double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 11 страница


- Я отомщу за твою гибель, - негромко пообещал он.

Отходя, он вдруг увидел чью-то тень, мелькнувшую возле Высокой Скалы. Частокол! Огнегрив заметил, как полосатый воин быстро перевел взгляд с Ветрогона на Синюю Звезду, и глаза его сверкнули. Не гнев, а какая-то странная задумчивость почудилась Огнегриву во взгляде полосатого воина. Встревоженный и растерянный, Огнегрив вскочил со своего места. Надо немедленно уйти отсюда и хоть немного побыть в покое! Только теперь, продираясь сквозь папоротники к пещере Щербатой, он почувствовал боль от укусов и ран. Тело горело от боли, а голова пухла от тревожных и горестных мыслей!

Посреди поляны, на пятачке утоптанной травы сидел Царапка. Пепелюшка и Щербатая склонились над его израненной лапой. Пепелюшка вытащила из подушечки на его лапке комок паутинки, и Царапка болезненно сморщился.

- Все еще кровоточит! - с тревогой сообщила ученица целительницы.

- Нужно немедленно остановить кровь! - проскрипела Щербатая. - Если ранка не подсохнет, она может легко загноиться!

- Я вчера собрала немного хвоща, - задумчиво прищурилась Пепелюшка. - Что если, прежде чем прикладывать паутину к ранке, капнуть в нее несколько капель сока из хвоща? Это должно помочь справиться с кровотечением! Щербатая заурчала.




- Отличная мысль! - Быстро обернувшись, старуха посеменила в своей пещере, а Пепелюшка зажала лапкой кровоточащую рану Царапки. Только теперь она заметила стоящего у входа Огнегрива.

- Огнегрив! - воскликнула она, с жалостью глядя на него. - Что с тобой?!

- Пустяки! - отмахнулся он. - Парочка царапин да укусов, только и всего!

- Говорят, на нас напали все те же бродячие коты? - спросил Царапка, поворачивая голову к Огнегриву. - И что с ними был Коготь... Неужели правда?

Пепелюшка уставилась на Огнегрива, потом потрогала рыжего оруженосца за израненную лапку.

- Вот, держи здесь!

- Я? - растерялся тот.

- Твоя лапа - ты и держи! - отрезала маленькая целительница. - И поторопись, если не хочешь, чтобы с завтрашнего дня тебя называли не Царапкой, а Трехлапкой!

Малыш послушно задрал лапу и зажал края раны зубами.

- Синяя Звезда не должна была отпускать на волю этого негодяя! - негромко сказала Пепелюшка Огнегриву. - Надо было прикончить его, раз уж была такая возможность!

- Она не способна на хладнокровное убийство, - покачал головой Огнегрив. - Ты и сама не хуже меня понимаешь это. Пепелюшка не стала спорить.

- Зачем он вернулся? - помолчав, спросила она. - И как он мог убить воина, с которым столько раз сражался бок о бок?!

- Он сказал мне, что собирается убивать всех Грозовых котов, до которых сможет добраться, - мрачно ответил Огнегрив.

Пепелюшка в испуге отшатнулась, а Царапка сдавленно ахнул сквозь стиснутые зубы.



- Но зачем?! - выдохнула маленькая целительница.

- Затем, что Грозовое племя не дало ему того, чего он хотел! - выдавил Огнегрив, чувствуя, как глаза ему застилает ненависть.

- Чего же он хотел?

- Быть предводителем, - просто ответил Огнегрив.

- Но неужели он не понимает, что теперь он все равно не сможет им стать?! Нападения на наших воинов и убийства вряд ли поднимут его авторитет в племени! - уверенно заявила Пепелюшка.

Огнегрив невольно задумался. Возможно, Пепелюшка права, и все вовсе не так уж безнадежно... Если бы только Синяя Звезда не была так слаба! А если случится самое худшее? Есть ли в племени достаточно умный и сильный воин, который сможет заменить предводительницу? Огнегрив зажмурился. Он давно подозревал, что его племя смертельно боится могучего Когтя и его беспощадных воинов. Кто знает, не предпочтут ли воины власть Когтя гибели в бою с его бандой?

- Ты веришь в то, что говоришь? - резко спросил он.

Вместо ответа Пепелюшка устремила на него долгий взгляд своих ясных голубых глаз.

Послышался шорох тяжелых шагов, и трое котов резко обернулись к Щербатой, тяжело вылезающей из своей пещеры. Из пасти старухи свисал большой моток паутины. Он бросила свою ношу перед Пепелюшкой и грозно спросила:

- Так во что ты веришь?

- В то, что Коготь никогда не станет предводителем Грозового племени! - громко ответила ученица. Глаза старухи потемнели, и она надолго замолчала.

- А я верю в то, что у Когтя хватит сил и воли стать тем, кем он только пожелает! - наконец проскрипела она.



- Этого не будет, пока Огнегрив жив! - резко возразила Пепелюшка. Обрадованный ее доверием, Огнегрив открыл было рот, чтобы ответить, но тут раздалось жалобное мяуканье Царапки:

- Кровь до сих пор не останавливается!

- Потерпи еще немного, - оживилась целительница. - Ну-ка, Пепелюшка! Займись паутиной, а я пока

осмотрю раны Огнегрива. - Подтолкнув паутину поближе к ученице, она повела Огнегрива к своей пещере. - Постой-ка тут, - велела она, ныряя внутрь, и вскоре вылезла обратно с полной пастью разжеванных трав. - Ну, так где у нас болит?

- Сильнее всего вот тут, - пожаловался Огнегрив, поворачивая голову и показывая целительнице прокушенное плечо.

- Так оно и есть, - кивнула Щербатая и принялась аккуратно втирать в рану травяную кашицу. - Синяя Звезда совсем потеряла голову, - пробормотала она, не отрываясь от своего занятия.

- Я знаю, - вздохнул Огнегрив. - Думаю, надо сейчас же отправить в лес несколько патрулей. Это должно ее хоть немного успокоить.

- Во всяком случае, это успокоит племя, - согласилась Щербатая. - Все не на шутку напуганы.

- Еще бы! - кивнул Огнегрив и тут же болезненно сморщился, потому что целительница принялась засовывать траву глубоко внутрь раны.

- Как идет подготовка оруженосцев? - спросила Щербатая. Огнегрив в который раз поразился ее такту и деликатности. Не было сомнений, что старая целительница пыталась как бы невзначай дать ему очередной мудрый совет.

- С завтрашнего утра я распоряжусь ускорить их обучение, - пообещал он, чувствуя, как тоскливо сжимается горло. Где-то сейчас Белыш! Никогда еще он не был так нужен племени, как сейчас! Пусть он задавался и пренебрегал воинским долгом, но никто в племени не посмел бы отказать ему в храбрости, силе и ловкости!

Щербатая наконец оставила его плечо.

- Уже все? - обрадовался Огнегрив.

- Почти. Сейчас обработаю мелкие царапинки и отпущу тебя! - проворчала старуха, пристально глядя на него огромными желтыми глазами. - Наберись храбрости, юный глашатай! - подбодрила она. - Для Грозовых котов настали тяжелые времена, но никто не сможет сделать для своего племени больше, чем ты. - Словно в подтверждение ее слов вдалеке послышался тяжелый раскат грома. Зловещий знак! Забыв о добрых словах Щербатой, Огнегрив испуганно сжался и ощетинил шерсть.

- Когда он с залеченными ранами вернулся на поляну, то очень удивился, увидев, что почти никто так и не лег спать. Синяя Звезда, Кисточка и Буран тихо сидели над телом Ветрогона, их опущенные плечи и склоненные головы выражали глубокую скорбь по погибшему воину. Остальные коты маленькими группками лежали поодаль, глаза их настороженно поблескивали во тьме, а кончики ушей нервно подрагивали, ловя малейший шорох, доносящийся из притихшего ночного леса.

Огнегрив прилег у края поляны. От неподвижной сырой духоты у него слегка потрескивала шерсть. Казалось, весь лес замер в ожидании грозы. Он искоса поглядел на Синюю Звезду. Предводительница неподвижно распласталась на земле, прижавшись к боку Бурана.

Чья-то тень мелькнула на краю поляны. Огнегрив резко повернул голову и увидел Частокола. Взмахнув хвостом, Огнегрив молча велел ему приблизиться. Частокол медленно подошел и остановился перед глашатаем.

- Как только вернется рассветный патруль, ты возьмешь отряд и поведешь следующий, - распорядился Огнегрив. - С завтрашнего утра мы будем отправлять по три сверхурочных патруля каждый день. Кроме того, в каждом патруле теперь будет не меньше трех воинов.

Частокол холодно посмотрел на Огнегрива.

- Завтра с утра я иду заниматься с Тростинкой. У Огнегрива от злости даже шерсть встала дыбом.

- Значит, возьмешь ее с собой, - прошипел он. - Это будет для нее хорошей тренировкой. В любом случае нам нужно ускорить подготовку оруженосцев. Частокол еле заметно дернул ушами, но хладнокровно выдержал взгляд Огнегрива.

- Как скажешь, глашатай, - негромко сказал он, и глаза его странно сверкнули.

Устало передвигая лапы, Огнегрив плелся в пещеру Синей Звезды. Полдень еще не наступил, а он уже дважды отправлялся патрулировать границы. После гибели Ветрогона жизнь в лагере резко переменилась. Воины и оруженосцы сбивались с лап, постоянно обходя территорию племени. Поредевшее племя едва справлялось с возросшими обязанностями. Поскольку Златошейка и Синеглазка по-прежнему находились в детской, Белыш исчез, а Ветрогон погиб, работы прибавилось у всех, а у Огнегрива почти не оставалось времени на сон и еду.

Синяя Звезда, свернувшись, лежала в своей пещере. Глаза ее были полузакрыты, и Огнегрив в первый момент испугался, подумав, что предводительница заразилась болезнью, от которой умирали коты в племени Теней. Синяя Звезда выглядела ужасно. Шерсть ее еще больше свалялась, и было ясно, что у предводительницы больше нет ни сил, ни желания следить за собой. Она сидела, сгорбившись, с унылой покорностью кошки, безучастно ждущей наступления смерти.

- Синяя Звезда! - негромко окликнул ее Огнегрив. Старая кошка медленно повернула голову в его сторону.

- Мы постоянно прочесываем лес, - доложил Огнегрив в надежде, что его бодрый деловой тон хоть немного отвлечет предводительницу от мрачных мыслей. - За все эти дни мы ни разу не видели следов Когтя или его шайки.

Синяя Звезда молча отвернулась. Огнегрив помедлил, раздумывая, не добавить ли еще что-нибудь, но предводительница молча завернула лапки под грудку и устало закрыла глаза. Огнегрив уныло повесил голову и попятился к выходу.

После полумрака, царящего в пещере предводительницы, залитая солнцем поляна казалась особенно веселой и мирной. Глядя на нее, трудно было поверить в то, что племени угрожает смертельная опасность. У порога детской Бурый забавлялся с Синеглазкиными детьми, позволяя им ловить свой хвост, а могучий Буран отдыхал в тени Высокой Скалы.

Оглядевшись, Огнегрив заметил Песчаную Бурю, с аппетитом завтракавшую после возвращения из патруля. Увидев ее, Огнегрив почувствовал неожиданный прилив радости. Неужели он не может хоть немного отвлечься от ежедневных забот о племени и поохотиться для себя? Едва сдерживая радость, он громко крикнул Песчаной Буре:

- Ты когда-то обещала поймать мне кролика, помнишь? Может, быстренько поохотимся вдвоем?

Песчаная Буря вскинула голову. В глазах ее Огнегрив увидел безмолвный ответ, от которого его бросило в жар.

- Отлично! - воскликнула Песчаная Буря, торопливо проглатывая последний кусочек завтрака. Облизываясь на бегу, она подлетела к Огнегриву, и они вместе направились в сторону папоротникого туннеля. Вместе они взлетели по склону холма и ступили в лес. Следуя за Песчаной Бурей, Огнегрив невольно любовался игрой ее сильных мускулов, перекатывавшихся под нежной палевой шерстью. Он знал, что Песчаная Буря устала не меньше других, знал, что сегодня с раннего утра она успела несколько раз обежать границы, но сейчас она стремительно летела над травой, даже не пытаясь замедлить свой бег. Рот ее был слегка приоткрыт, чтобы не пропустить ни одного запаха.

- Считай, одного мы уже поймали! - прошептала кошечка, группируясь в охотничью стойку. Огнегрив замер, а Песчаная Буря неслышно поползла в кустарник. Он чувствовал сильный кроличий запах, слышал, как глупый зверек к чему-то принюхивается возле зарослей папоротника. И тут Песчаная Буря прыгнула, шумно раздвигая листву. Огнегрив услышал, как кролик бешено колотит задними лапами по сухой земле, пытаясь спастись. Не раздумывая, Огнегрив прыгнул, влетел в папоротники и упал на кролика, сумевшего каким-то чудом вырваться из острых когтей Песчаной Бури. Одним укусом он быстро прикончил его и безмолвно поблагодарил Звездное племя за то, что оно не забывает наполнять лес богатой добычей, хотя и не желает послать дождь на высохшую землю. Гроза, которую еще несколько дней назад предвещали громкие раскаты и всполохи, так и не разразилась, и раскаленный воздух был по-прежнему неподвижен в душном лесу.

Песчаная Буря подскочила к Огнегриву, склонившемуся над неподвижным кроликом. Услышав ее тяжелое быстрое дыхание, он внезапно почувствовал, что ему тоже не хватает воздуха.

- Спасибо, - прошептала она. - Что-то я сегодня еле двигаюсь.

- Я тоже, - признался Огнегрив.

- Тебе надо отдохнуть, - ласково сказала кошка.

- Нам всем нужен отдых, - пробормотал Огнегрив, тая под взглядом ее зеленых глаз.

- Но ты трудишься в два раза больше любого из нас!

- Слишком много забот, - вздохнул Огнегрив. Пристально глядя на верхушки зеленых деревьев, он еле слышно выдавил: - Кроме того, теперь я больше не занят с Белышом...

С каждым днем он все острее переживал потерю маленького племянника. Одно время он в тайне надеялся, что малыш найдет дорогу в лагерь и вернется, но дни проходили за днями, а от Белыша не было ни слуху ни духу. Наверное, пришло время смириться с тем, что больше им никогда не суждено увидеться...Чем больше Огнегрив думал об этом, тем сильнее терзало его чувство вины за потерю обоих оруженосцев - сначала Пепелюшки, а теперь и Белыша. Как он может исполнять обязанности глашатая, если не сумел стать хорошим наставником?! Он добровольно взвалил на себя непосильный груз патрулирования и охоты, чтобы оправдать себя перед племенем и развеять собственные сомнения в своей полезности.

Но Песчаная Буря, казалось, даже не заметила его озабоченности. Склонив голову, она легонько ткнула носом мертвого кролика.

- Все племя валится с лап от усталости. Хоть бы Синяя Звезда уменьшила число патрулей! - мечтательно вздохнула она. - В конце концов, после смерти Ветрогона никто больше не видел Когтя.

Заглянув в ее глаза, Огнегрив понял, что она обманывает саму себя. Никто в племени не верил в то, что Коготь так легко откажется от своих намерений. Все были по-прежнему напуганы. Каждый день, патрулируя границы, Огнегрив видел, как напряжены идущие рядом с ним воины, как настороженно вздрагивают их уши и приоткрываются рты, ловящие запахи леса. Более того, он замечал, что среди котов с каждым днем нарастает раздражение против Синей Звезды, которая впала в апатию как раз тогда, когда племя нуждалось в сплочении перед лицом невидимой опасности. Однако после ночного бдения у трупа Ветрогона Синяя Звезда почти не показывалась из своей пещеры.

- Пока мы не можем реже патрулировать лес, - вздохнул Огнегрив. - Нужно постоянно быть начеку.

- Ты, в самом деле, веришь в то, что Коготь нас всех перебьет? - тихо спросила Песчаная Буря.

- Я верю в то, что он попытается это сделать. - А что думает Синяя Звезда? - осторожно спросила кошка. - Она очень обеспокоена, - уклончиво ответил Огнегрив. Во всем племени только он и Буран знали о том, что появление Когтя снова отбросило Синюю Звезду в ту мучительную тьму, в которой она пребывала с тех пор, как жестокий глашатай пытался убить ее.

- Счастье, что у нее теперь такой отличный глашатай, - выпалила Песчаная Буря. - Все племя верит в то, что ты сумеешь с честью вывести нас из этого испытания.

Огнегрив невольно вздрогнул, еще больше сгорбившись. В последнее время он и сам не раз замечал, что коты смотрят на него с затаенной надеждой и верой. Но он знал, что еще слишком молод и неопытен, и искренне завидовал мудрому Бурану с его непоколебимой верой в волю Звездного племени.

- Я сделаю все, что в моих силах, - тихо пообещал он.

- Большего от тебя никто и не ждет! Огнегрив смущенно опустил глаза на кролика.

- Давай закопаем его тут, а потом заберем! Они спрятали добычу под корнями дерева и побрели в сторону Четырех Деревьев. Они шли молча, стараясь ничем не выдать своего присутствия. С тех пор, как Коготь снова появился в лесу, Огнегрив никак не мог отделаться от мысли, что Грозовые коты теперь не только охотники, но и дичь.

Поднявшись на вершину холма, обрывавшегося к поляне Четырех Деревьев, они одновременно почувствовали незнакомый кошачий запах. У Огнегрива мгновенно встала дыбом шерсть, а Песчаная Буря застыла на месте, напряженно изогнув спину.

- Быстрее! - еле слышно прошипел Огнегрив. - Наверх!

С этими словами он птицей взлетел по стволу старого платана. Песчаная Буря последовала его примеру, и вскоре, устроившись на нижней ветке, они уже настороженно всматривались в траву под деревьями.

Теперь Огнегрив не только чувствовал, но и слышал незнакомца. Еще через мгновение он заметил в папоротниках чью-то легкую черную тень. Вот из листвы высунулись два угольно-черных треугольных уха. Вид этих ушей пробудил в душе Огнегрива какое-то смутное и даже приятное воспоминание. Кто бы это мог быть? Возможно, воин из соседнего племени, которому он когда-то в чем-то помог? Но теперь, когда тайное присутствие Когтя бросило зловещую тень на весь лес, Огнегрив уже не знал, кому можно доверять. Все незнакомцы отныне стали врагами.

Он медленно выпустил когти, изготовившись к прыжку. Рядом с ним дрожала от нетерпения Песчаная Буря. Когда незнакомый кот очутился под платаном, Огнегрив издал яростный вопль и рухнул ему на спину.

Черный кот изумленно взвизгнул, перекатился на живот и сбросил противника на землю. Огнегрив проворно вскочил на ноги. Он уже успел оценить силу и стать этого кота и понял, что сумеет легко прогнать его прочь. Повернувшись лицом к врагу, он выгнул спину и угрожающе зашипел. Песчаная Буря тем временем спрыгнула с ветки и встала рядом с Огнегривом. Глаза черного кота испуганно распахнулись - он понял, что пропал.

Но шерсть на загривке Огнегрива уже разгладилась и опустилась. Первое чувство не обмануло его! Он узнал чужака и, судя по тому, как страх на лице кота сменился облегчением и радостью, непрошеный гость тоже узнал его.

- Горелый! Огнегрив подскочил к коту и радостно ткнул его носом.

- Как я рад тебя видеть, Огнегрив! - черный кот дружески боднул его и повернулся к Песчаной Буре. - А это кто с тобой? Горчица?

- Песчаная Буря! - недовольно поправила его палевая кошечка.

- Извини, я не знал, - улыбнулся Горелый. - В последний раз, когда я видел тебя, ты была в два раза меньше! А как Дымок? - настороженно прищурился он.

Огнегрив не удивился его тону. В ту пору, когда они были оруженосцами, Песчаная Буря и Дым видели в Горелом скорее соперника, чем товарища по пещере. Когда Горелый сбежал от своего наставника и поселился в предгорьях, на ферме у Двуногих, Песчаная

Буря и Дым нисколько не горевали о его исчезновении. Впрочем, и сам Горелый вряд ли часто вспоминал о своих прежних товарищах.

- Дым в порядке, - фыркнула Песчаная Буря. - Кстати, мы с ним теперь не самые большие друзья.

Теплый ветерок зашуршал в листве высоких деревьев, и Огнегрив встревожено поежился. Неожиданная встреча отвлекла его, он позволил себе непростительно расслабиться! Вспомнив о Когте, он торопливо огляделся и резко спросил Горелого:

- Что ты тут делаешь? Все это время Горелый с любопытством разглядывал Песчаную Бурю, но, услышав вопрос друга, быстро повернулся к нему и ответил:

- Разыскиваю тебя! Огнегрив воспрянул духом. Как здорово, когда помощь приходит оттуда, откуда ее совсем не ждешь! У Грозового племени каждый воин на счету, а Горелый, хоть и не закончил обучения, не раз показывал себя смелым и опытным бойцом.

- Ты решил вернуться в племя?!

- Нет! - Горелый даже ушами дернул, так поразил его вопрос Огнегрива.

- Тогда зачем ты пришел? - поразился Огнегрив. В самом деле, с какой стати Горелый стал бы добровольно возвращаться в лес? Несчастный кот жил в постоянном страхе с того самого дня, когда случайно увидел, как Коготь хладнокровно убил Ярохвоста, бывшего глашатая Грозового племени. Когда Коготь предпринял попытку расправиться со свидетелем, Огнегрив и Крутобок помогли Горелому бежать из племени. С тех пор черный кот поселился на ферме и подружился с Ячменем - котом-одиночкой, который не был ни домашним котиком, ни лесным воином. Судя по всему, Горелый был вполне доволен жизнью, и лишь очень серьезная причина могла бы заставить его вновь вступить на территорию, где жил его смертельный враг. Откуда Горелому знать, что ужасный Коготь давно изгнан из Грозового племени, а глашатаем избран Огнегрив? Он, наверняка, уверен, что Коготь по-прежнему заправляет всеми делами племени!

- Я пришел, чтобы поговорить с тобой, - озабоченно нахмурился черный кот.

- Зачем? - рявкнула Песчаная Буря. Горелый неуверенно пошевелил хвостом.

- Дело в том, что... к-какой-то кот пришел однажды на границу моей территории, - смущенно начал он, и Огнегриву показалось, будто он снова видит перед собой несчастного оруженосца, насмерть запуганного Когтем. Он в недоумении уставился на Горелого, и тот, еще больше смутившись, пояснил:

- Я наткнулся на него, когда охотился. Он показался мне очень одиноким и напуганным. Он ... почти ничего не рассказал, но... Но от него пахло Грозовым племенем!

Огнегрив склонил голову и возбужденно пошевелил усами.

- Грозовым племенем?! - переспросил он.

- Он сказал, что живет в гнезде у Двуногих, и я проводил его туда, - продолжал Горелый.

- Так это был домашний котик?! - спросила Песчаная Буря, не сводя глаз с Горелого. - Ты уверен, что от него пахло Грозовым племенем?!

- Ты думаешь, я смогу забыть запах, который впервые вдохнул от живота своей матери! - огрызнулся Горелый. - Кроме того, он был не похож на обычного домашнего котика. И вообще, мне показалось, он не очень-то хотел возвращаться к своим Двуногим.

Что-то горячее разлилось по животу Огнегрива, но он заставил себя сдержаться и дослушать рассказ Горелого.

- Я никак не мог выкинуть из головы его запах и однажды вернулся к жилищу Двуногих, чтобы потолковать с этим котом. К сожалению, в тот день он был заперт дома. Я пытался поговорить с ним через окно, но Двуногий прогнал меня прочь.

- А какого цвета его шерсть? - спросил Огнегрив, чувствуя на себе недовольный взгляд Песчаной Бури.

- Белая, - ответил Горелый. - Очень пушистая, длинная и очень белая.

- Но тогда... Тогда это, наверное, Белыш! - воскликнула Песчаная Буря, а Огнегрив был так потрясен, что не мог вымолвить ни слова.

- Так вы его знаете? - обрадовался Горелый. - Значит, я был прав? Это кот из Грозового племени?

Огнегрив почти не слышал, что он говорит. Белыш жив и здоров! Он вскочил и принялся возбужденно кружить вокруг Горелого, лапы его дрожали от волнения и радости.

- Он в порядке?! Что он тебе сказал?

- В п-порядке, - смущенно пролепетал Горелый, крутя головой, чтобы уследить за бегающим Огнегривом. - Я же говорю, что в первый раз он показался мне несчастным и печальным. Но когда я увидел его у Двуногих...

- Печальным?! - резко остановился Огнегрив. - Несчастным?! Но почему? В чем дело? Он был ранен? Отвечай!!

- Нет, нет! - торопливо успокоил его черный кот. - Он выглядел сытым и здоровым. Просто он был каким-то одиноким и грустным. Я подумал, что он повеселеет, если я провожу его домой, но почему-то это его совсем не обрадовало. Он был такой печальный! Вот я и решил разыскать тебя...

Огнегрив растерянно уставился на свои лапки. Что же делать?! Несмотря на горечь разлуки, он все время надеялся, что Белыш обретет счастье в своей новой жизни... Выходит, этого не произошло.

- Так я правильно сделал, что пришел сюда? - растерянно захлопал глазами Горелый. - Или... Или этот Белыш был за что-то изгнан из племени?

Огнегрив решительно уставился на бывшего друга. Черный кот рисковал жизнью, пробираясь на территорию Грозового племени, и заслужил услышать всю правду.

- Двуногие похитили Белыша из леса, - начал он. - Он был сыном моей сестры и моим оруженосцем. Вот уже четверть луны, как о нем не было никаких известий. Я уже начал думать, что больше никогда не увижу его.

Песчаная Буря насмешливо приподняла голову.

- С чего ты взял, что увидишь его теперь? Он живет на территории Горелого. Он поселился в доме у Двуногих! Огнегрив, не веря своим ушам, уставился на нее.

- Но я собираюсь пойти и забрать его домой!

- Пойти и забрать? - еще больше удивилась Песчаная Буря.

- Разве ты не слышала, что сказал Горелый? Он несчастен! - закричал Огнегрив. - Я должен спасти его!

- А ты уверен, что он хочет, чтобы его спасали?

- А ты бы не хотела? - вместо ответа спросил Огнегрив.

- Я бы не хотела! - резко ответила кошка. - Потому что я никогда не брала бы еду из рук Двуногих! Горелый изумленно заурчал, но не сказал ни слова. У Огнегрива от злости даже шерсть взлетела.

- И ты считаешь, что теперь его надо бросить - несчастного и одинокого?! - зашипел он. - Не слишком ли жестокое наказание за ошибку?!

- Я этого не имела в виду, - отмахнулась Песчаная Буря. - Я хотела сказать, что ты и сам не знаешь, хочет он возвращаться или нет.

- Горелый говорит, что он выглядел несчастным и одиноким, - повторил Огнегрив. Но он уже и сам не был уверен в том, что говорит. Что если Белыш уже успел привыкнуть к домашней жизни?

- Горелый говорил с ним всего один раз, - напомнила Песчаная буря, оборачиваясь к Горелому. - Когда ты увидел его через окно, он по прежнему показался тебе несчастным?

- Трудно сказать, - пошевелил усами Горелый. - Он ел, - еле слышно добавил он.

Песчаная Буря торжествующе повернулась к Огнегриву.

- У него есть дом, у него есть пища, а ты полагаешь, что его надо спасать! А о племени ты подумал?! Ты нужен нам. Судя по всему, Белыш цел и невредим. Оставь его в покое.

Огнегрив молча уставился на подругу. Ее палевая шерсть стояла дыбом, глаза решительно сверкали. У Огнегрива упало сердце, он понял, что она права. Сейчас, когда Синяя Звезда совсем ослабела, а банда Когтя угрожает жизни соплеменников, он не имеет права оставлять племя. Тем более ради кота, который уже показал себя жадным, ленивым и нечестным!

И все же Огнегрив не мог не предпринять последнюю попытку. Он все еще верил в то, что Белыш может стать славным воином и прославить свое племя. Кроме того, в Грозовом племени сейчас каждый хвост на счету.

- Я должен пойти, - просто сказал он.

- Допустим, ты убедишь его вернуться, - кивнула Песчаная Буря. - Думаешь, в племени он будет в большей безопасности? Может быть, ему лучше остаться у Двуногих?

Ледяная дрожь пробежала по телу Огнегрива. Имеет ли он право вернуть Белыша в племя и обречь на смерть от лап Когтя?! Ноги его подкашивались от смятения, но в глубине души он уже знал, как следует поступить.

- Я вернусь завтра в полдень, - сказал он. - Скажи Бурану, куда я пошел.

- Ты пойдешь прямо сейчас? - испуганно спросила Песчаная Буря.

- Без Горелого мне не найти дома, где теперь живет Белыш, - пояснил Огнегрив. - Кроме того, я не хочу, чтобы Горелый болтался по нашему лесу. Особенно теперь, когда тут скрывается Коготь.

У Горелого от страха даже хвост распушился.

- Скрывается? - испуганно переспросил он. - Что ты такое говоришь? Разве он не ваш глашатай? Песчаная Буря выразительно посмотрела на Огнегрива.

- Пойдем, - кивнул он черному коту. - Объясню по дороге. Поверь, чем быстрее мы выйдем, тем лучше.

Нырнув в подлесок, он со всех лап понесся прочь от лагеря Грозового племени, страшась, что может передумать. Добежав до вершины оврага, Огнегрив обернулся через плечо, посмотрел на бегущего позади Горелого и с сожалением крикнул Песчаной Буре:

- Увидимся завтра!

- Подожди!

Он замер как вкопанный, услышав ее крик из-за кустов. Вскоре послышались торопливые шаги, и из-за деревьев вылетела задыхающаяся кошка.

- Разумеется, это жуткая глупость, но я пойду с вами! Вдруг вы столкнетесь с Когтем или налетите на патруль племени Ветра?

Незнакомая радость затопила сердце Огнегрива, когда Песчаная Буря следовала за ним. Почему-то это напомнило ему далекие времена, когда он охотился вместе с Горелым и Крутобоком. Но сейчас все было по-другому. Неподвижный лесной воздух словно прижимал его к земле, поднимая шерсть дыбом. Он бежал, стараясь не думать о том, что, возможно, ведет своих друзей навстречу гибели.

Трое котов быстро миновали Четыре Дерева и начали осторожно взбираться на территорию племени Ветра. В последний раз Огнегрив был здесь с Синей Звездой. Сейчас им предстояло пройти тем же путем и подняться предгорьями до угодий Двуногих, что лежат между территорией племени Ветра и Высокими Горами. К счастью, на этот раз день выдался безветренный, а значит, их запах не будет далеко разноситься по вересковой пустоши. Воздух в предгорьях был пугающе неподвижен и так сух, что Огнегриву казалось, будто его шерсть потрескивает, соприкасаясь с вереском.

Он выбрал путь, лежащий на наибольшем отдалении от лагеря котов Ветра. Дорога шла через торфяник. Обычно тут было очень вязко и сыро, но теперь земля покрылась сухой коркой, и даже вереск местами побурел, обожженный солнцем. Когда они проходили мимо старой барсучьей норы, Огнегрив брезгливо сморщился - пахло оттуда совершенно невыносимо, хотя барсуки покинули свое жилище много лун тому назад.

- Так что все-таки случилось с Когтем? - нарушил молчание дрожащий голос Горелого. Еще совсем недавно Огнегрив с удовольствием представлял, как будет рассказывать Горелому о разоблачении и изгнании его заклятого врага. Но теперь эта история была омрачена новым злодейством Когтя. С тяжелым сердцем поведал он другу о гибели Ветрогона.







Сейчас читают про: