double arrow

Марксизм и его экономическое учение


Синтез идей классической политэкономии и её боковые линии.

Политическая экономия, как видно из названия, возникшего уже в эпоху меркантилизма, непосредственно связанна с богатством государства. Закономерность его увеличения тогда связывались с деятельностью правительства, регулировавшего торговлю путем установления пошлин. С развитием производительных сил, внутреннего рынка и расширением международной торговли в связи с географическими открытиями и техническими достижениями в области мореплавания, ситуация изменилась. На передний план выдвигается процесс производства как фактор роста богатства страны в условиях внутренней и внешней торговли.

Основоположник классической политэкономической теории Адам Смит сосредоточил внимание на процессе производства и обмене, подставив перед собой задачу выявить закономерности роста богатства, определить стоимость совокупного производства и отдельных товаров в процессе рыночного обмена. Трудовая теория стоимости стала исходной основой дальнейшего развития политэкономии. Как отмечено раньше, трудовую теорию стоимости Смит трактовал двояко: с одной стороны, стоимость определяется количеством труда, затраченного на производство товара; с другой – прибылью на капитал, заработанной платой рабочих и земельной рентой. Но труд объединяет эти два фактора и выступает в качестве единственной основы стоимости.

Последователь Смита Давид Рикардо выступил против двойственной оценки стоимости и стал отстаивать положение о том, что стоимость зависит только от количества труда, необходимого для производства товара. Свою задачу (поставленную в предисловии к основной работе) Рикардо видел в том, чтобы сформулировать законы, которые управляют распределением. И здесь он приходит к выводу, что увеличение заработной платы влечет за собой уменьшение прибыли на капитал. Тем самым он подготовил почву для последующих мыслителей, ставших на точку зрения необходимости реформ, вплоть до революционного преобразования форм собственности.

Французский экономист Жан-Батист Сэй, поддерживая трудовую теорию стоимости Смита, предпринял попытку несколько её изменить, сконцентрировав внимание на полезности вещи. На этой основе он попытался обосновать «гармоничный закон рынка», согласно которому производство само порождает спрос. Однако экономические кризисы начала XIX столетия показали что это не так.




Швейцарский экономист Шарль де Сисмонди сосредоточил внимание на потреблении и показал, что совокупный спрос на выпускаемую продукцию падает. В условиях машинного производства рабочие оказываются выброшенными из трудового процесса, а заработная плата занятых падает. Спрос на производимые товары сокращается, наступает кризис перепроизводства, а для рабочих – недопотребление жизненно важных средств.

Итак, все вышеназванные экономисты в своих исследованиях исходят из трудовой теории стоимости, трактуя её, правда, в несколько различных интерпретациях. Стоимость выступает как основополагающая категория, от которой отпачковываются все другие – капитал, рента, прибыль, заработная плата и прочие. В силу развития предмета исследования экономической науки и исторической ситуации каждый автор сосредотачивает внимание на одном из его аспектов – обмене, распределении, потреблении или демографической проблеме. Поэтому многие выводы существенно разнятся.

Английский ученый, ставший известным уже после опубликования им двухтомного произведения «система логики» (1843), Джон Стюарт миль (1805-1873) поставил перед собой задачу систематизировать достижения политической экономии. Он понимал, что теория Смита устарела и предпринял попытку объединить послесмитовские учения. В истории экономических учений Дж. Ст. Милля нередко называют синтезатором идей классической школы.



Из экономических сочинений Дж. Ст. Милля наибольшим вниманием пользуются два: «Опыты по некоторым нерешенным вопросам политической экономии» (1844) и «Основы политической экономии с некоторыми приложениями их к социальной философии» (1848). Сам Дж. Ст. Милль свои «Основы» предпринял чем-то вроде «Богатства народов» Смита, но для своего века. И действительно, это произведение стало основами экономической науки для студентов и начинающих ученых во многих европейских странах. Оно трижды переводилось на русский язык.

«Основами политической экономии» Дж. Ст. Милля состоят из «Предварительных замечаний» и пяти книг: 1) «Производство», 2) «Распределение», 3) «Обмен», 4) «Влияние общественного развития на производство и распределение», 5) «О влиянии правительства». Подобная структура должна была, по замыслу автора, внести строгость и порядок в изложение экономической теории Смита-Рикардо.

Как и все классики, в основу своей системы Дж. Ст. Милль положил трудовую теорию стоимости. В своем стремлении объединить в одной системе точки зрения своих предшественников (Рикардо, Мальтуса, Сэя) Дж. Ст. миль сталкивается с большими затруднениями. Рикардо, как известно, проводил свой принцип трудового, и не только трудового определения стоимости с железной целеустремленностью. Его не смущало и понижение заработной платы рабочих в связи с увеличением предложения труда на рынке. В силу «естественного закона» эта ситуация, с его точки зрения, изменяется в сторону равновесия. Сэй, в свою очередь, доказывал, что предложение рождают спрос. Чтобы сохранить систему Дж. Ст. Милль вынужден был пройти на логический компромисс.

В разделах, посвященных законам меновой стоимости, Дж. Ст. Милль говорит, что рыночные колебания цен существуют под воздействием спроса и предложения. Но это именно колебания, а их центром являются величина стоимости, определяемая издержками производства (расход капитальных благ плюс заработная плата плюс обычная прибыль). Дж. Ст. Милль сделал все, что мог. Он углубился в построения своих предшественников, нашел в них нимало того, что было неведомо самим авторам, многое повернул другой стороной, подгоняя детали. Но органично соединить несоединимое он не смог.

Объединяя достижения своих предшественников в целостную систему Дж. Ст. Милль внес существенные изменения прежде всего в методологию исследования, что привело к изменению трактовки ряда проблем. В качестве важного момента в этом плане стоит отметить стремление выявить различие статики и динамики экономическихотношений. Понятия «статика» и «динамика» Дж. Ст. Милль заимствовал у автора «Социологии» О. Конта, с которым поддерживал творческие контакты. В первой главе четвертой книги («Влияние общественного развития на производство и распределение») автор отмечает, что всем экономистам свойственно стремление познать законы экономики общества «стационарного и неизменного», и что теперь следует добавить «динамику политической экономии к её статистике». У Дж. Ст. миля динамика означает анализ исторических изменений. С этой позиции и изложена книга «основы политической экономии».

Написанная квалифицированным и доступным языком, книга явилась прекрасным обобщающим изложением классической концепции. Именно Дж. Ст. Милль основал традицию рассматривать экономические проблемы в соответствии с фазами воспроизводства: производство – распределение – обмен потребление. В области теории у Дж. Ст. Милля имеет место как повторение достигнутого, так и продвижения в ряде вопросов. Так в главе ведьмой третьей книги («Обмен») он солидаризируется со сложившейся концепцией «нейтральности» денег, а в других главах очевидна его приверженность количественной теории денег.

В то же время специфичным для концепции автора «Основ» является противопоставление друг другу законов производства и законов распределения. Законы производства, как он полагал, неизменны и заданы техническими условиями, то есть наподобие «физических истин» они имеют характер, «свойственный естественным наукам». В них нет ничего, зависящего от воли. А законы распределения, поскольку ими управляет «человеческая интуиция», таковы, «какими их делают мнения и желания правящей части общества, и весьма различны в разные века и в различных странах». (Осн. Т.1. М., 1980, С. 337,338). Именно законы распределения, на которые влияют «законы и обычаи данного общества», предопределяют персональное распределение собственности посредством распределения доходов между «тремя основными классами общества». Исходя из формирования законов распределения человеческими (субъективными) решениями Дж. Ст. Милль разрабатывает затем собственные рекомендации социального реформирования общества.

Но вернемся к структуре «Основ политической экономии». Как видно из приведенных выше заглавий книг Дж. Ст. Милль на передний план выдвигает процесс производства. Функциональной основой этого процесса выступает капитал , анализу которого он посвящает три главы первой книги. Капитал, в кратком изложении теории Дж. Ст. Милля, это «ранее накопленный запас продуктов прошлого труда», возникающий в результате сбережений и существующий «путем его постоянного воспроизводства». Сами сбережения понимаются как «воздержание от текущего потребления ради будущих благ».

Воспроизводство капитала предполагает прибыль. Причину прибыли Дж. Ст. Милль объясняет так же как Смит и Рикардо. «Прибыль возникает, – отмечает он не вследствие обмена, а вследствие производительной силы труда. Если продукт, производимый всеми трудящимися страны на 20% больше продукта, потребляемого трудящимися в виде заработной платы, то прибыль составляет 20%, каковы бы ни были цены». По сути дела Дж. Ст. Милль в этом плане солидарен со Смитом и Рикардо. Автор «Основ политической экономии» утверждает, что только производительный труд (труд, результаты которого осязаемы) создают «богатство» то есть «материальные блага». Новизна позиции лишь в том, что Дж. Ст. Милль рекомендует признать также производительный труд по охране собственности и на приобретение квалификации, позволяющей наращивать накопление.

Приведем общую схему рассуждений:

1. Как видно из пятикнижья, Дж. Ст. Милль исходил из того, что объектом политической экономии является «богатство страны», а её предметом – закономерности производства и распределения. Причем закономерности производства он выдвинул на передний план, противопоставив их законам распределения.

2. В рамках рыночных отношений Дж. Ст. Милль концентрировал внимание на «меновой стоимости», «потребительской стоимости» и «стоимости», трактуя последнюю с позиции количества затраченного труда на производство товара.

3. Капитал Дж.Ст. Милль рассматривал как «ранее накопленный запас продуктов труда», запас, позволяющий организовать процесс производства товаров и тем самым «расширить масштабы занятости и предотвратить безработицу».

4. В теории денег Дж. Ст. Милль исходил из нейтральности денег по отношению к стоимости товаров, а их рыночную цену связывал с количеством денег, находившихся в обращении. Вместе с тем, деньги Дж. Ст. Милль рассматривал как некий «капитальный запас», необходимый для организации производства и обеспечения заработной платой непосредственных производителей, намечая тем самым превращение денег в капитал.

5. Характеризуя заработную плату рабочих как плату за труд, Дж. Ст. Милль вслед за Рикардо приходит к выводу, что «минимум заработной платы» рабочих не тождественен «физиологическому минимуму», что дает основание в конечном счете признать влияние профсоюзов на действия по ограничению заработной платы.

6. И, наконец, утверждение что законы производства носят объективный характер (подобные законам естественных наук), а законы распределения таковы, какими их делают мнения и желания людей в «разные века и в различных странах», было положено в основу доктрины социальных реформ социалистического толка.

Рассмотрим эту доктрину подробнее, предварительно заметив, что Дж. Ст. Милль был первым среди крупных представителей классической политэкономии, кто с экономической позиции попытался обосновать социалистическое устройство общества. Вместе с тем, при всей доброжелательности к социализму автор «Основ политической экономии» принципиально отмежевался от других социалистов, которые утверждали, что социальная несправедливость якобы связана с частной собственностью как таковой. По его мнению задача состоит лишь в преодолении индивидуализма и злоупотреблении индивидуализма и злоупотреблений, возможных в связи с правом частной собственности.

Вместе с тем, уповая на динамику экономических отношений Дж. Ст. Милль в учебнике для университетов провозглашает необходимость смены капиталистических отношений отношениями социалистическими. «Нельзя утверждать, – пишет он, – что деление человечества на два не равноправных класса – нанимателей и наемных работников – может сохраняться постоянно. Рано или поздно для класса работодателей окажется невозможным жить в тесном и постоянном контакте с людьми, чьи интересы и чувства враждебны по отношению к ним. Капиталисты почти так же, как и работники, заинтересованы в организации производства на такой основе, когда те, кто работает на них, могли бы почувствовать такую же заинтересованность в работе, как и лица, работающие на себя». (Милль Дж. Осн. Пол. Т. 3 с. 97). По мнению Дж. Ст. Милля противоречивые отношения между работодателями и работниками «будут постепенно вытеснены отношениями партнерства в одной из двух форм: в некоторых случаях произойдет объединение работников с капиталистами, в других – а возможно, в конечном итоге и во всех – объединение работников между собой». Такого рода социально экономические изменения, считает Дж. Ст. Милль, станут выгодными самим капиталистам, не меньше других страдающим от бесконечной борьбы.

Не отрицая общего принципа рыночных отношений (laisser faire) Дж. Ст. Милль указывает, что существуют различные сферы общественной деятельности, где рыночный механизм неприемлем. И для того, чтобы без ниспровержения «системы частной собственности» обеспечить «её улучшение и предоставление полного права каждому члену общества в приносимых ею выгодах» и чтобы утвердился порядок, при котором «никто не стремится стать богаче и нет никаких причин опасаться быть отброшенным назад из-за усилий других протолкнуться вперед» (т.3, с. 79), автор «Основ политической экономии» обращается к возможностям государства в части создания инфраструктуры, развития науки, упразднения законов, запрещающих деятельность профсоюзов или ограничивающих её.

Идеи Дж. Ст. Милля сродни концепциям лидеров социал-демократии 20 века и некоторым экономистам. Так И. Шумпетер писал: «капитализм заключает в себе истоки своей собственной гибели, но в ином смысле, чем это имел в виду Марк. Общество обязательно перерастет капитализм сделают его излишним, а не потому, что его внутренние противоречия сделают его дальнейшее существование невозможным». (Шумпетер. И. Теория экономического развития. М., 1982, стр.16).

Социализм – учение о благосостоянии всех граждан страны, благосостоянии, в основе которого лежит «богатство народов». В этом плане учение о социализме совпадает с экономической теорией. Но между ними имеет место существенное различие. Экономическая теория ориентируется на выявление закономерностей экономических процессов, социализм – на практику построения «справедливого общества». Как правило, автор очередного социалистического проекта считал себя человеком, кто уже познал все, что нужно для практики.

Своими корнями идеи социализма уходят в глубокую древность. Уже во II веке до н.э. в Иудее было написано много книг, где детально разрабатывалась тема идеального государства и общества. Царство будущего рассматривалось как полная победа над всеми бедами и невзгодами. Вечный мир, вечная радость, довольство и безгрешная жизнь – такова картина будущего.

В античную эпоху древнегреческий философ Платон дает широкомасштабный план устройства идеального государства. В его основе – обобществление всех средств жизнедеятельности двух классов. Материальное производство в идеальном государстве осуществляет третий класс – ремесленники и земледельцы. Четвертый класс составляют рабы (не граждане). В целом в этом государстве все нацелено на достижение высшее справедливости.

В 16 веке положение изменилось, о чем свидетельствует работа английского политического деятеля и писателя, преследуемого королевской властью Томаса Мора (1478-1535) «Утопия» («Место, которого нет» или «Страна нигдения»). Если в государстве Платона целью была абстрактная справедливость, то у Т. Мора целью является справедливость экономическая. Рассказ об удивительном острове «Утопия» начинается с хозяйственных неурядиц Англии – бедствий рабочих и крестьян, массового нищенства, алчности богатых, всевозможных грабежей и краж. Затем отмечается что на острове ничего подобного нет. Там просто нет частной собственности, потому нет и связанных с нею преступлений.

Раз нет частной собственности, значит все продукты труда идут в общий котёл, откуда всем раздаётся поровну. Чтобы избежать исчезновения стимула к труду, вводится его обязательность. Работа строго организована и ведётся по плану, выдаётся задание и проверяется его выполнение. Долгота рабочего дня – шесть часов. Устанавливается также перечень «справедливых потребностей» и норм потребления, то есть дневной паёк. Для контроля учреждается особое сословие.

Таким образом, предполагая общественную собственность как основу социализма, Т. Мор концентрирует внимание на производстве, распределении и потреблении. В этом аспекте социалистическое учение с 16 века обретает форму боковой линии экономической теории, полностью исключающее рыночные отношения, то есть обмен.

В развитием классической политэкономии реформистские идеи социалистического толка стали отчетливо проявляться в экономической теории. С другой стороны, развивающиеся социалистические учения более основательно стали опираться на экономические отношения, вплоть до практического противоречия в жизнь некоторых идей. В конце 18 первой половине 19 столетия появляются социалистические теории, оказавшие влияние не только на современников, но и на дальнейшее развитие теории и практики социализма 20 века. Рассмотрим некоторые из них.

Начнем с учения французских социалистов, на идеи которых оказывали влияние буржуазная революция 1789-1794 годов. Ликвидировав феодальные формы собственности, революция закрепила капиталистические отношения со всеми их пороками. Противники капитализма активно выступили за построение нового общества на основе ликвидации частной собственности. Видным представителем этого направления выступает Шарль Фурье (1772-1837).

Его фигура странна и причудлива. С одной стороны, некоторые его идеи оказались настолько удачными, что дали толчок к образованию новых форм жизни и труда (кооперация, разного рода рабочие товарищества). С другой стороны, ни один из социалистов не обладал столь буйной фантазией и никто не написал столько наивного и смешного, а подчас и бредового взора. Но оставим последнее в стороне и рассмотрим его экономические идеи.

Ш. Фурье отрицательно относился к идее политической революции, но подобно всем социалистам, испытывал отвращение к рынку. Торговля, по его мнению, через конкуренцию ведет к монополии и тем самым – к «торговому феодализму». Эксплуатацию рабочих он видит прежде всего в их обмане как покупателей. Система капитализма неизбежно связана с кризисами.

Основу ликвидации всех невзгод Ш. Фурье видел в переходе к общественной собственности. Причем, собственность обобществляется не в масштабах всего общества, а только в масштабах трудовых товариществ (фаланг), в которых совместно живут, работают, и отдыхают трудовые коллективы. Полученная прибыль частично зачисляется на трудовые акции каждого, частично поступает в общественный фонд потребления.

Как создать такие фаланги? Любопытно, что требуемые для организации фаланг немалые средства должны дать, по мысли Ш. Фурье, сами капиталисты. Вступая в члены фаланги, они становятся акционерами, а весь произведенный продукт будет делиться в отношении 5:4:3 между трудом, акционерным капиталом и знаниями. Ш. Фурье крайне негативно относился к революции, а государству практически отводил никакой роли, поэтому подчас его называют предшественником анархизма.

Другим не менее знаменитым социалистом рассматриваемого периода является Клод Анри Сен-Симон (1760-1825). Потомственный аристократ он был не только выдающимся мыслителем, но и обладателем весьма необычной, авантюрной биографии. Активный участник американской войны за независимость, крупный финансовый спекулянт, хозяин роскошного парижского салона, автор грандиозных проектов, к концу жизни – практически нищий, продавший свою одежду, чтобы иметь возможность переписать свое сочинение.

Со своими проектами Сен-Симон обращался непосредственно к человечеству, надеясь найти отклик прежде всего энергичных и влиятельных личностей. Выдвинутые им идеи оказали немалые воздействия на формирование идей социального равенства, социально-экономических преобразований. Сен-Симон имел учеников, последователей; его труды «О промышленной системе» и другие – неоднократно переиздавались, цитировались, породили обширную литературу.

В своих социально-экономических исследованиях Сен-Симон исходил из того, что в историческом развитии человеческого породит три этапа: рабовладельческий, феодальный и промышленный, каждый со своими формами собственности, способами производства, распределения и потребления. Переход от этапа к этапу осуществляется взаимодействием совершенствования форм хозяйствования и роста знаний, образуя исторический прогресс. Рабство прогрессивно по отношению к первобытному строю, феодализм прогрессивен по сравнению с рабством. Наиболее прогрессивен промышленный строй, переход к которому ещё не завершен.

Каждый этап, по утверждению Сен-Симона, проходит через две стадии: органическую (или равновестную) и критическую, возникающую когда прежнее равновесие нарушено. В ограниченной стадии у власти находится класс, имеющий наибольшее хозяйственное значение в данный период времени. В критической стадии на власть претендует другой класс, экономическая сила которого постепенно растет. В результате политической борьбы между ними возникает новая форма экономических отношений.

Во время, о котором пишет Сен-Симон (т.е. в начале 19 века) у власти промышленного этапа находятся, согласно его точки зрения, «непроизводительная (торговая) буржуазная», а не промышленники. Поэтому господствует частная собственность, анархия, индивидуализм. Однако будущее этой формы хозяйствования принадлежит промышленному классу (союзу предпринимателей, рабочих и ученых). Крупная промышленность будет управляться из единого центра по единому плану, разработанному учеными. Конкуренцию заменит ассоциация. Все будут обязаны трудится, а труд каждого будет осуществляться по принципу: от каждого – по способностям, каждому – по его делам.

Таким образом, идеал Сен-Симона – постепенная индустриализация, которая поднимет производительные силы, обеспечит реформирование капиталистического общества. Частная собственность со всеми невзгодами, будет заменена промышленными ассоциациями. Распределение – по делам каждого. Однако для создания такого справедливого общества недостаточно изменить одни только материальные условия жизни, необходимо ещё и духовное перевоспитание людей.

Известное влияние на развитии социально-экономические отношений оказали учение и практическая деятельность английского социалиста Роберта Оуэна (1771-1858). Его взгляды формировались под воздействием теорий английских экономистов А. Смита и Д. Рикардо и французских просветителей Руссо и Гельвенция. Р. Оуэн не только теоретик, но и активный участник практических начинаний в области социального реформирования. Сын мелкого ремесленника, он становится предпринимателем, владельцем крупной фабрики. Став фактическим владельцем прядильного предприятия в Шотландии, Оуэн организует образцовую общину, в которой облегчают условия труда, создаются благоприятные условия жизни и быта рабочих.

В чисто коммерческом плане предприятие Оуэна процветало и он даже смог выплатить заработную плату всем рабочим за период вынужденного простоя из-за хлопкового кризиса. В сознании рабочих произошел перелом, повышалась их трудовая и социальная активность. Исчезли воровство, пьянство, драки, религиозная рознь. Поселок стал ухоженным и красивым. Реальный доход на душу населения был гораздо выше, чем на других предприятиях. Рабочий день составлял всего 10,5 часов вместо обычных в то время 16 часов.

Однако весь этот успех, ограниченный рамками одного поселка, всецело зависел от нерушимой личности самого управляющего. Когда после конфликта с другими совладельцами Оуэн вынужден был покинуть предприятие, все вернулось на круги своя. В этом смысле блестящий эксперимент Оуэна оказался неудачей.

В чисто научном плане взгляды Оуэна (как и других социалистов) находились на обочине экономической теории. Социалистические теории, хотя и опирались на достижения классической политэкономии, по-прежнему оставались необоснованной мечтой о «светлом будущем». Эта мечта базировалась на общественной собственности на средства производства, из которой выводились желаемые результаты.

Но общество не может быть субъектом собственности. Ликвидация частной собственности на практике означает переход её в руки государства и в этом случае возникает так называемый государственный социализм.

Своё учение социалисты рассматривали как теорию, которая отражает объективный характер закономерностей экономических отношений, теорию, направленную на построение справедливого общества. Стоит только установить общественную собственность (или создать «фаланги»), ликвидировать рыночное распределение и организовывать его в соответствии с трудовым вкладом, как все станет на свои места. Но общественная собственность, как показала практика, влечет за собой и другие, негативные последствия. И в этом плане социализм, в центре внимания которого находится способ производства, распределения и потребления, оказывается не в состоянии достигнуть поставленной цели.

Второй боковой линией классической политэкономии правомерно считать немецкую историческую школу. В истории экономических учений отношение к ней скорее критическое, чем позитивное. Основные упреки в адрес этой школы сводятся к тому, что её представители в принципе не могут создавать стройной, логически непротиворечивой системы; сосредоточивая внимание не на обобщение экономических процессов, они якобы размывают чисто экономическую сферу отношений, уходят от экономического анализа в сложные области – в историю, социологию, политику. Некоторые упреки не лишены основания. Но нельзя не замечать позитивные моменты в трудах экономистов исторической школы. Неоправданная критика завершается порою упущением из вида важных моментов. Речь идет о национальной специфике экономических отношений.

Правозащитником реакции немецких экономистов на классическую теорию является Адам Мюллер (1779-1829). Уже в 1809 году в своей книге «основы искусства управления государством» Адам Мюллер выступил как противник идей Адама Смита.

Мюллер так понимал учение Смита: общество есть совокупность индивидов, экономика – это производство благ для текущего потребления, капитал – это вещественный запас и т.п. такой взгляд Мюллер считал механистичным и атолистичным, игнорирующим нравственные силы в обществе. Акцент на частный интерес и частную собственность, при котором не учитывается национальная солидарность и историческая преемственность, он считал чисто английской односторонностью. Каждая нация, по Мюллеру – это особый организм со своими жизненными принципами и своей индивидуальностью; на этой основе формируется её историческое существование. Нации присущи органическая целостность и приемлемость, от прошлого к настоящему, от настоящего к будущему. Она не может и не должна жить только текущим потреблением, не заботясь о благе будущих поколений.

Мюллер не отрицал полностью истинность учения Смита. Для Англии, полагал он, такое учение годится, потому что там сохранился тот самый «нравственный капитал», состоящий из законов, обычаев, добрых традиций и национальной солидарности. Все это сохранилось от средних веков, представляет прочный фундамент, на котором может развиваться материальная жизнь народа.

Но для континентальных стран, говорит Миллер, нужно нечто иное – система, которая сберегала бы комплекс национальных сил: как материальный капитал, так и нравственный и интеллектуальный; как разделение труда, так и общенародное (национальное) его соединение.

Как справедливо отмечает российский экономист Е.М. Майбурд, в сегодняшнем мире такие идеи звучат вполне актуально. Чтобы соглашаться со многим из сказанного Мюллером, совсем не обязательно разделять его отношение к учению Смита. Хотя Мюллер и отталкивался от него, фактически все позитивное в учении Мюллера лежит в иной плоскости знания. Сегодня нам виднее, что в природе вещей действуют определенные экономические закономерности, общие для всех народов. Но и сегодня мы не всегда понимаем, что в различных национально-исторических условиях они могут по-разному проявляться и приводить к несхожим результатам. Следует избегать поверхностных аналогий и механических заимствований. Знание общих законов экономической науки непременно должно дополняться пониманием конкретных условий каждой страны, её «интеллектуального и нравственного капитала». Поэтому хороший экономист – это ещё и эрудит в области истории и культуры, который не просто хранит свою эрудицию, но постепенно её расширяют. Кто ничего не знает, кроме современной экономической науки, тот и её не знает как следует.

Мысль современного экономиста актуальна, особенно для сегодняшней экономики России. Но вернемся к исторической школе в плане позитивного её влияния на дальнейшее развитие экономической теории, не забывая, разумеется, негативных аспектов.

Продолжил эту линию известный немецкий ученый Фридрих Лист (1798-1846). Вслед за Мюллером (с которым он был лично знаком и многое у него перенял) Лист сосредоточил внимание на национальной экономике. В своей главной работе «Национальная система политической экономии» (1841) Лист (не перечеркивая достижений английской классики) не только расширяет область экономической науки, но и смещается фокус в другую область экономических проблем. В центре внимания его теории – национальная экономика как целое в её взаимосвязях с внешним окружением.

В концептуальном плане Лист исходит из того, что нормальная нация в своем развитии проходит ряд стадий, начиная с «состояния дикости». За ним следует состояния «пастушеское» и «земледельческое». На смену последнему приходит стадия «земледельческо-промышленная», после которой наступает стадия равномерного развития всех трех секторов. На каждой стадии развития государство должно проводить государственную политику, наиболее отвечающей главной цели – развитию производительных сил. Для своего времени Лист выдвигает на передний план принцип промышленного воспитания нации.

Лист настаивал на том, что экономическая наука не может двигаться и обогащать себя лишь в одном, заранее определенном, строго очерченном направлении. В процессе исторического развития меняются и проблемы, и задачи, и способы их решения. А всякая односторонность ведёт к ошибкам и перекосам. Так, увеличение универсальными схемами нередко сопровождается игнорированием национальных особенностей, многообразия условий развития отдельных стран.

Универсальная и схоластическая концепция классиков, по мнению Листа, не пригодна для практического использования. Экономическая система, подчеркивает он, должна опираться на достоверные исторические факты. Она призвана разъяснять истинные национальные интересы, а не забивать головы практиков различными доктринальными соображениями. Проповедь свободной торговли, содержащаяся в работах Смита, рикардо и других классиков, по мнению Листа, отвечает лишь интересам Англии. Английские купцы покупают сырьё и продают предметы производства. При отсутствии запретительных пошлин это подрывает еще неокрепшую промышленность Германии.

«Народная экономия становится национальной экономией в том случае, – пишет Лист, – когда государство или федерация охватывает целую нацию, обладающую самостоятельностью, способностью приобрести устойчивость и политическое значение». Государственная власть согласует и направляет усилия отдельных звеньев национального хозяйства во имя долгосрочных коренных интересов нации.

Напомним, что Лист жил в эпоху феодальной раздробленности Германии, не защищенный государственными пошлинами от иностранных товаров. Поэтому всю его работу пронизывают мысль об объединении и установлении единого правительства. Лист сформулировал то, что должно быть стать общественным мнением своего времени. Его идеи о единой национальной экономике оказали свое влияние на дальнейшее развитие экономической жизни в Германии.

Ф. Лист перевёл общие принципы классической школы на язык национальной политической экономии, разрабатывая её в историческом аспекте. Если Мюллер выступил в качестве превозвестника исторической школы, то Лист вполне обоснованно считается основоположником исторической школы, разработчиком исторического метода в политической экономии. Его последователями выступили Вильгельм Рошер (1817-1894), Бруно Гильдебранд (1812-1878) и Карл Книс (1821-1892).

В. Рошер предлагал дополнить общую концепцию истории экономического развития. В предисловии он высказывал мнение, что его«Начала народного хозяйства» служат ни только учебником, но и «Историей науки о народном хозяйстве». Это своего рода приложение к теоретическому разделу Б. Гильдебранд считал, что политическая экономия призвана считать, процессы экономического развития наций. В своей работе «Политическая экономия настоящего и будущего» он ставит под сомнение существование экономических законов, обосновываемых классиками. К. Книс, автор «Политической экономии, рассматриваемой с точки зрения исторического метода», считал, что экономическая наука способна описать возникновение и развитие экономических процессов, но она не в состоянии дать адекватное им обобщения.

Экономисты исторической школы не только критикуют классиков за излишнее теоретизирование, но и убеждены, что универсальные схемы не могут принести пользы практикам. Народное хозяйство каждой страны имеет свои особенности, свои нормы и формы отношений. Задача политической экономии – изучить народное хозяйство в его конкретной реальности, в историческом развитии. Смысл исторического подхода и раскрытий экономических связей и зависимостей.

Представителей исторической школы объединяет, во-первых, негативное отношение к доктринальным положениям классической школы; во-вторых, при всех различиях во взглядах и тематике работ «историков» они отдают предпочтение изучению национального хозяйства с учетом исторического развития, на основе сопоставления отдельных форм и деталей. Эта линия была продолжена рядом экономистов второй половины 19, начала 20 века. Подчеркивая специфику работ этого периода, его обычно называют новой (или молодой) исторической школой.

Экономисты исторической школы (как старой, так и молодой) расширили и конкретизировали тематику политической экономии, выдвинули и обосновали ряд положений, остающихся актуальными и поныне. Их заслуга состоит в том, что они положили начало рождению экономической социологии, обосновав единство социальных и экономических, тесную взаимосвязь между ними. В русле этого направления в середине 19 века немецкий экономист и государствовед Лоренц фон Штейн вводит понятие «социальное государство», вошедшее впоследствии (в послевоенный период 20 века) в Конституции ряда стран. Социальное государство устанавливает законодательное обеспечение относительного равенства в плане удовлетворения потребностей всех слоев населения.

С другой стороны, включая в экономическую теорию государство как главный социальный институт и другие (право, нравственность, образование воспитание, традиционные объединения и другие), историческая школа положила начало институционализму, теоретическому направлению в экономической науке, вышедшего на первое место (если судить по количеству лауреатов Нобелевской премии) по эффективности результатов исследований.

Вместе с тем, уповая на специфику национальной экономики, представители исторической школы Германии стали на путь преувеличения специфики собственной нации что было взято на вооружение политиками, ставшими на путь проповедования нацизма. Наглядным примером в этом плане может служить творчество известного экономиста Вернера Зонбарата (1863-1941). Полемизируя с экономистами конца 19, начала 20 столетия, он высказал немало положений, касающихся роли предпринимательства в развитии экономики. В то же время он не мог избежать широко распространенной идеологии своего времени. В книге «Герои и торговцы» Зомбарт противопоставил англичан (торговцев) немцам (нации героев). Но его национализм и то, что он приветствовал приход к власти национал-социалистов, выпустив в 1934 году книг «Немецкий социализм», не встретили понимания у правящей верхушки. В конце жизни Зомбарта скомпрометировал у себя как ученый, но за известного патриота – арийца его не приняли.

Подводя итоги обозначенной выше темы следует заметить, что в рамках классической политэкономии зарождаются реформистские идеи социалистического толка. Параллельно развиваются идеи социализма, базирующиеся на общественной собственности на средства производства, из которой выводятся принципы распределения и потребления, обусловливающие всеобщее благосостояние. Вторая параллель классической политэкономии – историческая школа – с одной стороны, зашла в тупик, с другой – положила начало институционализму. В то же время как завершение классической политэкономии, а так же социализма и исторического развития общества, возникает и развивается марксизм. Рассмотрим этот феномен в его полном объёме.

Идеи социального развития и возможность обеспечения всеобщего благосостояния сопровождают человечество с древнейших времен. Характер учений и их теоретическое обоснование на каждом этапе исторического прогресса обусловливается уровнем развития знаний и спецификой общественного сознания. Уже в древней Греции на основе классового деления общества зарождается идея, что общественное благосостояние возможно лишь на основе общественной собственности. Эта идея в различных вариантах обосновалась вплоть до 90-х годов прошедшего столетия.

Классическая политэкономия, как было отмечено ранее, в лице её основоположников сосредоточила внимание на процессах производства, обмена, распределения и потребления, абстрагируясь от всех других процессов и отношений. В социальной структуре общества выделилось три класса: землевладельцы, капиталисты и рабочие. Закономерности роста богатства страны и обеспечение потребностей всех слоев населения выводились из разделения труда и совершенствования технологии производства. Причем, под влиянием развивающихся наук в эпоху просвещения, закономерности общественного развития уподобливались законам природы. И только в трудах Дж. Ст. Милля зарождаются реформистские идеи социалистического толка. Своего расцвета эти идеи достигли в учении английских и французских социалистов, высказавших немало не только необоснованных, но и порой фантастических положений.

Дальнейшее социально-экономические науки получили в трудах немецких мыслителей Карла Маркса (1818-1883) и его соратника Фридриха Энгельса (1820-1895). Марксизм – это целостная система представлений о сущности и судьбах капиталистического способа производства и будущего развития общества на основе общественной собственности на средства производства. Теоретической основой этой системы, по признанию самого Маркса и его последователей, являются английская политическая экономия, европейский социализм, немецкая классическая философия. Марксизм как система состоит из трех частей:

а) политической экономии, которая представляет собой результат применения «диалектического материализма» к исследованию производственных отношений капиталистического способа производства;

б) теории социализма, основанной на политической экономии марксизма и описывающей будущее развитие общества;

в) диалектико-материалистической философии, исследующей универсальные законы развития природы, общества и человеческого мышления и разрабатывающей метод исследования общественных процессов.

Возникновение марксизма как целостной теоретической системы, отражающей интересы рабочего класса, было подготовлено ходом развития европейского общества. Переход от мануфактурного производства к машинному (промышленный переворот) произошедший в начале 19 века сначала в Англии, а затем и в других странах Западной Европы, привел к тому, что основой экономики становится фабрично-заводской вид производства. Промышленный переворот, привел, с одной стороны, к усилению эксплуатации, с другой – к организованной борьбе рабочих за улучшение своего благосостояния. Восстание лионских ткачей во Франции (1831,1834), чартистское движение во Франции (30-е-40-е годы), восстание силезских ткачей в Германии (1844), а затем революционное движение 1848 года в ряде стран Европы в корне изменило общественную ситуацию. Возникает организованное социал-демократическое движение, нацеленное на построение социализма.

Социалистическая ориентация на построение будущего справедливого общества широко распространилась в странах Западной Европы и в определенной степени достигла Германии, родины основоположников Марксизма. Однако, господствующей идеологией, оказывающей влияние на образовательный процесс, была взаимосвязь немецкой классической философии с исторической школой политической экономии. Основоположник нового направления К.Маркс учился в БОНКСКОМ, А ЗАТЕМ Берлинском университете, по окончанию которого получил степень доктора на философском факультете Иенского университета (1841). Понятно, что его взгляды полностью соответствовали господствующим в то время философским идеям, широко распространенным в 30-е-40-е годы в Германии, получившим название гегельянство.

Но уже в 1843 К. Маркс пишет работу «Критика гегелевской философии права», положившую начало пересмотру идеалистической системы Гегеля. А в 1845 году совместно со своим соратником Ф. Энгельсом заканчивает работу «Немецкая идеология», в которой завершается критика так называемого младогегельянства и переход на позиции появившегося материализма Л. Фейербаха (1804-1872) . написанные К. Марксом не для публикации в этом же году «Тезисы о Фейербахе», Ф Энгельс впоследствии охарактеризовал как зарождение нового мировоззрения.

Из философской системы Гегеля К. Маркс и Ф. Энгельс заимствовали диалектику как учение о всеобщей связи и развитии на основе разрешения противоречия, у Фейербаха – материализм, квалифицировав новое мировоззрение как «диалектический материализм». Распространение диалектического материализма на область общественных связей и отношение (на историю человечества) К. Маркс расценил как великое открытие, смысл которого заключается в оформлении материалистического понимания истории или, что то же самое, в создании исторического материализма, как философской основы теории научного коммунизма.

Наряду с разработкой теоретических проблем К. Маркс и Ф. Энгельс занимались активной практической деятельностью, направленной на организацию рабочего класса в плане революционного преобразования общества. После окончания университета, а затем трехлетнего пребывания в Брюсселе, К. Маркс в 1848 году возвращается в Германию и возглавляет « «Новую Рейнскую газету» в надежде повлиять на нарастание в стране революционного движения. Через свою газету он публикует работу «Наёмный труд и капитал», после чего последовало его изгнание из Германии, как оказалось навсегда. После кратковременного пребывания в Париже К. Маркс находит убежище в Лондоне, где и прожил оставшуюся жизнь.

В 1846 году К. Маркс совместно с Ф. Энгельсом создают в Брюсселе коммунистический корреспондентский комитет, деятельность которого подготовила условия для основания первой международной организации – Союза коммунистов. На первом конгрессе Союза коммунистов был принят устав, проект программы и марксистский девиз «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». Второй конгресс поручил К. Марксу и Ф. Энгельсу составить окончательный тес программы Союза, которой и является «Манифест Коммунистической партии» (1848).

Таким образом, приступая к основательной разработке экономической теории при финансовой поддержке Ф. Энгельса, у К. Маркса (как и его соратника) была уже разработана методология исследования и определен филиал – революционное преобразование общества и построение коммунизма. Обоснованию этой цели и был подчинен анализ капиталистического способа производства. Главный труд К. Марса «Капитал» является теоретическим обоснованием гибели капитализма и дальнейшего хода развития общества. Начало этому процессу было положено в предшествующих работах.

Центральное место в методологии исследования К. Маркса занимает концепция о базисе и надстройке, противоречие между которыми обусловливает переход от одной общественно-экономической формации к другой, более прогрессивной, от одного способа производства к другому. Об этой концепции он заявил ещё в 1859 году в «критике политической экономии». Основная идея в этой работе сформулирована так: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, он их воли независящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной степени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытиё, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (т.13, с. 6-7).

В первом издании своего основного произведения «Капитал» (имеющий подзаголовок «Критика политической экономии») К. Маркс отмечает: «Предметом моего исследования в настоящий работе является капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена» (с. 6), подчеркнув «естественноисторический» процесс развития. Конечной целью этого сочинения являются «открытие экономического закона движения современного общества».

В последствии ко второму изданию К. Маркс счел необходимым указать на специфику своего метода исследования, поскольку, по его словам, он был «плохо понят, что доказывается противоречащим друг другу его характеристикам». «мой диалектический метод, – пишет К. Маркс, – по своей основе не только отличается от гегелевского, но и является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть творец действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразование в ней». (с. 21).

Как видим К. Маркс (как и его соратник) стал на точку зрения абсолютного материализма (названного диалектическим материализмом), с позиции которого предпринял попытку обосновать объективный характер законов капиталистического развития и неизбежный переход к новой общественно-экономической формации, базирующейся на общественной собственности на средства производства.

Следуя традиции классической политэкономии К. Маркс начинает с богатства страны. Первый абзац «Капитала» гласит: «Богатство общества, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как огромное скопление товаров, а отдельный товар – как элементарная форма этого богатства» (с. 43). Товар и его стоимость К. Маркс рассматривал как исходный пункт анализа капитализма, исходный пункт, из которого вытекает все противоречия данного «способа производства». Рассмотрим эту проблему подробнее.

Товар по изначальному определению К. Маркса, есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Это удовлетворение может быть как непосредственным, то есть как жизненное средство, так и окольным путем, как средство производства.

Полезность вещи делает её потребительной стоимостью. Потребительные стоимости осуществляются только в пользовании и потреблении. Они образуют вещественное содержание богатства, какова бы ни была его общественная форма. При капитализме потребительные стоимости являются в то же время носителями меновой стоимости. Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода – соотношения, постоянно изменяющего в зависимости от места и времени. Поэтому меновая стоимость кажется чем-то случайным и чисто относительным.

Итак, как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут имеет лишь количественные различия, следовательно не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости.

Теперь, если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них останется лишь одно свойство, а именно то, что они продукты труда. Но теперь и самый продукт труда приобретает совершенно новый вид. Раз мы отвлеклись от потребительной стоимости товара, мы отвлеклись также от составных частей и форм его товарного тела, которые делают его потребительной стоимостью. Теперь это уже не стол, или дом, или пряжа, или какая-нибудь другая полезная вещь.

Равным образом теперь это уже не продукт труда столяра, или плотника, или прядильщика, или вообще какого-либо иного определенного вида производительного труда. Вместе с полезным характером продукта труда исчезает и полезный характер представленных в нём видов труда; последние не различается более между собой, а сводятся все к одинаковому человеческому труду, то есть к абстрактному человеческому труду.

В конечном счёте (при подобном отвлечении) все эти вещи (ранее – потребительные стоимости) теперь представляют собой лишь выражение того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. Вещи в этом плане выступают как субстанции стоимости. Общее в них – затраченный человеческий труд.

Если мы отвлечемся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость. Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость.

Итак, потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней осуществлен, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерить величину стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда. Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определенных долях времени каковы: час, день, и т.д. следует заметить, что измерение осуществляются не индивидуальным, а общественно необходимым рабочим временем. Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных условиях производства, при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда.

Причем, рабочее время изменяется с каждым изменением производительности труда. Производительная сила труда определяется разнообразными обстоятельствами, между прочим средней степенью искусства рабочего, уровнем развития науки и степенью её технологического применения, размерами и эффективностью средств производства, природными условиями.

Соотношение между производительностью труда, рабочим временем и стоимостью следующее. Чем больше производительная сила труда, тем меньше рабочее время, необходимое для изготовления известного изделия, тем меньше кристаллизованная в нем масса труда, тем меньше его стоимость. И наоборот, чем меньше производительная сила труда, тем больше рабочее время, необходимое для изготовления изделия, тем больше его стоимость.

В предисловии к первому изданию «Капитала» К. Маркс заявил что «товарная форма продукта труда, или форма стоимости товара, есть форма экономической клеточки буржуазного общества». В процессе исследования противоречивой формы товара К. Маркс переходит к противоречивой форме капитала, а затем и к противоречию капиталистического способа производства в целом, на основе которого (противоречия) предрекает гибель капитализма.

Выше словами «Капитала» его автора мы изложили исходное определение товара, его потребительную стоимость, меновую стоимость и стоимость. Подводя итоги сказанному К. Маркс пишет: «Первоначально товар предстал перед нами как нечто двойственное: как потребительная стоимость и меновая стоимость. Впоследствии обнаружилось, что и труд, поскольку он выражен в стоимости, уже не имеет тех признаков, которые принадлежат ему как созидателю потребительных стоимостей» (с. 50). Этот пункт, считает К. Маркс, является отправным пунктом, от которого зависит понимание политической экономии.

Далее К. Маркс акцентирует внимание на общественной сущности стоимости. Товары, пишет он, являются на свет в форме потребительных стоимостей, или товарных тел, каковы железо, холст, пшеница и так далее. Это их доморощенная натуральная форма. Но товарами они становятся лишь в силу своего двойственного характера, лишь в силу того, что они одновременно и предметы потребления и носители стоимости. Следовательно, они являются товарами, или имеют товарную форму, лишь поскольку они обладают этой двойной формой – натуральной формой и формой стоимости. В прямую противоположность чувственной грубой предметности товарных тел, в стоимость не входит ни одного атома вещества природы. Но если мы припомним, что товары обладают стоимостью лишь постольку, поскольку они суть выражения одного и того же общественного единства – человеческого труда, что их стоимость имеет поэтому общественный характер, то для нас станет само собой понятным, что и проявляться она может лишь в общественном отношении одного товара к другому. В самом деле мы исходили из меновой стоимости, или менового отношения товаров, чтобы напасть на след скрывающейся в них стоимости.

Далее К. Маркс указывает на два полюса выражения стоимости: относительную форму стоимости и эквивалентную. Относительная форма стоимости, пишет он, и эквивалентная форма – это соотносительные, взаимно друг друга обусловливающие, нераздельные моменты, но в то же время друг другу.

Раскрывая противоречивую сущность товара, выделяя два полюса выражения стоимости – относительную и эквивалентную – К. Маркс рассматривает сначала единичную форму стоимости (обмена), затем развернутую форму стоимости (обмена), переходит к всеобщей форме стоимости (обмена) и завершает денежной формой стоимости (обмена). Последнюю он иллюстрировал так:

1 унция золота

Подобная логика рассуждений даст возможность К. Марксу обосновать товарный фетишизм и его тайну. Мистический характер товара, пишет он, порождается не потребительной его стоимостью. Столь же мало порождается он содержанием стоимости.

Раз люди в условиях товарного производства так или иначе работают друг на друга, их труд тем самым получает общественную форму. Товарная форма и то отношение стоимостей продуктов труда, в котором она отражается, не имеет решительно ничего общего с физической природой вещей. Это лишь определенное общественное отношение самих людей, которое принимает в их глазах фантастическую форму отношений между вещами. Это и есть товарный фетишизм в условиях капитализма.

Рассматривая процесс обмена К. Маркса отмечает, что для каждого товаровладельца всякий чужой товар играет роль особого эквивалента, его товара, а потому его собственный товар – роль всеобщего эквивалента всех других товаров. В конечном счете (в процессе движения от единичной формы обмена к развернутой, а затем – к всеобщей и далее) выделяется один товар – золото. Тем самым натуральная форма этого товара становится общественно признанной формой эквивалента. Функция всеобщего эквивалента становится при помощи указанного общественного процесса специфической общественной функцией выделенного товара. Последний делается деньгами.

Возникновение денег в физической форме золота и серебра порождает первую (изначальную) их, функцию. Что «золото и серебро по природе своей не деньги, но деньги по своей природе – золото и серебро, доказывается согласованностью естественных свойств этих металлов с функциями денег. Но пока мы знаем только одну функцию денег: служить формой проявления товарной стоимости – пишет К. Маркс, – или материальном, в котором величины товарных стоимостей находят себе общественное выражение» (с. 99). Золото и серебро, по К. Марксу, обладают этими качествами от природы.

Далее К. Маркс подробно рассматривает деньги как меру стоимости и деньги как средство обращения платежа в условиях рыночного обмена товаров. Не деньги делают товары соизмеримыми. Наоборот, пишет он, именно потому, что все товары как стоимости представляют собой овеществленный человеческий труд и, следовательно, сами по себе соизмеримы, – именно поэтому все они и могут измерять свои стоимости одним и тем же специфическим товаром, превращая таким образом этот последний в общую для них меру стоимостей, то есть в деньги. Деньги как мера стоимости есть необходимая форма проявления имманентной товарам меры стоимости – рабочей силы.

В рамках обращения товаров при помощи денег появляется новая категория – цена. Цена, пишет К. Маркс, есть денежное название о овеществленного в товаре труда. Другими словами: цена как показатель величины стоимости товара, есть в то же время показатель менового отношения товара к деньгам. Таким образом, стоимость и цена товаров у К. Маркса в определенном плане тавтологичны. Но форма цены, говорит он, допускает возможность количественного несовпадения величины стоимости с ценой, то сеть величины стоимости с собственными денежным выражением. И это, по К. Марксу не являются недостатком. Форма цены предполагает отчуждаемость товаров за деньги и необходимость такого отчуждения.

Рассмотрев функцию денег как меру стоимости, К. Маркс приступает к их анализу как средства обращения. И если основоположники классической политэкономии обмен товаров выводили из разделения труда, указывая на специфику «природы» человека (вспомнили «человека экономического» А Смита), то К. Маркс акцентирует внимание на противоречие товара: а именно, товар выступает как потребительная стоимость меновая стоимость и стоимость.

Далее К. Маркс пишет: «Поскольку процесс обмена перемещает товары из рук, где они являются непотребительными стоимостями, в руки, где они являются потребительными стоимостями, поскольку этот процесс есть общественный обмен веществ. Продукт одного полезного вида труда становится на место продукта другого полезного вида труда. Товар, достигнув пункта, где он служит в качестве потребительной стоимости, выпадает из сферы товарного обмена и переходит в сферу потребления» (с. 114). Этот процесс обмена товара совершается в виде следующей смены формуле:

Товар – Деньги – Товар

Т – Д – Т.

Со стороны своего вещественного содержания это движение представляет собой Т – Т, обмен товара на товар, обмен веществ общественного труда, обмен веществ, в конечном результате которого угасает и самый процесс. Но товары сначала обмениваются на деньги. Т – Д – это первое превращение (метаморфоза) товара, или продажа. Вторая, или заключительная форма превращения товара – Д – Т – есть купля. Как посредник в процессе обращения, деньги приобретаютфункцию средства обращения. Смена форм, в которой совершается вещественный обмен продуктов труда, Т – Д – Т, обусловливает, что одна и та же стоимость, образуя в качестве товара исходный пункт процесса, снова возвращается к этому же пункту в виде товара. Это движение товаров представляют собой круговорот.

В процессе кругооборота товаров возникает возможность накопления денег (образования сокровища). Уже с самых первых зачатков товарного обращения возникают необходимость и страстное стремление удерживать у себя продукт первого превращения – деньги. Товар продают не для того, чтобы купить другие товары, а для того, чтобы заместить товарную форму денежной. Из простого посредствующего звена при обмене товаров эта перемена формы становится самоцелью. Деньги превращаются в сокровища. С расширением товарного производства, пишет К. Маркс, растет власть денег, этой абсолютно общественной формы богатства, всегда находящейся в боевой готовности. За этим следует превращение денег в капитал.

Преступая к анализу превращения денег в капитал К. Маркс пишет: «Товарное обращение есть исходный пункт капитала. Историческими предпосылками возникновения капитала являются товарное производство и развитое товарное обращение, торговля. Мировая торговля и мировой рынок открывают в XVI столетии новую историю капитала» (с. 157). Исторически капитал везде противостоит земельной собственности сначала в форме денег, как денежное имущество, как купеческий и ростовщический капитал. Деньги как деньги и деньги как капитал сначала отличаются друг от друга неодинаковой формой обращения.

Вслед за К. Марксом рассмотрим это положение подробнее. Непосредственная форма товарного обращения есть Т – Д – Т, превращение товара в деньги и обратное превращение денег в товар, продажа ради купли. Но наряду с этой формой, мы находим другую, специфически отличную от неё, форму Д – Т – Д, превращение денег в товар и обратное превращение товаров в деньги, куплю ради продажи. Деньги, описывающие в своем движении последний цикл (Т – Д) превращаются в капитал, становится капиталом и уже по-своему назначению представляют собой капитал.

Присмотримся ближе к обращению Д – Т –Д. подобно простому товарному обращению (Т – Д – Т), оно проходит две противоположенные фазы. Первая фаза, Д – Т, то сеть купля, представляет собой превращение денег в товар. Вторая фаза, Т – Д, или продажа, – обратное превращение товара в деньги. Единство обеих фаз составляет совокупное движение, в котором деньги обмениваются на товар и потом этот самый товар обменивается опять на деньги, товар покупается ради продажи. Результат, в котором угасает весь процесс, есть обмен денег на деньги, Д – Д.

Очевидно, что процесс обращения Д – Т – Д был бы совершенно нелеп и бессодержателен, если бы он представлял собой лишь обходной путь для того, чтобы данную денежную стоимость обменять на ту же самую денежную стоимость, например 100 ф. ст. на 10 ф. ст., деньги на деньги. Проще держать их у себя, чем подвергаться опасностям обращения.

Чтобы уловить сущность превращения денег в капитал сравним два вида кругооборота. Кругооборот Т – Д –Т имеет своей исходной точкой один товар, а конечной точкой другой товар, который выходит из обращения и поступает в потребление. Потребление, удовлетворение потребностей, или – потребительная стоимость есть, таким образом, конечная цель этого кругооборота. Напротив, кругооборот Д – Т – Д имеет своим исходным пунктом денежный плюс и, в конце концов, возвращается к тому же полюсу. Его движущим мотивом, его определяющей целью являются поэтому сама меновая стоимость.

В простом товарном обращении оба крайних пункта имеют одну и ту же экономическую форму. Оба они – товары. И притом товары равной стоимости. Но зато они качественно различные потребительные стоимости, например хлеб и платье. Обмен продуктов, обмен различных веществ, в которых выражается общественный труд, составляет здесь содержание движения. Иначе дело обстоит в обращении Д – Т – Д. на первый взгляд оно предоставляется, вследствие своей тавтологичности, бессодержательным. Оба крайние пункта имеют одну и ту же экономическую форму. Оба они –деньги, следовательно не являются качественно разными потребительными стоимостями. И здесь одна денежная сумма (начальная) может отличаться от другой (конечной) только по величине. Процесс Д – Т – Д обязан своим содержанием не качественному различию между своими крайними пунктами, – так как оба они деньги, – а лишь их количественной разнице. В результате этого процесса из обращения извлекается больше денег, чем первоначально было затрачено на него. Хлопок купленный за 100 ф. стерлингов продаётся за 110 ф. стерлингов.

Исходя из выше сказанного полная форма рассматриваемого процесса выражается та

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: