double arrow

Становление экономики индустриального типа в США


Социально-экономические предпосылки и последствия войны североамериканских колоний за независимость.Как известно, человек современного физического типа появился в Америке значительно позже, чем в других частях света, примерно 20 – 30 тыс. лет тому назад. Первыми поселенцами Америки были, скорее всего, охотники-собиратели, проникшие сюда через Берингов пролив и Алеутские острова из районов Северо-Восточной Азии.

Однако новая история Америки все же связана с ее вторичным открытием в 1492 г. Х.Колумбом. Именное конца XV – начала XVI в. берет отсчет процесс формирования устойчивой связи между народами Европы, Азии и Африки с Новым Светом – Америкой, что явилось одним из ключевых моментов в развитии всемирного хозяйства.

Напомним, что широкая европейская колонизация Северной Америки началась почти сразу после экспедиций Колумба. Так, уже к середине 30-х гг. XVI в. Испания захватила земли современных штатов Техас и Флорида. В 1535 г. владениями французского короля была объявлена нынешняя территория Канады

Однако наиболее многочисленными и устойчивыми оказались поселения и колонии Англии, которые во второй половине XVIII в. положили начало новому государству – Соединенным Штатам Америки. Английская колонизация Северной Америки была тесно связана с деятельностью Лондонской и Плимутской торговых компаний, которые в начале XVII в. получили от короля хартию на заселение Атлантического побережья этого континента. Уже в 1607 г. компании основали здесь первое английское поселение Джеймстаун и колонию Виргинию. Вскоре в этом же регионе были основаны еще четыре колонии – Мэриленд, Северная Каролина, Южная Каролина и Джорджия, которые составили южную группу колоний – основу будущего Юга Соединенных Штатов Америки.

Почти одновременно шел процесс формирования северной группы колоний, которая включила в себя колонии Род-Айленд, Массачусетс, Коннектикут и Нью-Гэмпшир. В 1643 г. на их основе была образована конфедерация колоний, получившая название Новая Англия.

Центральную группу колоний составляли колонии Нью-Джерси, Нью-Йорк, Пенсильвания и Дэлавэр.

Таким образом, к 70-м гг. XVIII в. Англия имела в Северной Америке 13 колоний, население которых формировалось в основном из англичан, ирландцев, шотландцев, а также выходцев из других стран. Численность колонистов на этих территориях выросла с 2500 человек в 1620 г. до 2,8 млн. в 1780 г., т.е. более чем в 100 раз.

Организация английских колоний была задумана на строго феодальных началах. Это зафиксировано в специально разработанной Лондоном конституции, вошедшей в историю под названием "Основные положения". Официальный документ метрополии предусматривал создание четкой феодальной иерархии как в области политического устройства колоний, так и в вопросах землевладения. В конце концов, политика английского правительства сводилась к тому, чтобы сохранять американские земли в качестве аграрно-колониального придатка Британской империи.

В этом плане английский парламент и правительство приняли ряд законов и постановлений, направленных на жесткую регламентацию в колониях землевладения, землепользования, на ограничение развития целого ряда отраслей промышленности, внутренней и внешней торговли и т.д.

Естественно, в центре внимания правящих кругов метрополии были земельные, вопросы, тем более что 90 – 95 % населения колоний занимались сельским хозяйством. Феодальная земельная аристократия всемерно поддерживалась и поощрялась королем и правительством, особенно на Юге, где формировалось плантационное хозяйство на основе использования труда рабов-негров. Так, в 1683 г. английское правительство запретило частным лицам покупать земли у индейцев, а в 30 – 40-е гг. XVIII в. были изданы указы, резко ограничивавшие самовольное переселение на новые земли. В 1774 г. вышел так называемый Квебекский акт, который в более категоричной форме запрещал жителям всех 13 колоний самовольно занимать "свободные" земли на Западе.

Не менее "пристальное внимание" уделяла метрополия вопросам регулирования развития промышленности, что, в конце концов, обрекло ее на вечное отставание и подчиненное по отношению к Англии положение. Так называемый "железный закон" (Айрон-акт) 1750 г. категорически запрещал создавать в колониях сталеплавильные печи, железоделательные мастерские, прокатные станы и т.д. А о весьма скромных успехах колониальной легкой промышленности можно судить хоти бы но тому факту, что в канун войны за независимость каждые 11 жителей провинции Нью-Йорк из 12 носили одежду британского производства.

В центре внимания английских правящих кругов находилась внутренняя и внешняя торговля колоний. За 1650 – 1764 гг. было издано свыше 125 актов, которые были прямо направлены против интересов купечества и торгово-промышленной буржуазии колоний. Например, акты 1660, 1706, 1722, 1733, и 1764 гг. вводили английскую монополию на торговлю такими колониальными товарами, как табак, сахар, хлопок, индиго, лес, смола, деготь, скипидар, пенька, кожи, железо.

Так называемыми "хлебными законами" фактически запрещался вывоз в Англию из колоний зерна, мяса и мясных продуктов. Серией навигационных актов (1651 г. и др.) колониям запрещалось непосредственно торговать с другими странами, а все торговые перевозки между Англией и колониями и в обратном направлении должны были осуществляться только на английских кораблях.

Меркантилистская политика Англии в отношении колоний проявилась и в финансовой политике. Например, очень часто повышались пошлины на ввозимые в колонии товары. "Денежный закон" 1764 г. запрещал выпуск бумажных денег во всех североамериканских колониях: недостача средств обращения наносила большой удар по развитию колониальной промышленности и торговле, а также по фермерам-должникам. В марте 1765 г. британский парламент принял закон о гербовом сборе, согласно которому налогами облагались все печатные издания и юридические документы: брачные контракты, торговые соглашения, бумаги о наследстве и др.

Таким образом, позиция Англии относительно экономического и политического развития североамериканских колоний носила ярко выраженный феодальный, колониальный, грабительский характер и сдерживала свободное развитие капитализма.

Однако попытки установить феодальные отношения в колониях были обречены. Во-первых, потому что Северная Америка обладала огромными пространствами плодородных и неосвоенных земель, в силу чего колонист имел неограниченные возможности переселиться на свободные земли и стать независимым фермером. Поэтому не случайно борьба за владение землей между фермерами и феодальными элементами во главе с верховным собственником колоний – английским королем – носила ожесточенный характер на протяжении всего колониального периода. Именно в этот период широкое распространение получило скваттерство – самовольный захват американскими поселенцами свободных земель.

Во-вторых, насаждение феодальных отношений в колониях было обречена и потому, что хозяйственное развитие всех колоний Северной Америки с самого начала носило капиталистический товарный характер, соответствовавший уровню экономического развития самой Англии. Колонисты из метрополии (крестьяне, ремесленники, купцы и т.д.) привносили капиталистические тенденции и в развитие сельского хозяйства, и в промышленность, и в развитие системы наемного труда. И не случайно, поэтому Война за независимость в Северной Америке (1775 – 1783) приняла форму войны колоний с Англией.

Первое вооруженное столкновение английских воинских частей с отрядами американских колонистов произошло 19 апреля 1775 г. вблизи Бостона.

Начавшаяся Война за независимость решала одновременно несколько задач политического и экономического порядка, которые, однако, сводились к одной главной – установлению независимости бывших английских колоний на основе господства нового общественного строя – капитализма.

Важным шагом на пути к решению этой глобальной задачи было создание в ряде колоний революционных правительств и преобразование колоний в независимые республики – штаты.

4 июля 1776 г. II Континентальный конгресс от имени 13 штатов принял "Декларацию независимости". Она известила мир об образовании нового государства – Соединенных Штатов Америки. Этот день стал днем национального праздника американского народа.

В выработке "Декларации независимости" принимало участие 55 человек, но в числе первых из них всегда называют талантливых просветителей-демократов Т. Джефферсона, Б.Франклина и Дж. Адамса.

"Декларация независимости" явилась первым в истории официальным документом, который провозглашал принцип народного суверенитета как основу государственного устройства, идею о праве человека на стремление к счастью. Она сыграла важную роль в мобилизации антифеодальных, антиколониальных сил в борьбе за независимость и новый путь развития. В сентябре 1783 г. в Версале был подписан мирный договор с Англией, который юридически закрепил независи­мость Соединенных Штатов Америки.

Очередным важнейшим шагом на пути к становлению независимости США было принятие Конституции (1787), которая юридически закрепляла буржуазную республиканскую форму правления, свободную от федерально-монархических порядков, вводила единую федеральную власть, но с широкими полномочиями штатов в решении многих социально-экономических и хозяйственных вопросов

К числу важнейших экономических итогов Войны за независимость 1775 – 1783 гг., носившей характер буржуазной революции, можно отнести следующие.

Во-первых, в ходе революции были ликвидированы как историческая тенденция к насаждению феодальных порядков со стороны бывшей метрополии, так и реальные элементы феодализма в области аграрных отношений: прекращена уплата фиксированной ренты; ликвидировано право майората, на котором основывалось осуществление крупной земельной аристократии, и т.д.

Во-вторых, экономические завоевания революции нашли отражение в демократическом аграрном законе 1784 – 1787 гг., согласно которому западные земли объявлялись государственными и поступали в распоряжение Конгресса США для последующей распродажи. А это означало, что частная собственность на "общественных землях" возникла на новой, капиталистической основе, т.е. создавала экономическую базу для развития капитализма в сельском хозяйстве по фермерскому пути.

В-третьих, революция ликвидировала многочисленные препятствия для развития промышленности и торговли, введенные в свое время Англией, а контроль за природными ресурсами переходил от английского короля к государству и частному предпринимателю.

В-четвертых, образование единого независимого государства способствовало формированию единой транспортной и денежной систем, складыванию единого внутреннего рынка США, формированию нации.

В-пятых, революция и Конституция США заложили правовые основы развития реформ и направлений предпринимательской деятельности американских граждан и государственного регулирования в развитии экономики страны. Это в первую очередь такие отрасли права, как трудовое, договорное, торговое, финансовое, налоговое, авторское и патентное; право, регулирующее порядок наследования и распоряжения собственностью и т.д., которые сыграли (и играют) важную роль в активизации неэкономических факторов в развитии экономики страны.

И, наконец, в-шестых, независимые США получили возможность самостоятельно выходить на международную арену и устанавливать прямые связи со странами Западной Европы, Россией, Китаем, Японией и др.

Однако необходимо сделать оговорку: последствия революции и Войны за независимость 1775 – 1783 гг. коснулись главным образом северных и центральных штатов страны, не связанных с системой плантационного рабства. На Юге плантационное рабство по-прежнему являлось оплотом старого социально-экономического порядка, тормозом для развития капитализма в США в целом. К тому же в экономическом отношении США еще почти в течение 100 лет оставались на положении колонии Англии и других европейских стран.

Промышленный переворот в северо-восточных платах.В конце XVIII в. в состав федерального государства США входило 13 штатов общей площадью 888,8 тыс. миль2. Они занимали территорию между Атлантическим побережьем и горным хребтом Аппалачи. К концу 70-х гг. XIX в. США путем вытеснения индейских племен, "покупок" и захватов соседних территорий заняли на континенте Северной Америки огромное пространство от Атлантического до Тихого океана и по территории превышали всю Западную Европу; в 38 штатах и нескольких областях проживало 50,2 млн. человек против 5,3 млн. человек в 1800 г. За это же время страна сделала невиданный скачок в своем экономическом развитии и превратилась в одну из ведущих индустриально-аграрных стран мира, а к концу XIX в. стала бесспорным лидером в мировом сообществе. Сам по себе этот факт всегда привлекал внимание исследователей, вызывал и вызывает интерес у новых поколений людей.

Однако после завоевания независимости на месте бывших английских колоний и вновь присоединяемых территорий в США долгое время существовали как бы четыре Америки с четырьмя экономическими укладами и культурами: Америка индейцев с развивающимся первобытнообщинным строем; Америка капиталистических городов старого Северо-востока и молодого Запада; Америка эмигрантов, расселявшихся на западных землях, отнятых у индейцев; Америка рабовладельческого Юга с неслыханными по жестокости порядками и условиями жизни рабов.

Тем не менее, в начале XIX в. в экономике США четко обозначаются две главные тенденции развития: с одной стороны, развитие преимущественно капиталистических производственных отношений в индустриально более развитых северных и все расширяющихся западных регионах, и с другой – укрепление плантационного рабовладельческого хозяйства Юга.

Как и в передовых европейских странах XVII – XVIII вв., возникновение и рост американской буржуазии, форми­рование предпосылок для промышленного переворота было связано с процессом первоначального накопления капитала.

Однако следует подчеркнуть, что процесс первоначального накопления капитала в США имел свои особенности.

Во-первых, этот процесс носил международный (т.е. европейско-англо-американский) характер. Накопленные денежные средства переправлялись в Англию и лишь частично обращались в капитал в самих английских коло­ниях, а затем и в США. "Накопление" же рабочей силы происходило главным образом в результате разорения непосредственных производителей в Англии, других европейских странах, их массовой эмиграции в Новый Свет.

Во-вторых, для Северной Америки были характерны экспроприация местного населения, т.е. индейцев, оттеснение их в глубь континента, массовое физическое истребление или же заключение в резервации и спекуляция их землями. В отличие от английского крестьянина индейцы не попадали на фабрику и не превращались в наемную рабочую силу. Главным же резервом рабочей силы в промышленности США вплоть до середины XIX в. оставалась европейская иммиграция.

В-третьих, характерным моментом для первоначально­го накопления капитала в США была работорговля, превратившая Африку в заповедное поле охоты на черных людей. Первые рабы негры были завезены в Северную Америку в 1619 г., в 1790 г. в США было уже 697 тыс. рабов-негров, а в 1861 г. – около 4 млн. В 50-е гг. XIX в. раба продавали, но 1000 – 1500 дол. Доходной статьей были также операции по транспортировке в Америку из Европы беглых рабов ("кабальных слуг"), неоплатных должников, преступников, взятых из тюрем, проституток, продаваемых колонистам в качестве "невест", и т. л.

В-четвертых, важными источниками накопления капитала в английских колониях, а затем и в США были неэквивалентная торговля индейцами, мехами, контрабандная торговля, пиратство, эксплуатация мелкого производителя торговым капиталом и т.д.

В-пятых, успехи в промышленном развитии США во многом были связаны с широким привлечением европейского, особенно английского, капитала. За 1790 – 1860 гг. ввоз иностранного капитала в США превысил 500 млн. дол. При этом наибольший поток зарубежных инвестиций пришелся на 30-е гг. XIX в., что было связано в первую очередь с широким строительством железных дорог.

Таким образом, история первоначального накопления капитала в США, как и в других странах, была связана не с идеалистическими методами сбережения, а путем насилия, жестокой эксплуатации и даже физического уничтожения сотен тыс. людей. И только по мере того, как капитализм овладевал производством в Англии и США, первоначальное накопление капитала уже переставало быть таковым и становилось капиталистическим.

Материальной базой для промышленной революции в США, как и в Англии, явилась мануфактурная организа­ция хлопчатобумажной отрасли. К концу XVIII в. ручной труд был расчленен на отдельные операции, что обусловило дифференциацию орудий труда, их производство и специализацию рабочих.

Первая фабрика в США основана в 1791 г. М.Брауном в штате Род-Айленд, где с помощью С.Слейтера был установлен механический ткацкий станок Аркрайта. А вскоре и сам Слейтер открыл фабрику с применением водяной и паровой механической силы. Важное значение имело изобретение в 1793 г. Э.Уитни хлопкоочистительной машины.

Однако начальным этапом технической революции в хлопчатобумажной промышленности считается основание Френсисом Лоулем в 1815 г. в Уолтеле (штат Массачусетс) фабрики, где впервые в мире был налажен производственный процесс под крышей одной фабрики. Такое новшество поставило на повестку дня проблему автоматической передачи сырья и полуфабрикатов от одной машины к другой, из цеха в цех и т.д., т.е. проблему автоматизации всего производственного процесса.

В 20 40-е гг. XIX в. были сделаны принципиально новые изобретения и технические усовершенствовании, которые позволили осуществить техническую революцию в хлопчатобумажной отрасли. В их числе цилиндрическая машина для механической набойки тканей, станки по выпуску узорчатой ткани и т.д.

На рубеже 40 – 50-х п. поистине революционный переворот произвела в отрасли мюль-машина. Машина, состоящая из 1088 веретен, производила 3264 мотка пряжи в день, т.е. выполняла объем работы 3 тыс. человек. В 1860 г. в США работала 1091 хлопчатобумажная фабрика, а число веретен на них превышало 5200 тыс., из них на южные штаты приходилось всего 159 фабрик и 300 тыс. веретен.

Определенные изменения происходили и в шерстяной промышленности. Главным центром ее стал штат Коннектикут. К началу Гражданской войны в США действовало 1700 текстильных фабрик с паровыми двигателями.

О серьезных качественных сдвигах в американской текстильной промышленности за первую половину XIX в. говорит тот факт, что на всемирной выставке в Лондоне (1851 г.) первую премию получили американские ткани.

40 – 50-е гг. XIX в. с полным основанием считают началом технического переворота в сельском хозяйстве США. Особая роль принадлежала комплексному применению трех усовершенствованных орудий – плуга, жатки и молотилки, которые охватывали три важнейших технологически связанных цикла полевых работ – вспашку, уборку урожая и молотьбу. Широко внедрялись также сеялки, культиваторы, сенокосилки, паровой трактор и другая техника. Стали применяться искусственные удобрения. Все это способствовало переходу от экстенсивного сельского хозяйства к интенсивному.

В числе наиболее отсталых отраслей США долгое время находилась металлургия, которая вплоть до середины 30-х гг. работала на древесном угле. В 1837 г. была задута первая домна на минеральном топливе, а за 1847 – 1857 гг. в стране было построено 100 аналогичных доменных печей. За 50-е гг. в тяжелой промышленности были созданы мощности, которые примерно в 2 – 3 раза превышали все ранее созданные. Это позволило довести выплавку чугуна в 1860 г почти до 1 млн. т против 180 тыс. т в 1830 г. и 55 тыс. т в 1810 г.

Широкое железнодорожное строительство, бурное развитие металлургии в 40 –50-е гг. явились хорошим стимулом для развития угольной промышленности. Так, в 1860 г. в стране было добыто 14 млн. т угля против 50 тыс. т в 1820 г. Центр угледобычи переместился из штата Виргиния в Пенсильванию, где сформировался район тяжелой промышленности.

В первой половине XIX в. быстро развивались транспорт и связанные с ним отрасли промышленности. Строятся шоссейные дороги, каналы. В 1830 г. был сдан в эксплуатацию 21-километровый участок железной дороги от Балтимора в сторону Огайо, а к 1860 г. в США было построено более 49 тыс. км железной дороги. Были возведены паровозостроительные заводы в Балтиморе, Питсбурге, Филадельфии и т.д.

К началу 60-х гг. XIX в. в ряде северо-восточных штатов (Массачусетс, Нью-Йорк, Пенсильвания и др.) промышленный переворот приблизился к своей завершающей стадии (производство машин машинами). Десятки местных крупных заводов изготавливали станки, оборудование для предприятий легкой промышленности, паровые машины, локомотивы, железнодорожные рельсы и т.д. В 1860 Г. стоимость промышленной и сельскохозяйственной продукции в целом по США почти сравнялась.

Таков обобщающий итог промышленного переворота в США до 60-х гг. XIX в. который имел и свои особенности. Это в первую очередь широкое применение водяного колеса вместо паровой машины (в Англии наоборот), длительное параллельное сосуществование мануфактурного и фабричного периодов, быстрые темпы стандартизации производства, деталей, механизации и автоматизации технологических процессов, оперативное использование изобретений и открытий, включая достижения и других стран. Постепенно ученые-энциклопедисты уступали место специалистам по отдельным отраслям знаний. Изобретателями становились как ученые-профессионалы, так и талантливые самоучки. США явились родиной парохода, телефонной связи, швейной машины, пишущей машинки, револьвера, резины, жатки, культиватора, целого ряда станков и механизмов. Имена Р.Фултона, Дж. Генри, С.Морзе, А.Белла, Т.А.Эдисона и др. вошли в анналы мировой научно-технической мысли.

Промышленная революция вызвала большие социальные изменения в американском обществе. Так, доля сельского населения с 90 – 95 % в 1790 г. упала до 59,2 % в 1860 г., а абсолютная численность городского населения страны возросла с 202 тыс. до 6217 тыс., или почти в 30 раз. В 1810 г. в США было всего два города с населением более 50 тыс. человек, а в 1860 г. – 16, причем население Нью-Йорка и Филадельфии превышало 500 тыс. человек.

Число лиц, занятых в промышленности (включая строительство, добывающую промышленность и ремесло), увеличилось с 1820 по 1860 г. с 350 тыс. до 21 млн. человек, или в 6 раз. Кроме того, на транспорте и в сфере торговли было занято около 780 тыс. лиц наемного труда.

Однако следует обратить внимание на соотношение между занятыми в промышленности и сельском хозяйстве по группам штатов. Накануне Гражданской войны 1861 — 1865 гг. оно выглядело следующим образом: в Новой Англии – 1:8, и Центральных Штатах — 1:15, в Западных — 1:48, на Юге — 1:82. Такой контраст в приведенных цифрах отражает исторические особенности образования и развития США, многоукладность экономики, на основе чего сложились три типа промышленного развития до Гражданской войны 1861 – 1865 гг. Первый, определяющий тип – сама промышленная революция, которая охватила в основном северные штаты, сформировавшиеся в мануфактурный период XVII – X VIII вв. Второй, западный тип, сложившийся на "свободных землях", для которого характерен "спрямленный переход" к машинному производству и паровому транспорту в XIX в., при отсутствии сколь-нибудь длительной стадии ручного ремесла и мануфактуры. И, наконец, третий – южный, тип, сложившийся в рабовладельческих штатах. Здесь имела место неизбежная в XIX в. частичная машинизация промышленного сектора экспортной латифундиальной экономики, но при широком использовании на предприятиях труда рабов, что исключало развитие капитализма по типу промышленной революции.

Следовательно, принимая во внимание многоукладность и неравномерность экономического развития страны с учетом динамичной территориальной экспансии и наличия рабства, следует полагать, что в национальном масшта­бе промышленный переворот мог завершиться лишь после Гражданской войны 1861 – 1865 гг., т.е. после ликвидации плантационной, рабской системы на Юге

Фермерский путь развития капитализма Севера США и плантационное рабство на Юге США.Становление и развитие капиталистических отношений в сельском хозяйстве США относится еще к колониальному периоду, а их особенности в значительной мере были предопределены природно-климатическими и экономическими факторами.

Так, в северной группе колоний с более прохладным климатом и не очень плодородными почвами уже с первых лет заселения преобладающими были небольшие фермерские хозяйства, которые носили в основном полунатуральный характер. Много общего с Новой Англией в этом плане имели центральные колонии. Правда, здесь наряду с преобладающим мелким фермерским хозяйством имели место и крупные землевладения с использованием наемного труда. Повсеместно колонисты занимались земледелием (высевали пшеницу, ячмень, овес, частично кукурузу, картофель, овощные культуры) и животноводством (разводили крупный рогатый скот, свиней, овец, лошадей и т.д.).

Специфично развивалось сельское хозяйство в южных колониях. Это изначально было предопределено наличием огромных площадей плодородной почвы, теплым климатом, изобилием влаги – всего того, что позволяло выращивать пользовавшиеся большим спросом на мировом рынке табак, рис, сахарный тростник, индиго, а затем и хлопок. В конце концов, это привело к становлению плантационного хозяйства с использованием труда рабов-негров.

Как уже отмечалось, в конце XVIII в. примерно 90 – 95 % населения США занималось сельским хозяйством. Следовательно, для молодого независимого государства аграрный вопрос, проблемы аграрного законодательства и использования земельного фонда являлись чрезвычайно важными, тем более что в конце XVIII – первой половине XIX в. границы США, а вместе с ними и площади "свободных земель" быстро расширялись. Один за другим возникали новые штаты, которые принимались в союз федерации. В итоге до 1853 г. во владение федерального правительства перешло 1442 млн. акров земли. Иначе говоря, из 50 ныне существующих штатов США земли 32 были включены в фонд "обществен­ных земель".

Начало решения вопроса о свободных землях в значительной мере связано с законом 1787 г. Так, в пределах фонда "общественных земель" было признано право частной собственности и экспроприации земель индейских племен. Право на получение земли имел каждый, кто мог купить ее у государства. Т.е. земля была открыта для свободного приложения капитала, стала предметом купли-продажи.

Этот же закон на территориях северо-западнее от Огайо вводил республиканский строй, где запрещалось рабство, хотя согласно Конституции США оставлял неприкосновенным рабство на Юге. Принятый же в 1820 г. так называемый Миссурийский компромисс, который оставался в силе до 1850 г., определил, что параллель 36°30' северной широты делит территорию страны на две части: рабовладельческую – к югу и свободную к северу. Миссурийский компромисс определил, таким образом, два основных потока колонизации западных земель и юс характер: северный (фермерский) и южный (рабовладельческий, плантационный).

Территориальная экспансия сопровождалась бурным ростом населения страны, в том числе и за счет массовой эмиграции из Европы. Так, с 1790 по 1860 г. в США въехало 5353 тыс. человек, а общая численность населения страны за этот период увеличилась с 3927 тыс. до 31443 тыс. человек.

В подавляющем большинстве эмигранты вливались в общий поток переселенцев, устремившихся на западные земли государственного фонда, и заводили там собственное фермерское хозяйство.

Следует подчеркнуть, что в этом процессе исключительно важное значение приобрело аграрное законодательство. В конце XVIII – первой половине XIX в. оно было связано с историей вопроса колонизации Запада и "общественных земель", с движением скваттеров. Так, по закону 1796 г. землю разрешалось продавать участками по 640 акров (1 акр = 0,40 га). Это в 10 раз превышало потребности небольшой фермерской семьи. Причем половину суммы надо было выплачивать сразу, в момент заключения сделки. Следовательно, условия закона были приемлемы только для состоятельных переселенцев. В 1800 г. под давлением скваттеров правительство приняло новый закон, которым было разрешено продавать в 2 раза меньше – 320 акров. Причем сразу требовалось выплачивать всего одну четверть суммы, другую – с рассрочкой на два года, третью – на три года, четвертую – на четыре года. В 1804 г. минимум размера земельного участка был снижен до 160 акров, в 1820 г. – до 80, а в 1832 г. – до 40 акров. Цена за землю была снижена за весь этот период с 2,0 до 1,25 дол. за акр.

Большое значение имел закон о заимке от 4 сентября 1841 г., предоставлявший скваттерам право на покупку уже обрабатываемых ими самовольно занятых участков по мини­мальной цене. После этого колонизация свободных земель становится крупнейшим фактором развития американского капитализма в сельском хозяйстве. Наконец, знаменитым Гомсгед-актом, изданным президентом А.Линкольном в 1862 г., была определена бесплатная раздача земельных наделов фермерам. Этот закон окончательно закрепил победу "американского пути" развития капитализма в сельском хозяйстве США. Таким образом, главная суть американского фермерского пути развития сельского хозяйства заключалась в том, что, во-первых, переселенец мог получить участок земли от федерального правительства, а не от землевладельца; во-вторых, эта земля была свободной от абсолютной ренты, что существенно снижало себестоимость сельскохозяйственной продукции, стимулировало частную инициативу, способствовало повышению производительности труда.

Накануне Гражданской войны 1861 – 1865 гг. в США было около 3,65 млн. мелких и очень мелких фермеров, примерно 500 тыс. средние, а также 5300 владельцев круп­ных латифундий (свыше 1 млн. акров), которые находились главным образом в южных рабовладельческих штатах.

Фермерские хозяйства, основанные на личном труде членов семьи фермера и наемной рабочей силе, неуклонно росли и экономически крепли. Этому в большей мере способствовали промышленный переворот в северных штатах, рост городов. Фермеры увеличивали производство хлеба, мяса, овощей, фруктов, шерсти и т.д. Местный рынок связывал и подчинял себе мелких производителей. Возникавшие и укреплявшиеся торговые связи определяли ту или иную специализацию личного хозяйства или группы хозяйств в зависимости от спроса и природно-климатических условий.

Исключительно важное значение для развития сельского хозяйства имели железные дороги. Благодаря им, в 40 – 50-е гг. XIX в. закрепляется отраслевая специализация сельского хозяйства США, при этом северные, центральные и вновь образованные северо-западные штаты становятся основными районами зернового хозяйства – "хлебной фабрикой" для всей страны. По сути, промышленный переворот на транспорте уничтожил зависимость северо-западных производителей товарного хлеба от южных хлопковых плантаций. Более того, изменение направления потока сельскохозяйственных грузов с юга на северо-восток, к Атлантическому побережью, резко увеличило экспорт сельскохозяйственной продукции в Европу. Так, если в 1823 – 1833 гг. общая стоимость вывезенных зерновых продуктов в другие страны составляла 67 млн. дол., то за 1853 – 1863 гг. она повысилась до 512 млн. дол., а прирост за соответствующие десятилетия составлял 8 и 158%.

Наряду с земледелием быстро развивалось и животноводство. Фермеры разводили крупный рогатый скот, свиней, овец, лошадей и т.д. Главными центрами этой отрасли были штаты Кентукки, Огайо, Теннесси. Скот частично перерабатывался на месте, частично перегонялся для забоя в Балтимор, Филадельфию, Чикаго и другие города. Во вновь колонизуемых штатах также развивалось земледелие и животноводстве).

Один из важнейших факторов капитализации фермерского сельского хозяйства – переход от экстенсивных методов ведения хозяйства к интенсивным на основе широкого внедрения машинной техники и применения минеральных удобрений. Однако до конца 20-х гг. XIX в. вся работа на фермах за исключением пахоты, боронования и перевозки тяжестей фактически производилась ручным путем. Начиная с 30 – 40-х гг. фермеры все шире и шире используют машинную технику: сенокосилки, жатвенные машины, вращающиеся грабли, молотилки, паровой трактор. К 1850 г. по числу наименований и количеству сельскохозяйственных машин, применению удобрений США занимали ведущее место в мире. Правда, степень вооруженности сельского хозяйства орудиями и машинами была по стране весьма контрастна. Так, в 1850 г. в североатлантических штатах на 1 акр приходилось машин и орудий на 1,40 дол., в центральных – на 0,80 дол., а в южноатлантических – всего на 0,26 дол. На Севере наличие "свободных земель" и отлив населения на Запад порождало тенденцию к замене труда рабочего сельскохозяйственной техникой. На плантаторском, рабовладельческом Юге проявлялась иная тенденция: всемерное противопоставление труду наемного рабочего дешевого и безотказного труда раба. Таким образом, фермерское (северное) направление колонизации и развития сельского хозяйства носило ярко выраженный капиталистический характер и достигло значительных успехов в своем развитии. Уже с 20-х гг. XIX в. северные и вновь образованные северо-западные штаты заняли первое место в сельскохозяйственном производстве США. Общая стоимость произведенной про­дукции американских фермеров увеличилась с 343 млн. дол. в 1800 г. до 1218 млн. дол. в 1860 г.

Совершенно иная ситуация в развитии сельского хозяйства складывалась на Юге США. Там по-прежнему господствовала плантационная система хозяйства, основанная на докапиталистических методах эксплуатации, на абсолютной экономической зависимости работника – раба от работодателя – рабовладельца. В то же время южные плантаторы соединили в одном лице рабовладельца, земледельца и капиталиста.

В значительной мере это было обусловлено появлением на Юге новой товарной культуры – хлопка и изобретением в 1793 г. У.Уитни машины для очистки волокна хлопка, способного произрастать на возвышенных и менее влажных местах почти по всей территории юго-запада страны. Таким образом, техническое изобретение и применение новых сортов явилось одной из предпосылок интенсивной "хлопковой" и одновременно рабовладельческой экспансии на Запад. Кроме того, укрепление и расширение рабовладельческого хозяйства стало возможным благодаря наличию огромного резерва "свободных земель" и активной южной колонизации. Дело в том, что рабство оставалось рентабельными там, где почвы не были истощены. Только на новых землях, не требующих удобрения, малопроизводительный физический труд раба мог окупить себя и принести прибыль плантатору. Вот почему плантаторское хозяйство Юга постоянно вытесняло фермерство, а фермерский труд вытеснялся рабским. Фермеры вынуждены были постоянно отступать, занимая новые земли, прокладывая, таким образом, дорогу плантаторам на Запад.

К концу 30-х гг. XIX в. в основном закончился процесс превращения Юга в область, производящую техническое сырье для текстильной промышленности страны. При этом следует заметить, что увеличение производства хлопка, хлопковая монополия рабовладельческих штатов утверждались одновременно с промышленным переворотом на Северо-востоке США. Так, в 1790 – 1792 гг. производство хлопка в стране составило всего около 3 – 6 тыс. кип (1 кипа = 200 кг) в год, в 1800 г. – 100 тыс. кип, в 1825 – 533 тыс., в 1835 – 1062 тыс., в 1855 г. – 3221 тыс., в 1859 г. – 4508 тыс. кип. Доля США в мировой продукции хлопка выросла с 0,4% в 1791 г. до 66% в 1860 г. Т.е. рабство, развивавшееся под влиянием промышленного переворота в качестве "нароста" на капитализме, в то же время оказывало значительное влияние на развитие капиталистических отношений в стране. Прежде всего, оно содействовало производственной дифференциации районов, специализации сельскохозяйственного производства, росту товарности этой отрасли. Так, в продо­вольственном отношении Юг становился зависимым от Севера и Запада, которые поставляли сюда мясные продукты, скот, хлеб и даже сено. В то же время Юг обеспечивал сырьем текстильные фабрики Севера, способствовал созданию там сотен тысяч рабочих мест. Более того, хлопок занимал во внешней торговле США примерно половину стоимости всего американского экспорта, что, несомненно, давало основание полутора тысячной властвующей элите рабовладельцев претендовать на главную-роль в жизни государства, тем более что армия рабов-негров к 1860 г. достигла, как уже отмечалось, почти 4 млн. против 698 тыс. в 1790 г.

Таким образом, плантационное сельское хозяйство Юга накануне Гражданской войны представляло собой слож­ную систему. С одной стороны, труд рабов, полная собственность плантаторов на средства производства и на рабов, рутинная техника, г другой – широкое проявление капиталистических тенденций: погоня за прибавочной стоимостью, высокая товарность хозяйства, тесно связанного с мировым рынком, разветвленная система банковских, торговых и коммерческих связей. В конце концов, это и станет определяющим в крушении рабовладения на Юге и победе в национальном масштабе наиболее прогрессивного фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве.

Экономические результаты Гражданской войны 1861 – 1865 гг. Радикальная реконструкция в южных штатах. Переломным моментом в американской социально-экономической истории стала Гражданская война 1861 – 1865 гг. Противоречия между капиталистический системой на Севере и рабовладельческим плантационным хозяйством на Юге в начале 60-х гг. XIX в. приняли непримиримый характер. Развитие промышленного Севера требовало резкого расши­рения внутреннего рынка – рынка товаров и рабочей силы, а это в свою очередь упиралось в существование рабовладения. Наличие в экономической системе рабовладельческого сельскохозяйственного сектора превращалось во все боль­ший тормоз на пути развития производительных сил США, обрекало страну на роль сырьевого придатка индустриальной Англии.

Победа А.Линкольна на президентских выборах 6 ноября 1860 г. означала переход власти в руки политических кругов Севера, выступивших против плантационного рабства, за капиталистический путь развития всей страны. Плантаторы-рабовладельцы ответили на это сецессией (отделением) к весне 1861 г. 11 южных штатов вышли из Союза и провоз­гласили создание Конфедерации рабовладельческих штатов. 12 апреля 1861 г. лидеры мятежной Конфедерации начали военные действия и открыто заявили о конечной цели – уничтожении системы наемного труда на Севере и введении рабства в общенациональном масштабе.

15 апреля 1861 г. президент А. Линкольн объявил мятежным штатам войну. Федеральное правительство официально провозгласило целью войны восстановление Союза. Путь к достижению этой цели лежал через уничтожение рабства.

Гражданская война 1861 – 1865 гг. в США окончилась полной победой Севера. Эта победа была обусловлена тем, что реальное соотношение сил между воюющими сторонами Севера и Юга были неравным: 11 мятежным штатам противостояли 23 штата, оставшихся и Союзе. В Конфедерации проживали 9 млн. человек (из них почти 4 млн. рабов), в остальных штатах – 22 млн. человек. На Севере была сосредоточена почти вся промышленность, 4/5 всего банковского капитала США, 22 тыс. миль железных дорог из 31 тыс. миль, имевшихся в стране. Здесь находились почти все инженерные кадры и квалифицированные рабо­чие. '1'аким образом, сточки зрения военно-экономического потенциала, людских резервов и территории капиталистический Север имел внушительный перевес перед рабовла­дельческим Югом.

Помимо этого политические цели правительства и президента А.Линкольна и принимаемые ими экономические меры пользовались поддержкой широких народных масс, чего нельзя сказать о правительстве мятежников.

Безусловно, одним из главных завоеваний Гражданской войны было уничтожение рабства и первые реальные шаги к решению негритянской проблемы вообще в масштабе страны. Согласно прокламации правительства А.Линкольна от 22 сентября 1862 г. рабство на территории мятежных штатов уничтожалось с 1 января 1863 г. Негры-рабы освобождались без выкупа, правда, пока без земли, без получения равных с белыми политических и гражданских прав. В феврале 1864 г. Конгресс США принял 13-ю поправку к Конституции (вступила в силу в декабре 1865 г.), которой рабство запре­щалось на всей территории страны.

Отмена рабства устраняла главное препятствие на пути полной, окончательной победы капитализма в масштабах всей страны: освобождение рабов создавало условия для вовлечения в активную экономическую и общественно-политическую жизнь крупнейшей этнической группы страны.

Вторым важнейшим завоеванием было окончательное юридическое решение аграрного вопроса в пользу фермеров. Напомним, что принятый в мае 1862 г. федеральным правительством Гомстед-акт давал любому гражданину США право получения практически бесплатно 160 акров земли. Борьба за полную реализацию этого закона объеди­нила все силы революции.

Третий важнейший итог Гражданской войны – упорядочение и укрепление денежного обращения и банковской системы. Достаточно сказать, что к 1862 г. в США насчиты­валось около 1500 банков, которые существовали на основа­нии решений 29 штатов, и каждый из этих банков имел право выпускать банкноты. В результате в стране циркулировало более 7 тыс. различных видов банкнот, причем часть из них не имела никакого обеспечения. В 1864 г. конгресс издал закон, согласно которому банки могли учреждаться только с разрешения федерального правительства и обязывались иметь для выпускаемых банкнот обеспечение в общегосударственных деньгах или ценных бумагах. Если учесть, что военные расходы федерального правительства составили около 3 млрд. дол, а национальный долг за годы войны вырос до 3,5 млрд. дол., то меры по упорядочению и укреплению денежного обращения и банковской системы, тем более на этапе перевода экономики на мирные рельсы, были исклю­чительно важными.

В политическом плане окончание Гражданской войны привело к переходу власти на всей территории США в руки торгово-промышленных кругов Севера.

После окончания Гражданской войны важнейшей проблемой для федерального правительства оставался Юг, а в числе вопросов первостепенной важности были определены следующие: пути и условия возвращения в Союз бывших мятежных штатов, их место и роль в системе федерального управления; создание новых органов власти на Юге; о наделении землей освобожденных негров и безземельного белого населения Юга; о политических и экономических правах бывших рабов и др. Борьба за решение этих задач продолжалась с 1865 по 1877 г. и в американской исторической литературе данный период получил название Реконструкции Юга.

Этот период ознаменовался усилением попыток рабовладельческой реакции возродить старые порядки, установить на Юге террор плантаторов против освобожденных негров и радикально настроенных представителей белого населения. Предпринимались открытые попытки восстановления рабства. Свидетельством тому служат введенные в 1865 – 1867 гг. так называемые "черные кодексы", которые лишали негритянское население свободы передвижения, права аренды или владения землей, проведения митингов, собраний и т.д.

В целях реализации этих контрреволюционных антинегритянских планов В 1863 г. была создана военизированная тайная террористическая организация Ку-клукс-клан, которая начала действовать практически во всех штатах Юга.

Такое положение во многом объяснялось реакционной политикой президента США Э.Джонсона, который открыто, саботировал курс прежнего президента А.Линкольна (убит 14.04.1865 г.) и решения Конгресса по Реконструкции Юга. Однако принятый в марте 1867 г. конгрессом первый закон о Реконструкции, а также выборы в Конституционные конвенты, федеральные и местные органы влас­ти южных штатов в 1867 – 1868 гг. положили начало новому, радикальному этапу Реконструкции Юга.

Правительства южных штатов, получившие название правительств Реконструкции, провели большую практическую работу по перестройке всей политической и экономической жизни региона в интересах капиталистического развития. Уже к концу 1869 г. во всех штатах были одобрены и утверждены новые конституции, которые юридически закрепили меры по радикальной Реконструкции южных штатов на капиталистической основе. До марта 1870 г. все южные штаты были приняты в Союз и получили представительство в Конгрессе США. Целостность страны, таким образом, была восстановлена и на капиталистичес­кой основе.

Разумеется, что для эффективного претворения в жизнь программы Реконструкции первостепенное значение имело решение аграрной проблемы и негритянского вопроса, осуществление перехода от плантационного рабского труда к наемному. Кстати, негритянское население составляло около 43 % всего населения южных штатов, а неко­торые из них (Луизиана, Миссисипи, Южная Каролина) даже выше – 50 – 60 %.

Наибольшую группу нерабовладельческого населения Юга представляли мелкие фермеры, которые проживали в районах, примыкающих к так называемому "черному поясу". Здесь успех конкуренции во многом зависел от, того, как ее воспримут мелкие белые фермеры.

Следующей по численности населения была группа белых бедняков – та группа белого населения, которую плантаторы называли "крекерами". Они чаще всего имели несколько акров обрабатываемой земли и в то же время состояли на службе у плантатора в качестве надсмотрщиков, погонщиков и охранников рабов

Значительную группу белого населения Юга состав­ляли жители Аппалачских гор мелкие фермеры и охотники. Их хозяйство носило натуральный характер, а его роль в экономической жизни региона была весьма незначительна.

Наконец, на Юге в начале Гражданской войны имелось примерно 300 тыс. рабовладельцев, менее чем 7 % из них владело 75 % всех рабов. Политическая власть, как уже отмечалось, находилась в руках 1700 семейств крупнейших рабовладельцев, которые владели плантациями в тысячи и даже в десятки тысяч акров. Как видим, социальная структура Юга была весьма пестрой, неординарной.

Новые власти южных штатов осуществили ряд мер по решению аграрной проблемы в рамках Реконструкции. Так, собственность плантаторов во всех штатах стала облагаться повышенным налогом. Например, в бывших шта­тах сумма стоимости собственности плантаторов к 1870 г. уменьшилась на 50 % по сравнению с 1860 г., а сумма налогов увеличилась в 4 раза. Земли плантаторов, которые не в состоянии были выплачивать налоги, конфисковывались и небольшими участками на льготных условиях про­давались нефам и безземельным белым. Так, в 1872 г. в Южной Каролине было конфисковано и передано им более 268 тыс. акров земли. Аналогичная работа велась и в других штатах. Значительные площади плантаторов передавались железнодорожным, горнорудным и нефтяным компаниям. Всемерно поддерживалось капиталистическое предпринимательство, особенно среди негритянского населения.

В годы Реконструкции в ряде мест афроамериканцы брали землю в аренду, создавали новую для Юга форму ведения хозяйства – сельскохозяйственные кооперативы: некоторые из них объединяли до 150 – 160 человек. Правда, эта форма хозяйствования здесь не прижилась.

За десятилетие после Гражданской войны и начала Реконструкции (1860 – 1870) обрабатываемая площадь в США увеличилась на 15,8 %, стоимость сельскохозяйственных машин и орудий – на 10,1 %, а заследующее десятилетие (1871 – 1880) рост составил соответственно 50,7; 36,2 и 37,0 %. За 1860 – 1880 гг. в руки фермеров перешло более 65 млн. акров свободных земель. В 1880 г. в США было 4 008 907 собственников земли, а обрабатываемая площадь превысила 284 млн. акров против 113 млн. акров в 1850 г.

Таким образом, раздача земель на основе Гомстед-акта, включая и земли бывших плантаторов, обеспечила победу фермерского пути развития капитализма в сельском хозяй­стве в масштабе всей страны. Свободные земли были утеряны навсегда для плантаторов-рабовладельцев, что и предопределило их гибель как общественного явления.

К концу 70-х гг. XIX в США стали одним из основных поставщиков хлеба и мяса на мировом рынке. Несмотря на быстрый рост индустрии, доля сельскохозяйственной продукции в экспорте страны в 1880 г. составляла 83 % всего американского экспорта.

Развитие сельского хозяйства привело к невиданным ранее темпам и масштабам железнодорожного строительства. Если до Гражданской войны колонисты, двигаясь на Запад, ожидали прокладки железных дорог, то после войны, в период Реконструкции, железные дороги на Западе "ждали" переселенцев. Длина железнодорожной сети с 1860 по 1880 г. увеличилась с 49 285 км до 150 086 км, при этом 54 тыс. км было сооружено в промежутке 1867 – 1873 гг., т.е. всего за 6 лет. В 1869 г. вступила в строй первая трансконтинентальная линия, которая пересекла с запада на восток весь континент. В железнодорожное строительство до 1873 г. было вложено 3 млрд. дол., 50 % этой суммы приходилось на иностранный капитал.

Строительство железных дорог осуществлялось крупными компаниями при разносторонней поддержке федерального правительства. Например, в 1870 г. две железнодорожные компании получили от правительства США 60 млн. дол. субсидий; к началу 70-х гг. всем железнодорожным компаниям государство выделило 215 млн. акров, или почти столько, сколько приходится на современные территории Франции, Италии и Бельгии вместе взятые.

Железнодорожное строительство, как и развитие фермерского хозяйства, сыграло исключительно важную роль во всех сферах жизни и экономики страны, в ее дальнейшей судьбе. Оно стимулировало рост металлургического производства, машиностроения, развитие угольной, нефтяной и других отраслей промышленности:

 
Добыча угля, млн..т. 13,0 29,5 64,8
Добыча нефти,.т. 0,0007 0,7 1,1
Производство чугуна,млн.. т. 0,8 1,7 3,8
Производство стали,млн.. т - 0,7 1,2
Длина железнодорожной сети, км. 49 285 85 000 1 500 866
Удельный вес США в мировом промышленном производстве, %

Исключительно быстрые темпы роста промышленного производства сопровождались процессом его концентрации. Так, за 1869 – 1879 гг. стоимость промышленной продукции страны возросла на 58%, число рабочих – на 33, а количество промышленных предприятий – только на 0,66%. По существу, к началу 70-х гг. XIX в. в США завершился промышленный переворот в общенациональном масштабе. Невиданными темпами возрастал удельный вес США в мировом промышленном производстве. Так, в 1860 г. США давали 17% мировой промышленной продукции, в 1870 г. 23, а в 1880 г. – уже 28%, обогнав все страны мира и практически догнав Англию.

Периоды Гражданской войны и Реконструкции были насыщены борьбой за реформы в сфере образования. Почти во всех штатах были приняты законы о введении бесплатного начального образования. При многих университетах расширялись старые и создавались новые промышленныеагрономические, торговые школы и центры по подготовке практических работников для важнейших отраслей экономики. В 1865 г. открыт Массачусетский технологический институт, которому суждено было стать мо­делью высших учебных заведений подобного типа в США: содержание образования здесь напрямую было связано с решением практических задач на основе новейших достижений отечественной и мировой науки и техники. К 70-м гг. XIX в. по состоянию всеобщего образования, уровню подготовки кадров и оплате интеллектуального труда США обогнали все государства мира, включая Англию. Это свидетельствовало о том, что интеллектуальный капитал нации занял приоритетное место в жизни и развитии страны. И в этом, безусловно, большую роль сыграл первый министр финансов США Александр Гамильтон, разглядевший еще на исходе XVIII в. огромную значимость образования, науки и техники в развитии экономики государства и оказывавший им всяческую материальную и моральную поддержку.

Основатели американской государственности целенаправленно проводили национальную политику, которая противодействовал складыванию в стране эмигрантов сколь-нибудь крупных этнических анклавов, могущих претендовать на превращение их в национальные административно-территориальные единицы со своими органами самоуправления. Подобная государственная политика отвеча­ла, на их взгляд, интересам быстро развивающегося капитализма: централизация экономической жизни, развитие транспортных коммуникаций и других интеграционных процессов способствовали размыванию этнических границ, форсированной ассимиляции различных этнических групп. В "плавильном котле" быстро растущих городов и освоенных поселенцами западных просторов Северо-Американскою континента многочисленные разнородные этнические элементы формировали новое историческое образование – американскую нацию.

Таким образам, за сто лет независимого существования Соединенные Штаты Америки, их народ прошли в своем социально-экономическом и политическом развитии поистине новаторский, всемирно-исторического значения путь. Его изучение вызывало и вызывает повышенный интерес и далеко не однозначное толкование и по сей день. Однако бесспорно одно: судьбы государства и нации во многом предопределялись теми демократическими основами и тенденциями, которые были заложены в Конституции США 1787 г. и в значительной мере реализованы в рассматриваемый период.


Сейчас читают про: