double arrow

Социальная история М. Вебера


Под цивилизацией Бокль понимал достижение обществом и государством допустимого уровня умственной и гражданской свободы. Государство должно как можно меньше вмешиваться в жизнь общества. Бокль осуждал любое проявление деспотизма. Англия была для Бокля эталоном прогресса и цивилизации.

Жорес и его соратники стали рассматривать экономическую и социальную историю революции с точки зрения классовой борьбы и движения народных масс. По мнению Жореса, экономически и социально революция была оправдана, так как ликвидировала экономический паразитизм дворянства. Главной движущей силой Французской революции Жорес считал народ, а авангардом народа якобинцев во главе с Робеспьером. Жорес идеализировал народ и якобинцев.

Жорес подверг критике концепцию Французской революции, выдвинутую Тэном. Не классический дух и некие абстрактные особенности психологии французов послужили, по мнению Жореса, предпосылками революции, а конкретные исторические феномены, и прежде всего классовые противоречия. Революция была вызвана беззаконием королевской власти и нещадной эксплуатацией народа.

Олар вывел изучение революции на новый уровень. Он впервые обратился к рассмотрению такой важной проблемы в истории революции как происхождение и развитие демократии и республики. До Олара эта проблема не была приоритетной при изучении Французской революции. В свою очередь, обращение Олара к изучению проблемы демократии и республики было вызвано острой политической борьбой в Третьей республике, в том числе и вокруг идейного наследия революции. Работу Олара характеризует тщательный отбор фактов и их подгонка под его концепцию политической истории революции.

Родиной позитивизма была Франция. Точный научный факт был богом для позитивистов. Большое значение для становления позитивизма имело развитие естественных наук. Главной мировоззренческой и теоретико-методологической установкой позитивизма стала идея эволюции, возведенная в ранг универсального научного принципа. Для позитивистов не существовало принципиального различия между методами естественных и общественных наук. Они переносили методы естественных наук на общественные, отрицая при этом специфику гуманитарного познания.




Из своих представлений об истории Маркс и Энгельс делали, как известно, далеко идущие выводы о загнивании капитализма, грядущей социалистической революции и будущей диктатуре пролетариата. Тем не менее, марксизм как научная теория оказал значительное влияние на западную общественно-политическую и гуманитарную мысль.

Защитники рабства утверждали, что США были образованы не совместным выступлением народа Северной Америки, а штатами, создавшими союз, и поэтому отдельные штаты должны обладать обширными правами, включая сохранение рабства, даже выход из союза, в который они вступили. Им возражали идейные преемники федералистов, обосновывавшие широкие полномочия федерального правительства, отрицавшие право штатов на выход из союза. Рабовладельцы оправдывали рабство его патерналистским характером, экономической эффективностью, представляли рабство гарантом политической и социальной стабильности, защитой собственности и необходимостью гарантий на нее. Требования отмены рабства они называли результатом влияния чартистов, европейских социалистов. Сторонники отмены рабства публиковали материалы, демонстрировавшие экономическое превосходство Севера и отставание в экономике, культурный упадок Юга, не говоря уже о позоре рабовладения. Однако в целом стоит заметить, что историография не была главным полем идейных столкновений по вопросу о рабстве, и в исторической науке в этот период эти вопросы нашли меньшее отражение, чем в общественной мысли в целом.



Самой острой проблемой американской политической жизни середины XIX века была проблема рабства. Естественно, что американская историческая наука того периода не могла обойти стороной эту проблему. В американском общественном сознании первой половины XIX столетия сформировалось два подхода к интерпретации и решению проблемы рабства. Демократическое, решительно осуждавшее рабство и требующие его немедленной отмены и реакционное, представленное выходцами с Юга, которые стремились всеми способами защитить плантационное рабство.

Лидером демократического аболиционистского направления был Хилдрет. В своих работах он обличал рабство, видя в нём главный тормоз для развития демократических традиций США. В 1836 году он опубликовал художественную повесть «Раб, или записки Арчи Мура» (другое название «Белый раб») о бунтарских настроениях негров. В ответ на публикацию книги А. Токвиля «О демократии в Америке» (1840) Хилдрет опубликовал памфлет «Деспотизм в Америке», где он писал о несовместимости южной олигархии, рабства и деспотизма с демократией. В своей «Истории США», охватывающей период от открытия Америки до 1820 г., он много писал о рабстве и считал, что рабовладение несовместимо с принципами Декларации независимости, провозгласившей равенство людей.

Лидером реакционного крыла считается виргинский плантатор Джордж Фитцхью (1806 – 1881) автор книг «Социология для Юга, или Банкротство свободного общества» (1854), «Все людоеды, или рабы без хозяев» (1857), в которых он пытался экономически обосновать рабство и в консервативно-националистическом духе специфику исторического развития американского Юга. Соответственно различалась и оценка причин гражданской войны. Представители реакционной южной историографии видели её причины в конституционном споре с Севером (сецессия), а историки – аболиционисты полагали, что основная причина гражданской войны заключалась в борьбе против рабства. По мере преодоления последствий гражданской войны и реконструкции Юга влияние южной историографии падало.

13)Историческая наука во второй половине 19 в. Позитивизм в историографии.

14) Материалистическое понимание истории и исторические воззрения Маркса и Энгельса.

Крупнейшими представителями позитивизма в немецкой гуманитарной мысли XIX столетия были основоположники идеологии коммунизма Карл Маркс (1818 – 1883) и Фридрих Энгельс (1820 – 1895). Марксизм стал одним из самых значительных достижений европейской общественной мысли. Маркс и Энгельс, творчески переработав немецкую классическую философию и буржуазную политическую экономию, теорию классовой борьбы французских историков периода Реставрации, используя теорию факторов, акцентировали в своих трудах внимание на экономической и социальной стороне исторического процесса. В центре их исследований находились проблемы формирующегося капиталистического общества XIX столетия (раннего капитализма). Маркс обратил внимание на то, что в современном ему обществе социальные конфликты носят антагонистический характер, прежде всего борьбы между буржуазией и пролетариатом. Будучи сторонниками экономического и социологического подхода к истории, Маркс и Энгельс предприняли попытку проследить в истории человечества возникновение и эволюцию классовой борьбы. Они были приверженцами строго научных подходов к изучению истории и отвергали идеалистические представления о ходе исторического процесса.

Поэтому Маркс и Энгельс главным объектом своего анализа сделали экономику, так как она, по их мнению, в наиболее полной мере отражает развитие конкретных материальных сил в истории. В дальнейшем философия истории марксизма получила наименование исторического материализма. Основными работами Маркса и Энгельса, в которых нашли отражение их взгляды на исторический процесс, были: «Немецкая идеология» (совместно, 1845 – 1846), «Манифест коммунистической партии» (совместно, 1848), «Нищета философии» (К. Маркс, 1847), «К критике политической экономии. Предисловие» (К. Маркс, 1859), «Капитал» (совместно, 1867 – 1894). Итак, каковы же основные положения исторического материализма:

Основой истории, её движущей силой является материальное производство или экономика. Развитие производства обусловливает восхождение общества от низшей ступени к высшей. Каждая последующая ступень в развитии общества характеризуется более высоким уровнем развития производительных сил. Таким образом, Маркс и Энгельс формулируют теорию социально-экономических формаций. Движущей силой истории выступают противоречия между производительными силами и производственными отношениями, между базисом и надстройкой. Основным инструментом разрешения подобных противоречий выступает классовая борьба, когда один прогрессивный класс общества вытесняет другой, регрессивный. Диалектика взаимоотношений производительных сил и производственных отношений в марксизме выводит на теорию революций, которые, по словам Маркса, являются «повивальными бабками истории».

Рассмотрев экономические предпосылки классовой борьбы, Маркс и Энгельс обратили внимание на современную им политическую ситуацию, в частности на политическое положение во Франции в период и после революции 1848/49 годов. В работах Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 год» (1850) и «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1852) на фактическом материале доказано, что революция во Франции была вызванная экономическим кризисом 1847/48 годов, а государственный переворот Луи Бонапарта потребностями крупной французской буржуазии.

Немецкий философ Карл Маркс (1818–1883), основоположник новой философско-исторической системы, во многом отталкивался от рассуждений

Гегеля, но обращался не к сфере духа, а к области материальной жизни, отношениям производства и собственности. Теорию Маркса принято характеризовать, в противоположность идеалистической системе Гегеля, как материалистическую. В одной из ранних работ – «К критике гегелевской философии права» (1844) – Маркс утверждал, что общественные институты, политические процессы, юридические нормы нельзя объяснить развитием духа; они есть следствие материальных условий жизни людей того или иного времени. Изучение материальных условий труда показывает, что различным эпохам соответствовал разный уровень развития техники, производства, т. е. производительных сил.

В процессе производства, согласно взглядам Маркса, люди вступают в отношения, не зависящие от их воли. Эти отношения собственности и власти, складывающиеся вокруг производства, – производственные отношения – образуют экономическую структуру общества и определяют сознание людей. Таким образом, в противоположность Гегелю, Маркс полагал, что именно общественное бытие создавало те или иные формы сознания. Над экономическим базисом надстраивались политические, юридические, идеологические структуры. Способ производства, по Марксу, изменяясь во времени, вызывал перемены в сфере идей. Маркс сформулировал закон хода развития исторического процесса: в любом обществе производственные отношения должны соответствовать уровню развития производительных сил. Когда это соответствие нарушается, в обществе наступает конфликт, завершающийся революцией и переходом к более высокому уровню и производительных сил, и отношений производства, что знаменует переход на следующую, более высокую ступень развития. История, таким образом, рассматривается Марксом как процесс смены социально-экономических формаций. Всего в прошлом, настоящем и будущем он выделяет пять формаций: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую. Стремление философа выявить типологию обществ, понять законы, которые управляли его жизнью, роднило эти исследования с разработками естественных и точных наук. Все прошедшие эпохи, согласно Марксу, характеризовались присущими им социальными противоречиями. Государство и общество веками воссоздавали отношения несвободы, и изменить эту жизнь одними лишь требованиями справедливости философ считал невозможным. Следовало упразднить частную собственность революционным путем. Так, философская теория, в соответствии с рассуждениями Маркса, должна была иметь прямые практические выходы, для чего им и его сподвижником Фридрихом Энгельсом (1820–1895) был разработан текст «Манифеста Коммунистической партии» (1848).

15) Французская историография второй половины 19 – начала 20 вв.

История Франции во второй половине XIX века, как и в первой половине столетия, отличалась крайней нестабильностью. За революцией 1848/48 годов последовали бонапартистский переворот и создание Второй империи, которая потерпела крах в результате неудачной для Франции франко-прусской войны и очередной буржуазно-демократической революции 1870 года. Итогом гибели Второй империи стала Парижская коммуна, а затем установление Третьей республики, которая, в свою очередь, в первые годы существования не получила массовой поддержки французского общественного мнения. Острая идейная и политическая борьба не обошла стороной французскую историческую науку. Ведущие французские историки второй половины XIX и начала XX веков продолжали традицию «политизированной» историографии.

Как уже говорилось выше, выход в 1856 году книги А. Токвиля «Революция и старый порядок» является важным рубежом в развитии французской исторической мысли и французского историзма XIX столетия. Другой важной чертой в развитии французской историографии 50 – 60-х годов XIX века стало распространение позитивистской методологии исторического познания. Позитивизм оказал огромное влияние на европейскую историческую науку второй половины XIX столетия (кроме Германии, где он имел ограниченное влияние).

Родоначальником позитивизма считается французский философ и социолог Огюстен Конт (1798 – 1857). Он также ввел в научный оборот понятие «социология». Главный труд Конта «Курс позитивной философии» публиковался с 1832 по 1842 гг. Центральная мысль Конта состояла в том, что вместо спекулятивного, умозрительного подхода к объяснению общественной жизни необходимо выработать позитивную науку об обществе как едином социальном организме, основанную, подобно естественным наукам, на точных наблюдениях и фактах. Применяя этот принцип к истории, он призывал также выявлять объективные факторы, влиявшие на ход истории, а не только уделять внимание деятельности выдающихся личностей. Наряду с влиянием на историю духовного начала, Конт большое значение придавал воздействию материальных факторов – биологических, географических, экономических условий. Решающую роль в жизни и динамики общества Конт отводил не индивидуальному, а коллективному сознанию людей.

История человечества выступает у него как отражение последовательной смены трех форм коллективного сознания: теологического, метафизического и позитивного (научного). Последовательная смена этих форм сознания определяет, по мнению Конта, прогресс человечества. Признавая идею прогресса, Конт придавал ей финалистский характер: история у него движется к позитивному веку, который будет организован на основе контовской философии и будет окончательным, представлявшимся ему в виде усовершенствованного буржуазного общества. Конт также полагал, что наука не может дать ответ на вопрос о причинах и сущности общественного развития, и познание наукой его законов должно быть ограничено установлением функциональной зависимости между явлениями.

Развитие позитивизма во французской исторической мысли и науке прошло две стадии: «раннюю» 50 – 60-е гг. и «позднюю» 70 – 80-е гг. Выдающимся теоретиком «ранней» стадии позитивизма был историк, философ, искусствовед Ипполит Тэн (1828 – 1893). Его перу принадлежат многочисленные труды в различных областях гуманитарного знания «История английской литературы», «Английский позитивизм» и другие Тэн широко использовал в своих трудах теорию факторов, выделяя особо психологический фактор. Развитие общественной психологии являлось, согласно Тэну, доминирующим фактором исторического процесса. Саму историю Тэн определял как «психологическую анатомию». Он считал, что на формирование общественной психологии влияют следующие факторы: раса (национальные особенности), среда (география, климат, социальные и политические условия), конкретная историческая ситуация, под которой Тэн понимал взаимодействие расы, среды и исторических традиций.

Наиболее крупными представителями «позднего» позитивизма во французской исторической мысли являются Шарль Ланглуа (1863 – 1929) и Шарль Сеньобос (1854 – 1942). В 1898 году они в соавторстве выпустили работу «Введение в изучение истории», в которой систематизировали теоретико-методологический опыт французской позитивистской историографии. Впоследствии эту работу назвали библией позитивистского историзма. Ланглуа и Сеньобос полагали, что дальнейшее развитие техники исторического исследования должно быть основано на углублении критики источников и усилении фактологизма, который они понимали как более тщательное собирание фактов историками. Что же касается широких обобщений, установления исторических законов, то авторы считали это делом социологов, а не историков.

Во французской гуманитарной мысли того периода антипозитивистские тенденции были связаны с именами социолога Эмиля Дюркгейма (1858 – 1917) и его школы и философа Анри Берра (1863 – 1954), который разрабатывал и пропагандировал теорию «исторического синтеза», согласно которой следует произвести синтез гуманитарных наук. Основой новой «всеобщей» гуманитарной науки должны стать история и философия.

Среди последователей Э. Дюркгейма необходимо выделить социолога и экономиста, основоположника социально-экономического направления во французской историографии Франсуа Симиана (1873 – 1936). Его, как и Берра, по праву считают одним из непосредственных предшественников школы «Анналов». В статье «Исторический метод и социальная наука» (1903) и докладе «Причинность в истории» (1906) Симиан выступил против трёх, как он говорил, идолов племени историков: идола политической истории, идола индивидуализирующей истории, идола исторической хронологии. Симиан полагал, что необходимо, во-первых, изучать историю с точки зрения коллективной психологии, во-вторых, искать в истории устойчивые отношения, то есть законы и, в-третьих, рассматривать историю не как историю индивидуумов, а как историю институтов и социальных явлений.

Главным сюжетом французской историографии XIX века оставалась изучение истории Французской революции. С консервативных позиций написан крупнейший исторический труд И. Тэна «Происхождение современной Франции» в пяти томах (1875 – 1893), в котором он обратился к рассмотрению магистральной темы французской историографии – истории Французской революции. Задача книги – показать три состояния Франции дореволюционное, революционное и постреволюционное. Тэн подверг критике как старый, так и новый революционный порядок. Главную причину революции Тэн усматривал в особенностях французского духа – абстрактного, прямолинейного, излишне рационалистического. Тэн обрушивается с критикой на философию Просвещения, которая сформировала, по его мнению, наиболее отрицательные черты французского духа в новое время. Не менее жестко Тэн критикует народ. Он выдвигает концепцию народа-дикаря, невежественного, озлобленного, одержимого страстью к разрушению. Основной лейтмотив книги – психологическое описание революции. Якобинизм был для Тэна наиболее характерным проявлением революции, в котором выразился её разрушительный дух. Он сравнивал якобинцев с теологами, которые волей истории сделались инквизиторами. Выступив защитниками свободы и равноправия, они на деле осуществили диктаторское правление. Тэн выделял следующие психологические черты в якобинизма: самомнение, крайнее себялюбие, склонность к отвлечённому мышлению. Другой разрушительной силой был, согласно Тэну, народ. Тэн трактует революцию как стихийный, ничем не мотивированный бунт.

Несмотря на определённую популярность книги И. Тэна, ведущую роль в изучении Французской революции во французской историографии конца XIX – начала XX веков играло буржуазно-республиканское направление во главе с Альфонсом Оларом (1849 – 1928). В 1901 году выходит главный труд Олара по истории Французской революции «Политическая история Французской революции. Происхождение и развитие демократии и республики». Эта работа сделала его европейски известным учёным.

Олар поставил перед собой задачу доказать необходимость и важность для последующего развития Франции возникновения в период революции идеологии буржуазной демократии и республиканской формы государственного правления. Олар придавал первостепенное значение анализу идейных предпосылок революции. По его мнению, несмотря на то, что большинство французских просветителей были сторонниками конституционной монархии, именно они сформировали основы демократического образа мыслей французов и подготовили почву для республиканской формы правления во Франции. Он писал, что «руководящее общество было проникнуто республиканскими идеями», а с «Декларации прав человека и гражданина» началось формирование демократических и республиканских партий в ходе революции.

В начале XX в. значительную роль в изучении Французской революции и в популяризации её идей сыграл видный деятель французской социалистической партии Жанн Жорес (1859 – 1914). Под его руководством была издана многотомная «Социалистическая история Франции», первая часть которой была посвящена истории Французской революции. Жорес с 1901 по 1904 годы сам написал четыре тома «Социалистической истории Французской революции» и создал комиссию по изучению социальной и экономической истории революции.

16) Английская историография второй половины 19 – начала 20 в.

«Викторианская эпоха» в истории Великобритании по праву считается «золотым веком» британской истории в целом. Английский капитализм вступил во вторую половину XIX столетия на вершине своего могущества. Великобритания завоевала статус крупнейшей промышленной и торговой державы мира. Британская политическая система продолжала оставаться образцом.

Англия, наряду с Францией, была вторым крупным центром европейского позитивизма. Философию позитивизма активно поддерживала передовая либеральная английская буржуазия. Английский позитивизм имел свою специфику. Если французский позитивизм носил несколько рациональный характер и стремился оперировать умозрительными схемами, то английские позитивисты стремились извлечь практическую пользу из новых данных науки (например, социал-дарвинизм). К числу видных английских учёных-позитивистов, которые оказали влияние на британскую историческую мысль, принадлежали Джон Стюарт Милль (1806 – 1873) и Герберт Спенсер (1820 – 1903). Милль был виднейшим представителем английской традиции в области философской и политической мысли. В своих работах Милль обосновал принцип индуктивного способа доказательств, основанного на признании объективного существования отношений между вещами и явлениями. Он считал, что индуктивным путём можно установить наличие законов, в том числе и в общественных науках, причём с помощью простого перечисления признаков наблюдаемого явления.

Творческое наследие Спенсера многообразно. Его перу принадлежат труды по философии, психологии, социологии. Спенсер являлся сторонником теории эволюции и резко выступал против теологических попыток объяснения окружающей действительности. Спенсер был приверженцем поиска закономерностей не только в естественных, но и гуманитарных науках. В истории общества он выделял три этапа. На первом этапе возникло племенное общество, на втором – раннее классовое общество, на третьем этапе – индустриальное общество. Спенсер перенёс элементы биологической теории Ч. Дарвина о естественном отборе на развитие человеческого общества и стал тем самым отцом-основателем социал-дарвинизма. Философские и социологические взгляды Спенсера оказали большое влияние на англо-саксонскую гуманитарную мысль.

Крупнейшим английским историком-позитивистом был Генри Томас Бокль (1821 – 1862). Он написал только одну книгу, но эта книга считается эпохальной для развития английской и европейской позитивистской историографии. «История цивилизации в Англии» (первый том вышел в 1857, второй в 1861) была задумана Боклем как введение к 15 томной «Истории цивилизации», но его преждевременная смерть помешала завершить этот грандиозный проект. Главную задачу своего исследования истории цивилизации он видел в поиске доказательств существования законов в истории. Первым элементом методологического подхода Бокля к истории стали методы логического анализа полученных результатов – индуктивный и дедуктивный. Вторым элементом методологии исторического познания Бокля стала теория факторов. Он утверждал, что первоначальный толчок развитию человечества задала географическая среда. Однако в Европе с течением времени роль географического фактора стала уменьшаться и, наоборот, возрастать роль интеллекта. История накопления и распространения интеллекта. Предпосылкой к этому послужили особые свойства интеллекта европейского человека – скептицизм и сомнение, что привело к быстрому развитию европейской науки. Бокль выделяет ещё два фактора, которые, по его мнению, повлияли на развитие европейской цивилизации – социальное развитие и национальный характер. Бокль указывал на то, что политическое развитие общества зависит от его социальной структуры. Но увлечение Бокля историей интеллекта не позволило ему в полной мере отразить специфику исторического развития Европы и отдельных европейских стран. История под пером Бокля предстаёт как борьба между верой и разумом, религией и наукой.

Во второй половине XIX столетия в английской исторической науке происходят глубокие институциональные изменения: 1) начинается публикация архивов; 2) возникают исторические научные общества, а в 1897 году было образовано Королевское историческое общество; 3) с 1886 года выходит в свет центральный печатный орган английских историков журнал «Английское историческое обозрение»; 4) в 70 –80-е годы в Кембридже и Оксфорде формируются исторические школы – кембриджская и оксфордская. Кембриджская школа в основном занималась изучением новой истории, оксфордская – историей средних веков; 5) под влиянием позитивизма постепенно меняются взгляды английских историков на природу истории. Начиная со второй половины XIX столетия, взгляды английских историков на природу истории постепенно усложняются. На первый план выступает идея о научном характере исторического познания, его целей и принципов.

Традиционно история в Англии рассматривалась как школа морали и политики, а её задачи сводились по преимуществу к образовательным и воспитательным. Характерным представителем подобного подхода к истории был видный специалист по истории внешней политики Англии, один из лидеров кембриджской школы Джон Сили (1834 – 1895). Сили придерживался сугубо прагматического подхода к истории. Он говорил, что история – это школа политики, и что в Кембридже историю преподают для подготовки будущих государственных деятелей Англии и дипломатов. Крупнейшая работа Сили «Экспансия Англии» (1883) написана на основе его лекционных курсов, посвященных британской колониальной политики. В этой работе Сили превозносил превосходство англосаксонской расы. Он свято верил в цивилизаторскую миссию Англии и считал, что Англии и США будет принадлежать ведущая роль в будущей в системе международных отношений.

Крупнейшим представителем либерального (вигского) направления в английской исторической науке последней трети XIX столетия был Джон Эмери Актон (1834 – 1902) или лорд Актон. После смерти Сили в 1895 году, Актон становится заведующим кафедрой новой истории Кембриджского университета и формальным лидером кембриджской школы. Большую роль сыграл лорд Актон в создании журнала «Английское историческое обозрение».

Научные интересы Актона разделялись на два направления: а) методология исторической науки; б) исследования по истории либерализма. Лорд Актон был одним из первых европейских историков, кто задумался о цене прогресса. Он понимал прогресс как возрастание свободы в обществе и считал, что развитию свободы мешали различные факторы: порочность политиков, национализм, войны, революции и т. д. Долгое время лорд Актон работал над большим трудом «История свободы», но не завершил его.

В области методологии истории лорд Актон разрабатывал такие проблемы как: специфика исторического познания, значение истории в общественной жизни, партийность и объективность исторической науки. Актон критиковал позитивистскую историографию за её попытки перенести методы естественных наук на общественные. Актон отстаивал специфику гуманитарного познания и был первым английским историком, который объявил себя сторонником немецкого идеалистического историзма. В конце XIX – начале XX веков под руководством Актона началась работа над знаменитой «Кембриджской историей нового времени». Несмотря на активную научную деятельность Актон не оставил после себя крупных работ. Его научное наследие составляют многочисленные статьи, рецензии и курсы лекций.

В последней трети XIX столетия в английской историографии начинается новый этап в изучении Английской буржуазной революции (далее также АБР), который связан с научной деятельностью Самюэля Гардинера (1829 – 1902). Гардинер называл Английскую революцию пуританской революцией. Первая работа Гардинера по истории АБР вышла в начале 60-х годов XIX века, и до конца своей жизни он опубликовал 16 томов по английской истории XVII. Гардинер ввёл в научный оборот большое количество новых источников по истории АБР из английских и зарубежных архивов. Гардинер стремился к объективному изложению событий прошлого. Будучи историком-позитивистом, он избегал широких обобщений и выводов в своих работах. Гардинер создал свою школу в изучении АБР. Благодаря ему, трактовка в английской исторической науке событий XVII века встала на свои места. Он отверг выводы, предшествующей историографии о главенствующей роли в истории переворота 1688 года («славной революции») в ущерб событиям 1640 – 1650-х годов.

Гардинер отказался от вигской трактовки АБР как конфликта исконных английских свобод и деспотизма королевской власти. Он рассматривал АБР как политическое, конституционное и, прежде всего как религиозное движение. Религиозная борьба и борьба за соблюдение некоторых свобод, нарушенных королём, выражалась, по мнению Гардинера, в столкновении партий, а не классов. Главной движущей силой революции были пуритане. Знаменитое определение Гардинера гласило: АБР – пуританская революция. «Славная революция» 1688 года была бы невозможна без АБР. Другим новшеством Гардинера в изучении АБР стала его реабилитация О. Кромвеля как героя и вождя революции. Таким образом, Гардинер в своей концепции АБР предпринял попытку синтеза вигской и торийской её интерпретаций.

Видным историком, который не принадлежал к какому-либо направлению, был Джон Ричард Грин (1837 – 1883). В 1874 вышло первое издание его самой известной работы «Краткая история английского народа». Грин отказался от написания истории английских королей и впервые в английской исторической науке предпринял попытку написать историю Англии через историю народа. Главными персонажами в «Краткой истории английского народа» стали фигуры священника, купца, поэта и философа. В соответствии со своей концепцией Грин уделил большое внимание описанию народных движений и резко критиковал позицию знати. Историк не скрывал симпатии к простым англичанам, благодаря которым, по его мнению, стала возможна британская история. Однако, будучи хорошим знатоком английской средневековой истории, Грин весьма слабо представил в своём труде основные вехи истории Англии в новое время. В частности, многие критики ставили ему в вину незнание важных источников периода Английской буржуазной революции.

В начале XX столетия наиболее заметной работой в английской общественной мысли стала книга историка, экономиста и общественного деятеля Джона Гобсона (1858 – 1940) «Империализм» (1902). Книга вызвала большой научный и общественный резонанс не только в Англии, но и в Европе в целом. Заслуга Гобсона в изучении империализма заключается в том, что он первый среди исследователей этого феномена превратил понятие «империализм» из понятия публицистического в понятие научное и исторически детерминированное. Он тесно связал империализм с особенностями политического и экономического развития Запада на рубеже XIX – XX вв. Гобсон писал, что империализм – это новая доселе неизвестная в истории Запада стадия развития общества. Империализм, по мнению Гобсона, политика, определяемая экономическими интересами господствующих классов.

17) Немецкая историография второй половины 19 – начала 20 в.

В условиях быстрого экономического и политического развития Германии историческая наука становится влиятельным инструментом духовной консолидации нации. В этот период начинается массовое издание источников. С 1859 года выходит в свет «Исторический журнал», ставший крупнейшим научно-историческим периодическим изданием в Германии, с конца XIX века регулярно проводятся съезды немецких историков. Теоретико-методологической основой немецкой исторической науки во второй половине XIX – начала XX вв. продолжал оставаться немецкий идеалистический историзм гегелевско-ранкеанского направления. Однако немецкие историки испытали определенное влияние позитивистской методологии истории.

Позитивистские идеи в большой степени воздействовали на смежные с историей гуманитарные дисциплины - философию, политэкономию, психологию. Влияние позитивизма получило отражение в трудах специалистов по политической экономии и экономической истории Вильгельма Рошера (1817 – 1894) и его ученика и основателя историко-экономического направления в немецкой историографии Густава Шмоллера (1838 – 1917). Рошер предпринял попытку обосновать существование экономических законов. Для Шммолера и других представителей историко-экономического направления было характерно признание роли экономики в развитии общества. Они неразрывно связывали экономику с различными сферами жизнедеятельности: государством, религией, правом и т. д. Экономика признавалась основой исторического развития и интерпретировалась как взаимодействие психологических и природных фактором в обществе. Такая теоретико-методологическая позиция была близка к позитивизму, хотя Шмоллер и его ученики всегда подчеркивали свою приверженность принципам немецкого историзма.

Ведущим направлением в немецкой исторической науке 50 – 80-х годов XIX столетия стала так называемая «малогерманская школа историков». Своё название школа получила из-за того, что её представители активно пропагандировали объединение Германии под эгидой Пруссии в противовес великогерманскому направлению под эгидой Австрии. Крупнейшими представителями малогерманской школы были Генрих фон Зибель (1817 – 1895) – её идейный вдохновитель, Иоганн Густав Дройзен (1808 – 1884), Генрих фон Трейчке (1834 – 1896). К малогерманской школе также примыкал выдающейся историк античности Теодор Моммзен.

Формально малогерманцы критиковали позитивистские методы в истории. Так, например, ведущий методолог малогерманцев Дройзен в своём известном «Очерке историки» (1867) подверг резкой критике позитивистскую теорию истории, которая, по его мнению, не учитывала три важнейших фактора исторического развития – случайность, свободу воли, идеи и представления людей. Малогерманцы отказались от объективного метода Л. Ранке и признали партийность исторической науки. В отличие от Ранке, малогерманцы также признавали закономерный и прогрессивный характер развития общественного развития. Малогерманцы расходились с Л. Ранке по вопросу о роли экономики в жизни общества. Они уделяли внимание экономическому фактору в истории. Не поддерживали малогерманцы и мистицизм Ранке. Они отказались рассматривать религиозные идеи в качестве решающего фактора исторического процесса. Однако, в целом, теоретико-методологические воззрения малогерманцев не выходили за рамки немецкого идеалистического историзма. Основными историческими категориями в их трудах оставались: государство, нация, политика, а политическая история была основным предметом их научных исследований.

Через все работы малогерманцев проходит культ прусского монархического государства. В наибольшей мере эти тенденции в малогерманской исторической школе проявились после объединения Германии. В 1879 вышла «История Германии в XIX столетии» Трейчке. В этом труде он утверждал, что все успехи национального развития Германии в XVIII – XIX веках связаны с ролью Пруссии. Например, подъём немецкой культуры со второй половины XVIII столетия Трейчке приписывал военным победам Фридриха Великого.

В 1889 – 1893 годах Зибель опубликовал один из самых концептуальных трудов малогерманской школы «Основание Германской империи Вильгельмом I» (7 т.). Именно с этого труда Зибеля в немецкой исторической науке начинается канонизация Отто фон Бисмарка как великого государственного деятеля и объединителя Германии. Главная идея книги заключалась в стремлении автора изобразить Бисмарка как единственного человека, который мог объединить Германию путём революции сверху. В погоне за прославлением Бисмарка Зибель отодвинул на второй план фигуру императора Вильгельма I. Работа Зибеля вызвала научную и политическую полемику, в том числе недовольство нового германского императора Вильгельма II.

В конце XIX столетия стало очевидно, что исследовать новые политические и общественные явления методами классического немецкого идеалистического историзма невозможно. Бурное экономическое развитие Германии, наступление эпохи империализма, формирование массового общества, возникновение крупных политических партий и движений, первые признаки кризиса традиционных буржуазных ценностей, появление модернизма в культуре – всё это требовало от историков расширения поля исследования и вовлечения в сферу исторической науки таких областей как социальная история, экономическая история, история культуры. Начиная с 80-х годов, в германском обществознании постепенно разворачивается интеллектуальная кампания против позитивизма, который стал восприниматься как западная либеральная философия, чуждая немецким научным традициям. С критикой позитивизма выступили как консервативные, так и либерально настроенные учёные-гуманитарии.

В 1883 году вышла книга известного философа Вильгельма Дильтея (1833 – 1911) «Введение в науки о духе. Критика исторического разума», в которой он резко критиковал позитивизм. Дильтей выступил против отождествления методов естественных и общественных наук. По его мнению, общественные науки относятся к так называемым наукам о духе и имеют собственные законы познания. Дильтей считал, что англо-французский позитивизм «уродует историческую действительность, чтобы подогнать её к понятиям и методам, свойственным естественным наукам».

В 1894 году видный немецкий философ- неокантианец Вильгельм Виндельбанд (1848 – 1915) при вступлении на должность ректора Страсбургского университета произнёс речь под названием «История и естествознание». Виндельбанд выступил за строгое разграничение естественных и общественных наук. Согласно Виндельбанду, естественные науки, которые он определил как номотетические (от древнегреческого слова номос – закон), должны устанавливать общие законы, а общественные науки – идеографические (от древнегреческого слова идиос – особенный, единичный), в том числе и история, должны описывать отдельные факты. Позднее ученик Виндельбанда Генрих Риккерт (1863 – 1936) уточнил и углубил идеи своего учителя. Риккерт предложил считать естественные науки генерализирующими, а общественные – индивидуализирующими. Риккерт также считал, что главная задача общественных наук состоит в соотнесении предмета их исследования с ценностями, которые он представлял как некие трансцендентальные образования, обладающие общекультурной значимостью.

С конца 70-х годов Лампрехт был тесно связан с либерально-буржуазным движением Рейнской области, что, в конечном итоге, определило сферу его научных интересов. Поскольку Рейнская область являлась наиболее развитой в промышленном отношении частью Германии, то в своих работах Лампрехт «Хозяйственная жизнь в Германии в средние века» (1885 – 1886), в которой он попытался обосновать необходимость синтеза экономической, социальной и культурной истории. Только такой синтез отвечал, по мнению Лампрехта, потребностям современного научного исторического исследования. Далее он пришел к выводу о том, что решающую роль в истории играют психологические и культурные факторы. Свой метод Лампрехт назвал культурно-историческим синтезом. Он полагал, что объектом исторического исследования должен стать коллектив, а не отдельная личность. Движущей силой истории следует считать развитие социальной психологии. Исторический процесс рассматривался Лампрехтом как последовательная смена культурно-исторических эпох через обновление социальной психологии, что, в свою очередь, приводило к обновлению социальных и экономических институтов общества. Лампрехт выделял шесть таких культурно-исторических эпох: анимизм, символизм, типизм, конвенционализм, индивидуализм, субъективизм.

Самой колоритной фигурой среди неоранкеанцев-консерваторов был Белов (1858 – 1927). Талантливый историк и прирождённый полемист Белов, несомненно, являлся одной из ключевых фигур немецкой исторической науки конца XIX – первой четверти XX столетий. Он происходил из среды восточно-прусского юнкерства и благодаря своим способностям уже в возрасте 33 лет стал профессором истории. Белов был горячим сторонником идеалистического подхода к истории. Главным объектом его исследований стала проблема роли государства в истории Германии, особенно в средневековье (Белов был одним из самых значительных медиевистов своего времени). Методологическая дискуссия заставила Белова обратить внимание на роль экономики в жизни общества. Но, по его мнению, политическая и экономическая история существуют в исторической действительности параллельно и независимо друг от друга. Под политической истории и в целом под политикой Белов понимал внешние формы правления, лишённые классового содержания. Политическое действие выступает в методологии Белова как сумма волевых актов отдельных лиц. Таким образом, возникает государство. Белов игнорировал экономические предпосылки политической истории, а политические интересы отдельных классов не зависели, по его мнению, от экономических интересов общества. С точки зрения Белова, причина любого социального явления крылась в самом человеке. Идеальным государством Белов считал кайзеровский рейх, а Бисмарк был для него идеалом политика.

Наиболее интересные тенденции в развитии немецкой исторической науке начала XX века обнаруживались в либеральном крыле неоранкеанского направления. Методологическая дискуссия не прошла для этих историков даром. Некоторые из них (как, например, Отто Хинтце) ещё в период дискуссии начали сомневаться в правильности ортодоксального ранкеанства, но, подчиняясь общему настроению, публично осуждали Лампрехта. Поэтому после завершения дискуссии ряд либеральных историков (О. Хинтце, Э. Трёльч) стали предпринимать попытки провести ревизию теоретико-методологические и политические принципы немецкой исторической науки. Однако в отличие от Лампрехта делали это более мягко, постоянно подчёркивая свою приверженность традиции. В начале XX столетия крупной фигурой среди представителей либерального крыла неоранкеанцев становится Фридрих Мейнеке (1862 – 1954).

Мейнеке происходил из сословия прусских чиновников, учился с Боннском и Берлинском университетах. После окончания в 1887 году учёбы работал в Прусском архиве под непосредственным руководством Зибеля, который оказал на него большое влияние. В 1896 году Мейнеке становится редактором «Historische Zeitschrift» и остаётся им до 1935 года. Руководство «Историческим журналом» позволило Мейнеке влиять на научную политику в немецкой историографии.

Творческий взлёт Мейнеке как учёного начинается в первое десятилетие XX века. В 1907 году выходит первая крупная работа Мейнеке «От Штейна к Бисмарку», а через год в 1908 он публикует знаменитую книгу «Космополитизм и национальное государство», которая выдвинула его в число ведущих историков Германии. С этого момента слава Мейнеке и его авторитет неуклонно возрастали как в Германии, так и за её пределами. Трудно переоценить его влияние на развитие немецкой исторической науки XX столетия. Научные интересы Мейнеке были сосредоточены в области немецкой и европейской истории нового времени, главным образом XIX столетия и методологических вопросах исторической науки. Активно занимался Мейнеке и публицистикой. Рассмотрим основные идеи Мейнеке и его концепцию немецкой истории, изложенные в работе «Космополитизм и национальное государство».

Мейнеке выстраивает в один ряд прусские реформы начала XIX века, революцию 1848 года и объединение Германии под эгидой Пруссии. Он интерпретировал эту цепь событий как осуществление прусской консервативно-романтической государственной идеи. Эта идея противостояла, по его мнению, космополитизму Запада – либеральному пониманию государства в английской политической традиции и французской теории общественного договора. Мейнеке выстраивает триаду Гегель – Ранке – Бисмарк. Таким образом, он выделяет этапы становления прусской идеи государства. В отличие от консервативного крыла неоранкеанцев Мейнеке считал, что политика Бисмарка носила не консервативный или либеральный характер, а надпартийный и надклассовый характер. Для Бисмарка в первую очередь были ценны интересы всей нации, а не отдельных её представителей. Мейнеке отмечает также большие заслуги малогерманской школы в изучении истории Германии и формировании идеологии прусской государственности, тем самым он отдавал дань своему учителю Зибелю;

Но в отличие от малогерманцев, Мейнеке полагал, что национальная и государственная идея в Германии возникла и развивалась не только на прусской почве, но и благодаря наличию культурного единства немецкой нации. Идея культурного единства немецкой нации понадобилась Мейнеке для того, чтобы показать её современное состояние и раскрыть перспективы дальнейшего развития;

Именно в отношении синтеза традиций и современности в истории Германии мысль Мейнеке делает неожиданный поворот. По его мнению, современное состояние прусской государственной идеи показывает, что прусский консерватизм сыграл свою решающую роль в истории германской государственности. Мейнеке выступил за увеличение политического влияния в государственном строе кайзеровской империи либерально-индустриальных сил (буржуазии) за счёт сокращения старопрусских консервативных сил. Иными словами, Мейнеке выступил за идею либерализации пруссачества. Книга «Космополитизм и национальное государство» вызвала широкий общественный и научный резонанс в Германии.

Первую мировую войну Мейнеке, как и все немецкие историки, встретил с воодушевлением. Но уже в 1915 году он вместе с Г. Дельбрюком, М. Вебером, Э. Трёльчем и рядом других немецких историков вошел в так называемое либеральное крыло немецкой гуманитарной интеллигенции, которое выступало с идеей заключение перемирия со странами Запада. По мере продолжения войны надежды Мейнеке на её благоприятный исход для Германии улетучивались. Мейнеке поддержал в октябре 1918 года усилия правительства Макса Баденского по либерализации Германской империи.

Максу Веберу (1864 – 1920) принадлежит, пожалуй, самая грандиозная попытка обновления теоретико-методологических принципов немецкого историзма в начале XX века, хотя его взгляды на проблемы гуманитарного познания находились в русле традиций немецкой гуманитарной мысли. Большое влияние на формирование методологии Вебера оказали неокантианцы, в частности его друг со школьной скамьи Риккерт. По своему базовому образованию Вебер был юристом и политэкономом, другой его страстью с начала научной деятельности в 90-е годы XIX столетия, стала новая наука в немецком обществоведении – социология. Именно рассмотрение общественных процессов с точки зрения их социологического содержания подвигло Вебера на выработку собственных взглядов на теоретико-методологические проблемы гуманитарных наук, что отразилось в его социологических и исторических исследованиях. Главный вклад Вебера в методологию общественных наук заключается в разработке категорий «социального действия» и «идеального типа». В области конкретных социологических и исторических исследований, история и социология синтезировались у Вебера в рамках социальной истории. Вебер внёс выдающийся вклад в изучение генезиса западного капитализма.

Рассмотрим категорию «социального действия». Вебер выделял четыре типа социального действия индивидуума: 1) целерациональное, основанное на исключительно рациональных мотивах и ожидании успеха; 2) ценностно-рациональное, основанное на сознательной вере в религиозные, этические и прочие мотивы поведения человека; 3) аффективное, основанное на эмоциональном восприятии окружающего мира; 4) традиционное, основанное на силе привычки. Вебер считал, что в чистом виде эти типы социального действия отсутствуют или, по крайней мере, переплетаются друг с другом. Но он полагал, что в разных обществах преобладает тот или иной тип социального действия. В традиционных обществах преобладает аффективный и традиционный тип, в индустриальных – целерациональный и ценностно-рациональный.

Категория «идеального типа» частично была направлена против неокантианского противопоставления наук о природе и наук о культуре. Вебер считал, что общественные науки также могут быть генерализирующими, как и естественные. Для этой цели Вебер вводит понятие «идеального типа». «Идеальный тип» – это мыслительная теоретическая конструкция, при помощи которой исследователь может выявить характерные черты индивидуальных явлений. Вебер постоянно подчёркивал, что «идеальный тип» всего лишь мыслительная конструкция, имеющая мало общего с действительностью, но помогающая учёному-гуманитарию провести генерализацию того или иного явления. К «идеальным типам» Вебер относил такие понятия как «капитализм», «христианство», ремесло» и т. д. Современники Вебера сразу увидели различия между идеальными типами и общественно-экономическими формациями марксизма.

Наиболее зримо методологические взгляды Вебера воплотились в его работах, посвященных генезису капитализма на Западе. Самой известной работой Вебера по этой проблеме стала «Протестантская этика и дух капитализма» (1905). В ней он обосновал оригинальную концепцию становления современного западного капитализма, противоположную известному тезису Маркса о первоначальном накоплении капитала как главном источнике развития капитализма. Вебер выделял религиозно-этические причины генезиса капитализма. По его мнению, исходной точкой формирования капиталистического этоса стала религиозная протестантская этика. Протестантизм с его религиозной доктриной «призвания» нацеливал человека на служение своей мирской профессии, своим мирским обязанностям. Успешная профессиональная деятельность служила предпосылкой того, что в загробном мире человек предопределён к спасению. Протестанты в повседневной жизни отвергали наслаждение благами и стремились к ограничению личного потребления. Накопительство, таким образом, превратилось в богоугодное дело. Так шло, по Веберу, формирование класса капиталистических предпринимателей.

В работах, последовавших за «Протестантской этикой и духом капитализма», Вебер рассмотрел возможность появления капиталистического духа западного типа в других религиях. В итоге, он пришел к выводу об уникальности западной цивилизации. Историческая цепочка становления индустриальной западной цивилизации выглядит, согласно Веберу, следующим образом: протестантская этика – рационализация сознания (формальная рациональность, выраженная через целерациональное действие) – капитализм (индустриальное общество). Вебер выделял следующие признаки капитализма: 1) частная собственность на средства производства; 2) свободный экономический рынок; 3) свободный рынок труда; 4) коммерческая организация хозяйства; 5) рациональное экономическое право; 6) развитие техники.

18) Историография США второй половины 19 – начала 20 в.

После Гражданской войны 1861 – 1865 годов и Реконструкции Юга в конце XIX столетия США становится крупнейшей индустриальной державой мира. Бурный подъём капитализма не мог не отразиться на развитии американской общественной мысли. Большое распространение получили идеи позитивизма, причём в его самой ортодоксальной форме социал-дарвинизма, ведущим теоретиком и пропагандистом которого был профессор Йельского университета У. Самнер. Исключительную популярность приобрели идеи Г. Спенсера. В конце XIX века начинается формирование самобытной американской философии прагматизма, также тесно примыкавшей к позитивизму.

На фоне подъема общественных наук происходит завершающий этап институализации американской исторической науки. В теоретико-методологическом отношении американская историография продолжала испытывать двойное влияние. С одной стороны, немецкого идеалистического историзма в духе Л. Ранке. С другой – позитивизма, который к концу столетия стал господствующей методологией исторического познания. Позитивизм в историографии США получил признание несколько позднее, чем в европейской исторической науке. Поэтому расцвет позитивистской методологии начинается в американской историографии с конца XIX столетия и связан с формированием и деятельностью прогрессистского (экономического) направления во главе Ф.Д. Тёрнером и Ч.О. Бирдом. Особенность американского позитивизма заключалась в том, что для него было характерным требование тщательного и досконального исследования фактов, признание категории причинности, осознание необходимости построения социологической модели общественного развития, утверждения эволюционистского подхода к истории. Вместе с широко распространенной в американском обществознании философией прагматизма позитивизм составил специфическую теоретическую основу, оказавшую большое влияние на историческую науку.

Началась обширная издательская деятельность документов и личных материалов политических деятелей периода войны за независимость. Были предприняты публикации собрания документов о Гражданской войне на суше (1880 – 1901) в 130 томах и Гражданской войне на море (1894 – 1914) в 30 томах. Библиотека Конгресса стала получать обязательный экземпляр каждой выходившей в стране книги. Историю стали преподавать в колледжах, в ведущих университетах: как форма организации учебного процесса появились лекционные курсы и семинарские занятия по истории. Занятие историей стало превращаться в профессию. Тесными были связи с германскими университетами в подготовке научных кадров. В 1884 году была создана Американская историческая ассоциация, к концу XIX века в нее вступили около 200 местных исторических обществ. С 1895 года ассоциация издаёт журнал «Американское историческое обозрение». В американской исторической науке появились авторитетные крупные историки и оформились как направления история первобытного общества (Л.Г. Морган), медиевистика (Г.Ч. Ли – крупный специалист по истории инквизиции).

В ходе и после Гражданской войны 1861 – 1865 гг. американская общественная и историческая мысль были заняты ее осмыслением. Свою версию Гражданской войны отстаивали историки, жившие на рабовладельческом Юге. Бывший президент рабовладельческой Конфедерации Дж. Дэвис создавал образ спокойного Юга, где рабы были лояльны к своим хозяевам, а Гражданскую войну связывал с интересами промышленно развитого Севера. Он заявлял в своей работе «Подъем и падение правительства Конфедерации» (1881), что «рабство – абстрактная проблема, и она даже отвлекает от предмета спора».

С либерально – буржуазных позиций характеризовал Гражданскую войну историк и публицист Хорас Грили (1811 – 1872). Историю Гражданской войны Грили рассмотрел в работе «Американский конфликт» (2 т., 1864 – 1866). Это была первая попытка систематизации фактов истории Гражданской войны, где привлекались газетные публикации, выступления политических деятелей, дебаты в Конгрессе. Грили отверг идею о том, что первоосновой конфликта между северными и южными штатами был конституционный вопрос о правах федерального правительства, и считал главной причиной сецессии рабство. Но он характеризовал отмену рабства как чисто конституционную меру и не рассматривал Гражданскую войну в качестве новой американской революции.

О Гражданской войне также писал Джон Дрэпер (1811 – 1882) – известный физик, химик, физиолог, по социологическим взглядам последователь позитивистов О. Конта и Г.Т. Бокля. Его «История Американской Гражданской войны» (1867 – 1870) в 3 томах была первой попыткой её обобщения. Движущими силами исторического развития Дрэпер считал саморазвитие идей и влияние географической среды. По его мнению, уже в XVIII веке в Северной Америке крепло чувство единства нации, но различный климат на Севере и Юге привел все же к временному возникновению идеи разделения. Жаркий климат Юга породил стремление к использованию рабского труда и созданию аристократической формы правления, а климатическим следствием жизни на Севере была демократия, проникнутая идеями индивидуализма. Стимулами для развития рабства Дрэпер считал также промышленный переворот в Англии, наличие свободных земель на западе США, но важны были, по его мнению, и естественные причины, связанные с различием природно-климатических условий. Вместе с тем, Дрэпер подчеркивал необходимость примирения с Югом. Американцы должны понять, что война была продуктом не личных, а естественных причин.

В последней четверти XIX столетия в американской историографии сложилась англосаксонская школа. Ее ядро составляли американские историки, получившие образование в немецких университетах и воспринявшие там также некоторые общеисторические концепции. Господствовавшее в то время в немецкой историографии малогерманское направление объявило германцев наиболее последовательными носителями идей индивидуальной свободы и ведущей силой европейской истории. Значительное влияние на формирование англосаксонской школы оказал также английский историк Эдвард Фримен с его формулой «История – это политика в прошлом, политика – история настоящего». Фримен распространил, применявшийся в лингвистике, сравнительный метод на изучение истории политических институтов и объяснял сходные черты политического устройства государств в разные исторические периоды происхождением от общего национального корня и расовой общностью.

Представители англосаксонской школы утверждали, что только народы арийской расы создали наиболее демократические конституционные учреждения, сочетающие принципы индивидуализма и сильную государственную власть, местное самоуправление и федерализм. Это политическое наследие англосаксы в пятом веке перенесли в Англию, английские колонисты и пуритане – далее, в Америку. Историки англосаксонской школы стремились даже в колониальной Америке найти связи со старогерманской племенной организацией. В их деятельности теория «американской исключительности» получила свое новое дыхание.

Центром англосаксонского направления стал университет Джона Гопкинса в Балтиморе, а самым его энергичным пропагандистом – Герберт Бакстер Адамс (1850 – 1901). В своих работах «Саксонская десятина в Америке», «Германское происхождение городов Новой Англии» и других он сопоставлял политические организации и земельные отношения в ранних колониальных поселениях Новой Англии и у германцев, описанных Тацитом, и пришел к выводу, что в ранних колониальных поселениях Америки действительно сохранились отдельные элементы сельской общины. Он провел также лингвистической анализ названий городов Северной Германии, Англии и США и пропагандировал расовую общность американских колонистов с древними германцами.

Представители англосаксонской школы преподавали также в Гарвардском, Корнельском и Колумбийском университетах. Джон Фиске (1842 – 1901) из Гарвардского университета даже патетически утверждал, что «наша американская история «восходит к тем дням, когда отважный Арминий в лесах Северной Германии разбил легионы Римской империи». Представители англосаксонской школы провозглашали право и обязанность США распространять свои совершенные политические институты за пределы страны и даже на весь мир.

На рубеже XIX – XX вв. продолжали выходить крупные обобщающие работы по истории США. Новаторским подходом к изучению американской истории отличалась «История американского народа» (8 т.) Джона Мак – Мастера (1852 – 1932), издававшаяся в 1883 – 1913 гг. Она охватывала время от Войны за независимость, которую автор называл революцией, до Гражданской войны 1861 – 1865 гг. Мак – Мастер отошел от традиционных сюжетов освещения исключительно политической истории. Он ставил перед собой задачу описать одежду, занятия, развлечения, литературные каноны, показать изменения нравов и морали и собрал большой материал по истории быта, нравов, духовной культуры, техники, широко использовал в качестве исторического источника газеты, мемуары, письма, дневники. Мак – Мастер расширил круг изучавшихся проблем, в частности рассмотрел колонизацию Запада. Историческое развитие страны в духе позитивистского эволюционизма виделось ему как плавный эволюционный процесс, и даже Война за независимость превратилась под его пером во вполне респектабельную революцию, «соединенную с умеренностью и достоинством, с любовью к законам и порядку», в противоположность «кельтской революции во Франции, где главную роль играло насилие». Главный герой истории США у Мак – Мастера – великий средний класс англосаксов.

Под влиянием позитивизма формируется направление культурной и дипломатической истории. Основателем нового направления в историографии США был Генри Адамс (1838 – 1918). Он также получил историческое образование в Германии. Главный труд Адамса – «История США в период администраций Джефферсона и Мэдисона (1801 – 1817)» (9 т., 1889 – 1891). На мировоззрение Адамса оказала влияние позитивистская философия Конта. Адамс считал, что история может быть изучена в том же самом духе и теми же самыми методами, которыми исследуют строение кристалла. Он сравнивал исторические процессы в обществе с физическими процессами в природе. Он стремился показать развитие американской коллективной психологии и факторы, которые повлияли на ее формирование. Адамс считал, что движущей силой в истории является интеллектуальная элита, а жизнь остальных миллионов людей, не более чем статистика. Адамс пытался также проанализировать международные отношения своего времени. Он изучал политические документы, вникал в личные особенности их авторов, но не обращался к анализу социально-экономических основ внешней политики великих держав и США.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: