double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 2 страница


- Что и говорить, сколько живу, а не припомню, чтобы когда-нибудь так нарушали закон! - мрачно обронил Безух. - Не хочу каркать, но сдается мне, ждут нас черные денечки при таком-то глашатае!

Лоскут лишь горестно вздохнул, видимо, соглашаясь с ворчуном. Огнегрив замер с колотящимся сердцем, ожидая, что мудрая Кривуля рассеет страхи и опасения стариков. Однако впервые старуха промолчала, и Огнегрива бросило в дрожь, несмотря на испепеляющую жару.

Он повернулся и побрел прочь от палатки, не в силах посмотреть в глаза старикам после всего, что только что услышал. Он бежал и бежал, пока лапы сами не принесли его к детской. Он не сразу понял, где оказался, и остановился лишь тогда, когда крошечный котенок выкатился из детской и застыл прямо перед ним.

Огнегрив опустил глаза, и в ту же секунду в ужасе отпрянул. Котенок бессмысленно таращил на глашатая свои круглые желтые глазенки, но при виде этих глаз Огнегрива обдало таким страхом и яростью, что у него мгновенно кровь застыла в жилах.

Он прекрасно знал, что это за котенок. Ни у кого на свете больше не могло быть такой широкой лобастой головы, такой полосатой шерстки и горящих янтарных глаз. Перед ним сидел сын Когтя.

В следующую секунду в глубине детской промелькнула светло-палевая спинка, и на пороге показалась Златошейка с крапчатым котенком в зубах. Королева бережно положила малыша рядом с полосатым братишкой и вызывающе посмотрела на Огнегрива. Он понял, что от матери не укрылась его реакция, поскольку Златошейка крепко обвила своих деток хвостом и надменно вздернула подбородок.

Огнегрив почувствовал себя виноватым. Что он в самом деле себе позволяет?! Великое Звездное племя, ведь он теперь глашатай! Он должен успокоить Златошейку, уверить ее в том, что ее дети будут пользоваться той же любовью и заботой, что и остальные котята Грозового племени.

- Твой... Твои котятки просто красавцы! - выдавил он, чувствуя, как под немигающим взглядом полосатого малыша у него шевелится шерсть на спине. Великое Звездное племя, да ведь он смотрит совсем, как Коготь!

Когти его сами собой вылезли из подушечек на лапах и до боли впились в твердую землю. Огромным усилием воли Огнегрив попытался подавить поднимающуюся из глубины души волну страха и бешенства. "Предателем был Коготь! - решительно сказал он себе. - Его крошечный сын тут ни при чем!"

- Сегодня они впервые вышли на воздух из детской, - сообщила Златошейка.

- Они очень быстро растут, - пробормотал Огнегрив.

Королева склонила голову, лизнула каждого малыша в темя и сделала несколько шагов по направлению к глашатаю. Остановившись между ним и котятами, она опустила глаза и негромко сказала:

- Я понимаю, что ты чувствуешь. В твоих глазах всегда отражается твое сердце, Огнегрив... Но это мои дети, и, если потребуется, я буду до последнего вздоха защищать их. - Она подняла голову и в глубине ее желтых глаз Огнегрив прочел непреклонную решимость.

- Я боюсь за них, Огнегрив, - продолжала королева. - Племя никогда не простит Когтя и не должно прощать его! Но мои детки никому не причинили зла и не должны отвечать за преступления своего отца.

Я никогда не расскажу детям, кто был их отцом. Скажу только, что он был храбрым и могучим воином.

У Огнегрива сердце сжалось от жалости к ней.

- Твои дети будут в безопасности! - пообещал он. Но стоило Златошейке отвернуться, как янтарные глаза полосатого котенка вновь заставили его содрогнуться.

Из детской неторопливо вылез Буран.

- Чернобурка говорит, что двое ее малышей готовы стать оруженосцами, - сообщил он, направляясь к глашатаю.

- А Синяя Звезда уже знает? - спросил Огнегрив.

- Чернобурка хотела сама сообщить ей, но предводительница вот уже несколько дней не показывается в детской, - покачал головой белоснежный воин.

Огнегрив помрачнел. Это была по-настоящему плохая новость. Сколько он себя помнил, Синяя Звезда всегда проявляла живейший интерес ко всему, что происходит в племени, а уж тем более к тому, как обстоят дела в детской. Любой кот, не говоря уже о предводительнице, понимает, что означает для племени сильное и здоровое потомство!

- Думаю, это не должно нас удивлять, - продолжал Буран. - Синяя Звезда все еще не оправилась от ран, которые получила в битве с шайкой разбойников...

Огнегрив прекрасно понял, какого разбойника он имеет в виду. Коготь тяжело ранил предводительницу, и лишь вмешательство Огнегрива спасло Синюю Звезду от смерти в когтях вероломного глашатая.

- Тогда я пойду сообщу ей, - предложил он.

- Конечно! Возможно, добрая весть поднимет ей настроение! - вздохнул Буран, и Огнегрив понял, что могучего воина искренне беспокоит состояние Синей Звезды.

- Ну конечно! - воскликнул он. - Давно уже у Грозового племени не было так много оруженосцев!

- Это верно, - кивнул Буран, и глаза его просветлели. - Кстати, а где Белыш? Я полагал, он охотится для старейшин?

Огнегрив смущенно отвел глаза.

- Да... в общем-то... Я и сам не возьму в толк, почему его так долго нет.

Буран поднял свою тяжелую лапу и задумчиво лизнул ее.

- В лесу сейчас стало небезопасно, не то, что раньше, - сказал он, словно прочитав мысли Огнегрива. - Не забывай, что племя Ветра и племя Теней до сих пор не простили нам того, что мы дали приют Хвостолому, - буркнул он, и глаза его сердито сверкнули. - Они пока не знают о смерти этого мерзавца, так что могут предпринять еще одну попытку напасть на наш лагерь!

Хвостоломом звали бывшего предводителя племени Теней. В погоне за новыми и новыми землями он едва не уничтожил собственное племя. В свое время Грозовое племя помогло воинам Теней изгнать жестокого предводителя, но когда Хвостолом ослабел и ослеп, те же Грозовые коты решили предоставить ему убежище. Однако остальные лесные племена посчитали их милосердие предательством и объявили войну Грозовому племени.

Огнегрив понимал, что Буран пытается деликатно предостеречь его. Несмотря на то что воин даже не упомянул о возможности возвращения вероломного глашатая, причина его беспокойства была ясна. Огнегрив и сам чувствовал свою вину за то, что отпустил Белыша в лес одного, поэтому невольно разозлился.

- Но ты ведь позволил Веснянке все утро охотиться в одиночестве! - выпалил он и тут же пожалел о своих словах.

- Позволил. Но я разрешил ей охотиться только в овраге и только до полудня. В полдень я велел ей вернуться в лагерь, что она и сделала.

Голос Бурана звучал спокойно, но он перестал умываться и удивленно посмотрел на Огнегрива.

- Надеюсь, у Белыша хватит ума не убегать далеко от лагеря.

Огнегрив огляделся и пробормотал:

- Я тоже... Что ж, пойду сообщу Синей Звезде о Чернобуркиных котятах.

- Хорошая мысль, - похвалил Буран. Видно было, что он рад возможности закончить разговор о своенравном оруженосце Огнегрива. - А мы с Веснянкой пойдем тренироваться. Она неплохо охотится, но ей нужно побольше работать над боевыми навыками.

Проклиная про себя непослушного Белыша, Огнегрив побрел к Высокой Скале. Остановившись у палатки предводительницы, он усилием воли отогнал мысли об оруженосце, быстро привел в порядок ушки и тихо мяукнул, сообщая о своем приходе. Вход в палатку закрывал полог из лишайников. Огнегрив не был внутри с того страшного дня, когда шайка бродяг атаковала лагерь, а он в этой самой палатке сражался с Когтем, спасая жизнь Синей Звезды. До сих пор воспоминание об этом ужасном дне заставляло его содрогаться.

- Входи! - тихо прошелестело из глубины, и Огнегрив медленно вошел внутрь.

В маленькой пещерке, которую когда-то промыл в толще Высокой Скалы древний поток, было прохладно и сумрачно. Солнечный свет, просачивающийся сквозь полог, мягко озарял стены. Синяя Звезда, сгорбившись, как утка на гнезде, сидела на своей подстилке. Ее длинная серая шерсть выглядела грязной и свалявшейся. Наверное, кровоточащие раны не позволяют ей как следует вылизаться, решил Огнегрив, отгоняя дурные предчувствия. Он боялся даже думать о том, что Синяя Звезда настолько потеряла интерес к жизни, что перестала следить за собой.

Он снова вспомнил встревоженный взгляд Бурана. Неужели белоснежный воин подозревает самое худшее? Теперь Огнегрив и сам видел, как исхудала Синяя Звезда за последние дни. Он вспомнил, что накануне она едва прикоснулась к ужину и быстро ушла в свою палатку, хотя в былые дни непременно осталась бы на поляне, чтобы поболтать со старшими воинами.

Предводительница подняла голову, и Огнегрив с облегчением увидел, как в ее потухших глазах промелькнул слабый интерес.

- Здравствуй, Огнегрив, - поприветствовала глашатая Синяя Звезда, садясь в своем гнездышке. Она подняла голову с тем же спокойным величием, которое когда-то давным-давно восхитило маленького Огнегрива, встретившего предводительницу возле дома Двуногих. Синяя Звезда пригласила Огнегрива вступить в Грозовое племя, она всегда верила в него, и ее доверие легло в основу особой привязанности, возникшей между молодым воином и его предводительницей.

- Синяя Звезда, - начал Огнегрив, почтительно склоняя голову, - Буран сегодня был в детской, и Чернобурка сказала ему, что ее дети готовы стать оруженосцами.

Глаза Синей Звезды медленно приоткрылись.

- Уже? - проурчала она. Огнегрив почтительно ждал распоряжений о предстоящей церемонии посвящения, но Синяя Звезда продолжала молча смотреть на него.

- Но... Кого бы ты хотела выбрать им в наставники? - неуверенно спросил он.

- В наставники? - эхом повторила Синяя Звезда. От страха у Огнегрива задрожали лапы. С предводительницей творилось что-то неладное!

В следующую секунду в синих глазах предводительницы зажегся какой-то неистовый блеск.

- Разве в этом племени есть хоть один кот, которому мы могли бы доверить воспитание невинных котят?! - злобно прошипела она. Огнегрив отшатнулся, испуганный этой внезапной вспышкой. Глаза предводительницы снова сверкнули.

- Может, ты возьмешь их? - внезапно спросила она. - Или Крутобок?

Огнегрив затряс головой, пытаясь унять нарастающую панику. Страх, словно гадюка, ужалил его в самое сердце. Неужели предводительница не помнит, что Крутобок навсегда покинул свое племя?!

- Я... У меня уже есть оруженосец - Белыш. А Крутобок... - голос его задрожал и сорвался. Коротко вздохнув, он собрался с силами и продолжил: - Синяя Звезда, что ты говоришь? Единственный; кому мы не могли бы доверить этих котят, это Коготь, но он отправлен в изгнание. Ты сама изгнала его. Все остальные воины Грозового племени достойны стать хорошими наставниками для Чернобуркиных малышей! - Он пристально смотрел в лицо Синей Звезды, пытаясь понять ее реакцию, но ее невидящий взор был устремлен в пол. - Чернобурка хочет, чтобы церемония посвящения прошла как можно скорее, - настойчиво сказал он. - Ее малыши давно готовы, ведь их названый братец Белыш стал оруженосцем уже пол луны тому назад!

Он подался вперед, ожидая ответа. Прошло немало времени, прежде чем предводительница коротко кивнула и подняла глаза на своего глашатая. Огнегрив с облегчением перевел дух, заметив, что она слегка расслабилась. Взгляд ее оставался пустым и холодным, но в нем уже не было пугающего неистового блеска.

- Проведем церемонию перед ужином, - спокойно сказала Синяя Звезда, как будто речь шла о давно решенном вопросе.

- Но кого ты выбрала в наставники? - осторожно спросил он. Дрожь пробежала у него по хвосту, когда он увидел, что Синяя Звезда снова напряглась, и глаза ее с беспокойством забегали по стенам пещеры.

- Сам решишь, - еле слышно ответила она наконец.

Огнегрив побоялся переспрашивать. Быстро поклонившись, он мяукнул:

- Хорошо, Синяя Звезда! - и выскочил из палатки.

Выбравшись наружу, он ненадолго присел в тени Высокой Скалы и попытался собраться с мыслями. Он никогда не видел свою предводительницу в таком возбуждении. Никогда еще она не проявляла открытого недоверия к собственным воинам. Это была уже не та прославленная предводительница, которая когда-то привела Огнегрива в Грозовое племя и мудро руководила его подготовкой, пока он был оруженосцем. Предательство Когтя потрясло ее гораздо сильнее, чем можно было подумать. Огнегрив склонил голову и лизнул себя в грудь, пытаясь успокоиться. В конце концов, прошло всего четверть луны с того злополучного дня. Синяя Звезда скоро придет в себя! А до поры, до времени нужно скрыть ее состояние от племени. Буран правильно сказал - все и так чересчур возбуждены, так что не стоит еще больше будоражить племя.

Огнегрив расправил плечи и уверенно направился к детской.

- Привет, Синеглазка! - поздоровался он, приблизившись к королеве, которая лежала на боку возле ежевичных зарослей и нежилась под лучами солнышка.

Синеглазка подняла голову. - Здравствуй, Огнегрив! Как протекает жизнь нашего нового глашатая? - дружелюбно спросила она, с любопытством оглядывая его.

- Все отлично! - заверил Огнегрив.

"Вернее, было бы отлично, если бы у меня не болела голова из-за исчезновения Белыша, если бы старейшины не судачили о проклятии Звездного племени, а предводительница была бы в состоянии самостоятельно выбрать наставников малышам!"

- Рада слышать, - замурлыкала королева, поворачивая голову, чтобы как следует вылизать спинку.

- А где Чернобурка? - спросил Огнегрив.

- В детской, - пробурчала Синеглазка, быстро работая язычком.

- Спасибо! - поблагодарил Огнегрив, протискиваясь сквозь колючие заросли ежевики. Внутри было на удивление светло. Яркие солнечные лучи свободно проникали сквозь прорехи в сплетении ветвей, и Огнегрив подумал, что до наступления сезона Листопада надо постараться залатать каждую дырку.

- Привет, Чернобурка, - поздоровался он. - У меня для тебя хорошие новости. Синяя Звезда решила сегодня перед ужином провести церемонию посвящения твоих котят.

Чернобурка лежала на боку, а ее подросшие котята ползали по матери, толкая друг друга.

- Слава Звездному племени! - проворчала королева и с облегчением перевела дух, пользуясь тем, что серый крапчатый котенок наконец-то спрыгнул с ее бока и повалился на свою сестренку. - Эта парочка давно уже выросла из детской!

Резвящиеся котята принялись снова и снова перекатываться через мать, и у Огнегрива вскоре в глазах зарябило от мелькающих лапок, ушей и хвостиков. Чернобурка нетерпеливо сбросила с себя озорников и спросила:

- Ты не знаешь, кого предводительница выбрала им в наставники?

Огнегрив ждал этого вопроса и уже приготовил ответ:

- Синяя Звезда еще не решила, - сказал он. - А ты сама кого бы хотела?

Чернобурка изумленно посмотрела на него.

- Это решать не мне, а Синей Звезде! Ей виднее. Огнегрив попытался скрыть свое разочарование. Впрочем, смешно было рассчитывать на иной ответ. Он и сам не хуже любого другого кота знал, что наставников котятам традиционно выбирают предводители.

- Ну да, разумеется, - пробормотал он. Внезапно у него зашевелилась шерсть на спине. Ветерок принес в детскую запах Златошейкиного полосатого котенка... Запах Когтя!

- Где Златошейка? - спросил он, и вопрос его прозвучал неожиданно грубо и резко. Чернобурка удивленно подняла глаза.

- Повела своих котят знакомиться со старейшинами, - ответила она и, прищурившись, посмотрела на Огнегрива: - Я вижу, малыш напоминает тебе Когтя? Огнегрив кивнул, смущенный тем, что снова не сумел скрыть свои чувства.

- Он похож на отца, только и всего, - заверила его Чернобурка. - Он добродушный малыш, хорошо ладит с остальными котятами, к тому же сестренка не дает ему спуску.

- Вот и хорошо, - неуверенно пробормотал Огнегрив, поворачиваясь к выходу. - Увидимся на церемонии! - крикнул он, протискиваясь сквозь ветки наружу.

- Так значит, Синяя Звезда уже назначила время посвящения? - окликнула его Синеглазка.

- Да, - ответил он.

- А кого она выбрала в настав...

Огнегрив резко развернулся и понесся прочь, прежде чем королева успела закончить свой вопрос. С минуты на минуту известие о предстоящей церемонии разнесется по всему лагерю, и каждый кот захочет узнать ответ на этот проклятый вопрос! Огнегрив знал, что должен как можно скорее определиться с выбором наставников, но запах сына Когтя не давал ему покоя, в мозгу все смешалось, и только черные мысли, как зловещие птицы, пролетали в голове.

Ноги сами несли его на поляну целительницы, к Пепелюшке. После того как Крутобок навсегда покинул Грозовое племя, ученица целительницы стала лучшей подругой Огнегрива. Он знал, что мудрая серая кошечка поможет ему привести в порядок растрепанные чувства.

Ускорив шаг, он пронесся через тенистые заросли папоротников и выскочил на залитую солнцем полянку. В одном конце ее мрачно возвышался высокий камень, расколотый надвое до самой середины. Там, в глубокой нише, образованной трещиной, жила старая целительница Щербатая. Там же она хранила свои целебные травы.

Огнегрив собрался позвать Пепелюшку, но тут же увидел, как она, прихрамывая, вылезает наружу из тенистой расщелины. Каждый раз при виде Пепелюшки радость Огнегрива была отравлена горечью. Вот и сейчас он с грустью посмотрел на ее изуродованную заднюю лапку, из-за которой кошечка не смогла стать воином. Еще будучи ученицей, Пепелюшка получила увечье в результате несчастного случая на Гремящей Тропе. Огнегрив до сих пор чувствовал свою вину за произошедшую трагедию, ведь в то время он был наставником маленькой непоседы. Малышка была страшно подавлена, узнав, что полученные раны никогда не позволят ей стать воином, но мудрая Щербатая спасла ее от отчаяния. Целительница начала обучать свою пациентку ухаживать за больными котами, а полторы луны тому назад объявила своей ученицей и будущей преемницей. Так Пепелюшка нашла свое место в Грозовом клане.

Пепелюшка выбралась, наконец, на поляну. Из пасти у нее свисала большая охапка каких-то трав. Она мрачно хмурилась и была чем-то так расстроена, что даже не заметила Огнегрива, стоявшего у входа на поляну. Бросив свои травы на потрескавшуюся от зноя землю, Пепелюшка принялась раздраженно ворошить их передними лапками.

- Пепелюшка? - окликнул Огнегрив. Кошечка изумленно подняла голову.

- Огнегрив! - обрадовалась она. - Что ты тут делаешь? Неужели заболел?

- Нет, - покачал головой Огнегрив. - У тебя все в порядке?

Вместо ответа Пепелюшка уныло посмотрела на свои травы. Огнегрив подошел поближе и дружески ткнул ее носом в бок.

- Что стряслось? Только не говори мне, что ты снова пролила мышиную желчь на подстилку Щербатой!

- Нет! - раздраженно ответила Пепелюшка и смущенно опустила глаза. - Щербатая попросила меня приготовить лекарство. Самый простой состав, им пользуются для промывки ран. Она учила меня составлять эту проклятую смесь еще тогда, когда я только здесь появилась. Но теперь я забыла, какие травы нужно смешивать! Что делать? Щербатая решит, что я полная идиотка!

- Никакая ты не идиотка, и Щербатая прекрасно это знает.

- Если бы это была первая глупость, которую я сделала за последнее время! Вчера мне пришлось спрашивать у нее, в чем разница между наперстянкой и маковым семенем! - Пепелюшка еще ниже опустила голову и еле слышно призналась: - А Щербатая назвала меня наказаньем Грозового племени!

- Ну, ты же знаешь Щербатую! - попытался успокоить ее Огнегрив. - Она вечно на всех ворчит.

Когда-то давно Щербатая была целительницей племени Теней. После того как жестокий Хвостолом отправил ее в изгнание, она навсегда связала свою судьбу с племенем Грозовых котов, но крутой нрав по-прежнему выдавал в ней бывшую соплеменницу свирепых воинов Теней. Пепелюшка горестно вздохнула.

- Мне все чаще кажется, что настоящей целительницы из меня не выйдет. Раньше я не сомневалась, что поступила правильно, став ученицей Щербатой, но теперь вижу, что все напрасно! Я просто не могу выучить всего, что обязана знать целительница! Огнегрив нагнулся и приблизил голову к ее лицу.

- Ты опять думаешь о Серебрянке, да? - сердито спросил он. - Продолжаешь винить себя в ее смерти?

Он вновь содрогнулся, вспомнив тот ужасный день, когда возле Нагретых Камней у Серебрянки, возлюбленной Крутобока, начались преждевременные схватки. Пепелюшка отчаянно боролась за жизнь Речной королевы, но Серебрянка потеряла слишком много крови и умерла, едва успев произвести на свет двух крошечных котят.

Пепелюшка промолчала, и Огнегрив понял, что угадал.

- Ты спасла котят! - напомнил он.

- Но потеряла их мать! - сурово отрезала подруга.

- Ты сделала все, что могла, - как можно мягче сказал Огнегрив и, наклонившись, лизнул Пепелюшку в шелковый серый затылок. - А теперь просто пойди и спроси Щербатую, какие травы взять для смеси.

Не думаю, что она будет очень браниться.

- Хотелось бы надеяться, - с сомнением буркнула

ученица целительницы и вдруг улыбнулась, решительно тряхнув головой: - Так ты полагаешь, надо просто прекратить жалеть себя?

- Точно! - ответил Огнегрив, легонько шлепнув ее своим хвостом.

- Прости, больше не буду! - с притворным смирением потупилась кошечка, и в глазах ее заплясали знакомые Огнегриву веселые искорки. - Вижу, ты не принес нам никакого угощения?

- Извини, - покачал головой Огнегрив. - Я пришел просто поговорить с тобой. Я не думал, что Щербатая морит тебя голодом!

- Нет, но доля целительницы намного тяжелее, чем кажется на первый взгляд, - ответила Пепелюшка. - Сегодня с самого утра у меня не было даже минутки свободной, чтобы перекусить! - пожаловалась она и с любопытством посмотрела на гостя: - О чем ты хотел поговорить со мной?

- О котятах Когтя, - выпалил Огнегрив, чувствуя, как уже знакомый страх снова разливается по его животу. - В первую очередь о его полосатом сыночке.

- Почему именно о нем? - резко спросила Пепелюшка, устремив немигающий взор на Огнегрива. - Потому, что он похож на своего отца? Огнегрив захлопал глазами. Неужели его чувства так ясно отражаются у него на лице?

- Я знаю, что не имею никакого права осуждать его. Он всего лишь котенок! Но стоит мне увидеть его, и кажется, будто сам Коготь смотрит на меня... Я...

У меня просто лапы примерзают к земле! - Огнегрив медленно покачал головой. Ему было стыдно за свои слова, но в то же время он испытывал огромное облегчение от того, что смог поделиться своими страхами с подругой. - Мне кажется, я никогда не смогу доверять ему.

- Это понятно, если учесть, что ты видишь в нем второго Когтя, - спокойно сказала Пепелюшка. - Тебе придется заставить себя смотреть не на его полосатую шерстку, а на то, что под ней! Попробуй разглядеть в нем не только его отца, но и мать. Неужели ты думаешь, он ничего не унаследовал от Златошейки? Кроме того, малыш никогда не узнает, кем был его отец. Его воспитает не Коготь, а Грозовое племя.

Огнегрив кивнул. Пепелюшка была права.

- Скажи, а Звездное племя давало какой-нибудь знак об этом котенке? - спросил он, зная, что в момент рождения котят целители всегда обращаются к небу и изучают Серебряный Пояс.

Пепелюшка отвела глаза, и у Огнегрива екнуло сердце.

- Звездное племя не открывает мне всех своих замыслов, - уклончиво пробормотала кошечка.

Но Огнегрив хорошо знал ее и сразу понял, что она что-то скрывает.

- Тем не менее что-то оно тебе сказало! Скажи мне, что?

Пепелюшка подняла голову и твердо посмотрела ему в глаза.

- Его судьба будет значить для племени не меньше, чем судьбы остальных котят, родившихся здесь, - твердо ответила она.

Усилием воли Огнегрив заставил себя успокоиться и тут же вспомнил о второй проблеме, которая не давала ему покоя.

- Я хотел посоветоваться с тобой еще кое о чем, - признался он. - Так вышло, что мне нужно выбрать наставников для Чернобуркиных котят.

- Я всегда считала, что это привилегия предводительницы! - пробормотала Пепелюшка, с любопытством пошевелив усиками.

- Она перепоручила этот вопрос мне. Пепелюшка изумленно подняла голову.

- Так что же ты такой понурый? Я думала, тебе должно польстить такое доверие!

"Польстить?!" - повторил про себя Огнегрив, с горечью вспомнив глаза Синей Звезды, полные страха и ярости. Он невольно вздрогнул.

- Возможно... Но я не знаю, кого выбрать.

- Ну кто-то у тебя есть на примете?

- В том-то и беда, что никого!

Пепелюшка задумчиво нахмурилась.

- Ну ладно. Скажи, что ты чувствовал, когда Синяя Звезда объявила тебя моим наставником? Огнегрив задумался, неожиданный вопрос застал его врасплох.

- Гордость, - наконец сказал он. - И страх. И желание во что бы то ни стало проявить себя с самой лучшей стороны.

- Отлично. Как ты думаешь, кто из наших воинов сильнее других хочет проявить себя?

Огнегрив сощурил глаза и тут же вспомнил о Дыме. У Дыма до сих пор не было ни одного оруженосца, хотя он был ровесником Огнегрива и начал обучение одновременно с ним. Он сразу вспомнил, какой завистью горели глаза молодого воина, когда Синяя Звезда дважды назначала Огнегрива наставником - сначала для Пепелюшки, а потом и для Белыша.

- Дым! - вслух произнес Огнегрив. - Он спит и видит себя наставником!

Несмотря на то что они с Дымом всегда недолюбливали друг друга, Огнегрив знал его как отличного воина, беззаветно преданного своему племени.

- Вот и отлично! Полдела сделано.

Огнегрив смущенно посмотрел в ясные голубые глаза Пепелюшки. Она говорила так беззаботно, что ему и самому стало казаться, будто он поднял шумиху вокруг сущего пустяка.

- А кто будет вторым?

- Каким таким вторым? - послышался ворчливый голос из глубины папоротникого туннеля, и на поляну твердой поступью вышла старая темно-серая кошка. Огнегрив повернулся к целительнице. Как всегда, ее длинная шерсть выглядела грязной и тусклой, словно неусыпная забота о соплеменниках не оставляла Щербатой времени на уход за собой. Зато ее большие рыжие глаза грозно зыркали по сторонам, не упуская ни единой мелочи.

- Синяя Звезда попросила Огнегрива выбрать наставников Чернобуркиных котятам, - объяснила Пепелюшка.

- Вот как? - удивленно вытаращила глаза целительница. - И на ком ты остановился?

- Мы уже выбрали Дыма, - начал Огнегрив.

- Мы?! - перебила его Щербатая. - Кто это мы, хотела бы я знать?

- Пепелюшка помогла мне, - признался Огнегрив.

- Думаю, Синяя Звезда будет очень рада узнать, что девчонка, которая только-только стала оруженосцем, берет на себя смелость решать важнейшие вопросы жизни племени! - взорвалась Щербатая, грозно оборачиваясь к своей ученице: - Ты закончила смешивать лекарство?

Пепелюшка разинула рот, отчаянно замотала головой и попятилась к разбросанным на поляне травам.

Щербатая проводила сердитым взором ее прихрамывающую фигурку и сокрушенно фыркнула.

- Эта особа вот уже несколько дней выводит меня из себя своим смирением! - пожаловалась она. - А ведь раньше, бывало, она мне и слово вставить не давала! Жду не дождусь, когда она оправится, и все пойдет по-прежнему, - старуха помрачнела и снова обернулась к Огнегриву: - Так на чем это мы остановились?

- Никак не могу подобрать второго наставника, - тяжело вздохнул глашатай.

- У кого из воинов пока нет оруженосца? - резко спросила Щербатая. Огнегрив с трудом отвлекся от мыслей о Пепелюшке и задумался.

- У Частокола, - ответил он. - Потом у Бурого, у Песчаной Бури, у...

- Кто из них самый опытный?

"Частокол" подумал Огнегрив и тут же вздрогнул, осознав, что смертельно не хочет называть этого имени. Имеет ли он право доверить Частоколу воспитание будущего воина Грозового племени? Ведь каждый кот в племени знает, что полосатый воин был самым преданным другом и единомышленником Когтя, хотя и отказался разделить с ним изгнание. Но, с другой стороны, отказ глашатая дать Частоколу оруженосца может быть воспринят как личная месть за прошлые обиды... Так или иначе, Частокол был старшим и опытным воином и уже поэтому имел первоочередное право иметь оруженосца.

Очевидно, принятое решение отразилось на лице Огнегрива, потому что Щербатая, посмотрев на него, сердито буркнула:

- Выбрал наконец? Поздравляю! А теперь, будь добр, оставь нас в покое! Тут и без тебя хлопот по горло!

Огнегрив поспешно поднялся. Он был доволен, что наконец-то решил вопрос с наставниками, но его радость омрачалась тревогой и сомнениями. Пусть у него пока не было повода упрекнуть Дыма и Частокола в недостатке преданности Грозовому племени, зато никогда не было иллюзий по поводу их преданности глашатаю этого племени!

- Ты не видел Белыша? - спросил Огнегрив у Царапки, Кисточкиного оруженосца. Рыженький котенок трусил к куче свежей еды, зажав в пасти двух мышек. Не раскрывая рта, он отрицательно помотал головой, и Огнегрив почувствовал внезапное раздражение. Белыш давным-давно должен был вернуться в лагерь!

- Тогда отнеси своих мышей старейшинам! - сердито фыркнул он на Царапку. Оруженосец невнятно буркнул, повернулся и побежал в другую сторону.

У Огнегрива даже шерсть на хвосте встала дыбом от злости на Белыша. Какая беда могла приключиться с этим дурачком? Он прекрасно понимал, что злится только потому, что не на шутку напуган. "Что если Белыш попался в лапы Когтю?" Вне себя от беспокойства Огнегрив направился к палатке Синей Звезды, чтобы поскорее сообщить ей имена выбранных наставников. Пока предводительница будет созывать племя на церемонию, у него будет возможность поискать Белыша.

Очутившись возле Высокой Скалы, Огнегрив громко сообщил о своем приходе и, услышав ответ Синей Звезды, решительно раздвинул полог лишайников, не тратя время на то, чтобы привести в порядок растрепанную шерстку. Предводительница по-прежнему лежала на своей подстилке, устремив невидящий взор в стену.


Сейчас читают про: