double arrow

Й вопрос.. Шведские и немецкие феодалы не могли не воспользоваться сложившейся на Руси ситуацией. Их привлекала территория Прибалтики, где проживали племена западных


Шведские и немецкие феодалы не могли не воспользоваться сложившейся на Руси ситуацией. Их привлекала территория Прибалтики, где проживали племена западных славян (эстов, латов, киршей). Разобщенность последних делала их легкой добычей.

XII в. был временем экспансии Запада на Восток, римская католическая церковь щедро раздавала индульгенции за военные преступления. Католики надеялись распространить сферу своего влияния и на Северо-Западную Русь.

В 1201 г. был основан немецкий орден Меченосцев, в 1237 г. немецкие рыцари основали Ливонский орден. Полоцкий князь Владимир, по своей простоте и недальновидности, сам уступил пришельцам Ливонию и этим поступком навел на северную Русь продолжительную борьбу с исконными врагами славянского племени.

Властолюбивые замыслы немцев после уступки им Ливонии обратились на северную Русь. Возникла мысль, что призванием ливонских крестоносцев было не только крестить язычников, но и обратить к истинной вере русских.
Русские представлялись на западе врагами св. Отца и римско-католической церкви, даже самого христианства.

И здесь на арене истории появляется Александр Невский.

Отрочество и юность его большей частью протекли в Новгороде. Отец его
Ярослав всю жизнь то ссорился с новгородцами, то опять ладил с ними.
Несколько раз Новгородцы прогоняли его и столько же раз приглашали обратно, будучи не в состоянии обойтись без него. Князь Александр уже в молодых летах подвергался тому же вместе с отцом. В 1228 году, оставленный со своим братом Федором, с двумя княжескими мужами, в Новгороде, он должен был бежать, не выдержав поднявшегося в то время междоусобия – явления обычного в вольном Новгороде. В 1230 году юноша снова вернулся в Новгород с отцом и с тех пор долго не покидал Новгорода. С 1236 года начинается его самобытная деятельность. Ярослав уехал в Киев; Александр посажен был князем в Великом
Новгороде. Молодой князь был высок ростом, красив собой, а голос его, по выражению современника, «гремел перед народом, как труба». Вскоре ему предстоял важный подвиг.

Между тем на Новгород ополчились шведы. Папская булла поручила шведам начать поход на Новгород, на мятежников, непокорных власти наместника

Христова, на союзников язычества и врагов христианства. В Швеции, вместо больного короля управлял тогда зять его Биргер. Этот правитель Биргер сам взял начальство над священным ополчением против русских. В войске его были шведы, норвежцы, финны, и много духовных особ с их вассалами. Биргер прислал в Новгород к князю Александру объявление войны надменное и грозное:

«Если можешь, сопротивляйся, знай, что я уже здесь и пленю землю твою».

У новгородцев война также приняла религиозный характер. Дело шло о защите православия, на которое разом посягали враги, возбужденные благословением папы. Александр Ярославович помолился у св. Софьи и выступил с новгородскою ратью к устью Волхова. К нему пристали ладожане, подручники

Великого Новгорода. Шведы вошли в Неву и бросили якорь в устье Ижоры. Они намеревались плыть через озеро и достигнуть Ладоги в врасплох: прежде всего следовало взять этот новгородский пригород, а потом вступить в Волхов и идти на Великий Новгород. В Новгороде уже знали о них. Александр не медлил и, предупредив их, приблизился к Ижоре в воскресенье 15-го июля (1240).

Шведы не ждали неприятелей и расположились спокойно; их шнеки стояли у берега; шатры были раскинуты на побережье. Часов в одиннадцать утра новгородцы внезапно появились перед шведским лагерем, бросились на неприятелей и начали их рубить топорами и мечами, прежде, чем те успевали брать оружие. Не мало было молодцов, которые отличились здесь своею богатырскою удалью: один из них новгородец Савва бросился на шатер Биргера, который красовался посреди лагеря своим золотым верхом. Савва подсек столб у шатра. Новгородцы очень обрадовались, когда увидели как упал этот шатер.

Сам Александр нагнал Биргера и ухватил его острым копьем по лицу: «возложил ему печать на лицо» говорит повествователь. У шведов было много убитых и раненных. Они наскоро схоронили часть убитых на месте, свалили остальных на свои шнеки, чтобы похоронить в отечестве, и в ночь до рассвета все уплыли вниз по Неве в море.

Велико было торжество новгородцев, они любили видеть Александра в челе дружин своих; но недолго могли ужиться с ним как с правителем, ибо

Александр шел по следам отцовским и дедовским: в самый год Невской победы он выехал из Новгорода, рассорившись с жителями.1

А тем временем на Новгород шли другие такие же враги. Немцы, завоевав Псков, заранее считали уже своим приобретенным достояние Водь, Ижору, берега Невы и Карелию; они отдавали эти страны католичеству и папа присудил их церковному ведомству эзельского епископа. 13-го апреля 1241 года эзельский епископ по имени Генрих заключил с рыцарями договор: себе брал десятину от десятины с всех произведений, а им отдавал все прочее, рыбную ловлю, управления и все остальные мирские доходы с будущих владений. В результате была сохранена независимость Северо-Восточной Руси и остановлена экспансия на Восток. По мнению С. М. Соловьева, деятельность Александра Невского имела ярко выраженную золотоордынскую ориентацию. Князь считал, что драться с Ордой за независимость Руси не имеет смысла, так как страна очень слаба. Он выступал за дипломатические отношения с Ордой и не раз гостил в ставке у Батыя. А воевать со шведами и немцами (как злом меньшим) представлялось ему весьма возможным.

Новгородцы рассудили, что один Александр может их выручить и отправили к нему владыку
Спиридона. Дело касалось не одного Новгорода, а всей Руси, - Александр не противился. Немедленно отправился он с новгородцами очищать новгородскую землю от врагов, разогнал их отряды, взял Копорье, милостиво обращаясь с пленниками, перевешал, однако, изменивших Новгороду вожан и чудь. Затем он достиг Пскова освободил его от немцев, отправил в оковах в Новгород двух немецких наместников Пскова.

Оставаясь в Пскове, Александр ждал против себя новой неприятельской силы и вскоре услышал, что она идет на него. В первых числах апреля 1242 года Александр двинулся на встречу с врагами и у скалы, называемой вороний камень на Узмени, произошла другая битва, известная в истории под названием: «Ледовое побоище». Враги встретились в субботу 5 апреля при солнечном восходе. Увидя приближающихся врагов, Александр поднял руки вверх и громко сказал: «Рассуди, Боже, спор мой с этим высокомерным народом!»
Битва была упорная и жестокая. С треском ломались копья. Лед ломался местами. Многие потонули. Потерявшие строй немцы бежали; русские с торжеством преследовали их до Суболичского берега. Была злая сеча, говорит летописец, льда на озере стало не видно, все покрылось кровью, русские гнали немцев по льду до берега на расстоянии семи верст. Убили у них 500 человек, а чуди бесчисленное множество взяли в плен 50 рыцарей, «Немцы, - говорит летописец, - хвалились: возьмем князя Александра руками, а теперь их самих бог предал ему в руки».

Можно спорить о том, достоин ли был этот государственный деятель причисления к лику святых, если он проводил политику умиротворения агрессоров-кочевников, стравливая русских князей.

Унижаясь перед Батыем, Александр Ярославович приобрел ярлык на великое княжение владимирское.

В вотчине он успешно боролся против боярской вольницы при поддержке русской православной церкви.

Быть новгородским князем для любого представителя дома Рюрика означало иметь неплохой старт, не более того. Ведь все популярные в народе князья, от Владимира Святого и далее начинали свою политическую деятельность с новгородского княжения.

Но Новгород в ту пору обладал экономической и политической самостоятельностью, кроме того, это был единственный неразграбленный край, куда не дошли полчища Батыя. Данные обстоятельства позволяли Новгороду вести себя весьма независимо, не прислушиваясь к мнению соседей.

Новгородская феодальная республика успешно просуществовала до времени правления Ивана III, завершившего объединительную политику московских князей.


Сейчас читают про: