double arrow

Политическая жизнь в западных зонах


Политическая жизнь в зонах оккупации

«Карантин», объявленный оккупационными властями, почти не мешал политической самоорганизации немецкой элиты. Еще до капитуляции Германии при посредничестве церкви началась разработка «стратегии выживания» в послевоенное время. Бывшие лидеры партий Веймарской республики понимали, что восстановление прежней партийной структуры невозможно. Много споров о будущем Германии было в рядах Сопротивления, в основных центрах эмиграции — Мехико, Лондоне, Москве.

Оккупационные власти английской и американской зон разрешили деятельность партий и профсоюзов в конце августа — начале сентября, а французской — только в последних числах декабря 1945 г. Но их деятельность первоначально была разрешена не в зональных масштабах, как это было в Восточной Германии, а лишь на уровне округов.

Некоторые лидеры католического Центра взяли курс на создание биконфессиональной партии (Христианско-демократического союза — ХДС), то есть с участием протестантов. Новая партия мыслилась как «народная», способная сплотить людей на основе христианской этики и создать мощную электоральную базу. Центром ее рождения стали Рейнланд и Вестфалия. Еще до снятия карантина в Кёльне был создан первый христианский «кружок», началась разработка партийной программы. Из этих «кружков» в феврале 1946 г. возникает ХДС британской зоны, который возглавил К. Аденауэр.




В феврале 1947 г., под влиянием левого, профсоюзного крыла в г. Алене была принята так называемая «Аленская программа» ХДС британской зоны. Программа требовала «социализации» горнодобывающей и металлургической промышленности, контроля над крупными предприятиями, соучастия рабочих в управлении предприятиями и экономикой в целом. Капиталистическая система хозяйства объявлялась в программе «не соответствующей государственным и социальным интересам немецкого народа». «Аленская программа» способствовала росту влияния партии, ведь рабочие в 1945-1948 гг. составляли около трети ее членов. Но, принятая под влиянием очень популярных после войны лозунгов, она никогда не признавалась правым крылом ХДС как обязательный документ, а в 1949 г. К. Аденауэр официально от нее отказался.

Родственная ХДС партия в Баварии приняла название Христианско-социальный союз (ХСС). Она уже в 1946 г. установила «союз содружества» с христианскими демократами, а после конституирования ФРГ обе партии подписывают «парламентскую унию». С тех пор аббревиатура ХДС/ХСС стала постоянной, но она относится только к их единой фракции в бундестаге. Очень большую роль в образовании этих партий сыграла церковь, особенно католическая, а также поддержка оккупационных властей.



Либералы эпохи Веймара создали свою — Свободную демократическую партию (СвДП) — лишь в декабре 1948 г. Председателем партии был избран Теодор Хойс (1884-1963), в прошлом деятель Демократической партии, депутат рейхстага. По своему социальному составу СвДП с самого начала выступила как партия, стремящаяся сплотить крупных предпринимателей, средних и мелких буржуа, интеллигенцию. В ее программном заявлении говорилось, что СвДП — это «антимарксистская, антиклерикальная и антиавторитарная партия».

В отличие от правых и либеральных партий эпохи Веймарской республики, коммунисты и социал-демократы попросту возобновили свою деятельность, так и оставшись, по сути, на прежних идеологических позициях, не простив друг другу прошлых обид, не примирившись и не найдя дороги к объединению.

Коммунистическая партия Германии (КПГ) в западных зонах к весне 1946 г. насчитывала 205 тыс членов, в 1947 г. — уже 324 тыс. (это было больше, чем в соответствующих округах до 1933 г.). Во главе КПГ западных зон стоял Макс Рейман (1898-1977), член партии со «спартаковским» стажем, активный деятель антифашистского подполья и узник Заксенхаузека.

СДПГ была воссоздана в июне 1945 г. в Берлине, возглавлялась Отто Гротеволем и рассматривала себя как общегерманскую партию. Но еще в мае 1945 г. в Ганновере возникло так называемое «бюро Шумахера». Бывший депутат рейхстага Курт Шумахер (1895-1952) был инвалидом Первой мировой войны и имел репутацию мученика, проведшего 11 лет в нацистских концлагерях. Он и его соратники не признали полномочия созданного Гротеволем в Берлине ЦК. Окончательное конституирование СДПГ западных зон произошло на съезде в Ганновере в апреле 1946 г., где было объявлено, что в партии состоит более 700 тысяч человек.



В 1945-1948 гг. в западных зонах оккупации был создан еще ряд политических партий и организаций, однако большинство из них быстро сошло с политической сцены. Но в целом процесс возрождения партий был немецким процессом, оккупационные власти лишь контролировали его.

С осени 1945 г. в западных зонах начинается восстановление традиционных профсоюзов. 16 из них объединятся в 1949 г. в Объединение немецких профсоюзов (ОНП), и это было серьезнейшим извлечением уроков из прошлого. 18 остальных сохранят свою самостоятельность. Всего западногерманские профсоюзы объединили примерно треть наемных работников.

В трудные послевоенные годы профсоюзы Западной Германии и предприниматели часто находили общий язык, выступая, например, против демонтажа промышленных предприятий; приходили (без забастовок) к компромиссам в вопросах создания рабочих мест, уровня зарплаты. С лета 1945 г. повсеместно из числа рабочих и служащих начинают создаваться «производственные советы» («советы предприятий») с очень широкими правами. Они стали реализовывать право на участие наемных работников в делах предприятий и фирм. Принцип соучастия станет одной из важнейших опор общественного строя Западной Германии. Именно тогда зарождается реальное социальное партнерство, без которого будет невозможно осуществить экономическое чудо.

Здесь надо сказать хотя бы несколько слов о забастовочном движении в западных зонах. В советской зоне оно было практически невозможно. Главным организатором забастовок выступала, как правило, КПГ, а главными участниками забастовок были рабочие, не входившие в профсоюзы. Наиболее крупной забастовкой 1946 г. стала забастовка металлистов ганноверской фирмы «Боде-Панцер», которая продолжалась более трех недель. В феврале — мае 1947 г. забастовки в крупных городах Западной Германии продолжались почти непрерывно, а в Дуйсбурге, Вуппертале и Дюссельдорфе приняли характер всеобщих. В их ходе, впервые со времен Веймарской республики, прошли мощные (до 100 тыс. участников) демонстрации под лозунгами: «Спекулянты пируют, а мы голодаем!», «Дайте хлеба! Спасите умирающих детей!».

Забастовки продолжались и в 1948 г. Начало им положила всеобщая забастовка в Баварии, которая прошла 23 января 1948 г. и в которой участвовало около 1 млн человек. Закончился же год всеобщей забастовкой 12 ноября, когда бастовало почти 95 % предприятий. Забастовщики требовали не только повышения зарплаты и улучшения условий труда, но и соучастия в управлении предприятиями. Однако в условиях начавшегося экономического чуда, нормализации жизни, стремления лидеров профсоюзов к социальному партнерству, в 1949 г. забастовочное движение пошло на убыль.

Важными событиями политической жизни стали выборы в ландтаги в 1946 г., а затем — разработка и принятие ландтагами конституций земель. Здесь уже развернулась острая политическая борьба. Наиболее показательными в этом плане стали выборы в ландтаг земли Гессен, где из 90 депутатских мест 49 оказались у левых партий — СДПГ (42 мандата) и КПГ (7 мандатов). По их инициативе статья 41-я проекта конституции предусматривала социализацию железнодорожного транспорта, металлургической, горной, энергетической промышленности, а также установление государственного контроля над банками.

1 декабря 1946 г. проект конституции земли Гессен был вынесен на референдум, причем голосование по статье 41-й было проведено отдельно. Результаты референдума для американских оккупационных властей были малоприятными: 72 % имевших право голоса одобрило эту статью. Законы о «социализации» были приняты ландтагами ряда других земель, почти во всех земельных конституциях было записано право рабочих на «соуправление». Но законы о «социализации» не удалось реализовать. Военные губернаторы или налагали на них вето, или делали все, чтобы они остались на бумаге.

От отмены «политического карантина» до образования ФРГ прошло четыре года. За это время в западных зонах удалось сформировать плюралистическую партийную систему; создать демократическую систему властных структур от местного самоуправления до ландтагов; посредством референдумов принять демократические конституции земель.







Сейчас читают про: