double arrow

Основные Законы Российского Государства (Российской Империи) 1906 г


Основные государственные законы Российской империи — свод законоположений, касавшихся общих начал государственного строя Российской империи, включавший в себя предыдущие источники права, конституция России с 23 апреля 1906 по 10 июля 1918 года.

23 апреля 1906 года в Основные законы были внесены изменения в связи с изданием российским императором Николаем II 6 августа 1905 года «Манифеста об учреждении Государственной Думы», 17 октября 1905 года «Манифеста Об усовершенствовании государственного порядка» и 20 февраля 1906 года «Манифеста о переустройстве Государственного Совета». В редакции от 23 апреля 1906 Основные государственные законы стали фактически первой конституцией России.

Основные Государственные Законы 23 апреля 1906 г. являются фундаментальным законодательным актом, регулирующим разделение полномочий между императорской властью и организованным по Манифесту 17 октября Парламентом, состоящим из Государственного Совета и Государственной Думы. При этом порядок собрания и работы обеих палат Парламента был определен особыми законами.

Основные государственные законы 1906 года были изданы всероссийским императором и никогда не принимались ни народом, ни народными представителями.




Утверждённый 23 апреля (6 мая) 1906 г. документ состоял из вводной части и пяти глав (82 статьи): О существе верховной cамодержавной власти; О правах и обязанностях российских поданных; О законах; О Государственном cовете и Государственной думе и образе их действий; О Совете министров, министрах и главноуправляющих отдельными частями.

Основные законы закрепляли государственное устройство Российской империи, государственный язык, существо верховной власти, порядок законодательства, принципы организации и деятельности центральных государственных учреждений, права и обязанности российских подданных.

Согласно Основным законам, верховная самодержавная власть и власть управления во всём объёме принадлежали императору, однако законодательную власть он осуществлял «в единении с Государственным советом и Государственной думой». Отныне определялось, что «никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной думы и воспринять силу без утверждения государем императором».

Однако прерогативы монарха оставались весьма широкими: ему принадлежал «почин по всем предметам законодательства», только по его инициативе могли быть пересмотрены Основные государственные законы, он назначал и увольнял министров и высших сановников, руководил внешней политикой, провозглашался «державным вождём российской армии и флота», наделялся исключительным правом чеканки монеты, от его имени объявлялась война и заключался мир, осуществлялось судопроизводство, жаловались титулы, ордена и другие государственные отличия.



Впервые в Основных законах были провозглашены права гражданской свободы. Российским подданным гарантировались право на неприкосновенность личности, жилища и собственности, право устраивать собрания, общества и союзы («в целях, не противных законам»), свободу веры, и право «высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путём печати» — «в пределах, установленных законом».

Обновлённые Основные законы наделялись особой юридической силой. Они изменялись лишь в особом законодательном порядке. Инициатива их пересмотра принадлежала исключительно императору. Последний, обладая правом издания указов с временной силой закона (во время прекращения занятий Думы), не мог, тем не менее, обратить это право на Основные государственные законы.

В преддверии созыва Государственной думы Основные государственные законы 23 апреля (6 мая) 1906 г. являлись фундаментальным законодательным актом, регулирующим разделение полномочий между императорской властью и организованным по Манифесту 17 октября 1905 г. парламентом (Государственным советом и Государственной думой).

«Думская монархия».

После революции 1905-1907 в России возникла новая система политической организации государства, получившая название "думская (или третьеиюньская) монархия".



Дума - это первый опыт представительного (т.е. путем избрания представителей различных слоев общества) правления в России. С ней связывали переход России на путь буржуазного парламентаризма и конституционного строя. Дума мыслилась как законодательный орган с подчинением ей исполнительной власти. Она должна была юридически закрепить разнообразные права и свободы граждан, наконец, по мнению многих, Дума должна была стать средством недопущения революционного движения от общего числа.

Система представительных учреждений вводилась в России рядом государственных актов, начиная с Манифеста 6 августа 1905 года, и, кончая “Основными государственными законами”. По первоначальному проекту августа Государственная дума предполагалась как “законосовещательное установление”, избираемое на основе цензового представительства от трёх курий. Обострение политической ситуации вскоре потребовало пересмотра проекта.

Внутреннюю политику правительства в этот период обусловливали объективные послереволюционные условия. С одной стороны, она была нацелена на подавление антиправительственного движения. С другой стороны, нельзя было не считаться с уроками революции, которые свидетельствовали о необходимости проведения реформ для расширения социальной опоры верховной власти.

В связи с этим во внутренней политике правительства прослеживалось две линии: наступление реакции во всех областях общественной жизни и лавирование между разными социальными силами. Первая линия реализовывалась административными и идеологическими мероприятиями. Полицейско-чиновничьему аппарату помогали печать и церковь. Вторая линия осуществлялась путем принятия и реализации новых законов.

Проведение контрреволюционной линии опиралось на "Положение об усиленной и чрезвычайной охране". Местные власти получили право обыскивать помещения любых учреждений и организаций, арестовывать их членов. Тюрьмы были переполнены. Смертные приговоры и казни стали повседневным явлением. Были разгромлены многие организации крестьян, студентов, демократической интеллигенции, закрыта часть профсоюзов, запрещено издание ряда демократических газет и журналов.

Возможность лавирования и заигрывания правительства с разными политическими силами обеспечивал избирательный закон от 3 июня 1907 г. Он изменил порядок думских выборов. По нему 1 голос помещика приравнивался к 4 голосам крупной буржуазии, 68 голосам мелких городских собственников, 260 голосам крестьян и 543 голосам рабочих. Рабочие потеряли половину выборщиков, а крестьяне - больше половины. Правительство убедилось в том, что нельзя рассчитывать на монархическую привязанность крестьянства, которую перевешивает ненависть к помещикам. Выборы в III Думу были невсеобщими, сословными и неравными, многоступенчатыми и непрямыми. Они проходили в обстановке террора, полицейских преследований.

III Государственная дума (ноябрь 1907 г.- июнь 1912 г.).

В нее вошло: 32% "правых" депутатов; 33% октябристов составили центр; 12% кадетов, 3% трудовиков, 4,2% социал-демократов и 6% от национальных партий заняли "левый" фланг. Ни одна из фракций не получила большинства. Результаты голосования зависели от того, куда качнется "центр". Если вправо, то образовывалось "право-октябристское" большинство, поддерживавшее правительство. Если влево, то создавалось "кадетско-октябристское" большинство, готовоек реформам либерально-демократического характера. Так сложился механизм парламентского октябристского маятника, позволявшего правительству П. А. Столыпина проводить нужную ему линию, лавируя между "правыми" и кадетами, то усиливая репрессии, го провода реформы.

В послереволюционных условиях перед правительством по-новому встали три прежних вопроса: рабочий, национальный и аграрный. Пять лет Дума обсуждала. 4 законопроекта о продолжительности рабочего дня, о страховании и пенсиях для рабочих. Принятый в 1912 г. закон о государственном страховании от несчастных случаев и по болезни распространялся только на 15% рабочих и создавал видимость заботы правительства о них.

Национальная политика проводилась под лозунгом "Россия для русских", т. е. усилились русификаторские мероприятия. Они не находили поддержки у окрепшей национальной буржуазии. Шовинистические черносотенные организации разжигали национальную рознь и антисемитизм.

Несмотря на свое долгожительство, третья Дума с первых же месяцев образования не выходила из кризисов. Острые конфликты возникали по разным поводам: по вопросам реформирования армии, по крестьянскому вопросу, по вопросу об отношении к "национальным окраинам", а также из-за личных амбиций, происходивших в депутатском корпусе и в те времена. Но и в этих крайне трудных условиях оппозиционно настроенные депутаты находили способы высказывать свое мнение. На всякое чрезвычайное происшествие депутаты, собрав определенное количество подписей, могли подать требование к правительству отчитаться о своих действиях, на что должен был дать ответ тот или иной министр.

В октябре 1912 г. состоялись выборы в четвертую Думу, председателем которой был избран М.В. Родзянко. Выборы в четвертую Госдуму отличались еще более грубым вмешательством со стороны правительства, чем выборы 1907 г. Широко использовалось духовенства для давления на избирателей с целью проведения в Думу крайних монархистов-черносотенцев. Действия исполнительной власти достигла только частичного успеха. Усиление черносотенного крыла сопровождалось усилением правых либералов за счет утративших лидерство октябристов.

Буржуазно-демократическая часть общества отдала свои голоса кадетам, а также возникшей как раз под выборы идейно близкой кадетам, наиболее правой прогрессивной партии. Они отражали взгляды антифеодального промышленного и финансового капитала. Соответственно их лидерами были Коновалов и братья Рябушинские. В социал-демократической фракции по инициативе большевиков произошел раскол. Большевиков в единой фракции было меньшинство, всего шесть человек, меньшевиков - большинство.

Государственная Дума, в конце концов, обрела форму практически формального существования. Всё это явно показывало, что хоть монархия и изжила себя, но общество было ещё не готово приступить к парламентскому способу управления государством. И поэтому силы парламента не хватало, чтобы ограничить власть монарха.







Сейчас читают про: