СССР и стран «народной демократии». В итоговом документе министры иностранных дел семи восточноевропейских государств обвинили страны Запада в раскольнической деятельности и заявили, что не признают за сепаратными решениями, принятыми в Лондоне, «законную силу и моральный авторитет». Конфронтация нарастала и разразилась Берлинским кризисом.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: