double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 9 страница


- Ты говоришь о ней так, словно она все еще жива, - проговорила Пепелюшка, устало закрывая глаза. - Почему ты не можешь с миром отпустить ее в Звездное племя? Я знаю, она очень много значила для тебя, но вспомни, что сказала мне Щербатая, когда я никак не могла справиться с тоской по Серебрянке? Направь свои силы на сегодняшний день и перестань грустить о прошлом!

- Кому какое дело до моей тоски по Пестролистой?! - рассердился Огнегрив. - Какой может быть вред в том, что я не хочу забывать ее!

- А такой, что пока ты грезишь о ней, ты не замечаешь никого вокруг! Оглянись, Огнегрив, и совсем рядом с собой ты увидишь не звездную воительницу, а живую кошку, на которую тебе давным-давно пора бы обратить внимание!

- О ком это ты? - захлопал глазами Огнегрив.

- А ты и не догадываешься?

- О ком?!

Пепелюшка открыла глаза и подняла голову.

- Огнегрив! Каждый котенок в племени знает о том, что Песчаная Буря без памяти влюблена в тебя! - При этих словах Огнегрива бросило в жар, он раскрыл рот, чтобы заспорить, но Пепелюшка не дала ему и слова вставить: - А теперь убирайся и дай мне отдохнуть! - сонно пробормотала она, опуская подбородок на лапки. - Обещаю, что завтра же велю Перышку и Белогрудому покинуть нашу территорию.

С этими словами она закрыла глаза, и не успел Огнегрив дойти до выхода из папоротников, как в громкий храп Щербатой снова вплелось сладкое посапывание Пепелюшки.

В смятении Огнегрив выбрался на поляну. Он, разумеется, знал, что Песчаная Буря с недавних пор резко переменила свое отношение к нему, что на смену былой враждебности и презрению пришло искреннее уважение и привязанность... Но ему и в голову не приходило, что золотистая кошечка может испытывать к нему нечто гораздо большее, чем просто дружбу!

В следующий миг Огнегрив вспомнил, какой нежностью светились зеленые глаза Песчаной Бури, когда она вылизывала его ободранные лапы, и шерсть у него на спине зашевелилась от какого-то щемящего, неведомого прежде чувства.

В следующие несколько дней пересохли все ручьи на территории Грозового племени, и теперь за водой приходилось ходить за Нагретые Камни, к самой границы с Речным племенем.

- Никогда еще не было такого лета! - ворчала старая Кривуля. - Весь лес высох, как подстилка у новорожденного!




Огнегрив уставился в небо, высматривая хоть малейшее облачко, и молча молил Звездное племя поскорее послать им дождь. Засуха заставляла Грозовых котов искать воду все дальше от лагеря и все ближе к тому месту, где Пепелюшка прятала больных воинов Теней. Каждый день Огнегрив боялся, что какой-нибудь патруль наткнется на оставшиеся там следы болезни и принесет заразу в лагерь. В то же время, он был почти благодарен засухе за то, что заботы о воде

почти не оставляли ему времени на тревогу о пропавшем Белыше.

Дневной патруль только что вернулся в лагерь, и теперь Белоснежка спешно собирала старейшин и королев, чтобы вести их напиться к реке. Старики прятались в крошечной тени на краю поляны.

- За что Звездное племя насылает на нас эту засуху? - скрипел Безух. Поймав на себе его косой взгляд, Огнегрив сразу вспомнил, что ворчливый старик уже давно предупреждал слушателей о том, что Звездное племя непременно покарает их за нарушение священного ритуала, которым сопровождалось избрание нового глашатая.

- Меня тревожит не засуха, - прокаркала Кривуля.

- Хуже всего то, что в лесу стало полным-полно Двуногих! Никогда еще я не слышала столько грохота, как теперь! Они распугивают дичь, они вытаптывают наши пограничные метки и заглушают их своими мерзкими запахами! Хорошо бы дождь разогнал их!

- И чего им не сидится на своей земле? - закивал Лоскут. - На прошлом Совете старики из Речного племени говорили мне, что в эти Зеленые Листья на берегу стало гораздо больше Двуногих, чем раньше! Они даже разводят огонь, вот до чего докатились! Страшно подумать, что они могут устроить своими кострами, в такую-то жару! С ума они посходили, вот что я вам скажу!



- А я беспокоюсь о Синеглазке! - негромко вставила Горностайка. - Бедняжка выкармливает сразу троих, значит, и воды ей нужно больше, чем всем нам!

Но добраться до реки и обратно, это ж целое путешествие! Она боится надолго оставлять своих деток без присмотра. Но ведь если она не будет как следует пить, у нее пропадет молоко, и котята умрут с голоду...

- И Златошейке тоже несладко, - поддержал королеву Лоскут. - Огнегрив заметил, что лицо старика помрачнело, но тут же разгладилось. - А что если каждый из нас смочит в воде кусок мха? Принесем мох королевам, пусть вылизывают влагу? - предложил он.

- Отлично придумано! - обрадовался Огнегрив. И почему он сам не додумался до такой простой вещи? Уж не потому ли, что в последнее время избегает вообще думать о детской, а в особенности об одном из ее обитателей?! - Ты сможешь сделать это уже сегодня, Лоскут?

Черно-белый старик утвердительно кивнул.

- Мы все принесем по кусочку! - решила Горностайка.

- Спасибо! - с благодарностью посмотрел на нее Огнегрив. И тут он вспомнил о Белыше, и сердце его сжалось от тоски. Как обрадовался бы оруженосец возможности помочь старикам! Он всегда был особенно привязан к старейшинам, любил по вечерам забраться к ним в пещеру, послушать стариковские истории, а порой и поужинать вместе с ними. Чтобы не расстраиваться, Огнегрив запретил себе думать о том, что старейшины, похоже, почти не заметили исчезновения белоснежного оруженосца. Неужели во всем племени один лишь Огнегрив верил в то, что Белыш приживется в лесу? Он сердито пошевелил ушами.

Возможно, Синяя Звезда права, и Белыш поступил правильно, покинув лагерь... Но кто мог подумать, что Огнегрив будет так мучительно тосковать по нему?! Он обернулся и окликнул Песчаную Бурю и Бурого, которые отлеживались в тенистых зарослях крапивы, отдыхая после патрулирования. Услышав призыв глашатая, коты послушно вскочили и подбежали к нему.

- Вы не могли бы проводить Безуха и остальных? - спросил Огнегрив. - Кто знает, как близко к реке им придется спуститься в поисках воды, к тому же я хочу чтобы кто-то защитил их в случае столкновения с патрулем Речного племени. - Помедлив, он добавил: - Я знаю, что вы очень устали, но все воины тренируют своих учеников, а мы с Бураном должны остаться охранять лагерь.

- Конечно! - легко согласился Бурый.

- Я совсем не устала! - фыркнула Песчаная Буря, не сводя зеленых глаз с глашатая.

Огнегрив мгновенно вспомнил недавние слова Пепелюшки и почувствовал предательскую дрожь в лапах.

- Ну... Отлично! - неожиданно громко воскликнул он и, чтобы спрятать глаза, принялся самозабвенно вылизывать грудку. Бурый пошевелил усами, пряча улыбку, а Огнегрив, заметив это, принялся вылизываться с еще большим остервенением.

Он испытал настоящее облегчение, когда маленький отряд скрылся в папоротниках и поляна опустела. Буран опять сидел в пещере у Синей Звезды. Синеглазка и Златошейка прятались от зноя в детской вместе со своими котятами. Огнегрив вспомнил, что в последние дни сын Когтя, спотыкаясь на нетвердых лапах, часто гулял по лагерю в сопровождении своей матери. При виде котенка Огнегрив каждый раз отводил глаза, настороженно следя за тем, как малыш начинает потихоньку включаться в жизнь племени.

Но сейчас, присушиваясь к мяуканью котят в детской, Огнегрив думал только о том, что бедняга будет голодать, если его мать немедленно не получит достаточно питья. Хорошо бы котам не пришлось идти к самой реке! Он представил вереницу стариков и королев, бредущих в высокой траве, увидел, как сверкает на солнце золотистая шерсть Песчаной Бури, и невольно вздрогнул, вспомнив о больных котах из племени Теней. Что если Пепелюшка так и не отправила их обратно, и они по-прежнему прячутся под корнями дуба?!

Огнегрив содрогнулся и со всех лап кинулся на поляну Щербатой. У самого входа он едва не сбил с ног Пепелюшку, хромающую к папоротникам. - Что это с тобой? - весело воскликнула она, но, заглянув в мрачное лицо Огнегрива, мгновенно посерьезнела.

- Ты передала Перышку и Белогрудому, что они должны уйти? - резко спросил Огнегрив.

- Опять ты об этом?! - отмахнулась Пепелюшка.

- Ты уверена, что они ушли?

- Они обещали уйти в ту же ночь, - буркнула Пепелюшка, вызывающе глядя на глашатая своими круглыми голубыми глазками.

- И не оставили после себя никакого запаха заразы? - не успокаивался Огнегрив.

- Послушай! - взорвалась Пепелюшка. - Я сказала им уйти, и они пообещали, что уйдут! Все! У меня нет времени на глупости, понял? Мне нужно успеть собрать ягоды, пока их не поклевали птицы. Если ты мне не веришь, пойди и проверь сам, понятно?

Со стороны пещеры Щербатой послушалось грозное рычание.

-

Эй, болтушка! Хватит чесать язык! Немедленно отправляйся за ягодами!

- Прости, Щербатая! - обернувшись, крикнула Пепелюшка. - Я разговаривала с Огнегривом! - громко пояснила она и осуждающе посмотрела на глашатая, когда Щербатая снова заорала из своего укрытия:

- Так скажи ему, чтоб немедленно прекратил тратить твое время, если не хочет иметь дело со мной! У Пепелюшки обвисли усы, и Огнегрив почувствовал себя виноватым.

- Извини, Пепелюшка. Не думай, что я тебе не доверяю! Просто я...

- Просто ты ворчливый старый барсук! - закончила она и ласково боднула друга в плечо. - Иди и сам проверь пещеру под корнями, может, тогда успокоишься! - с этими словами она отошла от него и похромала к выходу из лагеря.

Пепелюшка была права! Огнегрив и сам понял, что успокоится только тогда, когда лично обследует корни старого дуба и убедиться в том, что там больше нет ни котов, ни их болезни. Но он не мог пойти прямо сейчас, ведь, кроме них с Бураном, в лагере не осталось ни одного воина! У Огнегрива даже шерсть зачесалась от тревоги и отчаяния. Вернувшись к Высокой Скале, он увидел направляющегося к нему Бурана.

- Ты уже принял решение насчет утреннего патруля? - окликнул его белоснежный воин.

- Думаю, Ветрогон возьмет с собой Кисточку и Царапку, - отозвался Огнегрив, останавливаясь.

- Хорошая мысль, - рассеянно ответил Буран, и Огнегрив понял, что мысли старшего воина заняты чем-то другим. - Скажи, не могла бы моя Веснянка пойти с ними? - спросил он. - Ей будет полезно. Я...я давно не занимался с ней, - признался он, дернув ухом. Огнегрив вспомнил, что белоснежный воин каждый день все больше времени проводит с Синей Звездой. Неужели Буран боится надолго оставлять ее одну? Опасается необдуманных решений предводительницы? Огнегрив встревожился и тут же, к собственному стыду, почувствовал огромное облегчение.

Как хорошо, что взрослый воин - самый сильный и уважаемый в племени! - разделяет его тревогу за помраченный разум Синей Звезды.

- Конечно! - кивнул он. Буран уселся возле глашатая и окинул взором поляну.

- Что-то тихо сегодня!

- Песчаная Буря и Бурый повели стариков и королев к реке. Лоскут предложил напитать водой кусочки мха и принести их Синеглазке со Златошейкой.

- Возможно, они оставят немного для Синей Звезды, - кивнул Буран. - Сдается мне, она не хочет покидать лагерь, - воин слегка понизил голос. - Каждое утро она слизывает росу с листьев, но в такую жару этим разве напьешься! Огнегрива словно водой окатили.

- Но на днях мне показалось, что ей стало намного лучше! - пробормотал он.

- С каждым днем ей становится лучше, - заверил Буран. - И тем не менее она все еще... - Он оборвал себя и замолчал. Огнегрива потрясла его мрачность, но он не стал переспрашивать - все было ясно без слов.

- Я понимаю, - прошептал он. - Когда Лоскут вернется, попрошу у него кусочек мха.

- Спасибо, - Буран, сощурившись, посмотрел на Огнегрива. - Ты отлично справляешься, - одобрительно кивнул он.

- Что ты имеешь в виду? - выпрямился Огнегрив.

- Ты хороший глашатай. Я понимаю, как тебе не просто. Сначала Синяя Звезда... А теперь еще эта засуха. И все же, по-моему, никто в племени не станет спорить с тем, что Синяя Звезда не могла сделать лучшего выбора.

"Никто в племени! Кроме Частокола, Дыма, и половины старейшин!" - мрачно подумал Огнегрив, но тут же понял, что ведет себя непростительно грубо, и с благодарностью посмотрел на белоснежного воина.

- Спасибо, Буран, - промурлыкал он, польщенный высокой похвалой этого мудрого и благородного кота, чье мнение значило не меньше, чем мнение самой Синей Звезды.

- Знай, я очень сочувствую тебе по поводу Белыша, - мягко сказал Буран. - Понимаю, как тебе тяжело. Как бы там ни было, вы с ним одной крови. Рожденные в племени воспринимают свое родство как должно, но ты - ты другое дело.

Огнегрив смутился, пораженный проницательностью Бурана.

- Да, - неуверенно сказал он. - Я действительно очень тоскую по нему. Но не только потому, что он мой родственник! Я ведь почти поверил в то, что он сможет стать отличным воином! - Он искоса посмотрел на Бурана, почти не сомневаясь в том, что тот будет возражать, но, к его удивлению, белоснежный воин лишь согласно кивнул.

- Он был хорошим охотником и хорошим другом для других оруженосцев, - подтвердил Буран. - Но, видимо, Звездное племя избрало ему иную участь.

Я не целитель и не умею понимать звезды, как Щербатая с Пепелюшкой, но я всегда доверял Звездным предкам и с радостью приму все, что они уготовили нашему племени.

"И поэтому ты - самый великий и благородный воин нашего племени!" - подумал Огнегрив, восхищенный его преданностью воинской чести и законам долга. Если бы Белыш хоть на один усик разделял убеждения Бурана, возможно, все было бы теперь совсем иначе...

Стремительный шорох камушков за папоротниковой стеной лагеря заставил котов подскочить от неожиданности. Огнегрив со всех лап бросился к входу в лагерь. Горностайка и другие коты неслись вниз по склону холма, поднимая тучи грязи и пыли. Шерсть их стояла дыбом, вытаращенные глаза горели.

- Двуногие! - задыхаясь, крикнула Горностайка, первой добравшись до подножия.

Огнегрив поднял голову и посмотрел наверх, где Бурый с Песчаной Бурей помогали старикам перебираться с камня на камень.

- Все в порядке! - крикнула сверху Песчаная Буря. - Мы от них убежали! Когда все благополучно спустились вниз, Бурый подбежал к Огнегриву и, испуганно запинаясь, сообщил:

- Мы встретили группу молодых Двуногих! Они погнались за нами! У Огнегрива шерсть поднялась дыбом, а столпившиеся вокруг коты в ужасе заголосили.

- Все целы и невредимы? - быстро спросил он. Песчаная Буря обвела глазами отряд и кивнула.

- Отлично, - Огнегрив набрал в грудь побольше воздуха и выдохнул, пытаясь успокоиться. - Где вы встретили этих Двуногих? Около реки?

- Нет, мы даже до Нагретых Камней не успели дойти! - пояснила Песчаная Буря. Она уже успокоилась, восстановила дыхание, и теперь зеленые глаза ее метали молнии. - Они бродили по лесу, а не по своим обычным трактам! Огнегрив усилием воли заставил себя выглядеть спокойно. Двуногие очень редко забирались так глубоко в чащу!

- Значит, придется отложить поход за водой до наступления темноты, - громко объявил он.

- Думаешь, к тому времени они уберутся восвояси? - еле слышно проскрипела Кривуля.

- С какой стати им оставаться? - вопросом на вопрос ответил Огнегрив, пряча свои сомнения. Кто знает, что взбредет в голову этим Двуногим?

- Но как же Синеглазка и Златошейка? - всполошилась Горностайка. - Им вода нужна больше, чем остальным!

- Давайте я схожу и раздобуду немного воды! - предложила Песчаная Буря.

- Нет! - отрезал Огнегрив. - Я пойду! - По дороге за водой он сможет последовать совету Пепелюшки и лично убедиться, убрались ли воины Теней из-под корней старого дуба. Он перевел глаза на Песчаную Бурю: - А ты останешься здесь. Встань на вершине холма и следи, не покажутся ли Двуногие! - При этих словах Кривуля испуганно охнула, и Огнегрив поспешил успокоить старуху: - Я не сомневаюсь, что они ушли! Но всем будет спокойнее, если Песчаная Буря постоит на страже.

Заглянув в сверкающие изумрудные глаза рыжей кошки, он понял, что принял верное решение.

- Я пойду с тобой! - вызвался Бурый. Огнегрив покачал головой. Он твердо решил отправиться в одиночку, чтобы никто в лагере не узнал о не прошенной доброте глупой Пепелюшки.

- Ты останешься в лагере и будешь охранять его вместе с Бураном, - пояснил он палевому коту. - А сейчас отправляйся прямо к Синей Звезде и доложи ей обо всем, что с вами произошло. Я постараюсь вернуться как можно быстрее. Сначала надо напоить кормящих королев, а остальным придется потерпеть довечера!

Вместе с Песчаной Бурей он полез на вершину холма, то и дело останавливаясь, чтобы принюхаться. К счастью, Двуногими здесь пока не пахло.

- Будь осторожен! - прошептала Песчаная Буря, когда Огнегрив уже собирался нырнуть в лес.

Он ласково лизнул ее между ушами.

- Обещаю, - тихо прошептал он. На одно долгое мгновение зеленые глаза встретились с другими - такими же зелеными, а потом Огнегрив резко развернулся и осторожно вступил в лес. Насторожив уши и приоткрыв рот, он пошел по самой толстой траве, весь превратившись в обоняние и слух, чтобы не пропустить малейшего следа близкого присутствия Двуногих. Однако долгое время все оставалось спокойно.

Неестественный запах Двуногих, да и тот уже выдохшийся, он учуял, только подойдя близко к Нагретым Камням.

Огнегрив побрел через лес к обрыву, под которым протекала река, разделявшая Речное и Грозовое племя. Оглядываясь в поисках Речного патруля, он невольно поймал себя на том, что с надеждой высматривает, не мелькнет ли вдали знакомая серая голова Крутобока. Но в знойной духоте леса не было ни следа, ни запаха никаких котов. Что ж, нет худа без добра - стало быть, он сможет безо всякой опаски намочить мох в реке! Но сначала следует проверить нору под дубом.

Огнегрив направился к границе, останавливаясь у каждого дерева, чтобы освежить пограничные метки. Даже здесь, у самой воды, лес уже потерял свою обычную свежесть, а листва выглядела пожухлой и вялой. Через какое-то время впереди показался огромный дуб, а, подойдя ближе, Огнегрив увидел тенистую нору, в которой прятались больные.

Он глубоко вдохнул и с облегчением перевел дух. Зловонный запах болезни исчез! Обрадовавшись, Огнегрив решил быстро осмотреть нору. Подойдя ближе, он осторожно заглянул внутрь, потом низко пригнулся и, вытянув шею, уставился в темный зев пещеры.

Он успел лишь испуганно охнуть, когда на спину ему обрушилась какая-то тяжесть, и чьи-то когти полоснули его по бокам. Ужас и ярость захлестнули его. Огнегрив взвыл и бешено извернулся, пытаясь сбросить нападавшего, но это оказалось не так-то просто. Огнегрив замер, ожидая, что острые когти вот-вот вопьются в его бока, однако невидимый противник, хоть и держал его крепко, но когти выпускать не спешил. Более того, лапы у него оказались широкими и на удивление мягкими. В следующий миг знакомый запах защекотал ноздри Огнегрива - запах, уже пропитанный Речным племенем, но по-прежнему знакомый и любимый!

- Крутобок! - радостно воскликнул Огнегрив.

- Я подумал, ты никогда не выберешься повидать меня! - заурчал Крутобок, спрыгивая со спины друга. Только теперь Огнегрив понял, что Крутобок насквозь промок в реке и даже успел намочить рыжую шерсть Огнегрива. Он поспешно отряхнулся и изумленно уставился на серого друга.

- Ты переплыл реку?! - недоверчиво протянул он. Все Грозовое племя прекрасно знало, что Крутобок панически боится мочить свою густую серую шерсть.

Крутобок быстро отряхнулся, и вода легко отлетела от его длинной густой шерсти, которая раньше, как мох, впитывала любую влагу, а теперь стала блестящей и гладкой, как утиные перья.

- Вплавь гораздо быстрее, чем по каменной гряде, - как ни в чем не бывало пояснил Крутобок. - Кроме того, моя шерсть больше не набирает воду! Думаю, это все из-за рыбы! Вот тебе одно из преимуществ рыбной диеты!

- На мой взгляд, единственное! - скривился Огнегрив, не понимая, как может резкий запах рыбы сравниться с нежным, мускусным ароматом лесной добычи?!

- Она не так плоха, когда привыкнешь, - фыркнул Крутобок и весело подмигнул другу. - А ты отлично выглядишь!

- Ты тоже, - улыбнулся Огнегрив.

- Наши, когда вернулись с Совета, сказали, что ты до сих пор остаешься глашатаем Грозового племени, - замурлыкал Крутобок и улыбнулся. - Так, значит, тебя еще не разжаловали в оруженосцы?

- Нет, - улыбнулся Огнегрив. - Я пока на прежнем месте.

- Ну да? Не иначе Синяя Звезда совсем спятила! - поддел друга Крутобок.

Огнегрив похолодел.

- Эй, в чем дело? - прищурился Крутобок. Огнегрив с ужасом понял, что старый друг слишком хорошо знает его, чтобы не заметить внезапной перемены в его лице.

- Я просто пошутил! - неловко извинился Крутобок. - Надеюсь, она в добром здравии?

- Разумеется! - быстро сказал Огнегрив. - Просто она больше не похожа на себя, прежнюю... С тех самых пор, как Коготь...

- Этот Ядозуб больше не появлялся? - нахмурился

Крутобок.

- Ни разу! - покачал головой Огнегрив. - И это настоящее счастье! Не знаю, как поведет себя Синяя Звезда, если снова увидит его!

- Выцарапает ему глаза, и дело с концом! - усмехнулся Крутобок. - Синяя Звезда не из таких, кого можно надолго сбить с лап!

"Как бы я хотел, чтобы так оно и было!" - грустно подумал Огнегрив. Заглянув в любопытные круглые глаза Крутобока, он вдруг понял, какой несбыточной мечтой было его желание поделиться сомнениями со старым другом. Крутобок был воином Речного племени, а глашатаю Грозовых котов не пристало посвящать чужака в подробности болезни своей предводительницы. Кроме того, он понял, что не готов рассказать Крутобоку даже об исчезновении Белыша. Может быть, когда-нибудь потом, чуть позже... Зачем попусту тревожить старого друга, который все равно ничем не может помочь? Однако Огнегрив знал, что это всего лишь отговорка. Поделиться с другом ему мешала гордость. Он не хотел говорить Крутобоку, что второй раз потерпел неудачу как наставник. Сначала Пепелюшка, теперь - Белыш...

- Как жизнь в Речном племени? - спросил он, чтобы сменить тему.

- Почти такая же, как в Грозовом, - пожал плечами Крутобок. - И коты почти такие же. Есть добрые, есть ворчливые, встречаются забавные, а некоторые просто... В общем, коты как коты, можешь мне поверить.

Огнегрив завистливо посмотрел на друга. Крутобок казался слишком спокойным, слишком довольным

своей новой жизнью. Разумеется, ведь ему не приходится нести на своих плечах груз ответственности, который вынужден был взвалить на себя новый глашатай Грозового племени! Кроме того, после ухода Крутобока в Речное племя к горечи Огнегрива все чаще стало примешиваться раздражение. Он так до конца и не смог примириться с тем, что, выбирая между котятами и дружбой, Крутобок выбрал своих детей.

Огнегрив попытался прогнать нехорошие чувства.

- Как твои котята? - спросил он.

- Они потрясающие! - гордо заурчал Крутобок. - Младшая, как две капли воды похожа на мать - такая же красавица, а уж характер! Она доставляет кучу хлопот своей приемной матери, но все равно все от нее без ума! Особенно Метеор. Старший гораздо спокойнее и вообще легко довольствуется тем, что имеет.

- Весь в отца! - фыркнул Огнегрив.

- И такой же красавец! - засмеялся Крутобок, и Огнегрив наконец-то почувствовал знакомую радость от того, что просто сидит и болтает со старым другом.

- Я скучаю без тебя, - сказал он, не в силах справиться с собой. Больше всего на свете он хотел, чтобы Крутобок вернулся в лагерь, чтобы они снова охотились и сражались, как раньше, плечом к плечу! - Почему ты не возвращаешься?

- Я не могу оставить своих детей, - покачал головой Крутобок. Огнегрив, как ни старался, не смог спрятать недоверчивого взгляда. Он прекрасно знал, что котят воспитывают королевы, а не отцы. Заглянув в глаза друга, Крутобок виновато пояснил:

- Ты не думай, за ними ухаживают как надо! Разумеется, в Речном племени они и без меня будут здоровы и счастливы! Дело не столько в них, сколько во мне. Я просто не перенесу разлуки с ними. Они слишком напоминают мою Серебрянку.

- Ты до сих пор тоскуешь по ней?

- Я любил ее, - просто ответил Крутобок.

Огнегрив почувствовал укол ревности, но быстро опомнился, вспомнив горечь, сопровождающую каждое его пробуждение после того, как во сне ему является Пестролистая. Приблизившись к другу, он потерся носом о его щеку. У него никогда не было повода сомневаться в дружбе серого кота, и лишь Звездному племени известно, как был он повел себя, окажись на месте Серебрянки Пестролистая. "Или Песчаная Буря?" - прошептал тихий голос в его душе.

Но в этот момент Крутобок с такой силой ткнул его носом, что он едва удержался на ногах и мигом позабыл все тревожные мысли.

- Выше голову! - крикнул Крутобок, словно прочитал мысли Огнегрива. - Ты ведь шел сюда вовсе не за тем, чтобы повидать меня, верно?

- Я... Ну, в общем-то... - растерялся Огнегрив.

- Ты высматривал тут котов из племени Теней, я угадал?

- Откуда ты про них узнал? - ошеломленно спросил Огнегрив.

- Я откуда узнал? - искренне поразился Крутобок. - По вони, откуда же еще?! Коты в племени Теней и так воняют, будь здоров, а если еще заболеют - это, я тебе скажу, вообще кошмар!

- Выходит, все Речное племя знает про этих котов?! - выдавил Огнегрив, холодея от ужаса. Страшно представить, какая буря поднимется в лесу, если соседи узнают, что Грозовое племя вновь предоставило убежище воинам Теней, да еще больным смертельной болезнью, грозящей распространиться по всему лесу!

- Насколько я знаю, нет, - успокоил его Крутобок. - Можешь сказать мне спасибо - я добился раз решения в одиночку патрулировать эту часть границы.

Думаю, они решили, что я тоскую по дому, вот и согласились. А может, надеются, что я, наконец, вернусь в Грозовое племя, если буду почаще болтаться в лесу.

- Но ты-то с какой стати стал покрывать больных из племени Теней? - не понял Огнегрив.

- Я набрел на них сразу после того, как они тут очутились, - терпеливо пояснил Крутобок. - Они сказали, что их тут прячет сама Пепелюшка. Я прикинул и решил, что она делает это с твоего разрешения. Кроме того, это вполне в твоем духе - пожалеть этих блохастых доходяг и тайком лечить их от всех хворей! У тебя всегда было слишком жалостливое сердце!

- На самом деле, я вовсе не обрадовался, когда увидел их здесь! - признался Огнегрив.

- И тем не менее позволил Пепелюшке оставить их.

- Ну да, - вздохнул Огнегрив.

- Эта малышка всегда вертела тобой, как хотела! - ласково улыбнулся Крутобок. - Тем не менее они убрались восвояси.

- Ты уверен? - с невольным облегчением спросил Огнегрив. Ему было приятно, что Пепелюшка, несмотря ни на что, сдержала свое слово.

- Пару дней назад я видел с того берега, как кто-то из них тут охотился, но с тех пор их словно ветром сдуло!

- Вот и отлично! - вздохнул Огнегрив. Слова Крутобока несколько успокоили его, хотя ему неприятно было думать о том, что еще два дня назад больные находились на территории Грозового племени. Счастье, что они ни разу не наткнулись на Грозовых котов, регулярно отправлявшихся за водой к реке! Но теперь, слава Звездному племени, все тревоги остались позади, и Грозовым котам больше не угрожает опасность подхватить болезнь!

- Слушай, - сказал Крутобок. - Теперь мне надо идти. Я отправился на охоту и обещал, что по возвращении позанимаюсь с оруженосцами.

- У тебя есть собственные оруженосцы? - спросил Огнегрив.

Крутобок спокойно выдержал его любопытный взгляд.

- Нет. Не думаю, что Речные коты готовы доверить мне своих котят, - тихо ответил он, дернув усами, и Огнегрив так и не понял, досадует он или усмехается.

- Как-нибудь увидимся, - шепнул Крутобок и потерся подбородком о щеку Огнегрива.

- Обязательно, - ответил Огнегрив, чувствуя, как бездонная черная пропасть разверзается у него в душе.

Крутобок повернулся, готовый уйти. Пестролистая, Крутобок, Белыш... Неужели он обречен терять всех, к кому успеет хоть немного привязаться?

- Береги себя! - крикнул Огнегрив, глядя, как Крутобок пробирается сквозь гущу папоротников к реке.

Вот он остановился у берега и уверенно вошел в воду. Его широкие плечи виднелись сквозь толщу воды, он плыл, рассекая волны уверенными, размашистыми движениями, оставляя за собой еле заметный след...

Огнегрив помотал головой. Если бы он мог отбросить все свои беды и печали с такой же легкостью, с какой Крутобок стряхивает речную воду со своей шубы! Огнегрив повернулся и побрел в чащу.

Огнегрив тащил в зубах тяжелый комок мокрого мха. По дороге вода, обильно капавшая с мшистой губки, вымочила ему всю грудь и залила передние лапы, но и того, что осталось, было вполне достаточно, чтобы утолить жажду Златошейки и Синеглазки. По крайней мере, теперь они смогут спокойно ждать, пока вечерний патруль принесет им новую порцию воды.

Солнце медленно катилось за верхушки деревьев, и все племя, как всегда, высыпало на поляну. Большинство уже успело поужинать, и теперь коты привычно вылизывали друг друга, едва отрываясь от своего занятия, чтобы поприветствовать вернувшегося глашатая. Огнегрив быстро кивнул Ветрогону, Кисточке и Царапке, собиравшимся заступить в вечерний патруль.

Чернобурка тем временем собирала в поход за водой новую группу старейшин и королев. Жаждущие толпились у поваленного дуба, и, проходя мимо, Огнегрив снова услышал скрипучий голос Безуха:

- Надо держать ушки на макушке и зорко смотреть

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: