double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 3 страница


- Синяя Звезда, - громко сказал Огнегрив, наклоняя голову. - Я подумал, что Дым и Частокол будут хорошими наставниками для котят.

Ожидая ответа предводительницы, он так разволновался, что почти забыл о своих страхах за Белыша. Как-то сложится судьба будущих воинов, если Синяя Звезда одобрит выбор своего глашатая?

Предводительница повернула голову, посмотрела на Огнегрива и с усилием заставила себя приподняться на задние лапы.

- Очень хорошо, - бесстрастно отозвалась она. У Огнегрива даже лапы подогнулись от разочарования. Похоже, Синей Звезде абсолютно безразличен его выбор!

- Позвать их к тебе, чтобы ты лично поздравила их с высокой честью? - спросил он. - Правда, сейчас их нет в лагере, но как только они вернуться...

- Их нет в лагере? - пошевелила усами Синяя Звезда. - Обоих?!

"Почему она так встревожилась?" - вздрогнул Огнегрив.

- Они отправились в патрулирование, - неуверенно пояснил он.

- А где Буран?

- Занимается с Веснянкой.

- А Кисточка?

- Охотится вместе с Песчаной Бурей и Бурым, - пролепетал Огнегрив, сбитый с толку этим градом вопросов и нарастающим волнением предводительницы.

- Выходит, все воины сейчас находятся за пределами лагеря?! - резко спросила Синяя Звезда, и у Огнегрива оборвалось сердце при виде того, как натянулись мышцы на ее спине. Он снова подумал о Белыше

и содрогнулся, вспомнив страх, который испытал утром в притихшем лесу.

- Патрули вот-вот вернутся, - сказал он, стараясь, чтобы голос его прозвучал спокойно и уверенно. - Кроме того, я здесь!

- Не смей успокаивать меня! Я не маленький котенок! - сердито рявкнула Синяя Звезда, и Огнегрив отшатнулся, потрясенный. - Я запрещаю тебе покидать лагерь до возвращения патрулей. За последнюю луну наш лагерь дважды подвергался нападению, и я не желаю, чтобы нас застигли врасплох в третий раз! С завтрашнего утра в лагере всегда должны оставаться как минимум трое боеспособных воинов! - продолжала Синяя Звезда. Ее тело дрожало от напряжения, перепачканная шерсть стояла дыбом.

Холодная дрожь пробежала по телу Огнегрива. Впервые он не посмел поднять глаза на свою предводительницу, страшась, что увидит перед собой незнакомую кошку..

- Слушаю, Синяя Звезда, - тихо отозвался он.

- Как только Частокол и Дым вернутся, пошли их в мою палатку. Я хочу поговорить с ними перед церемонией.

- Разумеется.

- А теперь уходи! - Синяя Звезда раздраженно махнула хвостом в его сторону, как будто хотела сказать, что своим пребыванием в ее пещере глашатай подвергает племя смертельной опасности.

- Огнегрив попятился к выходу. Усевшись в тени Высокой Скалы, он повернул голову и пригладил языком растрепанный хвост. Что же делать? Бешено колотящееся сердце звало его немедленно бежать в лес, чтобы отыскать Белыша и как можно скорее привести его домой, но приказ Синей Звезды требовал оставаться в лагере до возвращения патрулей.

В следующую секунду он услышал шорох травы под бегущими лапами и почуял запахи возвращающихся Частокола, Дыма и Ветрогона. Вот шаги замедлились, затем раздался шорох сухих папоротников, и на поляну выскочил Ветрогон, возглавлявший шествие.

Огнегрив радостно вскочил на лапы. Теперь он может с полным правом покинуть лагерь и отправиться на поиски Белыша! Он понесся через поляну, чтобы поприветствовать вернувшихся.

- Как прошло патрулирование? - издалека крикнул он.

- Никаких следов чужих племен, - отрапортовал Ветрогон.

- Зато учуяли запах твоего драгоценного оруженосца, - вставил Частокол. - Возле жилища Двуногих. Огнегрив нервно дернул хвостом.

- Вы его видели? - с деланным равнодушием спросил он. Частокол покачал головой.

- Похоже, он охотился за птичками в саду у Двуногих, - ухмыльнулся подошедший Дым. - Вероятно, они ему больше по вкусу, чем лесная дичь.

Огнегрив пропустил эту колкость мимо ушей.

- Запах был свежий? - спросил он, обращаясь к Ветрогону.

- Довольно свежий. Но мы повернули к лагерю И потеряли его.

Огнегрив кивнул. По крайней мере, теперь он знает, где искать оруженосца!

- Частокол и Дым! - громко окликнул он. - Синяя Звезда просила вас зайти к ней в пещеру.

Когда воины послушно повернули к Высокой Скале, он на мгновение задумался, не пойти ли с ними на тот случай, если предводительница вновь будет вести себя как-то странно. Но тут он заметил, что Ветрогон вместе с Царапкой направляются к выходу, и взволнованно крикнул:

- Куда вы собрались?

Он помнил, что Синяя Звезда только что приказала оставлять в лагере не менее трех воинов, так что, если Ветрогон сейчас уйдет, он сам никуда не сможет выйти!

- Я обещал Кисточке, что вечером поучу Царапку охотиться на белок, - на ходу бросил Ветрогон.

- Но я... - начал было Огнегрив, однако, встретив любопытный взгляд Ветрогона, оборвал себя. Он не хотел признавать, что сходит с ума от тревоги за Белыша. - Нет, ничего! - отмахнулся он, и Ветрогон с Царапкой скрылись в туннеле. Провожая глазами Кисточкиного оруженосца, послушно трусящего рядом со старшим воином, Огнегрив испытал острый укол вины. Почему он никак не может добиться такого же поведения от своего ученика?!

Остаток вечера тянулся мучительно медленно. Усевшись в зарослях крапивы возле пещеры воинов, Огнегрив весь обратился в слух, ловя малейшие звуки, доносящиеся из леса. Правда, Частокол сообщил, что, кроме запаха Белыша, они не учуяли поблизости ни одного незнакомого запаха, так что Огнегрив немного успокоился и чувствовал себя гораздо увереннее, чем после разговора с Синей Звездой.

Солнце начало опускаться за верхушки деревьев, когда из лесу вернулись охотники. Следом за ними, привлеченные запахами свежей добычи, в лагерь прибежали Буран и Веснянка. Спустя какое-то время на поляне появились Долгохвост с Быстролапом, а Белыша все не было.

Охота оказалась удачной, но никто даже не приблизился к куче. Новость о церемонии посвящения мигом облетела лагерь, взбудоражив и воинов, и оруженосцев. Огнегрив слышал, как возле пещеры оруженосцев возбужденно переговариваются Веснянка, Царапка и Быстролап, но появление Синей Звезды положило конец разговорам. Увидев предводительницу, медленно выходящую из своей пещеры, оруженосцы зашикали друг на друга и уставились на нее круглыми от возбуждения глазами.

Одним сильным прыжком предводительница вскочила на вершину Высокой Скалы и огляделась. Судя по всему, она полностью оправилась от ран, нанесенных Когтем, но Огнегрив уже не спешил радоваться ее выздоровлению. Если бы разум предводительницы восстанавливался так же быстро, как ее тело! Вот Синяя Звезда гордо вскинула подбородок, готовясь обратиться к своему племени, и сердце Огнегрива испуганно затрепетало. Голос предводительницы прозвучал сухо и резко, словно горло Синей Звезды огрубело от долгого молчания, однако, услышав знакомое воззвание, Огнегрив мгновенно успокоился.

Заходящее солнце облило золотом его огненно-рыжую спину, и Огнегрив снова вспомнил собственное посвящение. Гордо расправив плечи, он неторопливо занял свое место под Высокой Скалой, а остальные коты стали собираться вокруг поляны. Впереди всех неподвижно восседал Частокол, устремив куда-то вдаль тяжелый, немигающий взгляд. Сидящий рядом с ним Дым, как ни старался, не мог скрыть своего восторга.

- Мы собрались здесь, чтобы дать новые имена двум котятам нашего племени, - начала Синяя Звезда, глядя сверху вниз на Чернобурку и двух малышей, сидящих по обеим сторонам от матери. Глядя на притихших котят, Огнегрив с трудом узнал в них несносных непосед, которые утром бесновались в детской. Теперь они казались гораздо меньше ростом, их пушистая шерстка была прилизана волосок к волоску. Один из малышей робко жался к матери, его усики нервно подрагивали от волнения. Тот, что побольше, сидел неподвижно, вцепившись когтями в землю.

Вздох нетерпения прокатился по притихшему племени. Внезапно Огнегрив почувствовал, как отступают его тревоги. Что значат его страхи за Белыша и Синюю Звезду перед жизнью племени! Заботы приходят и уходят, а племя неизменно и вечно, как луна. Оно живет, следуя вековечным обрядам и традициям, сплоченное единым воинским законом, под неусыпным взором Звездного племени...

-

Выйдите вперед! - разнесся над поляной голос Синей Звезды.

Котята, держась бок о бок, пошли в центр поляны, их серая шерстка стояла дыбом от волнения.

- Дым! - хрипло крикнула Синяя Звезда. - Ты возьмешь себе в оруженосцы Уголька. Дым решительно приблизился к более крупному котенку и остановился рядом с ним.

- Дым, - продолжала Синяя Звезда, - перед тобой твой первый оруженосец. Поделись с ним своей отвагой и решимостью. Я уверена, ты будешь, не жалея сил, обучать его, но, если придется трудно, не стесняйся обращаться за советом к старшим воинам!

Глаза Дыма светились гордостью, когда он наклонился, чтобы коснуться носом носа своего оруженосца. Громко урча, Уголек пошел к краю поляны вслед за своим наставником.

Сестренка Уголька осталась одна в центре поляны, глазки ее горели, маленькая грудь ходила ходуном от волнения. Поймав испуганный взгляд малышки, Огнегрив ободряюще подмигнул ей, и кошечка отчаянно впилась глазами в его лицо, словно он был единственным, кто мог спасти ее от опасности.

- Частокол! - помолчав, произнесла Синяя Звезда. У Огнегрива мурашки побежали вдоль хребта, когда он заметил страх, промелькнувший в глазах предводительницы. На мгновение ему показалось, будто Синяя Звезда увидела незримое зло, клубящееся вокруг полосатого воина. Он напрягся, затаив дыхание, но предводительница справилась с собой и, отринув сомнения, громко объявила:

- Ты будешь наставником Тростинки. Кошечка обернулась, во все глаза глядя на приближающегося к ней огромного полосатого воина.

- Частокол, - резко сказала Синяя Звезда. - Ты умный и отважный воин. Передай свои лучшие качества ученице.

- Разумеется! - пообещал Частокол, наклоняясь к малышке. Огнегриву показалось, будто кошечка на миг отпрянула и лишь потом протянула носик, чтобы поприветствовать наставника. Следуя вслед за ним к краю поляны, малышка быстро обернулась и взволнованно посмотрела на Огнегрива. Он ободряюще кивнул ей.

Коты сгрудились вокруг новых оруженосцев, всем хотелось поздравить малышей и назвать их новыми, только что полученными именами. Огнегрив хотел уже присоединиться к остальным, как вдруг заметил выскользнувший из папоротников на поляну белоснежный комок. Белыш вернулся!

Огнегрив со всех лап бросился к оруженосцу.

- Где ты был?! - грозно спросил он. Белыш бросил на землю зажатую в зубах полевку.

- Охотился.

- И это все, что удалось поймать? Ты делал большие успехи в сезон Голых Деревьев!

- Лучше, чем ничего! - вызывающе дернул плечом Белыш.

- А где голубь, которого ты поймал утром?

- А разве ты не принес его в лагерь? - вопросом на вопрос ответил оруженосец.

- Это была твоя добыча! - взорвался Огнегрив. Белыш неторопливо сел, обвив хвостом лапки.

- Я так понял, мне нужно было подобрать ее? - спросил он.

- Совершенно верно! - прошипел Огнегрив, выведенный из себя невозмутимой наглостью оруженосца. - До тех пор, пока ты не принесешь в лагерь свою добычу, будешь ходить голодным. А теперь иди и отнеси это, - он брезгливо повел носом в сторону полевки, - в общую кучу.

Белыш снова пожал плечами, молча подобрав полевку, и отошел.

Весь дрожа от злости, Огнегрив обернулся, чтобы посмотреть ему вслед, и увидел Бурана.

- Он поймет, когда будет готов понять, - мягко сказал мудрый воин.

- Очень на это надеюсь! - пробормотал Огнегрив.

- Ты уже решил, кто возглавит рассветный патруль? - спросил Буран, тактично меняя тему.

Огнегрив замялся. Честно признаться, он еще не думал ни об утреннем, ни об остальных патрулях и охотничьих отрядах на завтра. Весь вечер его мысли были заняты исчезновением Белыша!

- Подумай хорошенько! - посоветовал Буран, отходя. - Времени вполне достаточно.

- Я сам поведу патруль! - решил Огнегрив. - Возьму с собой Долгохвоста и Кисточку!

- Отлично! - одобрил Буран. - Не возражаешь, если я прямо сейчас предупрежу их? - Он повернулся и посмотрел на кучу еды, возле которой уже начали собираться коты.

- Да! - ответил Огнегрив. - Спасибо! Он посмотрел вслед белоснежному воину и вдруг почувствовал, как в животе у него урчит от голода. Он поднялся, собираясь подойти за лакомым кусочком, как вдруг заметил возле кучи белую спину. Белыш! Наплевав на приказ наставника, маленький наглец полез ужинать вместе со всем племенем! Вне себя от ярости, Огнегрив огромным усилием воли подавил желание броситься к Белышу. Не хватало только устраивать перепалку с оруженосцем на глазах всего племени!

Белыш тем временем преспокойно вытащил из кучи жирную мышь, развернулся - и столкнулся с Бураном. Огнегрив увидел, как белоснежный воин сурово посмотрел на оруженосца и что-то негромко сказал ему. Огнегрив не расслышал слов, зато увидел, как Белыш поспешно бросил мышь и, опустив хвост, понуро поплелся в свою пещеру.

Огнегрив быстро отвернулся, пристыженный тем, что не успел отчитать оруженосца до того, как в дело вмешался старший воин. Внезапно он понял, что совсем не хочет есть. Оглядевшись, он заметил под папоротниками Синюю Звезду и почувствовал желание немедленно обсудить с бывшей наставницей поведение непослушного оруженосца. Однако, приглядевшись, он заметил в глазах Синей Звезды прежнее безмерное отчаяние. Тоска сжала его сердце, когда он увидел, как предводительница отрешенно сидела над своим зябликом, а затем, с трудом поднявшись, устало побрела в пещеру, оставив на земле нетронутую птичку.

Этой ночью Огнегрив услышал во сне чьи-то тихие шаги. В следующее мгновение из леса вышла пестрая кошка, ее добрые золотистые глаза сверкали в темноте. Как всегда, при виде Пестролистой у Огнегрива тоскливо сжалось сердце. Он до сих пор не мог смириться со смертью старой целительницы. Он с нетерпением потянулся к Пестролистой, чтобы поздороваться, но впервые она не подошла к нему, как обычно, и не потерлась носом о его щеку. Вместо этого она молча повернулась и побрела прочь. Ничего не понимающий Огнегрив сначала пошел за ней, потом побежал. Он несся по лесу, громко окликая старую кошку, но расстояние между ними никак не сокращалось, хотя Пестролистая не делала попыток ускорить шаг. Она просто шествовала впереди, глухая к его крикам и мольбам.

Вдруг из-за дерева выскочила еще одна кошка. Огнегрив узнал Синюю Звезду, увидел ужас в ее глазах. Он попытался обежать предводительницу, боясь упустить из виду Пестролистую, но из зарослей папоротника наперерез ему вылетел Белыш и сшиб с ног. Распростершись на земле, Огнегрив увидел горящие глаза Бурана, глядящего на него из-за веток.

Вскочив на ноги, Огнегрив снова пустился в погоню за Пестролистой. Их по-прежнему разделяло всего несколько лисьих прыжков, однако Пестролистая продолжала уверенно идти вперед, не оборачиваясь на его крики, словно даже не хотела знать, кто зовет ее. Тем временем на пути Огнегрива стали появляться другие воины Грозового племени. Он отпрыгивал в сторону, уворачивался, бежал мимо все новых и новых котов, а они кричали и звали его. Огнегрив не мог разобрать ни слова, но голоса соплеменников сливались в единый невнятный хор - плачущий, сердитый, упрекающий, молящий о помощи. Голоса становились все громче и громче, и вскоре его отчаянные крики утонули в общем гуле - впрочем, Пестролистая все равно не обращала внимания на его призывы.

- Огнегрив! - вырвался из хора громкий голос Бурана. - Кисточка и Долгохвост готовы выступать. Проснись, Огнегрив, они ждут тебя! Полусонный, одурманенный кошмаром, он с трудом потянулся и поднялся на ноги.

- Ч-то ты сказал? - вяло переспросил он. Слабый предрассветный сумрак сочился сквозь ветви пещеры воинов. Рядом с пустой подстилкой, на которой когда-то спал Крутобок, стоял Буран.

- Патруль уже ждет, - пояснил он. - Кроме того, Синяя Звезда хотела поговорить с тобой прежде, чем ты уйдешь.

Огнегрив яростно потряс головой, прогоняя остатки сна. Он был напуган обычно, являясь во сне, Пестролистая была с ним даже еще ласковее, чем при жизни. Она всегда подбадривала и успокаивала его, поэтому ее поведение в сегодняшнем кошмаре было похоже на неожиданный укус гадюки. Неужели бывшая целительница отвернулась от него? Но за что?

Огнегрив прогнул спину, потянулся и почувствовал, как дрожат его лапы.

- Передай Кисточке и Долгохвосту, что я приду,

как только управлюсь!

Он начал пробираться к выходу мимо спящих товарищей. У стены сладко сопели Чернобурка и Белоснежка - после того, как их котята покинули детскую, королевы вновь вернулись к воинской жизни.

Огнегрив вылез на поляну. Несмотря на то что солнце еще не успело подняться до верхушек деревьев, день обещал быть очень жарким. Зеленая роща, раскинувшаяся на вершине холма, выглядела по-утреннему приветливо и нарядно. Знакомые лесные запахи успокоили Огнегрива, тревожные картины недавнего сновидения стали бледнеть и таять в его памяти, и вскоре он почувствовал, как опускается вздыбленная шерсть на загривке. Но стоило ему случайно взглянуть в сторону папоротников, в которых когда-то жила Пестролистая, как на сердце снова потяжелело.

Кисточка и Долгохвост ждали глашатая посреди поляны. Быстро кивнув им, Огнегрив потрусил в пещеру Синей Звезды. Зачем предводительница желает видеть его в такую рань? Возможно, хочет поручить ему какое-то особое задание? Но это означало бы, что к предводительнице возвращаются прежняя воля и решимость! Не в силах сдержать своей радости, Огнегрив весело окликнул Синюю Звезду из-за полога лишайников, закрывавших вход в пещеру.

- Входи! - послышался взволнованный голос из глубины пещеры, и у Огнегрива упало сердце. Проскользнув внутрь, он увидел, как предводительница возбужденно меряет шагами свою пещеру. Она не остановилась даже при виде Огнегрива, поэтому глашатаю пришлось прижаться боком к стене, чтобы не попасть ей под ноги.

- Огнегрив! - начала предводительница, не глядя на него. - Мне необходимо увидеть во сне Звездное племя. Я должна отправиться к Лунному Камню!

Лунным Камнем называли сверкающий утес, лежащий глубоко под землей, на скалистом плато, что простиралось рядом с землями племени Ветра, в той стороне, где садилось солнце.

- Ты хочешь идти к Высоким Валунам?! - изумленно воскликнул Огнегрив.

- Может быть, ты знаешь другой Лунный Камень? - раздраженно огрызнулась Синяя Звезда, не переставая расхаживать из угла в угол. Ее шаги гулко отзывались в стенах пещеры.

- Но это очень далеко... Ты уверена, что у тебя хватит сил, - пролепетал Огнегрив.

- Я должна поговорить со Звездным племенем! - рявкнула Синяя Звезда. Внезапно остановившись, она пристально посмотрела на своего глашатая: - Я хочу, чтобы ты сопровождал меня!

- Кого еще ты возьмешь с собой? - спросил Огнегрив.

- Никого! - хмуро буркнула предводительница. Огнегрив вздрогнул. Его смущала мрачная решимость Синей Звезды. Ему не нравился тон, которым она говорила о предстоящем путешествии, - это звучало так, будто от похода к Высоким Валунам зависела вся ее жизнь! Кроме того, она не желала брать с собой никого, кроме него.

- Не опасно ли путешествовать вдвоем? - осмелился спросить он.

Синяя Звезда окатила его ледяным взглядом своих голубых глаз и, сухо поджав губы, прошипела:

- Хочешь взять еще кого-то? Зачем это?! В глазах ее промелькнуло откровенное недоверие, и Огнегрив похолодел от страха. Ему пришлось собрать все силы, чтобы голос прозвучал ровно и спокойно.

- Затем, что по дороге на нас могут напасть.

- Тогда ты защитишь меня! - еле слышно прошипела предводительница. - Да или нет?

- Я отдам жизнь за тебя, - угрюмо пообещал Огнегрив. Он мог как угодно относиться к поведению Синей Звезды, но она была его предводительницей, и ничто не могло поколебать его преданности. Видимо, его ответ успокоил Синюю Звезду, поскольку она молча уселась перед своим глашатаем и еле слышно пробормотала:

- Хорошо. Огнегрив задумчиво склонил голову к плечу.

- Ты подумала об угрозе со стороны племени Ветра и племени Теней? - неуверенно спросил он. - Ты только вчера предупреждала меня о необходимости охранять лагерь! - Синяя Звезда медленно кивнула, и Огнегрив, приободрившись, продолжал: - Кроме того, чтобы добраться до Высоких Валунов, нам придется ступить на земли племени Ветра!

Синяя Звезда вскочила.

- Я должна поговорить со Звездным племенем! - рявкнула она, поднимая дыбом шерсть на загривке. - Почему ты все время пытаешься отговорить меня?! Или ты идешь со мной, или я пойду одна, ясно тебе?! Огнегрив посмотрел на свою предводительницу, понимая, что она не оставляет ему выбора.

- Я пойду, - кивнул он.

- Хорошо! - снова сказала Синяя Звезда, на этот раз чуть более мягко. - Нам нужны будут травы путников, чтобы поддерживать силы во время путешествия. Схожу поговорю со Щербатой!

- С этими словами она и направилась к выходу мимо Огнегрива.

- Разве мы выходим прямо сейчас? - бросил ей вслед Огнегрив.

- Да! - не останавливаясь, крикнула Синяя Звезда. Огнегрив молча вылез из пещеры.

- Но я собирался повести утренний патруль! - неуверенно напомнил он предводительнице.

- Значит, он отправится без тебя! - отмахнулась она.

-Ладно...

Огнегрив проводил взглядом Синюю Звезду, удаляющуюся в сторону полянки, где жила целительница, а потом неуверенно побрел к ожидающему его патрулю. Он еще издалека увидел, что Долгохвост Долгохвост расхаживает взад-вперед по поляне, нетерпеливо размахивая хвостом, а невозмутимая Кисточка спокойно лежит на животе и, прикрыв глаза, глядит в его сторону.

- В чем дело? - набросился на него с расспросами Долгохвост. - Зачем Синей Звезде понадобилась Щербатая?! Она что, заболела?

- Она пошла за травами путников, - пояснил Огнегрив. - Синяя Звезда хочет вознести свои сны к Звездному племени. Мы сейчас отправляемся к Лунному Камню.

- Путь неблизкий, - заметила Кисточка, медленно поднимаясь. - Стоит ли рисковать? Синяя Звезда еще до конца не оправилась от ран, нанесенных ей в последней битве, - добавила она, старательно избегая упоминания имени Когтя, нанесшего эти раны.

- Она сказала мне, что Звездное племя призывает ее, - вздохнул Огнегрив.

- А кто еще пойдет с вами? - поинтересовался Долгохвост.

- Никто. Мы идем вдвоем.

- Если хочешь, я пойду с вами, - предложила Кисточка.

- Огнегрив молча покачал головой, и Долгохвост ощерил зубы в язвительной усмешке.

- Думаешь, сумеешь справиться в одиночку?! - прошипел он. - Ты хоть и глашатай, но до Когтя тебе далеко!

- И это прекрасно! - раздался сзади низкий голос Бурана, и Огнегрив с облегчением повернул голову.

Видимо, белый воин слышал весь разговор, поскольку продолжил: - Если Синяя Звезда и Огнегрив отправятся без сопровождения, у них будет больше шансов остаться незамеченными. Разумеется, всякий путешествующий к Высоким Валунам пользуется правом безопасного прохода через чужую территорию, но лучше не давать племени Ветра повода обвинить нас в том, что мы посылаем военные экспедиции на их земли.

Время сейчас неспокойное, сами знаете. Кисточка понимающе кивнула, а Долгохвост вызывающе отвернулся. Огнегрив, чуть прикрыв глаза, с благодарностью посмотрел на Бурана.

- Щербатая! - послышался со стороны пещеры целительницы нетерпеливый крик Синей Звезды.

- Иди к ней, - тихо сказал Буран, и по тому, как взволнованно прозвучал его голос, Огнегрив догадался, что белоснежный воин в полной мере разделяет его опасения относительно душевного здоровья предводительницы. - Я сам поведу патруль и организую охотничьи команды! - уже громче объявил Буран.

- Спасибо тебе! - поблагодарил Огнегрив и, почтительно склонив голову, понесся через поляну к пещере целительницы.

- Полагаю, тебе тоже нужны травы путников? - проворчала Щербатая, когда Огнегрив выскочил из папоротников. Старуха спокойно сидела на поляне, а Синяя Звезда, погруженная в свои мысли, возбужденно ходила взад-вперед мимо ее пещеры.

- Да, пожалуйста! - попросил Огнегрив.

- Из расщелины скалы, прихрамывая, вылезла Пепелюшка и подбежала к целительнице, даже не остановившись, чтобы поприветствовать своего глашатая.

- Которая из них ромашка? - шепотом спросила она, наклоняясь к рваному уху старухи.

- Пора бы и самой знать! - едко прошипела целительница.

- Я думаю, что знаю, но не уверена! Я просто хочу

убедиться, - смущенно повела ушками Пепелюшка.

Презрительно фыркнув, старуха тяжело поднялась на ноги и побрела к скале, возле которой были разложены кучками разные травы.

Огнегрив посмотрел на Синюю Звезду. Она уже прекратила расхаживать и теперь, задрав голову, смотрела в небо, с опаской принюхиваясь. Огнегрив тихонько пошел следом за Щербатой.

- Ромашка не входит в сбор для путников, - еле слышно прошептал он.

- Синей Звезде нужны травы не только для укрепления тела, но и для успокоения души, - многозначительно прищурилась Щербатая и, грозно посмотрев на Пепелюшку, прошипела: - Честно говоря, я надеялась добавить ромашку, не оповещая об этом весь лагерь! - Своей тяжелой лапой она раздраженно ткнула в одну из кучек: - Вот она!

- Конечно! - кротко кивнула Пепелюшка. - Теперь я вспомнила.

- Было бы лучше, если бы ты не забывала! - отрезала старуха. - Целительница не имеет права тратить время на сомнения! Направь все свои силы на день сегодняшний, и пусть не тревожат тебя призраки дня вчерашнего. На тебе лежит долг перед племенем! Перестань метаться и прими свою судьбу!

Огнегриву стало жаль маленькую ученицу. Он попытался поймать ее взгляд, но Пепелюшка, даже не посмотрев на него, занялась приготовлением сбора. Она аккуратно отгребала лапами понемножку трав из каждой кучки и под суровым взором Щербатой смешивала их вместе.

Синяя Звезда тем временем вновь начала беспокойно мерить шагами поляну.

- Еще не готово? - раздраженно окликнула она целительниц. Огнегрив поспешно приблизился к предводительнице.

- Почти готово, - сказал он. - Не тревожься, сегодня еще до заката мы будем у Высоких Валунов.

Синяя Звезда утвердительно опустила веки. Вскоре Пепелюшка, сильно припадая на изувеченную лапку, подошла к ним, держа в пасти охапку травы.

- Это твои, - сообщила она, кладя сбор под ноги Синей Звезде. - А твои - там! - Она кивнула головой, указывая Огнегриву на скалу.

Огнегрив все еще мучительно глотал слюну, стараясь избавиться от едкой горечи во рту, а Синяя Звезда уже направилась к выходу, кивком велев ему следовать за собой. Тем временем лагерь уже проснулся, всюду кипела привычная утренняя суета. Синеглазка, выбравшись из детской, сонно щурилась на яркое солнце, а под поваленным дубом кряхтел Лоскут, с трудом расправляя старые лапы. Оба с любопытством покосились на предводительницу и глашатая и тут же вернулись к своим утренним заботам.

- Привет! При звуке знакомого голоса у Огнегрива упало сердце. Белыш выкарабкался из своей пещеры и замер у выхода. Его длинная белая шерсть свалялась во сне и теперь стояла дыбом - видно, малыш еще не успел привести себя в порядок.

- Куда это вы? А мне с вами можно? Огнегрив на мгновение задержался у выхода.

- Разве тебе не нужно отправляться на поиски голубя? - строго спросил он.

- Подождет, не велика птица! - отмахнулся Белыш. - Кроме того, его наверняка давным-давно утащила какая-нибудь голодная сова! Позволь мне пойти с вами, ну, пожалуйста!

- Совы не питаются мертвечиной! - сухо напомнил оруженосцу Огнегрив. Заметив вылезающего из пещеры Ветрогона, он громко крикнул ему через всю поляну: - Ветрогон, ты не возьмешь с собой Белыша поохотиться? - В глазах воина проскользнуло явное неудовольствие, но он кисло кивнул головой, давая понять, что согласен. Огнегрив прекрасно помнил, с какой радостью накануне Ветрогон отправился ловить белок с Царапкой, и понял, что воин недолюбливает Белыша. Положа лапу на сердце, Огнегрив не мог осуждать его за это. Его самого все больше и больше раздражало поведение юного оруженосца. Белыш всем своим видом демонстрировал полное равнодушие к воинскому закону и не прилагал никаких усилий к тому, чтобы заслужить уважение воинов племени.

- Это нечестно! - захныкал Белыш. - Я вчера уже охотился! Можно мне пойти с вами?

- Нет. Я хочу, чтобы сегодня ты охотился с Ветрогоном, - отрезал Огнегрив и, не дожидаясь новых возражений оруженосца, прыгнул в папоротники.

Он догнал предводительницу только на вершине холма, когда она остановилась понюхать воздух перед тем, как войти в лес. Присмотревшись к предводительнице, Огнегрив с облегчением увидел, что, очутившись за пределами лагеря, она выглядит гораздо более спокойной и уверенной. Настороженно принюхиваясь, Синяя Звезда направилась к границе Речного племени.

Огнегрив удивленно посмотрел на нее, не понимая, зачем идти более длинным путем, но спорить не решился. Может быть, когда они пойдут вдоль реки, ему удастся хотя бы издали увидеть Крутобока?

Выше Нагретых Камней начиналась граница Речного племени, и коты двинулись вдоль нее вверх, следуя по меткам. Теплый ветерок доносил запах вереска, цветущего на пустоши. Внизу, за папоротниковыми зарослями, с шумом бежала вода. Огнегрив вытянул шею и увидел внизу, у подножия деревьев, сверкающую на солнце гладь реки. Высоко над его головой светились зеленью листья, вспыхивая на краях, там, где солнечные лучи пронзали кружевной шатер леса. Даже здесь, в тени, было очень жарко. Огнегрив впервые пожалел, что не может нырнуть в воду, как Речной кот, и хоть немного остудиться.


Сейчас читают про: