double arrow

Й вопрос.. Все раннефеодальные государства в Западной Европе после кратковременного и бурного расцвета вступали в полосу кризиса и распада. Можно сделать вывод, что,


Все раннефеодальные государства в Западной Европе после кратковременного и бурного расцвета вступали в полосу кризиса и распада. Можно сделать вывод, что, во-первых, распад раннефеодальных государств — закономерное и неизбежное явление и, во-вторых, в основании распада этих государств лежат общие причины, свойственные как Западной, так и Восточной Европе. И это общее — дальнейшее развитие феодальных отношений, в результате чего разрушаются одни политические образования и на их месте возникают новые.

Западная империя окончательно распалась на ряд самостоятельных государств — Францию, Германию, Италию и Бургундию, или Арелат. Но это были государства лишь по имени. В IX—XI веках на всей территории Западной Европы господствует политическая раздробленность. Феодальная иерархия, которая устанавливается в это время, бессильна объединить и организовать эту сложную дробность. Сила является в конце концов решающим моментом в установлении отношений между отдельными феодальными мирками, и очень часто сюзерен трепетал перед сильным вассалом.

При таком положении в сущности терялась всякая граница между государством и частным владением, между публичным и частным правом, между внутренними отношениями и международными. Обладая правом суда и управления, сбора налогов и чеканки монеты, располагая военной силой, каждый достаточно сильный сеньер мог чувствовать себя самостоятельным государем, мог воевать с кем хотел (даже со своим сюзереном), мог заключать с кем хотел мирные договоры и союзы. Понятие о международных отношениях запутывается еще тем, что при крайней феодальной раздробленности, при множестве мелких границ, деливших Европу, стирались рубежи между крупными государствами. Многие феодалы владели землями в разных государствах — во Франции и в Германии, в Германии и Италии — и были вассалами нескольких государей. Понятие сеньерии вытесняет понятие государства. Крупный землевладелец является государем, государство является вотчиной. Его делят, завещают, отдают в виде приданого. Путем браков создаются новые государства, иногда очень странного и пестрого состава, часто случайные и недолговечные.




Внешне это проявляется как постепенный переход, перемещение политической жизни от центра — Киева — на окраины. Уже в началеXII в. формируются новые политические силы, которые могли обходиться без Киева. Сначала это Полоцкое княжество, издавна мало считавшееся с киевским князем. Затем Ростово-Суздальская, Черниговская, Галицко-Волынская, Смоленская, Новгородская и другие земли. Общественная и политическая жизнь дробится и замыкается на местных центрах. Это происходит прежде всего потому, что местные князья и их дружины прочно связывают свои интересы с отдельными княжествами. После Любечского съезда для князей они — наследственные отчины, о процветании которых следует более всего заботиться. Отныне если князь и поглядывает вожделенно на Киев, то часто не порывая отношений со своей отчиной, источником своего могущества. При этом борьба за киевский стол нередко ведется не из-за того, что какой-то князь стремится перейти туда, а чтобы не допустить возвышения соперников. Потому и сажают победившие князья в Киеве своих наместников, не желая покидать родовые гнезда.



Из истории Киевской Руси мы уже знаем, что рядом с княжеским доменом возникают усадьбы бояр, старших дружинников. Бояре превращаются в феодалов-землевладельцев, интересы которых мало связаны с далеким киевским князем и крепко — с местным. Отныне не дань, а доходы, получаемые от вотчин, становятся для них главным средством существования. Сам по себе этот процесс чрезвычайно важен: землевладение при феодализме — источник политической и социальной силы, и князья уже не могут не считаться со своим боярством. Нетрудно заметить, что все перечисленное — результат развития феодальных отношений.







Сейчас читают про: