double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 10 страница


по сторонам! - Помолчав, он многозначительно спросил: - Видите эту отметину у меня на ухе? Это оставила мне на память сова! Разбойница упала на меня камнем с чистого неба! Но можете мне поверить, я тоже не остался в долгу и оставил ей на память зарубку побольше, чем эта!

Огнегрив понемногу успокоился, погружаясь в привычную суету вечернего лагеря. Разве у него есть причины для тревоги? Больные коты ушли, как и обещала Пепелюшка, к тому же он наконец-то повидал Крутобока! Протиснувшись в детскую, он бережно опустил мокрый комок мха перед Златошейкой и Синеглазкой.

- Спасибо, Огнегрив, - прошептала Синеглазка.

- После ужина вам принесут побольше воды, - пообещал он, глядя, как королевы с жадностью слизывают драгоценную влагу с пушистого комочка, и стараясь не обращать внимания на голодные взгляды сына Когтя. Малыш, не отрываясь, смотрел, как его мать с силой нажимает подбородком на мох, выжимая последние капельки воды.

- Сразу после заката, когда Двуногие уберутся из леса, Чернобурка поведет старейшин к реке, - добавил Огнегрив.

- Наши старики давненько не выходили в лес после захода солнца! - облизнув губы, заметила Златошейка.




- Судя по всему, Безуху просто не терпится наверстать упущенное! - усмехнулся Огнегрив. - Сейчас он потчует всех желающих рассказом о кровожадной сове, которая охотилась как раз возле Нагретых Камней.

Бедная Кривуля уже еле дышит от страха!

- Ничего, немного волнения пойдет ей на пользу! - засмеялась Синеглазка. - Как бы я хотела пойти вместе с ними! Схватка с совой - это именно то, чего мне сейчас не хватает! - Ты скучаешь по воинским тяготам? - удивился Огнегрив. Синеглазка выглядела такой умиротворенной, в окружении своих быстро подрастающих котят, что ему и в голову не приходило, что она может тосковать по своей прежней жизни!

- А ты бы не скучал, окажись на моем месте? - огрызнулась королева.

- Скучал бы, - опешил он. - Но у тебя же есть твои котята!

Синеглазка повернула голову и посмотрела на своего крошечного полосатого сыночка и белоснежную дочку, которая только что скатилась с материнского бока и смешно копошилась на земле. Королева подняла малышку, уложила перед собой и ласково облизала..

- Разумеется, у меня теперь есть детки! - кивнула она. - Но порой мне хочется снова носиться по лесу, патрулировать наши границы и охотиться за дичью! - Она снова лизнула дочку и прошептала: - Жду не дождусь, когда смогу впервые вывести в лес всю эту неугомонную троицу!

- Судя по всему, твои котята вырастут прекрасными воинами! - горячо заверил ее Огнегрив, и сердце его пронзительно сжалось. Он снова вспомнил тот далекий зимний день, когда Белыш впервые отправился на охоту и поймал свою первую полевку. Почтительно поклонившись королевам, он повернулся, но у самого выхода не удержался и искоса посмотрел на сына Когтя. Что за воин получится из этого полосатого котенка? Каким он станет, когда вырастет?



- Пока, - пробормотал Огнегрив, протискиваясь наружу.

Соблазнительные запахи свежей дичи манили его к племенной куче, но, прежде чем приняться за ужин, он должен был покончить еще с одним делом. Огнегрив решительно повернулся спиной к еде и побежал на поляну, где жила Щербатая.

Старая целительница растянулась на земле и нежилась под теплыми лучами заходящего солнца. Как всегда, ее свалявшаяся шерсть выглядела давно не чищенной. Увидев глашатая, старуха нехотя приподняла подбородок.

- Привет, Огнегрив! - зевнула она. - Чего ты здесь забыл?

- Ищу Пепелюшку, - честно ответил он.

- Чего тебе надо? - раздался звонкий голос Пепелюшки, и серая кошечка высунула головку из своего папоротникого гнездышка.

- Разве так следует приветствовать своего глашатая? - усмехнулась Щербатая, и глаза ее довольно заблестели.

- Я его еще не так поприветствую, если он будет мешать мне спать! - огрызнулась Пепелюшка, выбираясь на землю. - Мне кажется, в последнее время он решил во что бы то ни стало лишить меня заслуженного отдыха!

- Вот как? - прищурилась Щербатая. - А ну-ка, признавайтесь, что вы там затеваете?

- Уж не собираешься ли ты допрашивать своего глашатая? - поддразнила ее Пепелюшка.

- Я знаю, вы что-то скрываете! - проворчала старуха. - Но я не в обиде! Главное, что моя ученица наконец-то пришла в себя! Вот это мне по душе, потому что какой прок от помощницы, если у нее вечно глаза на мокром месте! Настоящий гриб-дождевик, а не кошка! Ох, как же я с ней намучилась!



Огнегрив слушал и таял от радости. Как приятно, что обе целительницы наконец-то снова зажили душа в душу, как в те далекие дни, когда Пепелюшка только-только стала ученицей Щербатой.

Он нетерпеливо поскреб лапами по твердой, иссушенной зноем земле. Как бы, не привлекая внимания старой Щербатой, сообщить Пепелюшке о том, что коты из племени Теней покинули свое убежище?

- Вот чудеса! - ворчливо продолжала старуха, не сводя с него внимательных глаз. - Сидела я тут, сидела и вдруг поняла, что мне до смерти хочется взять еще одну мышку из общей кучи! - Огнегрив смутился и с благодарностью посмотрел на целительницу. - Ты больше не хочешь, Пепелюшка? - крикнула старуха, тяжело шаркая к папоротникам. Кошечка отрицательно мотнула головой. - Вот и отлично! Буду через минуту! - крикнула она и, подумав, добавила: - Или через две!

Когда целительница скрылась в папоротниках, Огнегрив еле слышно шепнул Пепелюшке:

- Я проверил пещеру под дубом! Они ушли!

- А я что тебе говорила? - ответила Пепелюшка.

- Но они убрались только два дня назад! - прибавил Огнегрив.

- Меня это не удивляет! - буркнула Пепелюшка. - Вообще-то я хотела, чтобы они подождали до полного выздоровления!

Огнегрив только хвостом махнул. Разве эту упрямицу переспоришь?! Пепелюшка искренне верила в то, что делала доброе дело, выхаживая несчастных, и Огнегрив не мог не признать, что отчасти согласен с ней.

- Ты же знаешь, я просила их уйти, - сказала Пепелюшка, и на этот раз голос ее прозвучал уже не так уверенно.

- Я верю тебе, - просто ответил Огнегрив. - Но мой долг требовал проверить, послушались они тебя или нет.

Пепелюшка с любопытством покосилась на него.

- А как ты узнал, что они ушли?

- Крутобок сказал.

- Крутобок? - радостно воскликнула кошечка. - Ты разговаривал с ним? Как он? Доволен жизнью?

- Вроде да, - улыбнулся Огнегрив. - Плавает, как рыба!

- Шутишь?! - ахнула Пепелюшка. - Вот не ожидала!

- Я сам не ожидал! - кивнул Огнегрив и тут же замолчал, смущенный громким урчанием в собственном голодном желудке.

- А ну-ка иди, поешь! - велела Пепелюшка. - И поторопись, пока Щербатая не умяла всю кучу! Огнегрив нагнулся и лизнул Пепелюшку в серые ушки.

- Увидимся попозже! - крикнул он. Вернувшись на поляну, он увидел, что Щербатая предоставила ему скудный выбор между белкой и голубем. Поразмыслив, Огнегрив взял голубя, окинул взглядом поляну, ища укромное местечко, чтобы поужинать, и сразу почувствовал на себе взгляд Песчаной Бури. Она стояла, подавшись вперед, крепко обвив хвостом задние лапы. Огнегрив почувствовал, как сердце у него пустилось вскачь. Внезапно ему стало легко и радостно! Что с того, что Песчаная Буря совсем не похожа на Пестролистую?! Пускай шерсть у нее не пестрая, а золотая, пускай глаза отсвечивают зеленью, а не прозрачным янтарем! Зажав в пасти своего голубя, он, не отрываясь, смотрел на палевую кошечку, а в душе его звучали слова Пепелюшки: " Живи настоящим, перестань оглядываться на прошлое..." Он знал, что Пестролистая навсегда останется в его сердце, но не мог продолжать обманывать себя. Разве не правда, что при одном виде Песчаной Бури у него мурашки пробегают по спине, и шерсть становится дыбом? Повернувшись, он медленно побрел через поляну навстречу к ней. Когда он опустил своего голубя перед Песчаной Бурей и принялся за еду, она замурлыкала от радости.

Дикий, полный ужаса крик заставил его поперхнуться. Песчаная Буря вскочила. На поляну влетели Кисточка и Царапка. Их шерсть была спутана и перепачкана кровью, а Царапка сильно припадал на одну лапу.

Огнегрив торопливо проглотил застрявший в горле кусок и бросился к патрульным.

- Что случилось? - крикнул он. - Где Ветрогон?!

- Я не знаю! На нас напали! - задыхаясь, пропыхтела Кисточка.

- Кто? - не отставал Огнегрив.

- Мы не разглядели! - покачала головой кошка. - Было совсем темно.

- Но вы могли определить их по запаху! Чем они пахли?

- Это произошло слишком близко к Гремящей Тропе. Трудно сказать, - ответил Царапка, судорожно хватая ртом воздух. Огнегрив с тревогой посмотрел на оруженосца и понял, что тот едва держится на лапах.

- Немедленно отправляйся к Щербатой! - распорядился он. - Буран! - крикнул он белоснежному воину, показавшемуся из пещеры Синей Звезды. - Я хочу, чтобы ты отправился с нами, - он быстро обернулся к Кисточке. - Веди нас туда, где это произошло!

Песчаная Буря и Дым вопросительно посмотрели на Огнегрива, ожидая приказа.

- Вы останетесь охранять лагерь, - решил он. - Возможно, это ловушка, рассчитанная на то, чтобы выманить воинов из лагеря. Вы помните, так уже случалось раньше!

Что бы ни случилось, он не имел права оставлять лагерь незащищенным, тем более что у Синей Звезды осталась одна единственная жизнь!

***

В сопровождении Бурана и тяжело пыхтящей Кисточки, он вышел из лагеря и начал карабкаться вверх по крутому склону холма. Добравшись до вершины, маленький отряд нырнул в чащу леса. Здесь Огнегрив слегка замедлил шаг, заметив, что Кисточка не поспевает за ним.

- Пожалуйста, постарайся побыстрее! - попросил он. Он знал, что она ранена и страдает от боли, но нужно было во что бы то ни стало найти Ветрогона! Кроме того, его до смерти пугало смутное ощущение, что нападение имеет какое-то отношение к племени Теней. В самом деле, еще совсем недавно Перышко и Белогрудый скрывались на территории Грозового племени. Что если они с самого начала лгали, намериваясь навлечь беду на приютивших их котов? Погруженный в эти мысли, он все быстрее несся в сторону Гремящей Тропы.

- Нет! - крикнула Кисточка. - Сюда! - Прибавив шагу, она обогнала глашатая и побежала к Четырем Деревьям. Огнегрив и Буран бросились за ней.

Проносясь под деревьями, Огнегрив успел подумать, что эта дорога ему знакома. Однажды он уже шел здесь, провожая Перышко и Белогрудого, когда Синяя Звезда в первый раз изгнала их с территории Грозового племени. Неужели племя Теней воспользовалось каменным туннелем под Гремящей Тропой, чтобы напасть на соседей?

Внезапно Кисточка резко остановилась между двумя высокими стволами. Вдалеке виднелась Гремящая Тропа, ее ядовитое дыхание шевелило густую траву под деревьями. А впереди... Прямо перед собой Огнегрив увидел Ветрогона. Он лежал, вытянувшись, и в его длинном коричневом теле чувствовалась какая-то зловещая неподвижность. Прямо над ним стоял какой-то маленький, серый котик. Сердце Огнегрива рухнуло в пустоту, когда он узнал в нем Перышко.

Широко распахнутыми глазами котик смотрел на приближающихся воинов, а потом начал неуверенно пятиться назад. Лапы его заметно дрожали.

- Он мертв! - горестно завыл он.

Уши Огнегрива задрожали от гнева. Так вот как воины Теней платят за оказанную им доброту?! Словно издалека он услышал собственный неистовый вопль и, не оглядываясь на Кисточку с Бураном, бросился на Перышко. Испуганно зашипев, котик бросился наутек. Одним ударом Огнегрив опрокинул врага, и тот, не оказывая никакого сопротивления, тяжело рухнул в траву.

Огнегрив замер, растерянно глядя на скорчившегося на земле врага. Воспользовавшись секундной заминкой, Перышко вскочил на лапы и кинулся в заросли ежевики. Не обращая внимания на острые шипы, Огнегрив бросился за ним, яростно полосуя когтями колючие ежевичные плети. Мысли его путались. Ясно одно, Перышко пытается добраться до каменного туннеля! Бросившись вперед, Огнегрив успел увидеть мелькнувший впереди кончик кошачьего хвоста. Выскочив из ежевики, котик со всех лап мчался по узкой полоске травы вдоль Гремящей Тропы.

Теперь их разделяло всего несколько мгновений. Огнегрив вылетел из кустов в тот момент, когда Перышко стоял у самого края дороги. Огнегрив ожидал, что воин сразу нырнет в туннель, но тот, отчаянно посмотрев на преследователя, вдруг побежал прямо на Гремящую Тропу.

Замерев от страха, Огнегрив смотрел, как тот несется через серую гладь дороги. Жуткий рев ударил его по ушам, горячий ветер всколыхнул шерсть на спине. Огнегрив отпрянул, отвернув лицо от ядовитого дыхания чудовища. Через мгновение он открыл глаза и пошевелил ушами, стряхивая зловонную пыль Гремящей Тропы. Посреди дороги лежало изуродованное кошачье тело. Чудовище все-таки настигло Перышко. Оцепенев, Огнегрив смотрел на несчастного. В памяти всплыла ужасная трагедия, когда-то произошедшая с Пепелюшкой. И тут он увидел, что Перышко пошевелился. Пусть этот кот из племени Теней только что убил храбрейшего воина Грозового племени, Огнегрив все равно не мог бросить его одного на серой дороге! Зорко посмотрев во все стороны Гремящей Тропы, он быстро побежал к тому месту, где лежал умирающий. Бедный Перышко, казалось, стал еще меньше ростом, его изломанное тело блестело от крови, зловеще багровеющей в лучах заходящего солнца.

Огнегрив понимал, что попытка сдвинуть его с места лишь ускорит неизбежный конец. Дрожа от волнения, он наклонился и заглянул в глаза коту, которого Пепелюшка в тайне от собственного племени пыталась спасти от смертельной болезни.

- Зачем ты напал на наш патруль? - прошептал он.

Перышко открыл рот, пытаясь что-то сказать, но его слабый голос был заглушён ревом чудовища, пронесшегося совсем рядом и обдавшего обоих котов волной смрада и облаком черной пыли. Огнегрив что было сил впился когтями в гладкую поверхность дороги и теснее прижался к умирающему.

Перышко снова попытался что-то сказать, из уголка его разбитого рта побежала струйка крови. Он мучительно сглотнул, судорога пронзила все его тело. Но прежде чем он успел что-то произнести, взгляд его остановился, словно умирающий увидел что-то за спиной Огнегрива, там, где начиналась территория Грозового племени. Глаза Перышка расширились от ужаса, потом погасли, и жизнь навсегда покинула их.

Огнегрив резко обернулся, недоумевая, что же могло так напугать несчастного перед смертью. Сердце его едва не остановилось, когда он увидел того, кто стоял у самого края Гремящей Тропы. Это был тот, кто много раз являлся ему в ночных кошмарах. Коготь.

Ему показалось, будто когти его увязли в тверди Гремящей Тропы. Не отрываясь, смотрел он на кота, который так долго бросал зловещую тень на всю его жизнь. Но теперь маски были сброшены. Коготь был изгоем, врагом всех котов, хранящих верность воинскому закону.

Пламенеющее вечернее солнце просачивалось сквозь верхушки деревьев, бросая огненные отсветы на темную шкуру огромного кота. В тишине замершей Гремящей Тропы прозвучал хриплый насмешливый голос:

- Загоняешь до смерти маленьких доходяг? Так-то теперь глашатаи защищают территорию своего племени?

Стоило Когтю заговорить, как Огнегрив очнулся от внезапного оцепенения. Тело его налилось силой,холодная ярость закипела в крови. Подняв голову, он посмотрел прямо в глаза Когтю, не обращая внимания на приближающееся чудовище. Горячий вихрь взъерошил его шерсть, но он лишь крепче вцепился лапами в Гремящую Тропу. Следом за первым чудищем неслось второе, и Огнегрив, подобравшись, прыгнул в образовавшийся просвет, не сводя глаз со своего врага.

На мгновение Коготь растерялся. В глазах бывшего глашатая промелькнуло изумление, когда Огнегрив, злобно шипя, камнем обрушился на него. Сцепившись, враги покатились в траву под деревьями. Окунувшись в знакомые лесные запахи, Огнегрив почувствовал внезапный прилив сил. Это был его лес, его земля, а Коготь был здесь всего лишь чужаком, изменником! Они катались под огромными стволами деревьев, приминая траву и оставляя на земле глубокие отметины от выпущенных когтей.

Вцепившись в толстую шкуру врага, Огнегрив почувствовал под лапами выступающие ребра Когтя. За время изгнания бывший глашатай сильно отощал, но мускулы его по-прежнему упруго перекатывались под густой шерстью, и вскоре Огнегриву пришлось признать, что могучий воин не потерял ни боевого духа, ни силы, ни мастерства. Резко изогнувшись, Коготь рванулся вперед и ловко перевернулся в воздухе. Огнегрив, словно пушинка, слетел с его широкой спины и с размаху ударился боком о твердую землю. Судорожно хватая ртом воздух, он попытался вскочить, но было уже поздно. Могучий воин прыгнул на него и прижал когтями к земле, раздирая шкуру до самых костей.

Огнегрив дико закричал, но Коготь только крепче вдавил его в землю, а потом нагнулся к самому уху поверженного противника, разинул рот и зашипел, обдавая Огнегрива нестерпимой вонью падали:

- Ты хорошо слышишь меня, киска? Сначала я убью тебя, а потом и всех твоих воинов - одного за другим!

Даже сейчас, в пылу битвы, Огнегрива бросило в холод. Он знал, что Коготь не шутит. Неожиданно новые звуки и запахи нарушили зловещую тишину леса. Трава зашуршала под чьими-то незнакомыми лапами, запахло чужими котами. Их окружали. Но кто? И зачем? Одурманенный смрадом Гремящей Тропы, запахом крови несчастного Перышка и собственным страхом, Огнегрив успел лишь смутно подумать, что это, наверное, бродяги из банды Хвостолома, которые когда-то помогли Когтю напасть на Грозовое племя. Неужели Перышко согласился присоединиться к этим разбойникам, лишь бы не возвращаться в свое умирающее племя?

Огнегрив отчаянно ударил врага задними лапами, вонзив когти в его мягкий живот. Очевидно, Коготь недооценил возросшую силу своего противника, потому что ослабил хватку и неуклюже свалился наземь. Огнегрив поспешно выбрался из-под него, резко поднял голову - и увидел Кисточку с Бураном. Выскочив из кустов, воины Грозового племени отважно бросились на незнакомых котов, наблюдавших за исходом поединка. Огнегрив торопливо отвернулся от них - и, как оказалось, вовремя. Коготь уже вскочил с земли, опустился на задние лапы и теперь возвышался над своим противником, хищно оскалив острые зубы. Янтарные глаза его горели ненавистью. Но Огнегрив уже был начеку. Когда Коготь сделал выпад, он ловко поднырнул под него, прыгнул вперед и повернулся, оказавшись лицом к лицу со своим врагом.

Он слышал за спиной вой и шипение друзей. Он знал, что Кисточка с Бураном сражаются не на жизнь, а на смерть, и храбрость их достойна воинов Звездного племени. Но противников было слишком много.

***

Снова увернувшись от Когтя, Огнегрив в отчаянии огляделся и понял, что живыми им отсюда не уйти. В тот же миг чьи-то острые когти впились в его заднюю лапу. Обернувшись, он увидел перед собой мерзко ухмыляющегося разбойника из банды Когтя. Новый враг был тощим и грязным, как все бродяги, а глаза его горели злобой.

Издав жуткое шипение, Коготь бросился на Огнегрива. Огнегрив напрягся, приготовившись выдержать удар, и вдруг увидел, как впереди мелькнуло что-то серое. Затем из кустов показались широкие плечи, и Огнегрив едва не задохнулся от радости, узнав того, с кем столько раз сражался плечом к плечу. Крутобок!

Серый воин камнем упал на незащищенный живот Когтя и сбил врага с ног. Воспользовавшись передышкой, Огнегрив извернулся, оскалился и укусил бродягу, вцепившегося ему в заднюю лапу. Он сжимал челюсти до тех пор, пока не почувствовал под зубами твердую кость. Только тогда он опомнился, выпустил воющего от боли разбойника и, брезгливо сплюнув кровь, облизнул рот.

Вокруг него кипела страшная битва. По всей видимости, Крутобок привел сюда весь свой патруль, поскольку теперь бродяг было намного меньше и они явно уступали гладким Речным котам. Обернувшись, он увидел, как Крутобок рвется из лап Когтя, и поспешил на помощь другу. Вдвоем они бросились на бывшего глашатая, обратили его в бегство и кинулись вдогонку, следуя шаг в шаг, как делали это сотни раз за время обучения. Затем, даже не глядя друг на друга, они одновременно прыгнули и повалили полосатого исполина на землю. Коготь только сдавленно зашипел, когда Огнегрив ткнул его мордой в пыль, а Крутобок вцепился ему в спину и, что было силы, ударил в бок задними лапами.

Судя по удаляющимся кошачьим воплям, бродяги бросили своего вожака и кинулись наутек. Огнегрив обернулся, чтобы посмотреть им вслед, и Коготь тут же воспользовался его замешательством. Извернувшись, он вырвался на свободу и понесся к зарослям ежевики. Плюясь и шипя от бессильной ярости, он влетел в кусты и исчез в сплетении колючих ветвей.

Когда крики убегающих стихли вдали, воины принялись отряхиваться от грязи и зализывать боевые раны. Только теперь Огнегрив заметил, что среди Речных котов был и Камень, сын Синей Звезды.

- Есть тяжелораненые? - прохрипел он. Коты дружно помотали головами - все, включая Кисточку, которая была вся в крови еще после первого нападения.

- Нам нужно вернуться на свою территорию, - подал голос Камень.

- Грозовое племя благодарит вас за помощь! - вежливо сказал Огнегрив.

- Бродячие коты представляют угрозу для всех племен, - спокойно ответил кот. - Мы не могли оставить вас один на один с ними.

Буран мотнул головой, стряхивая капли крови с челюсти. Потом посмотрел на Крутобока.

- Приятно было вновь сражаться бок о бок с тобой, дружок. Но как вы здесь очутились?

- Мы патрулировали границу, когда Крутобок услышал крик Огнегрива, - пояснил Камень. - Он сразу понял, что дело серьезное, и убедил нас прийти на помощь.

- Спасибо! - поблагодарил Огнегрив, на этот раз гораздо теплее, чем вначале. - Спасибо вам всем. Камень кивнул и, повернувшись, скрылся за деревьями. Патрульные послушно последовали за ним. Огнегрив потерся щекой о шкуру проходящего мимо Крутобока, тоскуя о предстоящей разлуке и горько жалея, что не может при всех сказать другу то, что хотел бы сказать!

- Увидимся, Крутобок! - прошептал он и даже сквозь густую шерсть услышал, как друг довольно урчит в ответ.

- Увидимся, - улыбнулся Крутобок.

Солнце окончательно скрылось за деревьями, и Огнегрив зябко поежился. Только теперь, заглянув в затуманенные болью глаза Кисточки, он содрогнулся при мысли о том, какой ценой досталась им победа. Тело Ветрогона, должно быть, уже успело остыть. И это не единственная смерть, которую в этот жаркий летний день принес в лес Коготь.

Он поднял голову и посмотрел на Бурана.

- Ты сможешь сам отнести в лагерь Ветрогона и помочь Кисточке?

Белоснежный воин задумчиво сощурился, но ничего не сказал и лишь молча кивнул.

- Я скоро вернусь, - прошептал Огнегрив, почтительно склоняя голову перед старшим воином. - Но сначала мне необходимо кое-что проверить.

Тяжело переставляя лапы, он побрел в сторону Гремящей Тропы. Здесь по-прежнему чувствовался сильный запах Когтя и его банды, но, сколько Огнегрив ни настораживал уши, он так и не услышал ничего, кроме затихающего птичьего пения да шепота ветра в верхушках деревьев. И в этой странной тишине он еще сильнее почувствовал, как явственно пробивается сквозь все вечерние ароматы стойкий запах племени Теней. Выходит, в банде Когтя, кроме Перышка, были и другие воины Теней? Неужели болезнь, истребляющая это несчастное племя, настолько ужасна, что уцелевшие воины готовы покрыть себя позором, вступив в шайку разбойников, лишь бы не оставаться в собственном лагере? Или же ветер просто доносит сюда запах с территории племени Теней, лежащего по ту сторону Гремящей Тропы?

Остановившись у края широкой серой дороги, Огнегрив молча уставился на неподвижное тело бурого воина. Если Перышко добровольно вступил в шайку, чтобы не возвращаться в свое умирающее племя, то почему он так испугался, увидев Когтя? Неужели появление предводителя могло так ужаснуть его?! И тут Огнегрив с запоздалым раскаянием подумал, что несчастный Перышко мог очутиться здесь уже после того, как Коготь напал на патруль Грозового племени. Выходит, он случайно наткнулся на мертвое тело Ветрогона, только и всего... Но в таком случае, что он делал на территории Грозового племени? И куда подевался Белогрудый? Слишком много вопросов и никаких разумных ответов...

Ясно только одно - нельзя оставлять Перышко лежать на Гремящей Тропе, чтобы пробегающие чудовища раздавили в лепешку его мертвое тело. Огнегрив решительно шагнул на дорогу, приблизился к мертвому коту, взял его зубами за шкирку и оттащил к полоске травы у противоположного края Гремящей Тропы. Теперь воины Теней найдут его и смогут достойно похоронить. Виновен он или нет, судьей ему теперь будет только Звездное племя.

Когда Огнегрив вернулся в лагерь, тело Ветрогона уже лежало в самом центре поляны. Здесь, среди своих соплеменников, мертвый Ветрогон казался спокойным и торжественным и вовсе не напоминал ту искалеченную кровавую кучу, на которую воины наткнулись возле Гремящей Тропы. Казалось, он просто уснул после тяжелого дня. Синяя Звезда возбужденно расхаживала вокруг мертвого тела, ее широкая серая голова безумно раскачивалась из стороны в сторону.

Все племя высыпало из своих пещер и сидело в тени вокруг поляны. Тяжелый воздух был пропитан тревогой и страхом. Коты молча переминались с ноги на ногу и испуганно поглядывали на свою предводительницу, которая отрешенно мерила шагами поляну, что-то тихо бормоча себе под нос. Синяя Звезда даже не пыталась справиться с отчаянием, как подобает предводительнице лесного племени. Огнегрив невольно вспомнил, с каким достоинством когда-то она оплакала Львиногрива, своего старого друга и глашатая. Честное слово, тогда в ее горе было куда больше величия и молчаливой скорби!

Стоило ему выступить на поляну, как все племя с надеждой обратило взоры на своего глашатая. Огнегрив подошел к Синей Звезде и едва не отпрянул, встретив ее безумный, полный ужаса взгляд.

- Говорят, это сделал Коготь?! - прохрипела Синяя Звезда.

- Или кто-то из его банды, - ответил Огнегрив.

- Сколько их было?!

- Не знаю, - признался Огнегрив. В пылу битвы у него не было времени на подсчеты. - Много.

Синяя Звезда снова в смятении затрясла головой, но Огнегрив решил во что бы то ни стало открыть ей всю правду, хочет она ее знать или нет.

- Коготь задумал отомстить всему Грозовому племени, - негромко произнес он. - Он сказал мне, что будет убивать наших воинов одного за другим.

Коты за его спиной в ужасе закричали. Не сводя глаз с Синей Звезды, Огнегрив молча ждал, пока уляжется шум. С бешено колотящимся сердцем он стоял и беззвучно молил Звездное племя даровать предводительнице силы, чтобы достойно встретить новую опасность. Мало-помалу крики смолкли, и все племя вместе со своим глашатаем обратило взоры к Синей Звезде, ожидая ее решения. Где-то вдали пронзительно закричала сова, пролетая между деревьями.

Синяя Звезда подняла голову.

- Он хочет убить меня! - проговорила она так тихо, что Огнегрив и тот едва разобрал ее слова. - И ради своего племени я...

- Нет! - рявкнул Огнегрив так, что Синяя Звезда испуганно отшатнулась. Неужели она решила отдать свою жизнь Когтю?! Чего она надеется этим добиться?! - Он хочет отомстить всему племени, а не одной тебе!

Синяя Звезда бессильно уронила голову.

- Какое гнусное предательство! - прошипела она. - Как я могла не разглядеть его подлую душу, когда он жил среди нас?! Какой дурой я была! - Она закрыла глаза и устало покачала головой. - Безмозглой, мышеголовой дурой!

У Огнегрива затряслись лапы. Похоже, Синяя Звезда решила возложить на себя вину за преступления Когтя! Где-то совсем рядом раздался тихий голос Дыма:

- Во всем виновата Синяя Звезда! Эти слова вызвали шквал возбужденных возгласов, но ни один кот не стал спорить с молодым воином. Огнегрив с тоской понял, что снова должен брать всю ответственность на себя.

- Похороните его на рассвете, - приказал он, обращаясь к Долгохвосту и Бурому. - Синяя Звезда будет всю ночь, до утра, сидеть над телом Ветрогона. - Он посмотрел на предводительницу. Синяя Звезда безвольно сидела на земле, глядя прямо перед собой в одну точку. Огнегриву показалось, что она даже не услышала его слов.

- Я присоединюсь к ней, - раздался негромкий голос Бурана.

Глашатай с благодарностью посмотрел на белоснежного воина, который неторопливо вышел из толпы, приблизился к Синей Звезде и сел рядом, прижавшись к ее боку.

Из пещеры Щербатой, прихрамывая, вышла Кисточка и первой подошла к телу Ветрогона. Все пришло в движение. Один за другим воины начали стягиваться к центру поляны, чтобы отдать последние почести погибшему товарищу. Проходя, каждый из них нервно поглядывал на Синюю Звезду, но предводительница по-прежнему не поднимала глаз от земли.

Из детской тихонько выскользнула Синеглазка и, нежно прижавшись щекой к телу мертвого воина, еле слышно прошептала слова прощания. Следом за ней показалась Златошейка. На пороге она остановилась и взмахом хвоста приказала котятам не двигаться с места. Погруженный в свое горе, Огнегрив внезапно вздрогнул. Полосатый котенок вытянул шею из пещеры и с любопытством таращил глазенки на мертвого воина, убитого его отцом. Совершенно неожиданно Огнегриву показалось, что глазами этого невинного малыша на мертвеца смотрит сам Коготь!

Но вот Златошейка нежно лизнула Ветрогона в щеку, и Огнегрив резко встряхнул головой, отгоняя постыдные мысли. Он обязан верить в Златошейку и в свое племя! Все вместе они воспитают этого котенка и научат его быть верным воинскому долгу, который преступил его отец.

Когда Златошейка отошла, Огнегрив приблизился к Ветрогону и лизнул его тусклую шерсть.







Сейчас читают про: