double arrow

Русские в современной России


Современная Россия в своей национально-государственной политике воспроизводит именно те принципы произвольно трактуемого федерализма, что привели к развалу СССР.

По мнению А.И. Вдовина, сейчас само существование России напрямую зависит от самочувствия её основного национального элемента – русских, от того, насколько учитываются их интересы и потребности в экономике, культуре, образовании, при проведении внутренней и внешней политики нашей страны.

Анализируя современную ситуацию, А.И. Вдовин утверждает, что постсоветская Российская Федерация также не гарантирована от распада. Причину опасности он усматривает в том, что «особенности нынешней России¼ определяются тем, что она представляет собой часть бывшего СССР»[32]. Являясь элементом былой системы, даже получив возможность самостоятельного развития, она ещё хранит недостатки прежней системы, наследует её негативные свойства. Главным, по мнению А.И. Вдовина, является то, что «новые власти сохраняют фундаментальное противоречие в национально-государственном устройстве страны – различие статусов русской и других наций в едином государстве».

По данным Всероссийской переписи населения 2002 года русские составляют почти 80% (79,8%) населения страны, то есть такую же долю, что и французы во Франции, и существенно больше, чем, например, испанцы в Испании.

Нерусские национальные группы, составляющие 7,02 % от численности населения России (данные переписи 1989 г.), имеют 21 национальную республику, одну национальную область и 10 автономных округов.

А.И. Вдовин отмечает, что Россия, унаследовавшая советскую форму национально-государственного устройства, оказалась единственным на постсоветском пространстве государством, в котором не обозначен (де-юре или де-факто) государствообразующий народ. В своих публикациях он выдвигает ряд положений, которые могли бы составить идейное основание государственной национальной политики.

1) Официально осудить и отказаться от национального нигилизма и космополитизма, которые сейчас проявляются в запрете указания национальности в паспортах, в необязательности фиксации национальности при переписях населения.

2) Признать благотворность национализма и патриотизма в их однозначно трактуемых цивилизованных формах:




ü патриот это тот, кто любит свою Родину и отстаивает её интересы (патриотизм – любовь в Отечеству – чувство столь же естественное, сколь и благотворное для здоровья общества);

ü националист – тот, кто любит свою нацию и отстаивает её интересы.

В книге А.И. Вдовина «Русские в XX веке» процитированы представленные в трёх иностранных энциклопедических изданиях определения термина «национализм».

• Пятнадцатое издание «Британской энциклопедии» утверждает: «Национализм – это верность и приверженность к нации или стране, когда национальные интересы становятся выше личных интересов»;

• девятое издание «Американского политического словаря» (1993) отождествляет национализм с «социальными и психологическими силами, которые зародились под действием уникальных культурных, исторических факторов для того, чтобы обеспечить единство, воодушевление в среде данного народа посредством культивирования чувства общей принадлежности к этим ценностям». Отмечается, что «национализм объединяет народ, который обладает общими культурными, языковыми, расовыми, историческими или географическими чертами или опытом и который обеспечивает верность этой политической общности»;

• японский энциклопедический словарь (1983) объявляет национализмом «всеобщую приверженность и верность своей нации».



В отечественных источниках, в частности, в трудах русского мыслителя Льва Тихомирова (1852 – 1923) даётся следующее обобщение: «Нация, народ, как и отдельный человек, имеет свой особый характер, как бы свою, метафорически выражаясь, личность. Этот характер создаётся и племенными свойствами, и обстоятельствами исторического бытия народа, его собственными трудами над своим устроением, его работою нравственной и умственной и т.д. Национализм есть принцип, согласно которому мы должны жить сообразно этим своим национальным чертам, ибо, только создавая жизнь, с ним сообразную, мы можем руководить ею и жить счастливо, можем работать энергично и производительно, возвышая свою нацию и в её работе давая кое-что полезное для человечества вообще. Для тех, кто понимает это содержание принципа национализма, совершенно ясно, что мы можем быть националистами лишь постольку, поскольку проникнуты знанием и духом своего исторического бытия, знанием и духом своего народа в его прошлом и настоящем»[33].

А вот как характеризовал национализм знаменитый русский мыс­литель И.А. Ильин: «Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всём его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание»[34].

И.А. Ильин предупреждает: «Напрасно было бы указывать на то, что национализм ведет к взаимной ненависти народов, к обособлению, «провинциализму», самомнению и культурному застою. Всё это относится к больному, уродливому, извращенному национализму и совершенно не касается духовно здоровой любви к своему народу...»[35].

Сравнительно недавно, в 1994 году, Генри Кúссинджер (государственный секретарь США в 1973 – 1977 гг., профессор Гарвардского университета), напомнил: «Всякий, кто хоть сколько-нибудь серьёзно изучал историю России, знает, что именно русский национализм всегда обеспечивал целостность страны и её способность справляться с многочисленными врагами и бедами».

Отметим, что формирование национально-государственного политического курса, ставящего цель защитить национальные, религиозные, культурные интересы и ценности основной православной массы жителей империи началось при императоре Александре III (годы правления 1881 – 1894). Это был первый царь, которого с полным правом можно назвать «русским националистом». Потом, уже в XX в., понятие «националист» будет дискредитировано крайними, гипертрофировано-шовинистическими его проявлениями (фашизм, нацизм). Для предыдущего периода ничего предосудительного данное определение не содержало. Становление нации, духовно-нравственное самоопределение её во всех странах, на определённых этапах истории, неизбежно приводило к торжеству национальной идеи и национальных лидеров. В России такое время – вторая половина XIX в.

Признавая националистические настроения Александра III, следует сразу же оговориться, что никакой травли других народов, преследования их культур и верований, только потому, что они нерусские, по инициативе монарха не велось. Империя веками являлась многонациональной и таковой должна была остаться.

А.И. Вдовин обращает внимание на необходимость отделения понятий «национализм» и «патриотизм» от шовинизма и фашизма, порой сознательно смешиваемых в либеральном сознании и средствах массовой информации.

ü Шовинист – тот, кто утверждает интересы своей родины и нации за счёт других народов и их государств.

ü Фашист – тот, кто не только утверждает интересы своей нации за счёт других народов, но призывает к их подчинению (порабощению) и искоренению.

При формировании органов государственной власти, – предлагает учёный, – необходимо руководствоваться демократическим принципом национально-пропорционального представительства. Перепредставлен-ность (засилье) одних означает недопредставленность (ограничение возможностей) других и воспринимается в многонациональной структуре негативно.

Принципиально важным в трудах А.И. Вдовина является положение об официальном признании в законодательном порядке русского народа как государствообразующего народа РФ. Это означало бы, что Российская Федерация является не только государством многонационального российского народа (российской политической нации), но и русским национальным государством.

Россия как федеративное государство призвана обеспечивать полное равноправие его субъектов и равноправие национальных групп внутри каждого из них:

- в формировании органов федеральной и региональной власти,

- доступа к образованию,

- в возможности создания национальных культурных центров и развития культуры при опоре на потенциал своего народа.

Богатый фактический материал, подтверждающий и дополняющий концепцию А.И. Вдовина содержится в работах доктора исторических наук, профессора, руководителя Центра межнациональных отношений Института социологии РАН, Заслуженного деятеля науки РФЛ.М. Дробижевой[36]. В её монографии представлены статистические данные о состоянии межнациональных отношений в современной России.

В частности, она справедливо отмечает, что демократизация не решает всех этнонациональных проблем, поскольку имеет свои лимиты. Мажоритарная система (один человек – один голос) никогда не обеспечит учёт интересов меньшинств в федеральных органах государственной власти.

Недопредставленностью в федеральных органах власти аргументируется другое неравенство – доминирование во властных структурах республик представителей национальностей, дающих название республикам. Например,

ü В Саха (Якутии) при 37% якутов в республике в правительственных структурах их более 69%.

ü В Татарстане во второй половине 1990-х гг. в Госсовете было более 70% татар (в составе населения – 51%).

ü В палате представителей Госсобрания Башкортостана башкиры составляли 41,1% депутатов, в Законодательной палате – 55,2 % (в то время как в составе населения республики башкир было 22%).

Известно, что из республик, особенно северокавказских, идёт отток русского населения. Это – реальный показатель состояния межэтнических отношений.

В 2005 г. Лидия Графова, председатель Форума переселенческих организаций (влиятельной российской правозащитной структуры, с 1990 г. занимающейся проблемами беженцев и временно перемещенных лиц), сделала весьма непростое признание: «Мы виноваты перед русскими беженцами из Чечни. Мы – это в целом правозащитное движение. Именно с нашей подачи общественное сострадание замкнулось только на чеченцев.

Это, наверное, заскок демократии – поддерживать меньшинство даже ценой дискриминации большинства… И я должна признаться – мы искренне считали, что должны отдавать предпочтение им перед русскими. Потому что чувствовали перед ними историческую вину за депортацию. Большинство правозащитников до сих пор придерживаются этого мнения. Лично у меня постепенно чувство вины перед русскими перевесило. Я была в Чечне 8 раз, и с каждой поездкой мне становилось за них всё больнее. Окончательно меня сразила одна старушка, которая сидела на табуретке посреди улицы. Когда она увидела меня, то достала из-за пазухи чайную ложечку из синего стекла и с гордостью сказала: “Моя!” Это всё, что у неё осталось».

Данные свидетельствуют о количественной «дерусификации» региона. В Ингушетии в межпереписной период (1989 – 2002) численность русских сократилась в 6,5 раза. Между тем, по данным Всесоюзной переписи 1989 г., на территории Сунженского района проживали 19,3 тысячи русских (31,1% населения района) в то время как ингушей – 26,6 тысячи (42,9%), а чеченцев – 13, 3 тысячи (21,5%). С 1991 г. Чечню покинуло более 200 тыс. представителей русского этноса. В Дагестане русское население сократилось наполовину (10% населения в 1989 г. и 5% – в 2002 г.).

Почему же русские Северного Кавказа перестали связывать свои перспективы с данным регионом? Истинные причины этого явления в многочисленных фактах дискриминации по отношению к русским на Северном Кавказе, случаях нарушения их гражданских и политических прав. Серия трагических событий в Ингушетии в 2006 – 2007 годах снова актуализировала «русский вопрос» на Северном Кавказе[37].

Однако проблемным является не только северокавказский регион. Существенным показателем межнациональных отношений является доступ к образованию. Например, у якутов и башкир доля специалистов с высшим образованием в 2 раза выше, чем у русских в республиках. Указанная разница статусов может стать основанием для развития межнациональной напряжённости.

Негативная ситуация с точки зрения межэтнических отношений создаётся на территориях с высокой долей безработных. Пример тому события, произошедшие осенью 2006 года в Кондопóге (Карелии), которые власть оценила как результат «экономической дискриминации коренного населения».

Сложными для межэтнических отношений районами явля­ются области с высоким притоком инонационального населения, в частности, Краснодарский, Ставропольский края, куда переехали представители других национальностей из государств – бывших республик Кавказа (турки-месхетинцы и др.). Из-за наплыва беженцев с большими деньгами положение на юге России чревато серьёзным взрывом. Это обстоятельство «подкрепляется видом собственно русских беженцев из тех же районов: они, – по словам А.Г. Кузьмина, – в большинстве случаев голь перекатная»[38].

Межэтническое напряжение вызывает и нерегулируемый приток зарубежных мигрантов, в основном китайцев, в районы Дальнего востока[39].

Л.М. Дробижева, также как и А.И. Вдовин отмечает, что если мы хотим сохранить Россию как целостное государство, нужна политика, позволяющая согласовывать интересы личности и государства, этнических групп большинства и меньшинств.

Требуются сдвиги в национальной политике. А именно:

- признание русского народа как государствообразующей нации,

- соединение российской, советской и постсоветской истории,

- выработка мер по преодолению негативных последствий разделённости русского народа (25 млн. русских находятся за пределами России),

- избавление от ассиметричного федерализма.

В современной России по-прежнему не решён национальный вопрос. Вместо того чтобы пойти по пути развития национально-культурных автономий как единственно верного способа избежать угрозы дробления страны, новая Россия переняла и усугубила кардинальный порок советской системы, именно, возвела в абсолют этнический принцип государственного устройства. Тем самым создана почва для неистребимого сепаратизма, который в зависимости от объективных и субъективных обстоятельств имеет своим апогеем, как показывает наша собственная новейшая история, вооружённую борьбу за государственное самоопределение за пределами РФ. Центробежные устремления в целом никуда не исчезли, они существуют подспудно, в невидимом русле и ждут своего часа. Политическая инфраструктура национальных республик, будучи созданной по подобию са­мостоятельных государств, укрепляется, и представителям титульных нации оказывается предпочтение во многих отношениях. В этих условиях ощущается первостепенная необходимость либо перехода к унитарному государственному строительству, что имеет место в подавляющем большинстве стран мира, либо замены этнической основы Федерации на административную посредством увеличения числа федеральных округов.

Для России вопросом жизни и смерти стало неумолимое сокращение численности населения. При сокращающейся заселённости мы не удержим свои сибирские и дальневосточные земли. Потеря Зауралья (2/3 площади страны) будет означать исчезновение Российской Федерации, ибо европейская треть, в свою очередь, не сохранит целостности из-за этнических конфронтаций (Кавказ, Поволжье)[40].

Роковая опасность для России – не только в стремительном падении чис­ленности населения (а с 2007 г. и численности трудоспособного населения). Другим ядовитым остриём является сокращение доли русской нации. Она – государствообразующее начало, и ослабление этой основы основ чревато потрясениями и неизбежным завершением существования страны. Характерно, что слово «русский» употребляется в Конституции РФ лишь один раз в статье 68, где говорится о том, что государственным языком является русский язык.

В многочисленных прогнозах и программам, в которых скрупулёзно перечисляются экономические показатели, обрисовываются игра цен на нефть и борьба валют, нет понимания главного: необходимо остановить кровотечение в экономике и обществе – сокращение численности населения и доли русских.

Сформулированная ещё в XVIII веке М.В. Ломоносовым (1711 – 1765) национальная идея сбережения народа, глубоко гуманистическая во все времена, в условиях роста народонаселения воспринималась как самореализующееся пожелание. Ныне она животрепещуща как никогда прежде.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: