double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 12 страница


- Он убил Ветрогона?! - не веря своим ушам, переспросил Горелый.

Огнегрив тоже остановился и мрачно кивнул.

- Коготь встал во главе шайки разбойников и поклялся убить нас всех.

- Но... Но кто мог пойти за таким п-предводителем?! - пролепетал Горелый.

- К нему примкнула часть бывших дружков Хвостолома, которых в свое время изгнали из племени Теней, - Огнегрив помолчал, воскрешая в памяти картину недавней битвы у Гремящей Тропы. - Кроме того, в его банде есть и другие коты. Их я не знаю и никогда не видел раньше.

- Выходит, Коготь стал еще могущественнее, чем прежде, - угрюмо заключил Горелый.

- Нет! - возразил Огнегрив. - Он больше не воин, он изгнанник! Он не принадлежит ни к одному племени, - продолжал он. - Звездное племя должно отвернуться от него, поскольку он нарушил законы воителей! А поскольку за ним не стоит ни одно племя, и его больше не защищает воинский закон, он никогда не сможет победить Грозовое племя! - Огнегрив замолчал, удивляясь своей внезапной уверенности. Песчаная Буря с гордостью смотрела на него.

- Надеюсь, ты прав, - пробормотал Горелый.

"Я тоже", - подумал про себя Огнегрив. Сощурив глаза от слепящего солнца, он снова тронулся вперед.

- Разумеется, он прав! - наставительно заметила Песчаная Буря, устремляясь за своим глашатаем.

- В любом случае я рад, что меня это больше не касается! - буркнул Горелый, пристраиваясь с ней рядом.

Кошка с осуждением посмотрела на него.

- Неужели ты совсем не скучаешь по своему племени?

- Сначала скучал, - вздохнул Горелый. - Но теперь у меня появился дом, и я обжился на новом месте. Если вдруг заскучаю, пойду к Ячменю, мне вполне достаточно его общества. И я не променяю свою спокойную жизнь на возможность вновь столкнуться с Когтем!

- Почем тебе знать, вдруг он однажды придет и за тобой? - презрительно сощурилась Песчаная Буря. У Горелого даже уши задрожали от страха.

- Коготь не знает, где ты живешь, - успокоил его Огнегрив, укоризненно поглядев на подругу. - Торопитесь, надо поскорее пройти территорию племени Ветра.

Он прибавил шаг, и вскоре троица уже неслась сквозь вересковые заросли, да так быстро, что никто не пытался возобновлять прерванный разговор. Огнегрив- не стал приближаться к зарослям утесника, где в прошлый раз они с Синей Звездой наткнулись на отряд Чернохвата, а повел друзей в обход по вересковой пустоши. Открытое пространство не давало никакой защиты от палящего солнца, так что когда троица, наконец, добралась до склона, ведущего к жилищам Двуногих, Огнегриву казалось, будто его рыжая шерстка дымится от жара.




Внизу, под их лапами, расстилалась долина. Разбросанные повсюду клочки полей, полоски дорог и пятна гнезд, где ютились Двуногие, делали ее похожей на пеструю кошачью шкурку.

- Воины Ветра, должно быть, спрятались от жары в своем лагере, - пропыхтел Огнегрив, устремляясь вниз по склону холма. - Хорошо бы оставшаяся часть пути прошла так же гладко!

Добежав до небольшой рощицы, Огнегрив с наслаждением окунулся в ее тенистую прохладу. Знакомые звуки и запахи леса окружили его. Высоко над головами котов кружили в небе два канюка, оглашая воздух высокими пронзительными криками, где-то вдали грозно рычало чудовище Двуногих. Лапы ныли от усталости, больше всего сейчас хотелось прилечь и хоть немного передохнуть, но желание поскорее увидеть Белыша гнало вперед.

Проходя под деревьями, Песчаная Буря постоянно оглядывалась и тревожно поводила усами. Огнегрив знал, что она лишь однажды уходила так далеко от лагеря, это было еще в пору ее ученичества, когда Песчаная Буря сопровождала Синюю Звезду к Лунному Камню. Такое путешествие совершает каждый оруженосец перед тем, как стать воином. Сам Огнегрив бывал здесь несколько чаще - помимо похода к Святилищу, он однажды выбирался проведать Горелого, а в другой раз проходил по этим местам, сопровождая племя Ветра, возвращавшееся домой из изгнания. Однако только Горелый чувствовал себя здесь как дома.



- Сюда лучше не соваться, - предупредил черный кот. - По крайней мере, в такое время. Двуногие любят выгуливать здесь своих собак.

Принюхавшись, Огнегрив действительно почувствовал гнусный собачий запах. Прижав к затылку уши, он молча пополз вслед за Горелым, который повел друзей в сторону от зарослей кустарника.

Горелый первым пролез сквозь живую изгородь. Огнегрив пропустил вперед Песчаную Бурю, а затем и сам протиснулся сквозь густо переплетенные ветви. Когда он выбрался на другую сторону изгороди, его шерсть насквозь пропахла едким запахом листвы. Он с первого взгляда узнал рыжую глинистую тропинку, бегущую за изгородью. Они с Крутобоком шли по ней, когда разыскивали отправленное в изгнание племя Ветра. Горелый настороженно повертел головой, прежде чем ступить на пыльную тропинку, потом вылетел вперед, перебежал на другую сторону и нырнул в очередную изгородь. Песчаная Буря посмотрела на Огнегрива, тот ободряюще кивнул. Палевая кошка птицей полетела вперед, Огнегрив бросился за ней.

За изгородью лежало ячменное поле. Усатые колосья раскачивались над кошачьими головами. Горелый пошел прямо напролом, стебли хрустели под его лапами. Огнегрив с Песчаной Бурей бежали следом, стараясь не потерять из виду кончик черного хвоста своего провожатого. Огнегриву даже стало немного не по себе, когда он понял, что в одиночку ни за что не найдет дороги назад. Он давно потерял всякое представление о направлении. Куда ни кинь взор, всюду было лишь море золотых стеблей да полоска ясного синего неба над головой. Он страшно обрадовался, когда ячмень наконец кончился, и они сели передохнуть под изгородью у дальнего конца поля. Судя по всему, сегодня им сопутствовала удача. Солнце прошло лишь половину своего послеполуденного пути, а предгорья остались уже далеко позади.

От изгороди пахло знакомым запахом.

- Твоя метка? - спросил Огнегрив у Горелого.

- Здесь начинается моя территория, - Горелый повел головой, окидывая взором широкие поля, в которых он жил и охотился.

- Значит, Белыш где-то рядом? - спросила Песчаная Буря, осторожно принюхиваясь.

- Видишь холм? - спросил Горелый, кивая в сторону. - Под ним, с другой стороны, стоит дом Двуногих.

Внезапно Огнегрив почувствовал, как поднимается шерсть у него на загривке. Чем это так пахнет? Он застыл и разинул рот, чтобы незнакомый запах добрался до чувствительных желез в горле.

Горелый тоже резко задрал нос, насторожил черные уши и нервно повел хвостом. Глаза его испуганно округлились.

- Собаки! - прошипел он.

В следующий миг Огнегрив услышал шелест травы позади изгороди. В воздухе сильно запахло, потом раздался громкий лай, и хвост у Огнегрива распушился метелкой. Изгородь зашевелилась и из нее показалась оскаленная собачья пасть.

- Бежим! - заорал Огнегрив, поворачиваясь. Судя по новому шороху и хриплому возбужденному вою, к первой собаке уже присоединилась вторая. Земля содрогалась от топота лап, горячее собачье дыхание опаляло шею. Огнегрив понесся вдоль изгороди, ища глазами щель, в которую можно было бы юркнуть. Обернувшись, он увидел погоню. Два огромных пса скакали за ним следом, шерсть их взлетала и опадала, глаза горели, длинные языки свешивались из оскаленных пастей. В тот же миг Огнегрив с ужасом понял, что Горелый куда-то исчез.

- Не останавливайся! - прошипел он на бегу Песчаной Буре. - Они долго не выдержат!

Песчаная Буря неуклюже кивнула, в глазах ее застыл ужас.

Огнегрив оказался прав. Когда он снова обернулся, собаки уже начали отставать. Он заметил ясень, растущий впереди прямо из живой изгороди. До дерева было еще далеко, но если им повезет оторваться от преследователей, они могли бы попытаться укрыться на ветках.

- Видишь... ясень? - пропыхтел он. - Заберись на него, только поскорее! Я - за тобой! Песчаная Буря что-то невнятно буркнула, ее дыхание уже превратилось в короткие хрипы. Они одновременно подбежали к дереву. Огнегрив ободряюще крикнул, и Песчаная Буря, вцепившись когтями в ствол, вскарабкалась на дерево.

Прежде чем последовать за ней, Огнегрив тревожно оглянулся, чтобы посмотреть, насколько отстали собаки. Шерсть его взлетела вверх, когда он увидел почти у самого своего лица огромные острые зубищи, каждый величиной с хорошего кролика. С кровожадным рычанием собака прыгнула. Огнегрив отскочил, выпустил когти и, что было силы, ударил врага передними лапами. Он почувствовал, как рвется кожа на щелкающих собачьих челюстях, и едва не оглох от оглушительного вопля раненого врага. Тогда он ударил еще раз, потом резко повернулся и белкой взлетел вверх по стволу. Очутившись на нижней ветке, он свесил голову и посмотрел вниз. Огромный пес выл от досады и боли, а его товарищ сидел поодаль и грозно мотал здоровенной черной головой.

- Я... Я уж решила, что он тебя поймал! - пролепетала Песчаная Буря. Вытянувшись на ветке, она прильнула к взъерошенному боку Огнегрива. Так они и сидели, тесно прижавшись друг к другу, дожидаясь, пока отступит дрожь.

Псы перестали рычать, но не ушли, а молча расхаживали под деревом.

- Где Горелый? - неожиданно спросила Песчаная Буря.

Огнегрив покачал головой, пытаясь успокоиться. Он все еще не оправился от ужаса, который пережил, улепетывая от разъяренных собак.

- Наверное, побежал в другую сторону. Думаю, с ним ничего не случилось. Не похоже, чтобы тут были еще какие-то собаки.

- Я думала, это его территория, - протянула Песчаная Буря. - Неужели он не знал, что Двуногие выпускают своих собак и по эту сторону изгороди?!

Огнегрив не нашелся, что возразить. Песчаная Буря помрачнела.

- А ты не думаешь, что он нарочно завел нас сюда? - прорычала она, грозно прищуриваясь.

- Этого не может быть! - фыркнул Огнегрив. Но слова подруги взволновали его, поэтому он невольно обозлился: - С какой стати он стал бы это делать?!

- Не знаю... Просто странно, что он внезапно появился у нас в лесу и привел нас сюда, только и всего, - ответила Песчаная Буря.

Пронзительный визг заставил их вздрогнуть и свесить головы с дерева. Кто это кричал? Неужели Горелый?! Собаки дружно повернулись, пытаясь понять, откуда доносится крик. Всмотревшись, Огнегрив увидел, как в гуще ячменя промелькнул гладкий черный силуэт. Горелый крикнул еще раз, и собаки чутко насторожили уши. Возбужденно гавкая, они понеслись к полю, туда, где раскачивающиеся колосья выдавали спрятавшегося кота.

Замерев от ужаса, Огнегрив смотрел вниз. Сможет ли Горелый увести собак? Он видел, как колышется ячмень там, где зигзагами пробегал невидимый кот. Коричневые псы неуклюжими рыбами плескались в

золотом море ячменя, они мяли колосья своими широкими лапами и разочарованно лаяли.

Внезапно над полем раздался резкий крик Двуногого. Псы остановились как вкопанные и задрали головы над колосьями, разинув слюнявые пасти и свесив языки. Огнегрив так и впился глазами в поле. Двуногий перелез через деревянную ограду, в руке его болтались два каких-то жгута. Собаки неохотно вылезли из ячменя и поплелись к хозяину. Двуногий схватил их за воротники, надетые вокруг шей, и прицепил на жгуты. Огнегрив с облегчением вздохнул. Страшные враги поплелись прочь, волоча хвосты и свесив уши.

- Вижу, ты нисколько не растерял своей прыти! Огнегрив изумленно подскочил. Горелый, перелезая со ствола на ветку, кивнул на Песчаную Бурю:

- Никак не пойму, с какой стати они погнались за ней? Тут и одной-то собаке есть нечего! - Потом присмотрелся и задумчиво добавил: - Разве что крысе на ужин...

Песчаная Буря встала и огрызнулась:

- Если на меня нападет крыса, я всегда смогу рассчитывать на помощь оруженосца, верно?

- Вижу, она все такая же колючая, - заметил Горелый.

- На твоем месте я бы с ней не связывался, - посоветовал Огнегрив, спускаясь с дерева вслед за подругой. Он решил не рассказывать Горелому о том, что Песчаная Буря заподозрила его в предательстве. Горелый не дурак, он и сам обо всем прекрасно догадался, просто он теперь настолько уверен в себе, что относится к незаслуженным подозрениям свысока.

Сейчас, когда собаки больше не угрожали их жизням, все мысли Огнегрива были только о Белыше.

Горелый привел их на вершину холма и остановился. Внизу, в неглубокой долине, стояло жилище Двуногих.

- Сюда ты и отвел Белыша? - спросил Огнегрив. Когда Горелый кивнул, у него даже живот свело от волнения. А что если беглый оруженосец не захочет вернуться домой вместе с ними? А если даже захочет, сможет ли племя по-прежнему доверять коту, который однажды уже поддался соблазну легкой домашней жизни?

- Тут совсем им не пахнет, - заметила Песчаная Буря, и Огнегрив ясно услышал недоверие в ее голосе.

- Запах был старым уже тогда, когда я в последний раз пришел его проведать, - невозмутимо пояснил Горелый. - Думаю, Двуногие держат его взаперти.

- Так как же мы тогда сможем его спасти?!

- Пошли, - скомандовал Огнегрив, боясь, что они снова поссорятся, и первым начал спускаться по склону холма. - Давайте осмотримся на месте. По крайней мере, дадим Белышу знать, что мы здесь, а потом придумаем, как вызволить его оттуда.

"Если, конечно, он захочет, чтобы мы его вызволяли!" - добавил он про себя.

Жилье Двуногих окружала аккуратно подстриженная изгородь. Протиснувшись сквозь нее, Огнегрив остановился у края лужайки, поросшей побуревшей от солнца травой. Дом Двуногих ясно вырисовывался на фоне вечереющего неба. Насторожив уши, Огнегрив припал к земле и пополз к ближайшему кусту. На чутье тут полагаться не приходилось - дурманящий аромат цветов заглушал все знакомые запахи. За спиной послышались тихие шаги, и, обернувшись, Огнегрив увидел приближающихся друзей. Видимо, они решили на время прекратить перебранку и заключить перемирие. Он с благодарностью кивнул им и пополз через лужайку.

К тому времени, как они добрались до дома Двуногих, Огнегрив почти оглох от шума собственной крови в ушах. Живая изгородь предоставляла хоть какое-то укрытие, теперь же и она осталась далеко позади.

- Вот окно, через которое я его видел, - прошептал Горелый, огибая угол каменного жилища.

- И через которое тебя заметил Двуногий, - буркнула Песчаная Буря. Огнегрив чувствовал запах ее страха и понимал, что она грубит не только по старой привычке, но и для того, чтобы скрыть свое напряжение.

В окне над их головами ярко вспыхнул свет, и Песчаная Буря мгновенно съежилась, слившись с землей. Было так тихо, что Огнегрив слышал шаги Двуногих внутри дома.

- Это окно?

- Да, - прошелестел Горелый.

Огнегрив вытянул шею. Окно было слишком высоко, одним прыжком не допрыгнуть! Он осторожно переполз на клочок земли, где росло какое-то кривое шишковатое дерево, и оценивающе посмотрел на его узловатые ветки. Хорошо бы забраться туда, но как это сделать, если Двуногие по-прежнему топают внутри своего дома?

- На месте Белыша я давно бы померла от такого шума! - прошипела Песчаная Буря, прижимая уши к самому затылку. Любопытство, словно голодная крыса, терзало Огнегрива, и, в конце концов, он сдался.

- Я только взгляну одним глазком! - сказал он и, не обращая внимания на протестующее шипение Песчаной Бури, полез на кривой ствол.

С бешено колотящемся сердцем он остановился напротив самого окна и заглянул внутрь. Со своего места он мог видеть только верхнюю часть комнаты, поэтому, набравшись храбрости, перелез на подоконник.

В глубине комнаты Двуногий стоял перед чем-то страшным, плюющемся клубами белого пара. Огнегрив невольно зажмурился от яркого, неестественного света, но в следующий миг память о прошлой жизни подсказала ему, что это кухня, где Двуногие готовят свою еду. Поток воспоминаний захлестнул его. Вот он, маленький котенок, жует какую-то сухую пресную пишу и запивает ее водой с резким, металлическими привкусом. Отогнав непрошеные картины, Огнегрив огляделся, ища Белыша.

В углу он заметил гнездо, туго сплетенное из сухих прутьев. Лапы его возбужденно задрожали. Когда-то у него было точно такое же гнездышко! Приглядевшись, он заметил внутри маленький белый комочек. Вот комочек потянулся и выбрался из гнезда. Огнегрив затаил дыхание. Малыш пошел к Двуногому и принялся громко тявкать. Это был щенок! Огнегрив отпрянул, резко отвернулся и едва не свалился с подоконника. Где же Белыш?

Двуногий нагнулся и ласково потрепал шумное существо. Огнегрив презрительно зашипел и тут же изумленно выпрямился, увидев вбегающего на кухню Белыша. Щенок, громко тявкая, немедленно кинулся на вошедшего. Огнегрив ожидал, что Белыш изогнет спину и грозно зашипит, но котик даже ухом не повел. Как ни в чем не бывало, он легко взлетел на подоконник и уселся с другой стороны окна, так что Огнегрив едва не свалился в сад. Щенок, обиженно тявкая, выбежал из кухни и скрылся.

- Он здесь, - прошипел Огнегрив, обращаясь к друзьям.

- Он тебя видит? - спросила Песчаная Буря.

Огнегрив осторожно поднял голову. Белыш таращился в окно. Он выглядел похудевшим и печальным. Огнегрив невольно возликовал, немного стыдясь своей радости. Как бы там ни было, но теперь он своими глазами видел, что племянник недоволен своей домашней жизнью! Он сел ровнее, поднял передние лапы и, замирая от страха, поскребся в стекло, глубоко втянув когти, чтобы не привлечь внимания Двуногого или его собаки. Затаив дыхание, всмотрелся. Белыш повел ушами. В следующий миг белый котик заметил своего наставника и, широко разинув рот, издал радостный, но неслышный Огнегриву крик.

Зато его хорошо услышали внутри. Привлеченный шумом Двуногий обернулся. Огнегрив слетел с подоконника и приземлился возле товарищей.

- В чем дело? - спросила Песчаная Буря.

- Белыш меня увидел... И Двуногий, кажется, тоже.

- Надо бежать! - испугался Горелый.

- Нет! - шикнул Огнегрив и, помолчав, пояснил: - Вы вдвоем уходите, а я останусь здесь и подожду Белыша.

- Что ты задумал?! - раздраженно набросилась на него Песчаная Буря. - А если они спустят собаку?!

- Как я могу уйти, если он заметил меня? - возразил Огнегрив. - Я останусь здесь! Его слова были заглушены громким скрипом. Огнегрив обернулся. Ослепительный свет выплеснулся из распахнутой двери, облил стену дома и разлился по саду, осветив каждую травинку до самой ограды. В следующий миг озеро света потемнело, огромная тень Двуногого упала на сад.

Огнегрив замер. Прятаться было уже поздно. Он понял, что их заметили. Двуногий громко крикнул что-то, вопросительно и угрожающе, потом сошел на дорожку и медленно пошел по направлению к котам. Они сбились в кучу, с ужасом глядя на приближающегося исполина. Огнегрив слышал громкое, срывающееся дыхание Песчаной Бури. Он поднял голову - и в животе у него все сжалось. Двуногий был совсем близко. Разинув рот и выпучив огромные глаза, он протягивал к котам свои чудовищные розовые лапы.

- Быстрее! Сюда! Огнегрив вскочил, подброшенный громким криком Белыша. Он увидел, как белый комок вылетел из распахнутой двери и с оглушительным воем понесся по лужайке. Двуногий обернулся - и в тот же миг Горелый с Песчаной Бурей рванулись с места. Огнегрив бросился за ними. За их спинами оглушительно орал Двуногий, заливалась лаем его собака, но Огнегрив, не останавливаясь, пролетел через лужайку, протиснулся сквозь изгородь, выскочил в поле и побежал дальше, следуя по запаху Белыша, Песчаной Бури и Горелого, пока не увидел их самих, сбившихся в кучу под кустом крапивы.

Песчаная Буря, вся дрожа, прижалась к нему. Огнегрив посмотрел поверх ее головы на Белыша. Голубые глаза оруженосца были изумленно распахнуты, он, не отрываясь, смотрел на своего учителя. Огнегрив внезапно растерялся, не зная, что сказать. Теперь, когда улеглась первая радость, он снова с тревогой подумал о том, сможет ли оруженосец стать достойным членом Грозового племени.

Должно быть, Белыш тоже заметил его волнение, потому что сразу как-то сник, повесил хвост и опустил голову.

- Спасибо, что пришли, - пробормотал он.

- Ну?! Говори, хочешь ты вернуться с нами или нет?! - Огнегрив был в таком смятении, что решил действовать напролом. Белыш был жив и здоров, а значит, пришло время вновь вспомнить об интересах Грозового племени.

Котик вздернул подбородок и смущенно забормотал:

- Разумеется! Я знаю, что виноват! Я не должен был даже близко подходить к Двуногим! - признался он. - Обещаю, что больше никогда так не буду!

- С какой стати мы должны тебе верить? - нахмурилась Песчаная Буря. - Огнегрив встревожено покосился на нее, но в голосе кошки не было угрозы, одна лишь мягкая укоризна. Горелый не проронил ни слова. Он сидел, крепко обвив хвостом лапы, его янтарные глаза оставались бесстрастны.

- Но вы же пришли сюда за мной! - растерялся Белыш. - Значит, хотите, чтобы я вернулся!

- Мы должны убедиться, что можем тебе доверять, - сказал Огнегрив. Путь малыш сразу поймет, что ему придется убеждать в своей преданности не только наставника, но и остальных котов племени.

- Конечно, можете! - горячо воскликнул Белыш.

- Допустим, я тебе поверю. Но сумеешь ли ты убедить в своей преданности остальных? - сурово спросил Огнегрив. - Они знают только то, что ты ушел к Двуногим. Думаешь, они захотят доверять коту, который покинул свое племя ради миски с едой?

- Но я не покидал племени! - крикнул Белыш. - Я не хочу жить с Двуногими!

- Не будь к нему так строг, - прошептала Песчаная Буря.

Огнегрив удивленно посмотрел на нее. Откуда эта неожиданная жалость к маленькому оруженосцу?! Возможно, Песчаную Бурю убедила незнакомая серьезность, появившаяся в прежде беспечном взгляде Белыша. Остается надеяться, что и племя сумеет разглядеть эту перемену! Огнегрив больше не мог сердиться. Наклонившись, он грубовато лизнул Белыша в темя.

- Надеюсь, теперь ты будешь меня слушаться! - шепнул он, наклоняясь к самому уху Белыша, поскольку на радостях оруженосец так размурлыкался, что не слышал ничего вокруг.

- Луна встает, - негромко подал голос Горелый. - Если хотите вернуться в лагерь до полудня, нельзя терять времени.

Огнегрив кивнул и повернулся к Песчаной Буре.

- Ты готова?

- Да! - отозвалась она, вытягивая передние лапы.

- Отлично. Тогда - в путь!

Горелый проводил друзей до самых предгорий и оставил их у покрытого росой крутого холма, ведущего на территорию племени Ветра. Рассвет был уже совсем близок, значит, они шли быстро, ведь в разгар сезона Зеленых Листьев солнце поднимается очень рано.

- Спасибо, Горелый! - тепло сказал Огнегрив, ткнувшись носом в нос друга. - Ты правильно поступил, решив разыскать меня. Я знаю, тебе было непросто заставить себя снова прийти в лес.

- Пускай мы с тобой больше не соплеменники, но ты всегда можешь рассчитывать на мою дружбу и преданность, - кивнул Горелый.

Огнегрив часто заморгал, стараясь справиться с чувствами.

- Будь осторожен, - прошептал он. - Возможно, Коготь не знает, где ты живешь, но мы на собственном опыте убедились, что его нельзя недооценивать. Он не исчез из нашей жизни, дружок. Будь начеку.

Горелый сдержанно кивнул и пошел прочь. Огнегрив стоял и молча смотрел вслед своему бывшему товарищу по пещере, пока тот, пробежав по сверкающей траве, не скрылся в кустарнике.

- Нужно торопиться, чтобы успеть добраться до Четырех Деревьев раньше, чем племя Ветра вышлет рассветные патрули, - решил он и стал карабкаться на склон. Белыш и Песчаная Буря бежали бок о бок с ним. Как приятно путешествовать через предгорья ранним утром, когда солнце еще не поднялось! Наслаждаясь прохладой, Огнегрив несся сквозь заросли вереска, стараясь не сворачивать с тропинки, по которой они шли днем. Когда они добрались до старой барсучьей норы, солнце поднималось над горизонтом, окрасив пустошь в золото. Огнегрив увидел, как Белыш восхищенно замер, широко распахнув голубые глаза, и в груди у него потеплело. Возможно, Белыш сдержит свое обещание и останется в лесу!

- Пахнет домом! - прошептал белый оруженосец.

- В самом деле? - недоверчиво фыркнула Песчаная Буря. - А, по-моему, тут воняет мерзким старым барсуком!

- А, по-моему, тут пахнет лазутчиками из Грозового племени!

Все трое резко обернулись, ощетинив шерсть. Из зарослей вереска вынырнул Колченогий, глашатай племени Ветра, и, чуть прихрамывая, вскочил на песчаный выступ над барсучьей норой. Маленький и тощий, он получил свое имя за то, что при ходьбе заметно припадал на одну ногу. Но внешняя невзрачность глашатая была обманчива. Огнегрив прекрасно знал, что Колченогий силен и проворен, как и все коты племени Ветра. Мало кто мог тягаться ловкостью с воинами предгорий.

С громким шорохом из вереска вылез Чернохват и, обежав троих непрошеных гостей, остановился позади них, отрезая путь к отступлению.

- Паутинка! - громко крикнул он, и из зарослей показался маленький полосатый оруженосец, уже знакомый Огнегриву по прошлому столкновению. С колотящимся сердцем Огнегрив ждал появления остальных патрульных.

- Сдается мне, вы считаете земли племени Ветра своим вторым домом! - прошипел Колченогий. Прежде чем ответить, Огнегрив осторожно принюхался. В вереске больше никого не было! Выходит, силы равны.

- Племени Ветра не повезло с территорией! - вызывающе ответил он, выгибая спину. - Кто виноват, что ваши земли расположены как раз между лесом и долиной?

- Что-то вы зачастили к Высоким Валунам! - усмехнулся Колченогий, подозрительно оглядывая их. - А где же Синяя Звезда? Неужели умерла?

- Она жива и здорова! - взорвалась Песчаная Буря.

- Тогда что вы тут делаете? - заревел Чернохват.

- Просто гуляем, - беззаботно ответил Белыш. По сравнению с воинами Ветра он казался таким слабым и маленьким, что у Огнегрива защемило в груди.

- Я вижу, пора научить наших гостей уважению! - заорал Колченогий.

Краем глаза Огнегрив уловил еле заметный взмах кончика его черного хвоста и успел приготовиться к атаке. Выпустив когти, Колченогий прыгнул с барсучьей норы ему на спину, но Огнегрив перекувырнулся через голову и сбросил с себя врага. Колченогий приземлился на все четыре лапы, повернулся к противнику и злобно прошипел:

- Чистая работа! Но ты неуклюж, как все лесные коты! - с этими словами он ринулся вперед и полоснул когтями Огнегрива по ушам.

- Я быстрее тебя! - процедил Огнегрив и, оттолкнувшись задними лапами, прыгнул на Колченогого. Старый глашатай сдавленно крикнул, словно удар врага вышиб весь воздух у него из легких, но все же сумел перевернуться и снова приземлился на лапы. Вскочив, он быстрее гадюки кинулся на Огнегрива и располосовал ему когтями нос. Рассвирепев, Огнегрив отплатил ему тем же и глубоко прошелся когтистой лапой по бокам старика. Крепко вцепившись врагу в бок, он извернулся, вскочил ему на спину и как следует ткнул Колченогого носом в землю.

Удерживая вырывающегося глашатая, Огнегрив быстро огляделся. Оказывается, полосатый оруженосец уже покинул поле битвы. Песчаная Буря и Белыш вдвоем сражались против Чернохвата, тесня его в гущу вереска, причем Песчаная Буря лупила врага передними лапами, а Белыш впился зубами в его заднюю ногу. Наконец, испустив последний вопль, Чернохват вырвался и бросился наутек.

- Я буду тебя уважать только тогда, когда ты этого заслужишь! - прошипел Огнегрив на ухо Колченогому и выпустил его на свободу, как следует куснув напоследок. Воя от ярости, Колченогий потрусил в вереск.

- Пошли скорее! - скомандовал Огнегрив друзьям. - Надо торопиться, пока они не вернулись с подмогой!

Песчаная Буря мрачно кивнула, зато Белыш не мог устоять на месте от радости.

- Видели, как они улепетывали?! - хвастливо кричал он. - Похоже, я еще не совсем забыл свои боевые навыки, а?

- Тихо! - рявкнул Огнегрив. - Давайте скорее уйдем подальше отсюда. Белыш замолчал, но глаза его сияли, как звезды. Трое котов стремительно взлетели на холм, за которым кончалась территория племени Ветра и простиралась поляна Четырех Деревьев.

- Ты видел, как Белыш сражался? - шепнула Песчаная Буря на ухо Огнегриву, ловко перепрыгивая с камня на камень.

- Только в самом конце, когда он помогал тебе прогнать Чернохвата, - признался Огнегрив.

- Знаешь, что было до этого? - негромко, но очень ласково прошептала Песчаная Буря. - Он в три кроличьих прыжка оказался возле маленького оруженосца, и тот понесся прочь, даже не вступая в битву!

- Возможно, малыш только начал свое обучение, - великодушно предположил Огнегрив, тая от гордости за своего ученика.

- Но наш-то Белыш всю последнюю луну просидел взаперти в гнезде у Двуногих! - возразила Песчаная Буря. - Он совершенно не в форме, но все равно... - Она помолчала и задумчиво заметила: - Я думаю, что если его хорошенько натренировать, из него получится великий воин!

Позади них раздался тоненький голосок Белыша.

- О-го-го! Ты права, Песчаная Буря! Я был великолепен, верно?

- Надеюсь, со временем он станет немного скромнее! - громко закончила Песчаная Буря, весело топорща усы.

Огнегрив промолчал. Его несказанно обрадовало искреннее восхищение Песчаной Бури, но он по-прежнему сомневался в том, что Белыш когда-нибудь сумеет понять законы воинского долга.

Они быстро шли по утреннему лесу, звенящему от громкоголосого птичьего пения. Вокруг дурманяще пахло дичью, но они не могли позволить себе даже краткую остановку. Нужно было как можно скорее вернуться в лагерь. У Огнегрива даже лапы покалывало от беспокойства, а усиливающаяся жара только увеличивала его тревогу. Приближалась гроза, словно огромная кошка, готовая прыгнуть и сокрушить лес ударами своих могучих лап.

Лагерь был уже совсем близко. Трое котов дружно устремились вниз с холма. Огнегрив бежал первым, молясь в мыслях, чтобы в лагере все было спокойно и Коготь не появлялся. Обогнав Песчаную Бурю и Белыша, он ворвался в папоротники и, задыхаясь, вылетел на поляну. Все выглядело безмятежно, и от облегчения у него едва не подкосились лапы.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: