double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 4 страница


Синяя Звезда бежала впереди, не замедляя шага. Уши ее настороженно вздрагивали, хвост воинственно торчал вверх. Вскоре река повернула вглубь территории Речного племени, а Синяя Звезда пошла прямо, по меткам, проложенным вдоль границы между землями Речных и Грозовых котов. Огнегрив последовал за ней, продолжая настороженно вглядываться в невидимую границу, выискивая в густом лесу следы патруля Речного племени. Душа его разрывалась между страхом быть обнаруженными и желанием во что бы то ни стало увидеть старого друга. Он не хотел даже думать о том, что будет, если соседский патруль обнаружит их здесь. Совсем недавно они с Речным племенем едва не вступили в войну за Серебрянкиных котят, и лишь решение Крутобока отдать детей на воспитание в племя их матери предотвратило битву.

Внезапно Синяя Звезда остановилась, запрокинула голову и приоткрыла рот, чтобы лучше распробовать запах. В следующее мгновение она припала к земле, и Огнегрив, полностью доверяя инстинкту предводительницы, послушно шлепнулся в ближайшие заросли крапивы.

- Воины Речного племени, - еле слышно прошептала Синяя Звезда. Теперь Огнегрив и сам почуял присутствие соседей. Шерсть у него на загривке встала дыбом, когда запах усилился. Медленно приподняв голову, Огнегрив с бешено колотящимся сердцем уставился сквозь ветви, надеясь увидеть знакомый силуэт. Краем глаза он заметил, что и Синяя Звезда, вытаращив глаза, мучительно вглядывается сквозь заросли. Она дышала так тихо, что бока ее почти не шевелились. Неужели тоже надеется увидеть Крутобока? Или какого-то другого воина Речного племени? И не потому ли она избрала именно этот, более длинный путь?




Огнегрив подозревал, что дело тут вовсе не в Крутобоке, ведь еще накануне предводительница даже не помнила о том, что серый воин навсегда покинул Грозовое племя! Кроме того, он видел, что с недавних пор Синяя Звезда целиком ушла в свои мысли и почти не интересовалась жизнью собственных воинов. И вдруг его словно ударило - Синяя Звезда ищет своих детей! Двое ее котят выросли за рекой и стали воинами Речного племени! Много-много лун тому назад Синяя Звезда отдала детей их отцу, и они выросли, не зная своей настоящей матери. Она никогда их не забывала, но лишь один Огнегрив был посвящен в мрачную тайну предводительницы Грозового племени. Сомнений больше не оставалось - Синяя Звезда ищет Камня и Невидимку.

Между деревьев мелькнул клочок пятнистой бурой шерсти, и у Огнегрива разочарованно екнуло сердце. Это был не Крутобок и даже не один из детей Синей Звезды. Смутно знакомый запах подтвердил догадку Огнегрива - ветви скрывали Оцелотку, глашатая Речного племени.

Огнегрив покосился на Синюю Звезду. Она стояла, вытянув шею, и с тоской всматривалась в заросли. Тем временем шорох папоротников сообщил о том, что Оцелотка приближается. Огнегрив часто-часто задышал. Что будет, если та увидит Синюю Звезду? У Огнегрива кровь застучала в ушах, он весь напрягся и выразительно посмотрел на Синюю Звезду, безмолвно умоляя ее спрятаться. Но, видимо, предводительница все еще не оставляла надежды увидеть своих детей, которые родились незадолго до того, как она стала глашатаем Грозового племени. В то время честолюбие и фанатичная преданность своему племени заставили принять страшное решение. Синяя Звезда отказалась от собственных детей и отнесла их в Речное племя. Самый маленький котенок не вынес долгого путешествия и умер, а двое оставшихся стали Речными воинами. Огнегрив мучительно сморщился, вспомнив, с какой болью предводительница говорила о своем третьем малыше.



Шорох папоротников стал еще громче, и Огнегрив затаил дыхание. Он услышал, как Оцелотка остановилась, видимо, почуяв что-то неладное. Бросив отчаянный взгляд на Синюю Звезду, он хотел уже подать ей сигнал кончиком хвоста, но в последний миг предводительница вдруг наклонила голову и прошептала ему в самое ухо:

- Пошли отсюда! Будет лучше, если мы отойдем подальше на свою территорию. Огнегрив с облегчением перевел дух, глядя, как предводительница начала медленно отползать назад. Прижав уши к затылку, почти касаясь животом земли, он попятился от пограничных меток вглубь территории Грозового племени.



- Эта Оцелотка так топочет, что ее, наверняка, слышно в племени Теней! - едко заметила Синяя Звезда, когда они отошли на достаточное расстояние от границы. Огнегрив изумленно пошевелил усами. Неужели Синяя Звезда забыла, насколько опасно приближаться к границе племен, особенно в такое непростое время?

- Она неплохая воительница, но слишком увлекается и забывает об осторожности! - невозмутимо продолжала Синяя Звезда. - Вот и сейчас ее гораздо больше интересовал кролик, сидящий против ветра, а не вражеские воины, притаившиеся на самой границе!

- Беззаботное настроение предводительницы незаметно передалось и Огнегриву. Теперь он и сам вспомнил, что ветерок нес в их сторону отчетливый кроличий запах, но тогда он так боялся быть обнаруженным, что не обратил никакого внимания на добычу.

- Это напоминает мне то время, когда я была твоей наставницей, - довольно проурчала Синяя Звезда, углубляясь в пестрые от солнечных пятен заросли. Огнегрив бросился вдогонку.

- Мне тоже, - ответил он и зажмурился от удовольствия, вспомнив первый сезон Зеленых Листьев, который он провел в лесу. Тогда он впервые открыл для себя радость охоты и гордость принадлежности к Грозовому племени.

- Ты быстро учился. Я сделала отличный выбор, пригласив тебя в наше племя, - пробормотала Синяя Звезда, оглядываясь на него через плечо. Огнегрив смущенно потупился, увидев, с какой гордостью она смотрит на него.

- Наше племя стольким обязано тебе, - продолжала Синяя Звезда. - Ты изгнал Хвостолома из племени Теней, ты привел племя Ветра из изгнания, ты помог Речным котам, когда они страдали во время наводнения, и ты спас наше племя от Когтя! - Огнегрив был смущен ее неумеренной похвалой, но, оказывается, предводительница еще не закончила: - В нашем племени нет никого, равного тебе! Ты самый справедливый, самый преданный, самый смелый, самый...

У Огнегрива даже шерсть на спине зашевелилась.

- Опомнись, Синяя Звезда! Что ты говоришь! Любой воин Грозового племени не меньше меня чтит воинский закон, - неуверенно напомнил он. - Любой пожертвует жизнью, защищая тебя и наше племя. Синяя Звезда остановилась и резко повернулась к своему глашатаю.

- Ты единственный, кто осмелился выступить против Когтя! - сухо напомнила она.

- Потому что я единственный знал об убийстве Ярохвоста! - резко возразил он. Еще будучи маленьким оруженосцем, Огнегрив узнал о том, что Коготь повинен в смерти верного глашатая Грозового племени. Но он не мог доказать вину нового глашатая до тех пор, пока Коготь сам не обнаружил свое истинное лицо, возглавив шайку бродячих котов и организовав нападение на собственный лагерь.

- Крутобок тоже знал! - глаза Синей Звезды негодующе сверкнули. - Но защитил меня только ты!

Огнегрив не нашелся, что ответить, и отвел глаза, уныло опустив кончики ушей. Было очевидно, что Синяя Звезда больше не доверяет никому, кроме него. Только теперь Огнегрив понял, что удар, нанесенный Когтем, оказался гораздо страшнее, чем кто-либо мог подумать. Проклятый убийца отравил душу предводительницы, лишив ее веры в своих воинов и в собственное право на лидерство.

- Пошли! - фыркнула Синяя Звезда. Огнегрив молча посмотрел вслед предводительнице и невольно содрогнулся при виде ее напряженной спины и воинственно поднятого хвоста. Несмотря на палящее солнце, ему вдруг почудилось, будто черная туча закрыла свет и бросила зловещую тень на все их путешествие.

Солнечные лучи насквозь просвечивали лесную крону, когда они добрались до Четырех Деревьев. Вслед за Синей Звездой Огнегрив сбежал с холма в долину, посреди которой, как четыре безмолвных наблюдателя, высились четыре исполинских дуба. Древние деревья охраняли священную поляну Советов, на которой каждое полнолуние собирались коты всех четырех лесных племен. Только в ночь проведения Совета действовало священное перемирие, когда котам враждующих племен запрещалось нападать друг на друга. Обогнув Скалу, на которой во время Советов стояли предводители четырех племен, они двинулись к дальнему краю поляны.

С каждым шагом поросший травой холм становился все круче и каменистей, и вскоре Огнегрив заметил, что Синяя Звезда с трудом поспевает за ним. Прежде чем перепрыгнуть на следующий камень, она останавливалась и с трудом переводила дыхание, так что Огнегриву пришлось замедлить шаг, чтобы не оторваться от своей предводительницы.

На вершине холма Синяя Звезда остановилась, тяжело пыхтя и отдуваясь.

- Ты в порядке? - спросил Огнегрив.

- Просто... я уже не так молода, - пропыхтела Синяя Звезда.

Огнегрив встревожился. До сих пор ему казалось, что предводительница полностью оправилась от своих ран. Откуда же тогда эта внезапная слабость? Сейчас Синяя Звезда выглядела гораздо старше и немощнее, чем когда-либо. "Возможно, во всем виноват крутой подъем, - успокаивал себя Огнегрив. - Кроме того, шерсть в два раза толще и тяжелее моей!"

Пока предводительница восстанавливала дыхание, Огнегрив тревожно окинул взглядом предгорья, поросшие невысоким утесником и вереском. Отсюда и до клубящихся в вышине облаков лежали земли племени Ветра. Здесь Огнегрив чувствовал себя гораздо более неуютно, чем возле границы с Речным племенем. Коты племени Ветра не простили соседям укрывательства Хвостолома, а ведь именно Синяя Звезда когда-то уговорила своих воинов проявить милосердие к ослепшему бандиту. Что будет, если патруль племени Ветра обнаружит на своей территории предводительницу Грозовых котов под охраной единственного воина? Огнегрив не был уверен, что сможет в одиночку выстоять против целого дозорного отряда.

- Надо идти очень осторожно, чтобы нас не заметили, - прошептал он.

- Что ты сказал? - громко переспросила предводительница. На вершине вовсю гулял ветер - не настолько сильный, чтобы ослабить испепеляющую жару, но достаточный, чтобы отнести прочь слова Огнегрива.

- Надо постараться, чтобы нас не заметили! - неохотно повысил голос Огнегрив.

- С какой стати? - резко спросила Синяя Звезда. - Мы направляемся к Лунному Камню. Само Звездное племя дарует путникам право безопасного прохода к Святилищу! - Она твердо посмотрела на своего глашатая, и Огнегрив понял, что возражать бессмысленно.

- Тогда я пойду первым, - вздохнул он.

Огнегрив знал предгорья лучше любого Грозового кота. Ему приходилось часто бывать здесь - и в качестве друга племени Ветра, и самому по себе. Но никогда еще он не чувствовал себя таким беззащитным, как сегодня. Он быстро вел Синюю Звезду через море вереска, мысленно умоляя воинов-предков помочь им миновать вражеские патрули. Хорошо бы Звездное племя разделяло веру Синей Звезды в ее право на беспрепятственный проход к Святилищу! Но еще лучше, если бы Синей Звезде хватило мудрости держать уши настороже, а хвост пониже!

Солнце достигло зенита, когда они добрались до полосы колючего утесника, за которой кончалась территория племени Ветра. Сразу за зарослями начинался пологий склон, а за ним - земли Двуногих. Огнегрив помедлил. Волны раскаленного воздуха, удушливого, как дыхание больного кота, опаляли его лицо, и он прекрасно понимал, что этот же самый ветер сейчас разносит их запах над землями племени Ветра. Оставалось надеяться лишь на то, что густой, медвяный аромат вереска заглушит следы их присутствия. В следующий миг Синяя Звезда призывно махнула хвостом и нырнула в вересковое море.

И тут за спиной Огнегрива раздался злобный кошачий вой. Он резко обернулся, попятился назад и тут же сморщился, уколовшись задней лапой об утесник. Перед ним, прижав уши к затылку и вздыбив шерсть на загривках, стояли трое котов из племени Ветра.

- Что ты тут делаешь?! - прошипел крапчатый темно-бурый кот, в котором Огнегрив сразу узнал Чернохвата, одного из старших воинов племени. Рядом с ним, воинственно изогнув спину, выпустил когти серый полосатый Корноух. Огнегрив хорошо знал обоих котов и привык считать их своими друзьями еще с тех пор, когда помог племени Ветра вернуться в родные места, но теперь, видимо, от былой дружбы не осталось и следа. Третий кот был ему незнаком. Судя по росту, это был оруженосец, но и он смотрел на непрошеного гостя с той же ненавистью, что и его старшие товарищи.

- Мы просто идем к... - начал он.

- Ты на нашей земле! - перебил Чернохват, и глаза его гневно сверкнули.

"Куда подевалась Синяя Звезда?!" - в отчаянии подумал Огнегрив, одновременно надеясь на ее поддержку и в то же время страстно желая, чтобы предводительница, не услышав вопля патруля, благополучно продолжила свой путь к Святилищу.

В следующий миг громкое рычание возвестило о том, что Синяя Звезда вернулась за своим глашатаем. Быстро обернувшись, Огнегрив увидел, что предводительница стоит возле зарослей утесника. Голова ее было гордо поднята, глаза сверкали гневом.

- Мы путешествуем к Высоким Валунам. Звездное племя дарует нам право безопасного прохода. Вы не можете останавливать нас! Но Чернохват и ухом не повел.

- Ты лишила себя права на милость Звездного племени, когда приняла в свое племя Хвостолома! - крикнул он.

Огнегрив прекрасно понимал озлобленность племени Ветра. Он своими глазами видел, в каких ужасных условиях им пришлось жить в период изгнания. С невольной жалостью он вспомнил крошечного котенка, которого помогал нести домой, - малыш был единственным выжившим из всего помета.

- Вы должны дать нам проход! - прошипела Синяя Звезда.

Огнегрив похолодел, увидев, что предводительница, подняв дыбом шерсть на загривке, выпустила когти, готовясь вступить в бой.

- Звездное племя дарует нам безопасную дорогу! - упрямо повторила Синяя Звезда.

- Возвращайтесь домой! - рявкнул Чернохват. Огнегрив быстро смерил глазами своих противников и почувствовал дрожь в лапах. Трое сильных котов против него и больной предводительницы! Если вспыхнет драка, они оба серьезно пострадают, но он не имел права подвергать риску предводительницу! Тем более теперь, когда у нее осталась последняя из девяти жизней, дарованных Звездным племенем.

- Нам придется уйти, - прошипел он на ухо Синей Звезде. Та резко повернула голову и изумленно уставилась на него. - Это не та битва, в которой стоит сражаться.

- Но я должна поговорить со Звездным племенем! - возразила Синяя Звезда.

- В другой раз, - продолжал настаивать Огнегрив и, видя, что Синяя Звезда заколебалась, добавил: - Нам с ними не справиться.

Он слегка расслабился, увидев, как Синяя Звезда втянула когти и слегка опустила шерсть на загривке. Предводительница повернулась к Чернохвату и спокойно сказала:

- Хорошо же, мы уйдем. Но мы вернемся. Вы не сможете навсегда отрезать меня от Звездного племени!

Чернохват выпрямил спину и буркнул:

- Мы проводим вас до Четырех Деревьев. Огнегрив снова напрягся. Своим наглым предложением Чернохват ясно давал понять, что не доверяет слову предводительницы Грозового племени! Огнегрив ожидал, что Синяя Звезда возразит, но она молча выступила вперед, прошла мимо воинов племени Ветра и побежала в обратный путь.

Огнегрив последовал за своей предводительницей, стараясь держаться как можно дальше от воинов Ветра. Он слышал за спиной их шаги, а, оглядываясь через плечо, видел, как в розовом море вереска мелькают их сильные, поджарые тела.

Достигнув Четырех Деревьев, Огнегрив с Синей Звездой стали спускаться вниз по каменистому склону, а воины Ветра остались на вершине и, злобно прищурившись, настороженно провожали врагов глазами. С каждым шагом Синяя Звезда выглядела все более и более измученной. Каждый прыжок давался ей с огромным трудом, она приземлялась все тяжелее, дышала все громче. Огнегрив боялся, что она вот-вот оступится и упадет, но предводительница продержалась на ногах до самого конца спуска, где начинались заросли травы. Обернувшись, Огнегрив посмотрел на гребень холма. Три кошачьих силуэта четко вырисовывались на фоне бескрайнего сияющего неба, но вот они дружно повернулись и скрылись в глубине своей территории.

Проходя мимо Скалы, Синяя Звезда вдруг остановилась и громко застонала.

- Что с тобой? - испуганно замер Огнегрив. Синяя Звезда лишь раздраженно дернула головой, отмахиваясь от его заботы.

- Звездное племя не желает посетить мои сны! - пробормотала она, обращаясь к себе самой. - Почему предки так разгневались на мое племя? - На нашем пути встало племя Ветра, а не Звездное племя, - напомнил Огнегрив, не очень веря своим словам. В конце концов, Звездные предки могли бы послать им чуть больше удачи! Что если Грозовое племя и в самом деле чем-то прогневало звезды? В голове его вновь прозвучали слова Безуха: "Сколько живу, не припомню, чтобы когда-нибудь так нарушали закон!" Он почувствовал, как от страха у него голова идет кругом. Неужели Звездное племя разгневалось на Грозовых воинов из-за того, что Огнегрив, избранный с таким чудовищным нарушением традиции, продолжает оставаться глашатаем?

Лагерь встретил их возвращение изумленными возгласами и перешептываниями, и Огнегрив сразу понял, что всем пришла в голову одна и та же мысль. По дороге домой Синяя Звезда несколько раз горько повторила, что за всю историю леса не было случая, чтобы предводителю племени преградили дорогу к Святилищу.

Еле волоча лапы, не поднимая глаз от пыльной земли, Синяя Звезда поплелась в свою пещеру. Огнегрив с тяжелым сердцем смотрел ей вслед. Он так надеялся, что путешествие к Лунному Камню успокоит душу старой предводительницы! Но теперь, после позорного возвращения домой, ее состояние только ухудшилось. Внезапно ему стало так невыносимо жарко, что он опрометью бросился к зарослям на краю поляны, где нос к носу столкнулся с возвращающимися в лагерь Дымом и маленьким Угольком.

- Что-то вы быстро! - буркнул Дым, стараясь обойти Огнегрива, но маленький Уголек так и замер на месте, пожирая глазами обоих воинов.

- Племя Ветра не позволило нам пройти через их земли, - пояснил Огнегрив.

- Разве вы не сказали им, что идете к Высоким Валунам?! - поразился Дым, опускаясь рядом со своим оруженосцем.

- Разумеется, сказали! - разозлился Огнегрив. - Но они все равно не дали нам прохода. Дым покосился на заросли папоротников, ведущих к входу в лагерь, и вскоре на поляне появились Частокол в сопровождении Тростинки. Бедная Тростинка от усталости едва переставляла лапки и еле поспевала за своим наставником, ее рыжая шерстка была растрепана и перепачкана грязью.

- Почему вы вернулись? - спросил Частокол, неприязненно щуря глаза на Огнегрива.

- Племя Ветра не позволило им пройти, - ответил за Огнегрива Дым. Тростинка подняла голову, и ее красивые зеленые глазки округлились от изумления.

- Что?! Да как они посмели?! - рявкнул Частокол, злобно раздувая шерсть на спине.

- Сам удивляюсь, почему наш глашатай спустил им такую наглость! - поддакнул Дым.

- У меня не было выбора, - буркнул Огнегрив. - Ты хотел бы, чтобы я ставил под угрозу жизнь предводительницы? - сурово спросил он, не сводя глаз с бурого кота. И тут со стороны поляны донесся громкий крик Ветрогона:

- Огнегрив! - Поджарый кот бегом приближался к ним, и вид у него был очень взволнованный. Частокол с Дымом многозначительно переглянулись и отпустили своих оруженосцев. Ветрогон приблизился к котам и громко спросил: - Ты нигде не видел Белыша?

- Нет! - с упавшим сердцем ответил Огнегрив. - Я полагал, что сегодня днем он пойдет с тобой на охоту.

- Я попросил его подождать, пока я умоюсь, - пояснил Ветрогон, и по голосу его было ясно, что он скорее зол, чем расстроен. - Но когда я закончил, Веснянка сообщила мне, что Белыш предпочел отправиться в одиночку!

- Прости меня, - угрюмо пробурчал Огнегрив. Как будто мало ему других несчастий, помимо непослушного оруженосца! - Я поговорю с ним, как только он вернется в лагерь.

В глазах Ветрогона промелькнуло раздражение, словно он не слишком верил в серьезность этого обещания. Огнегрив собрался было еще раз извиниться, но лицо Ветрогона вдруг изумленно вытянулось. Резко обернувшись, Огнегрив увидел входящего в лагерь Белыша. Котик весь так и светился от гордости - ведь в зубах у него была зажата здоровенная, чуть меньше его самого, белка. Ветрогон угрожающе засопел.

- Я сейчас разберусь с ним! - быстро сказал Огнегрив. По всей видимости, Ветрогону хотелось еще многое рассказать о выходках оруженосца, но, как дисциплинированный воин, он лишь коротко кивнул и отошел.

Огнегрив молча смотрел, как оруженосец тащит свою добычу к общей куче. Бросив белку поверх остальной еды, Белыш повернулся и пошел в свою пещеру, не взяв себе ни кусочка. Огнегрив с невольным раздражением решил, что оруженосец не голоден, поскольку вволю поел во время охоты. "Сколько же раз в течение дня он нарушает воинский закон?" - беспомощно подумал он.

Ветрогон тоже, не отрываясь, следил за Белышом, пока тот не присоединился к остальным оруженосцам, сгрудившимся возле своей пещеры. Тогда Ветрогон встал, подошел к куче еды, выбрал сочную мышку и понес ее в детскую. Положив лакомый кусочек перед Синеглазкой, бурый воин что-то тихо шепнул ей на ухо. Королева, нахмурившись, подняла голову, посмотрела на Белыша, а затем перевела любопытный взгляд на Огнегрива.

Он тяжело вздохнул. Нужно было что-то предпринять, иначе в племени пойдут разговоры о том, что к своему родственнику новый глашатай относится гораздо более снисходительно, чем к остальным оруженосцам.

Он быстро приблизился к пеньку, возле которого собрались юные ученики. Слышен был только голос Белыша, и Огнегрив с удивлением заметил, что все остальные котята - Быстролап, Тростинка, Уголек и Веснянка - смотрят на него во все глаза и жадно ловят каждое слово.

- Эта старая глухая бельчиха сидела себе преспокойненько на третьей ветке сверху, - хвастливо распинался Белыш. - Я тихонько подползаю к сосне и лезу вверх, да так тихо и ловко, что даже птицы меня не учуяли. Бельчиха, разумеется, и ухом не ведет! Она не опомнилась даже тогда, тогда я скользнул на ветку прямо позади нее! Я знай ползу себе по ветке, а надо вам сказать, это был самый шершавый и колючий сук во всем лесу! - Белыш опустил голову и лизнул свою лапку, словно она все еще чесалась. Оруженосцы дружно заулыбались. - Я прополз почти половину пути, когда эта старая дура почуяла неладное. Когда я уже приготовился прыгать, она вдруг повернулась и увидела меня! Но... я прыгнул на нее быстрее гадюки! Схватил в когти, и мы в обнимку рухнули с дерева! Тростинка охнула и испуганно прижала уши. Веснянка наклонилась к ней и успокаивающе лизнула в голову.

- К счастью, земля под Высокими Соснами вся устлана иглами, поэтому там мягко, как в постели у старейшины! Если бы не это, я бы расшибся в лепешку. Свалились мы, значит, и тут моя белка попыталась дать деру. Хорошо, что я так и не разжал когтей! - Белыш гордо задрал нос и закончил: - Один укус в шею под затылком - и у племени прибавилось еды!

Котята восхищенно замяукали, и Огнегрив, сам того не желая, обрадовался, видя, какой популярностью пользуется его племянник среди сверстников. Однако его раздражала похвальба Белыша, кроме того, оруженосец по-прежнему не выказывал ни малейшего почтения к добыче. С этим нужно было что-то делать! Поймав взгляд Ветрогона, следившего за происходящим с противоположного края поляны, Огнегрив понял, что у старшего воина есть все причины быть недовольным поведением оруженосца. Было бы грубейшей ошибкой закрывать глаза на столь откровенное пренебрежение воинским законом!

- Белыш! - окликнул Огнегрив. Оруженосец быстро поднял голову.

- Что? - отозвался он. - Я хочу поговорить с тобой. Белыш неторопливо поднялся.

- Прошу меня извинить! - вздохнул он, обращаясь к товарищам. - Дела зовут! - Уголек не выдержал и весело прыснул, глядя, как Белыш с нарочитой неохотой плетется к своему наставнику.

- Иди за мной! - велел Огнегрив и, отойдя настолько, чтобы их разговор не был слышен остальным оруженосцам, резко спросил: - Ты ел во время охоты?

- Ну и что с того? - дернул плечом Белыш. - Я был голоден!

- Разрешает ли воинский закон принимать пищу до того, как накормлено племя? Белыш обвел скучающим взором верхушки деревьев.

- Судя по тому, что закон запрещает все остальное, наверное, нет. Огнегрив усилием воли подавил закипающее негодование.

- Ты подобрал голубя?

- Нет. Он исчез. Внутренне содрогнувшись, Огнегрив впервые понял, что не знает - верит он словам ученика или нет. На всякий случай он решил пока воздержаться от спора.

- Почему ты не пошел охотиться с Ветрогоном?

- Он слишком долго ел! - отрезал Белыш. - Кроме того, я предпочитаю охотиться в одиночку!

- Ты пока всего лишь оруженосец! - сурово напомнил ему Огнегрив. - Охотясь вместе со старшими, ты быстрее научишься всему, что требуется воину!

- Да, Огнегрив, - устало вздохнул Белыш, и у Огнегрива закралось подозрение, что он пропустил мимо ушей все, что ему говорили.

- Можешь идти! - прошипел он. Белыш повернулся и пошел прочь. На этот раз Огнегриву было все равно, смотрит на них Ветрогон или нет. Сейчас ему впервые было безразлично даже то, что думает о его оруженосце племя. Что значит мнение соплеменников, если он сам перестает верить в своего племянника?! Неужели Белыш и впрямь никогда не станет воином?

- Синяя Звезда! Прошло уже четверть луны с тех пор, как мы вернулись с предгорий, - начал Огнегрив, деликатно не называя истинной цели того путешествия. Даже теперь, когда они были одни, он избегал воспоминаний о неудавшемся походе к Высоким Валунам. - За все это время племя Ветра и племя Теней не предприняли ни одной вылазки на нашу территорию, - Синяя Звезда недоверчиво сощурила глаза, но глашатай решительно продолжал: - У нас очень много оруженосцев, и их необходимо тренировать. Лес кишит дичью. В такое время очень сложно каждый день оставлять в лагере троих взрослых воинов! Я думаю... мне кажется, двоих было бы вполне достаточно!

- Но что если нас снова атакуют?! - раздраженно спросила Синяя Звезда.

- Если бы племя Ветра действительно планировало - напасть на нас, патруль Чернохвата никогда не позволил бы тебе покинуть предгорья! - возразил Огнегрив и мысленно добавил: "Живой и невредимой".

- Хорошо, - кивнула предводительница, и глаза ее затуманились какой-то непонятной тоской. - Пусть в лагере остаются двое воинов.

- Спасибо, Синяя Звезда, - обрадовался Огнегрив, ведь ее согласие значительно облегчало организацию дозорных и охотничьих отрядов, а также тренировку оруженосцев. - Пойду распоряжусь относительно завтрашних патрулей, - сказал он и, почтительно поклонившись, вышел из пещеры.

Снаружи его уже дожидались воины.

- Буран, ты возглавишь рассветный патруль, - велел Огнегрив. - Возьми с собой Песчаную Бурю и Уголька. Дым, ты останешься охранять лагерь, пока я буду охотиться с Белышом, - Огнегрив обвел глазами оставшихся воинов и невольно подумал, насколько легче ему дается теперь выполнение обязанностей глашатая. Впрочем, с тех пор, как Синяя Звезда почти перестала выходить из своей пещеры и потеряла всякий интерес к жизни племени, ему волей-неволей пришлось всему научиться. - Остальные могут сами выбирать, пойдут ли они тренировать оруженосцев или возьмут их с собой на охоту. Главное, чтобы племенная куча была полна свежей дичи. Не знаю, как вы, а я уже привык хорошо питаться! - Воины довольно замурлыкали, а Огнегрив обернулся к Частоколу: - Частокол, завтра ты возглавишь дневной патруль. Ветрогон! Ты поведешь вечерний. Выберите сами, кого возьмете с собой, только не забудьте всех заранее предупредить.Ветрогон кивнул, зато Частокол, злобно сверкнув глазами, вдруг выпалил:

- А кто пойдет сегодня вечером на Совет?

- Не знаю, - признался Огнегрив.

- Синяя Звезда не говорила тебе? Или она еще не решила? - нагло прищурился полосатый кот, давая понять, что ему прекрасно известно равнодушие Синей Звезды к жизни племени. Судя по тому, как взволнованно зашевелились другие воины, истинное положение вещей не осталось тайной и для остальных.

- Предводительница еще не обсуждала со мной этого, - честно признался Огнегрив. - Она сообщит свое решение, когда будет готова.

Частокол повернул голову и уставился в тенистые заросли.

- Лучше бы ей поторопиться, - буркнул он. - Солнце клонится к закату!

- Тогда тебе лучше пойти поужинать, - сказал Огнегрив. - Если предводительница возьмет тебя на Совет, дорога потребует немало сил!

Ему очень не нравился вызывающий тон Частокола, но он не позволил себе взъерошить шерсть. Усевшись поудобнее, он стал ждать, пока воины разойдутся. Только когда перед Высокой Скалой не осталось ни одного кота, Огнегрив поднялся и пошел к пещере Синей Звезды. В последнем разговоре предводительница ничего не сказала о предстоящем Совете, а он был так занят завтрашними патрулями, что совершенно забыл ее спросить.

- Это ты, Огнегрив? - спросила Синяя Звезда, когда он просунул голову сквозь полог. Едва взглянув на нее, Огнегрив заметил разительную перемену. Казалось, предводительница только что привела себя в порядок, и теперь ее прилизанная шерстка сияла в полумраке пещеры. Это был добрый знак, и Огнегрив обрадовался. Неужели Синяя Звезда начинает выздоравливать? - Когда поешь, собери воинов. Мы отправляемся на Совет.

- А... кого позвать? - пролепетал Огнегрив, сбитый с толку деловитым тоном Синей Звезды.

Предводительница удивленно посмотрела на него и быстро назвала имена. Она говорила так уверенно, что Огнегрив слегка растерялся. На миг ему даже показалось, что Синяя Звезда уже отдавала распоряжения относительно Совета, а он позабыл.







Сейчас читают про: