double arrow

ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ И ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ В НАИБОЛЕЕ РАЗВИТЫХ СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVIII в. И ДО 70-х гг. XIX в


Флорин – золотая монета Флоренции XIII – XVII вв., которая, как и дукат, получила широкое распространение в Европе (3,5 г золота).

2. Кроме внешней торговли Голландия в XVII в. придавала большое значение рыболовству. В этой отрасли было занято 100 – 120 тыс. человек и до 2 тыс. кораблей. Голландцы получили в наследство от ганзейцев очень прибыльную торговлю сельдью и обеспечивали "благочестивой" селедкой всю католическую Европу, которая и в XVII в. продолжала страдать от чрезмерных постов.

Хорошо развитое рыболовство было чрезвычайно доходным делом для купцов и судовладельцев, настоящим золотым дном, что в свою очередь стимулировало развитие торговли, судостроения, производство парусины и т.д.

3. Одной из особенностей становления капиталистической экономики в Голландии в XVII в. было развитие судостроения. Эта небольшая республика (площадь 25 тыс. м2 и население 2 млн.. человек) имела в XVII в. флот, который и по количеству и по тоннажу превосходил флот всей Европы. Всесильный кардинал Ришелье завидовал военно-морской мощи Голландии, которая имела около тысячи только военных кораблей, а Франция — менее десяти. Всего флот Голландии насчитывал 15 тыс. кораблей и 150 тыс. моряков, что составляло 75 % мирового флота. Только в двух городах, Амстердаме и Зандаме, насчитывалось около 130 верфей. Строительство кораблей обходилось в Голландии в 1,5 – 2 раза дешевле, чем в Англии, и во много раз дешевле, чем во всех странах Европы. Поэтому голландцы строили корабли почти для всех европейских стран, в том числе для Англии, России, Речи Посполитой и др. Канатные, парусные, бумажные и деревообрабатывающие мануфактуры, лесопилкисуществовали почти в каждом городе. На строительстве флота работали тысячи плотников, столяров и других мастеров. В XVII в. Голландия была признанным центром мирового судостроения.

4. Кроме внешней торговли, рыболовства, судостроения значительное развитие в Голландии XVII в. получила суконная промышленность. Именно в этой отрасли народного хозяйства в Голландии впервые возникли мануфактуры как рассеянного типа, так централизованные и смешанные. Однако в отличие от Англии, где в XVII в. преобладала рассеянная мануфактура, в Голландии наибольшее распространение получили централизованные мануфактуры. Голландские суконные мануфактуры изготовляли тонкое сукно, известное голландское полотно, парусину, плюш, бархат, ткани изо льна, шелка, и все это не без оснований считалось в тогдашней Европе первосортным.

5. Капиталистические формы активно укоренялись и в сельском хозяйстве Голландии, что нашло свое отражение в передовой для своего времени агротехнике, многопольных севооборотах, травосеянии, товаризации сельскохозяйственного производства, капиталистической аренде, крупных животноводческих фермах, интенсивном огородничестве и садоводстве. С помощью плотин, дамб и насыпей у моря и болот были отвоеваны тысячи гектаров земли, так называемые польдеры, для сельского хозяйства. Совсем не случайно о голландцах говорят, что вся земля – дело рук господа Бога и только Голландия – дело рук самих голландцев.




Таким образом, с точки зрения своей эпохи Голландия в XVII в. была наиболее развитой в области промышленности и сельского хозяйства страной. Ее столица Амстердам являлась торговым и финансовым центром не только Западной Европы, но и всего мира.

Однако в первой половине XVIII в. Голландия начинает отставать в экономическом развитии от Англии и теряет свою руководящую роль в мировой торговле. Резко сократилось голландское рыболовство. Если в середине XVII в. в море каждый год выходило 1500 – 2000 рыболовных судов, то в середине XVIII в. – не более 200. Такая существенная для народного хозяйства Голландии отрасль, как судостроение, также оказалась в упадке. На крупнейших верфях количество заложенных кораблей уменьшилось за XVIII в. в 10 –15 раз. В скором времени английские флот и фабрики превзошли флот и мануфактуры Голландии. Только благодаря широким торговым и финансовым связям голландская буржуазия смогла еще определенное время удерживать свои торговые позиции. Даже в конце XVIII в. более 80% зерна, значительную часть леса, которые экспортировались из Восточной Европы, в том числе и из Беларуси, перевозили голландские корабли. Однако в целом голландский торговый капитал уже в середине XVIII в. оказался в большой зави­симости от английского промышленного капитала. Причины отставания Голландии характерны для ее экономической истории и сводятся в основном к следующему.



1. Главной причиной экономической отсталости Голландии в XVIII в. являлась слабость ее промышленной базы, потому что для развития фабричной промышленности, особенно тяжелой и металлообрабатывающей, Голландии не хватало территории, рабочих рук и сырья. В то время, когда в Англии резко возрастает удельный вес тяжелой промышленности, быстро распространяется фабричная система, укореняются машины, Голландия продолжает оставаться на стадии мануфактуры.

2. Второй причиной замедления темпов развития народного хозяйства Голландии стало стремление предпринимателей этой страны идти по проложенной дорожке торгового обогащения и недостаточное внимание к промышленному производству. Относительная трагедия Голландии заключалась в том, что во время промышленного капитализма она продолжала оставаться "торговой республикой", но такие республики свой век уже отжили.

3. Наконец, необходимо отметить, что французский абсолютизм с его милитаризмом был совсем неподходящим соседом для Голландии. Бесконечные войны Людовика XIV нанесли казне Голландии и ее территории большой ущерб.

Однако экономическое отставание этой первой в Европе буржуазной республики не носило характера глубокого упадка, той экономической катастрофы и обеднения, что пережили в свое время Италия и Испания.

Таким образом, экономический подъем Голландии в эпоху первоначального накопления капитала опирался на непрочный фундамент посреднической торговли. По мере того, как в других странах Западной Европы укоренялось капиталистическое производство, ориентация голландской буржуазии преимущественно на развитие торговли обусловила в XVIII в. застой и экономическое отставание народного хозяйства "Соединенных провинций Нидерландов".

Переход к капиталистическому хозяйству в Англии.Несмотря на значительные успехи в становлении и развитии капитализма в XVII – XVIII вв., он даже в Западной Европе встречал серьезные преграды, так как продолжалось господство феодальных отношений или их сильных пережитков. Почти везде в Европе удерживалась феодально-абсолютистская монархия, при которой дворяне и духовенство были единственным господствующим и привилегированным сословием.

В отличие от Голландии значительно большее значение для Европы и других континентов мира имела английская буржуазная революция 1640 – 1660 гг. Она была первой буржуазной революцией "европейского масштаба", которая нанесла сокрушительный удар по феодализму и проложила путь быстрому развитию капитализма. Английская буржуазная революция открыто объявила буржуазные порядки, которые в дальнейшем пришли на смену феодальным и в других странах Западной Европы.

Экономические предпосылки английской буржуазной революции были следующие.

1. Развитие промышленности на капиталистических началах. За столетие (1551 – 1651) добыча угля в Англии увеличилась в 14 раз и достигла 3 млн. т, что составляло в то время 4/5 всей добычи угля в Европе. Добыча железной руды возросла в 3 раза, а свинца, меди, олова и соли – в 6 – 8 раз. Из старых отраслей хозяйства Англии быстро развивалось сукноделие. Если в XI – XV вв. главную статью английского экспорта составляли шерсть и овчина, то уже в середине XVI в. экспорт сукна преобладал над экспортом шерсти. Так, если в середине XVI в. было вывезено 32 тыс. мешков шерсти и примерно 5 тыс. кусков сукна, то в середине XVI в. – 122 тыс. кусков сукна и только 5 – 6 тыс. мешков шерсти. В 1614 г. экспорт шерсти был вообще запрещен.

2. Значительные успехи делала и английская торговля. Уже в XVI в. в Англии складывается национальный рынок. Возникают торговые компании. Кроме основанной еще в XVI в. компании "купцов-авантюристов" в XVI в. появились Московская (1555). Марокканская (1585), Восточная (1579), Левантская (1581), Африканская (1588), Ост-Индская (1600) и др. К началу революции внешнеторговый оборот Англии увеличился по сравнению с началом XVII в. вдвое.

3. Внешняя торговля обусловила резкое увеличение спроса на промышленные товары, но старая цеховая система не была в состоянии удовлетворить спрос внешних рынков. Цеха стали уступать место мануфактурам. У предреволюционной Англии существовало много мануфактур в горной, суконной промышленности, судостроении, производстве оружия и других отраслях. Однако до революции наиболее распространенной формой капиталистической промышленности была рассеянная, а не централизованная мануфактура, потому что цеховая система мешала предпринимательской деятельности. Поэтому богатые предприниматели стремились в деревню, где крестьяне пополняли собой армию наемных домашних рабочих.

4. Капиталистический способ производства не ограничивался только промышленностью и торговлей, а активно укоренялся в сельском хозяйстве. Аграрный сектор экономики Англии XVI —XVII вв. в развитии капитализма не только не отставал от промышленности, но и во многом даже опережал ее. Значительный рост товарности земледелия и животноводства, осушение болот, мелиорация, укоренение травосеяния, органических удобрений, усовершенствование плуга, сеялки, распространение агрономической литературы, рост спроса на шерсть, хлеб, молоко – все это привлекало в деревню многих зажиточных людей, которые потом стали капиталистическими фермерами.

5. Одной из важнейших экономических предпосылок английской буржуазной революции стало расслоение крестьянства. В XVII в. земельные владения зажиточных фригольдеров уже приближались по своему характеру к буржуазной собственности. Мелкие фригольдеры по своему имущественному состоянию были ближе к копигольдерам и боролись за сохранение крестьянских наделов общинных земель, отмену права лендлордов на крестьянскую землю.

В имущественных отношениях среди основной части копигольдеров также наблюдалось значительное расслоение. Одновременно с более-менее зажиточными копигольдерами большая часть этой категории английских крестьян с трудом сводила концы с концами. Значительно возрос удельный вес безземельных крестьян – лизгольдеров, коттеров, пауперов.

Однако, несмотря на широкое укоренение капиталистических отношений в городе и деревне, в середине XVII в. Англия оставалась по существу аграрной страной и значи­тельно отставала от Голландии в развитии промышленности, транспорта, торговли.

Английская буржуазная революция 1642 – 1660 гг. дала мощный толчок первоначальному накоплению капитала, т.е. "раскрестьяниванию" английской деревни, превращению крестьян в наемных рабочих, усилению огораживаний (обезземеливания), ускорила замену крестьянских держаний земли крупными фермами капиталистического типа, обеспечила полную свободу действий буржуазии и заменила феодальную монархию буржуазной.

После революции в Англии быстро развивается мануфактурная промышленность, особенно в сукноделии. Однако в XVIII в. мануфактурная система зашла в тупик, подошла к границе своих возможностей. Ручная техника себя изжила и превратилась в преграду на пути расширения производства. Потребовалась новая техническая база, адекватная капиталистическому способу производства.

Раньше других отраслей народного хозяйства Англии машинную технологию начала укоренять хлопчатобумажная промышленность. Рост спроса на ткань оказывал отрицательное влияние на рост сукноделия. Началась острая конкуренция между шерстяной и хлопчатобумажной промышленностью. Являясь монополистами в производстве ткани, суконщики особенно не стремились совершенствовать производство. Наоборот, владельцы мануфактур с целью потеснить суконщиков на рынке раньше других преодолели экономическое ограничение мануфактурной системы и, используя машины, скоро превзошли сукноделие.

Быстро развивались и другие отрасли экономики. Так, с 1700 по 1788 г. годовая выплавка чугуна и добыча каменного угля возросли в 4 раза. В середине XVIII в. по выпуску промышленной продукции Англия вышла на первое место в мире.

Английская революция поощряла и развитие внешней торговли. В 1651 г. был принят Навигационный акт, который обязывал доставлять товары в Англию из Азии, Африки и Америки только на английских судах, а из европейских стран – на английских или судах стран-экспортеров. Направленный против Голландии, Навигационный акт привел к ряду англо-голландских войн во второй половине XVII в., после которых уже Англия стала крупнейшим в мире морским и торговым государством. Положения Навигационного акта потом были распространены в актах 1660, 1663, 1672 и 1696 гг. Основанные на принципах меркантилизма, они сыграли большую роль в развитии внешней торговли. Только в середине XIX в. они были отменены в связи с достижением Англией промышленной гегемонии в мире и переходом к свободной торговле.

После революции ускорился процесс вытеснения мел­кого и среднего крестьянского хозяйства крупной земельной собственностью. Если в конце XVII в. около половины всей обрабатываемой земли находилось еще в руках крестьянства и средние размеры земельной собственности составляли 70 акров, то в конце XVIII в. английское крестьянство вообще исчезло с исторической арены, а средние размеры земельной собственности составляли уже 300 акров./Акр — мера земельной площади, которая применяется в странах с английской системой мер. 1 акр – 40 466 м2 ~ 0,4 га./

Если до революции королевское правительство, которое стремилось сохранить крестьянство как основную налоговую и военную силу, ограничивало огораживания, то после революции позиция правительства изменилась. Только на протяжении XVII в. английский парламент принял более 2,5 тыс. законодательных актов об огораживаниях, которые касались площади более 5 млн. акров.

Усиление после революции массовой экспроприации английского крестьянства содействовало ускорению развития сельского хозяйства на капиталистических началах. Изгнание крестьян с земли, укрупнение поместий давало лендлорду возможность шире применять новую сельскохозяйственную технику либо сдавать землю за высокую арендную плату, которую крестьяне вносить уже не могли. Крестьян все больше заменяли крупные фермеры, которые вели хозяйство по капиталистически, с применением усовершенствованной агротехники, наемной рабочей силы и более сложной сельскохозяйственной техники. Все это требовало значительных вкладов капитала.

После революции 1642 – 1660 гг. в Англии быстро возрастает количество наемных рабочих. Мануфактурные рабочие являлись объектами самой беспощадной эксплуатации. Рабочий день в централизованной мануфактуре продолжался 14 – 16 ч. Законодательным путем государство внедряло дисциплину и безоговорочное послушание. На мануфактуре господствовало неограниченное самоуправство хозяина, зарплаты не хватало, поэтому использовался труд детей, часто пятилетнего возраста. Не лучшим было положение рабочих, которые брали работу на дом. Чтобы свести концы с концами, рабочие рассеянных мануфактур и члены их семей работали день и ночь. Однако работа дома создавала иллюзию самостоятельности рабочего и давала надежду завести собственное "дело".

Важным средством обогащения буржуазии "за счет налогоплательщиков явился Английский банк, который был открыт в 1694 г. Он был образован для кредитования военных расходов английского правительства. В обмен на кредиты правительству банк установил себе ряд привилегий, в частности исключительное право выпускать банкноты и чеканить монету. Английский банк ускорил превращение Лондона в финансовый центр Европы.

Таким образом, к середине XVIII в. английский капитализм вступил в новую стадию развития. Мануфактурная ступень развития капиталистического способа производства исчерпала свои возможности. Для перехода к фабричной ступени были все необходимые предпосылки. Сложилась огромная армия наемных рабочих, подготовленных в мануфактурный период для работы на машинах. В руках отдельных предпринимателей накопились крупные средства, которые регулярно пополнялись за счет ограблений колоний. Эти капиталы стали важным источником индустриализации Англии, именно они позволили ей раньше других стран осуществить промышленный переворот.

Отличительные черты генезиса капитализма во Фран­ции и германских княжествах.В конце XV в. во Франции началось разложение феодального строя в промышленности и сельском хозяйстве. Однако процесс зарождения капиталистического уклада в недрах феодального общества имел во Франции по сравнению с Голландией и Англией ряд характерных черт, которые были обусловлены экономическими особенностями французского феодализма.

Во Франции XVI – XVIII вв. по-прежнему сохранялась феодальная собственность на главное средство производства – землю. Право владеть землей имели только дворяне, церковь и корона. Обычно феодал в качестве своего непосредственного владения удерживал за собой меньшую часть своего феода, а большую часть передавал крестьянам-держателям. Основной формой крестьянского землепользования во Франции являлась так называемая цензива. Свою меньшую часть земли, которая оставалась в непосредственном владении феодала (домен) и на которой французские сеньоры в отличие от голландских, английских и восточно-европейских феодальных землевладельцев собственным хозяйством не занимались, они сдавали мелкими частями в аренду крестьянам за плату или часть урожая. Отсутствие помещичьих хозяйств за исключением только некоторых районов было отличительной чертой аграрного строя Франции.

Договора об аренде заключались на разные сроки: на 1 – 3 года, на 9 лет, т.е. на три срока трехпольного севооборота, на жизнь арендатора либо на жизнь нескольких поколений. Однако цензива, согласно обычаям того времени, не могла быть добавлена сеньором к своему домену. Если крестьянин своевременно платил налоги, он мог быть уверен в том, что участок земли, которым он пользуется, останется у него или у его наследников. Таким образом, эксплуатация мелких самостоятельных производителей – крестьян-цензитариев и крестьян-арендаторов – была главным источником существования дворян, духовенства и королевского двора Франции.

Крестьяне были юридически лично свободными. Только в некоторых восточных и северных районах Франции сохра­нилось небольшое количество крепостных крестьян, не имевших права передавать свое имущество наследникам.

Процесс так называемого первоначального накопления капитала начался во Франции в XVI в., но его формы были довольно своеобразными. Для него не была характерна такая массовая экспроприация крестьянского населения, как в Англии. Имущественное расслоение и обезземеливание французского крестьянства происходило под влиянием роста налогов и усиления ростовщичества. В отличие от английской буржуазии, в том числе и так называемых новых дворян, активно занимавшихся промышленностью, сельским хозяйством, торговлей, пиратством, ограблением колоний и вкладыванием полученных денег в промышленность и другие отрасли народного хозяйства, французское дворянство гордо отказывалось от занятий такого рода. Французского дворянина, который занимался предпринимательской деятельностью в промышленности и сельском хозяйстве, правительство могло лишить главной дворянской привилегии – освобождения от налогов. Такого дворянина фактически исключали из дворянского сословия, так как промышленность и торговля считались занятием не для благородных людей. Дворяне Франции считали за лучшее получить церковные или командные должности в армии либо стать королевским придворным. Некоторые привилегированные виды войск, например, мушкетеры, целиком состояли из дворян, которые существовали на королевское жалованье.

Средства на содержание духовенства, армии и королевского двора давали французские крестьяне. Именно за счет 22 млн. крестьян из 26 млн. населения Франции и существовали феодалы этой страны.

Основными налогами французских крестьян были денежный оброк (ценз), натуральный оброк (шампар), который достигал 20 – 25 % урожая зерна. Кроме того, крестьяне облагались паромными, мостовыми, подымными налогами, сборами за возможность рыбной ловли, промысел и т.д. Сохранялась и барщина – от 5 до 15 дней в год.

В XVIII в. значительно возросли государственные налоги. Кроме королевского налога (тальи) крестьяне платили также подушный налог и "двадцатину" (1/20 своей прибыли). Особую ненависть у крестьян вызывали налог на соль (габель) и церковная десятина.

Крестьянское хозяйство Франции имело натуральный характер. Для своего потребления крестьянин почти ничего не покупал на рынке, а продавал свою продукцию только для того, чтобы выплатить налоги. В лице крестья­нина промышленность Франции не имела массового покупателя.

Постепенно в XVII в. во французскую деревню начинают проникать капиталистические отношения. Однако в отличие от Англии формирование капиталистического уклада происходило в форме не перестройки феодального хозяйства на буржуазный лад, а развития капиталистических отношений среди крестьян. Это нашло свое отражение в таких зачаточных элементах капитализма, как рост аренды, использование наемного труда безземельных и малоземельных крестьян, расслоение крестьянства и выделение крестьянской буржуазии. Крупная крестьянская ферма была довольно редким явлением во Франции не только в XVII, но и в XVIII в.

Более успешно внедрялся капитализм во французскую деревню через крестьянские промыслы и рассеянную мануфактуру. Однако в условиях узкого внутреннего рынка и низкой покупательной способности большинства населения – крестьян – мануфактурное производство Франции имело много особенностей. Во-первых, мануфактурная промышленность Франции работала главным образом на те слои населения, которые имели средства, – королевский двор, дворянство, духовенство, буржуазия. Поэтому на мануфактурах изготовлялись в первую очередь дорогие и редкие товары, которые были рассчитаны на ограниченный круг потребителей, например военная продукция, предметы роскоши (бархат, атлас, парча, тонкая кожа, тонкое стекло, кружева, мебель, ювелирные изделия, зеркала, парфюмерия и т.д.). Во-вторых, если в Англии развитие мануфактур было делом самих предпринимателей, то во Франции с учетом характера продукции мануфактур последние существовали при значительной поддержке государства путем привилегий, кредитов и т.д. В-третьих, всякое буржуазное накопление все время находилось под угрозой конфискации. В деревне налоги собирались не только пропорционально имуществу, но и в порядке круговой поруки, и, если более зажиточный крестьянин отказывался платить налоги за более бедного, его имущество могли конфисковать. В городе фиск осуществлял настоящую охоту за зажиточными горожанами. Одним словом, пока накопленное богатство оставалось в отрасли промышленности или торговли, капиталистам угрожали удушение штрафами, налогами, лишение собственности ,банкротство.

Учитывая такие неблагоприятные условия, французская буржуазия стремилась вкладывать свои капиталы в дворянских поместий, титулов, государственных, церковных и военных должностей. В таком случае она освобождалась, как и дворяне, от налогов и получала феодальную ренту. Кроме того, буржуазия занималась ростовщичеством, давая деньги в долг крестьянам, феодалам и государству.

Таким образом, феодальные порядки, которые существовали XVI – XVII вв., противоречили требованиям капиталистического способа производства. В отличие от Англии во Франции, с одной стороны, не наблюдалось рынка свободной рабочей силы, с другой – то или иное накопление капитала вкладывалось не в промышленность и сельское хозяйство, а в те отрасли, где у меньше всего угрожали его конфискацией. Только начиная с 30-х гг. XVIII в. развитие капиталистических во Франции начинает происходить быстрее, в предыдущие XVI и XVII вв.

На ускорение развития капитализма во Франции именно с 30-х гг. XVIII в. повлиял крах государственного банка. Его директор Джон Ло предложил выпускать бумажные деньги с целью пополнить недостачу звонкой монеты. При этом количество бумажных денег определялось не степенью экономического развития страны, не количеством ее материальных ценностей, а количеством населения. Поэтому бумажные деньги которые не были обеспечены реальными ценностями скоро обесценились, государственный банк потерпел крах, тысячи людей разорились. В то же время государство с помощью бумажных денег успело выплатить значительную часть государственного долга, значительно расширился товарооборот внутреннего рынка. После финансового краха 1720 г.в структуре народного хозяйства происходят значительные сдвиги. Начинает капиталистическое фермерство в деревне, ускоряется захват общинных земель, особенно в северных районах Франции. Значительно возросли прямые и косвенные государственные налоги.

Значительное место стала занимать промышленность. В доходе Франции в 1789 г., сумма которого определена в 2,4 млн. ливров, сельское хозяйство давало 1,8 млн., а промышленность – 0,6 млн. ливров. Быстро развивается текстильная промышленность, особенно хлопчатобумажная, производство полотна, шелка, стекла, бумаги, мыла и других товаров. Мировую славу получили французские мануфактуры по производству предметов роскоши. Здесь преобладали мелкие централизованные мануфактуры, где работало от 10 до 50 наемных рабочих, изредка – до 100. Внутренняя торговля развивалась медленно, потому что в плохом состоянии находились пути сообщений, существовали различные внутренние таможни, отсутствовала единая система мер и весов. С ростом торговли, особенно внешней, и промышленности возрастает потребность в банках. Если в 1703 г. в Париже был 21 банк, то в 1786 г. – 66, но в других городах Франции банков почти не было.

Во второй половине XVIII в. резко обострились противоречия между феодальными производственными отношениями и производительными силами Франции, которые и привели к Великой французской революции 1789 – 1794 гг.

Подытоживая сказанное, необходимо отметить, что в отличие от Голландии и Англии, которые уже в XVII и XVIII вв. были передовыми для своего времени капиталистическими странами, Франция даже в конце XVIII в. оставалась феодально-абсолютистской монархией. Своеобразие феодализма обусловило замедление процесса первоначального накопления капитала и внедрения капиталистического способа производства в народное хозяйство Франции. Налоговое ограбление так называемого "третьего сословия", которое отдавало казне 2/3 своих доходов, консервация цеховых ограничений и относительная неразвитость мануфактурного производства, резкое усиление феодальной реакции, паразитизм дворянства, духовенства и придворной аристократии, их стремление сохранить неприкосновенность феодальных порядков и нежелание проводить необходимые реформы – эти и многие другие причины экономического и политического характера обусловили глубокий кризис феодально-абсолютистского строя Франции и вызвали революционный взрыв, начало которому положил разгром политической тюрьмы Бастилии 14 июля 1789 г.

В рассматриваемый период – XVI – XVIII вв. – Германии как государства еще не было. Существовал конгломерат около 300 суверенных княжеств, герцогств и архиепископств под названием "Священная Римская империя германской нации", ничем реально между собой не связанных, которые юридически были вассалами императора, но фактически ни от кого не зависели. Тридцатилетняя война (1618 – 1648)надолго задержала экономическое развитие княжеств и земель и стала для них настоящей национальной катастрофой /Тридцатилетняя война – первая общеевропейская война между большими группировками государств. С одной стороны – Испания – Австрия, католические княжества Германии и Речь Посполитая, которые стремились к своему господству в Европе и сохранению существующих феодальных порядков. С другой – Франция, Швеция, Голлания, Россия и в некоторой мере Англия, которые по существу ли победу в этой войне/. Война ускорила и углубила экономический, политический и культурный упадок Германии, который начался еще в XVI в. в результате перемещения мировых торговых путей в Атлантический океан и ощущался почти до конца XVIII в.

Наиболее крупными княжествами были Бранденбург, Саксония, Мекленбург, Гессен, Ганновер, Брауншвейг, Бавария, Австрия, Вюртемберг. В среднем на каждое такое независимое и суверенное княжество, герцогство или архиепископство приходилось в среднем 20 – 25 км2.

Германские земли понесли в Тридцатилетней войне огромные экономические потери. Некоторые из них в результате военных действий, голода, эпидемий и массовой эмиграции потеряли до 5/6 населения. Погибла значительная часть домашних животных, почти третья часть пашни превратилась в пустыри, остановилось производство ряда сельскохозяйственных продуктов.

Выход из тяжелого положения господствующие классы видели в укреплении феодальной эксплуатации крестьян. В северных и северо-восточных княжествах закончился процесс закрепощения крестьян, так называемое второе издание крепостничества, которое началось еще в XVI в. В течение второй половины XVII в. в Восточной Германии за счет крестьянских земель значительно выросло количество крупных дворянских хозяйств, которые поставляли сельскохозяйственную продукцию на внешний рынок. Крестьяне законодательным путем навечно закреплялись за тем или иным помещичьим имением, в котором они обязаны были выполнять ничем не ограниченную барщину другие многочисленные повинности. Владельцев таких хозяйств в Бранденбурге, Померании и Пруссии называли юнкерами.

Городское хозяйство от Тридцатилетней войны понесло меньше потерь, чем сельское. Однако резкое снижение производства сельскохозяйственного сырья, упадок горнодобывающей промышленности, нарушение торговых связей с зарубежными странами, значительное сокращение населения городов и, как следствие, падение внутреннего спроса – все это негативно повлияло на обновление промышленного производства. Даже такие далеко известные за границами германских земель товары, как сукно из Вестфалии и Баварии, льняные ткани из Померании, металлические изделия из Нюрнберга, стеклянные и керамические изделия из Саксонии и Мекленбурга вообще исчезли с рынка. Экономический упадок городов лишил их бывшего политического влияния, и они быстро, один за другим входят в состав того либо иного княжества. С упадком городов процесс формирования национальной буржуазии в германских княжествах замедлился.

Политическая раздробленность Германии сделала неэффективной типичную для абсолютизма экономическую политику меркантилизма. Протекционизм промышленности и торговли в условиях существования многочисленных княжеств со своим законодательством, таможнями, системами мер и весов, денежным обращением и т.д. только углублял экономический застой.

В XVII в. с помощью разных жульнических сделок, мелких захватов и присоединений на востоке и севере Германии образовалось большие Бранденбургско-Прусское государство, которое в 1701 г. стало королевством Пруссии со столицей в Берлине и которое возглавило в будущем борьбу за объединение многочисленных немецких княжеств и земель в единую германскую империю.

В XVII – XVIII вв. устойчиво рос спрос на сельскохозяйственную продукцию со стороны наиболее развитых стран Западной Европы. Стремясь увеличить товарность своих хозяйств, помещики, особенно на востоке Германии, за счет крестьянских наделов расширяли собственные запашки, увеличивали барщину и доводили феодально-крепостническую эксплуатацию крестьян до крайних размеров.

В XVIII в. такие германские княжества, как Пруссия, Силезия, Померания, Бранденбург и Мекленбург оставались главными районами с так называемым поздним немецким крепостным строем. В этих германских землях крепостной гнет принял особенно жестокий характер. Обычно существовала двух- и трехдневная барщина, но и встречалась шестидневная, при которой крестьяне вынуждены были обрабатывать свои наделы ночью.

Во второй половине XVIII в. на востоке Германии и в Пруссии усиливается сгон крестьян с земли. Внешне он был похож на английские огораживания. Если в Англии в огораживаний создавались предпосылки для капиталистического способа производства, капиталистического фермерства, применения труда свободных наемных рабочих, то в Пруссии в результате сгона крестьян расширялась барская запашка за счет крестьянских наделов, укреплялось товарное хозяйство помещиков, возрастало применение труда крепостных крестьян. Потом такоекрепостное хозяйство превращалось в юнкерское хозяйство капиталистического типа.

Если Восточная Германия была классическим образцом крепостного барского хозяйства, то в западных и юго-западных землях наблюдались другие аграрные отношения, похожие на те, которые существовали в соседней Франции. Землевладелец в Западной Германии, как и во Франции, так же, как правило, не занимался собственным хозяйством, а получал с крестьянина преимущественно денежный оброк и частично натуральный.

На юге Германии господствовали переходные формы аграрных отношений. Эксплуатация крепостных крестьян совмещалась с сохранением большого количества крестьян, которые барщины не знали и пользовались землей за денежный оброк.

Так называемое второе издание крепостничества сопровождалось консервацией цеховой системы, поэтому промышленное развитие германских княжеств и земель в XVIII в. происходило более медленными темпами по сравнению с Голландией, Англией и даже Францией. Известные центры немецкого ремесленничества – Нюрнберг, Мюнхен, Аугсбург и др. – пришли в упадок еще в XVII в. Однако в начале XVIII в. в Порейнской Германии начинается обновление суконной и металлургической промышленности, несмотря на то, что эти отрасли встречали сильную конкуренцию со стороны Голландии, Англии и Франции.

Капиталистические формы в промышленности начинают распространяться в конце XVII в., но в основном в Саксонии, Бранденбурге и Порейнской Германии. В текстильной промышленности, особенно производстве тканей из шерсти и шелка, появляются даже крупные централизованные мануфактуры с количеством рабочих от 2 до 4 тыс. Однако надо подчеркнуть, что в большинстве германских княжеств и земель господствующей формой организации промышленности на протяжении всего XVIII в. оставалось ремесло. Цеховой строй был ликвидирован только в 1869г.

Основными причинами медленного развития капиталистических форм в промышленности Германии были следующие: во-первых, господство крепостного строя задерживало формирование армии наемных рабочих, без чего было невозможно существование мануфактурного производства; во-вторых, негативное влияние на развитие германской промышленности оказывала конкуренция со стороны наиболее развитых в то время Голландии, Англии и Франции; в-третьих, у немецких купцов, мастеров и других зажиточных горожан не хватало средств для организации крупного мануфактурного производства.

Финансовая политика немецких князей была мелочной и грабительской. Грабеж, нестерпимый феодальный гнет, самоуправство и деспотизм заставляли многих немцев оставлять родину. Только за 1756 – 1766 гг. из Германии в Америку и Россию эмигрировало более 200 тыс. крестьян.

Медленное внедрение капиталистического способа производства на территории Германии обусловило и медленное формирование германской буржуазии. Господствующим классом оставалось только дворянство. Только помещики-дворяне имели монопольное право на землю, на должности в государственном аппарате и армии. Роль буржуазии в политической жизни Германии была в то время мизерной.

В XVIII в. королевство Пруссия превращается в военное государство, где промышленное развитие целиком подчиняется интересам армии. Пруссия шаг за шагом начала присоединять к себе территории Австрии, Швеции, Речи Посполитой и мелких немецких княжеств и земель.

Таким образом, в отличие от Голландии и Англии капиталистический способ производства внедрялся в народное хозяйство Франции и Германии более медленно. Своеобразие феодального строя последних отразилось на первоначальном накоплении капитала, придало генезису капитализма в этих странах характерные черты и отличительные особенности.

ГЛАВА 3

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: