double arrow

Английская историография первой половине 19 в


Сформулировали основы теории классовой борьбы.

Они приступили к разработке научных методов изучения истории;

Историография первой половины 19 в. Кризис просветительского рационализма. Романтизм.

Зарождение историографии США в 18 в.

Историография немецкого Просвещения.

Историография английского Просвещения.

Историография французского Просвещения.

Патрици противопоставлял философию и историю, видя в последней науку, опирающуюся на факты. Предметом истории для него была вся действительность, а сама история понималась не как повествование, а как воспоминание, документирование отражение этой действительности. Историк, исследуя прошлое, должен был основываться на сообщениях очевидцев; если он писал о своем времени, то ему следовало держаться в стороне от враждующих партий.

2) Западноевропейская историография 17 – начала 18 вв.

3) Историография эпохи Просвещения: основные идеи и принципы.

9) Французская историография первой половины 19 в.




французская историография обосновала другой тип историзма, основу которого составил конкретно-исторический подход к действительности. Французские историки-романтики полагали, что исторический процесс определяют не абстрактные идеи, а реальные интересы различных слоёв общества. Поэтому, по их мнению, было необходимо раскрывать конкретное содержание исторических терминов (король, феодализм, аристократия, революция и т. д.). Главной движущей силой исторического процесса французские историки первой половины XIX столетия считали классовую борьбу (сословную по их терминологии) и народ. Социологический подход к истории стал характерной чертой французского историзма и французской историографии.

За какие-то 50 – 60 лет Франция пережила три революции и несколько периодов своей истории. В условиях быстро меняющейся политической реальности историческая наука во Франции стала играть большую роль в формировании общественного сознания. Историческая наука превратилась в орудие борьбы различных партий и группировок. Большинство видных французских историков первой половины XIX века были непосредственно вовлечены в политическую и государственную деятельность.

История заняла значительное место в государственной системе высшего и среднего образования, созданной в 1806 – 1808 годах. Преподавание истории вводилось в появившихся при Наполеоне лицеях. С 1819 г. стали выделяться ежегодные бюджетные ассигнования на поддержание исторических памятников.

Ключевой этап в становлении французской исторической мысли и науки был связан с деятельностью либеральной школы историков периода Реставрации. Ведущими представителями этой школы являлись: Огюстен Тьерри (1795 – 1856), Франсуа Гизо (1787 – 1874), Франсуа Минье (1796 – 1884) и Адольф Тьер (1797 – 1877). Вклад историков эпохи Реставрации в историческую науку заключался в следующем:



Признанным интеллектуальным лидером школы историков Реставрации считается О. Тьерри. Его перу принадлежат следующие труды: «История завоевания Англии норманнами» (1825), «Письма об истории Франции» (1827), «Десять лет исторических исследований» (1834), «Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия» (1853).

За основу своей исторической концепции Тьерри взял теорию завоевания, согласно которой общественное неравенство возникло в результате завоевания одного народа другим. Теория завоевания не была разработана Тьерри. Она впервые появилась в период Английской буржуазной революции. Затем её использовали в своих работах французские просветители. Новым в теории завоевания под пером Тьерри стало то, что он связал завоевание норманнами Англии и франками Галлии с развитием сословного (классового) общества в этих странах и появлением в дальнейшем сословной борьбы. Тьерри посредством теории завоевания попытался узаконить право третьего сословия – буржуазии на политическое и социальное господство в стране. Такая интерпретация Тьерри теории завоевания заложила основы теории классовой (сословной) борьбы во французской историографии. Под третьим сословием Тьерри понимал не только буржуазию, но народ в целом. По мнению Тьерри, только народная, национальная история является подлинной историей, которую нужно изучать. Следует писать не историю королей, а историю народа.



Таким образом, согласно Тьерри, главной движущей силой исторического процесса является борьба двух наций – нации завоевателей и нации покорённых. Борьба народа за свободу есть основной смысл исторического развития. По мере развития государственного и общественного строя в народе формируется так называемое третье сословие, которое стремится уничтожить класс эксплуататоров. Английскую и французскую революции Тьерри объяснял социальной борьбой третьего сословия, потомков покорённой нации с дворянством потомками нации завоевателей.

Ф. Гизо Перу Гизо принадлежат следующие работы: «История Английской революции» (2 т. 1826 – 1827), «История цивилизации в Европе» (1828), «История цивилизации во Франции» (1829/30). По силе воображения Гизо уступал Тьерри, но превосходил его по уровню исторических обобщений.

В основе исторической концепции Гизо лежала идея эволюции. Закономерность исторического процесса Гизо понимал как некую целесообразность, которой руководит разумная сила. Цель, к которой движется человечество, по мнению Гизо, заключается в создании справедливого и нравственного общества. Такое общество Гизо называл цивилизацией, а история цивилизации есть история нравственного совершенствования человечества во всех сферах социальной жизни. Как и Тьерри, Гизо большое внимание уделял социальным и материальным факторам в истории. Гизо признавал роль классовой борьбы в истории. Он так же, как и Тьерри, связывал происхождение классовой борьбы с теорией завоевания. Однако Гизо придал теории классовой борьбы новое содержание. По его мнению, дальнейшее развитие классовой борьбы после завоевания было связано не с борьбой наций, а эволюцией имущественных отношений и развитием земельной собственности. Гизо также указывал на факт неоднородности третьего сословия и на то, что в нём самом существовали противоречия.

Крупнейшей работой либерально-романтического направления, посвященной французской революции, стал двухтомный труд Ф. Минье «История французской революции» (1824). В этой работе Минье обозначил основные пути, в русле которых будет развиваться буржуазно-демократическое направление во французской историографии французской революции XIX – начала XX веков. Революция, по мнению Минье, создала современную буржуазно-демократическую Францию. Поэтому она не поддаётся нравственной оценке. Минье считал, что революция не была делом случая, а неизбежным и необходимым процессом. Предпосылки революции заключались в борьбе классов за жизненные блага. По мнению Минье, победа третьего сословия в революции была обусловлена тем, что его программа реформ отвечала потребностям времени.

«История Французской революции» (8 томов, выходила с 1823 по 1828 годы) Тьера написана с умеренно-либеральных политических позиций. Положительной стороной концепции Французской революции Тьера стала идея о том, что все сменявшие друг друга у власти силы революции последовательно решали стоящие перед ней задачи. Также оценивал Тьер и деятельность великих революционеров. Они появлялись в нужное для революции время и уходили с политической сцены, когда им уже нечего было сказать или сделать. Тьер не скрывал своих политических взглядов. История революции была для него, прежде всего историей роли и места буржуазии в революции. Через весь труд Тьера проходит его увлечение практической политикой. События революции служили для него весьма удобным практическим руководством для целей реальной политики.

По мнению Токвиля, для того чтобы предотвратить новые революции во Франции, следует принять политическую систему либеральной демократии по примеру американской. Книга об Америке была призвана дать ответ на вопрос: почему в США общество оказалось более либеральным и демократическим, чем в Европе и, в частности, во Франции. Токвиль определяет демократию как уравнение условий развития обществ, в котором не существует в политическом отношении различий между сословиями и классами. Главное достижение демократии свобода, которая означает отсутствие произвола. Свобода основывается на демократической реальности с её равенством условий. Развитию демократии в Америке способствовали, по мнению Токвиля, особые условия американской истории: а) отсутствие по сравнению с Европой крупной земельной собственности; б) система ценностей эмигрантов-пуритан. Токвиль подчёркивал взаимосвязь религиозного американского духа с духом свободы и сравнивал в этом контексте взаимоотношения религии и демократии во Франции. В этой связи Токвиль писал, что французское общество раздирали конфликты между религией и демократией, между современным политическим сознанием и церковным клерикализмом; в) демократическое законодательство США. В политическом строе США Токвиль увидел прообраз будущего устройства Европы. Однако наряду с положительными сторонами демократии Токвиль отмечал и отрицательные ее черты, в частности эгалитаризм демократических институтов.

Вывод Токвиля гласил: революция не создала ни нового порядка, ни новой Франции, так как на 2/3 была совершена до своего начала. Она лишь упорядочила и узаконила те тенденции, которые в полной мере обнаружились ещё при старом порядке. Преемственность развития Франции до, во время и после революции не прерывалась. Революции можно было бы избежать, если бы государство вовремя осознало необходимость реформ. Книга «Старый порядок и революция» оказала большое влияние на дальнейшее развитие историографии Великой Французской революции не только французской, но и европейской в целом.

Крупнейшим представителем демократического направления и одним из его основоположников считается Жюль Мишле (1798 – 1874). Несмотря на умеренно-республиканские взгляды, Мишле неоднократно изгоняли с исторических кафедр таких престижных учебных заведений как Высшая нормальная школа или Коллеж де Франс за пропаганду республиканских и антиклерикальных взглядов. В 1846 году вышла знаменитая работа Мишле «Народ», в которой он, едва ли ни первым во французской историографии, попытался рассмотреть французский народ, его привычки, образ мышления, роль в истории Франции.Под народом Мишле понимал, в первую очередь мелких собственников, прежде всего крестьян. Народу присущи следующие черты: любовь к Родине и глубокая привязанность к земле, героизм, самопожертвование, сердечность и теплота. Мишле разделял мелкую и крупную собственность, народ и буржуазию. Но он не считал владение собственностью главной причиной конфликта между народом и буржуазией. Он полагал, что этот конфликт происходит на психологическом уровне. У народа преобладают инстинкты, у буржуазии – рассудок. Чем ближе тот или иной слой общества к бессознательной жизни, тем выше его нравственность. Народ обладает большими нравственными преимуществами перед буржуазией. Буржуазия не знает народа и, наоборот, народ не знает буржуазии. Сближение народа с буржуазией является, по мнению Мишле, важнейшей социальной проблемой.

Концепция народа как объекта и субъекта истории прослеживается в другом крупном труде Мишле «История Французской революции» (7 т., 1847 – 1857). Мишле трактовал истоки революции с психологической точки зрения. Революция возникла из чувства равенства и братства и справедливости. Мишле говорил о том, что революция имела глубокую народную основу. Следуя своему пониманию народа, он противопоставлял необразованную, но сильную своими природными инстинктами массу образованной части общества: буржуазии, юристам, врачам, лицам свободных профессий и политикам честолюбцам. Высшие слои общества путём демагогии стремились обмануть народ. В этой связи Мишле осуждает деятельность якобинцев, в лице которых усматривал нечто вроде замкнутой секты образованных фанатиков. Хотя Мишле и отрицал наличие социальных предпосылок революции, он сделал важный вывод относительно социальной структуры французского общества накануне и в ходе революции. По его мнению, Французская революция была одновременно революцией нищеты и революцией богатства. К этому тезису Мишле французские историки будут неоднократно возвращаться.

10) Немецкая историография первой половине 19 в.

С начала XIX века историческая наука в Германии постепенно превращается в важный инструмент различных концепций объединения страны. Историки становятся на службу государственным интересам, которые они понимают по-разному, в зависимости от традиций и особенностей немецких земель. В течение 20 – 40-х годов XIX столетия в исторической науке Германии развернулась борьба двух идейных и методологических направлений: консервативно-романтического, представленного прусской исторической школой во главе с Л. Ранке, и либерально-романтической, юго-западной или Гейдельбергской исторической школой.

На рубеже XVIII – XIX веков господствующим мировоззрением в Германии становится романтизм. Немецкий романтизм носил выраженный консервативный характер. Это было связано с особенностями германской культуры и истории. Немецкие романтики подчёркивали огромную роль традиций и государства в развитии германских земель. Идеалом для немецких романтиков-консерваторов было сильное сословно-патерналистское государство способное сохранить традицию и обеспечить её поступательное развитие.

Элементы историзма существовали в работах великих немецких просветителей И.В. Гёте, Ф. Шиллера, Новалиса, братьев Августа и Фридриха Шлегелей и др. Большую роль в становлении немецкого идеалистического историзма сыграл И.Г. Гердер. Ранние немецкие романтики Юстус Мёзер, Адам Мюллер использовали в своих трудах принцип исторического сравнения. Они идеализировали немецкое средневековье и противопоставляли его современности. Первое теоретическое обоснование принцип немецкого историзма получил в работах представителей исторической школы права Фридриха Карла Савиньи (1779 – 1861) и Карла Фридриха Эйхгорна (1781 – 1854). Ф.К. Савиньи ввел понятие «народного духа», который, по его мнению, является основой исторического развития. Право невозможно создать заново или заимствовать у других государств. Оно есть продукт исторического развития.

Взгляды Савиньи получили развитие в четырёхтомной «Истории немецкого государства и права» (1808 – 1823 гг.) Эйхгорна, который утверждал, что немецкое государство и право являются продуктом закономерного исторического развития немецкого народного духа. Таким образом, историческая школа права связывала существующие государственные и правовые институты Германии с эволюцией исторических традиций немецкого народного духа.

Окончательное становление немецкого историзма происходит в философии истории Георга Гегеля (1770 – 1832) и в исторических трудах Леопольда фон Ранке (1795 – 1886).

Гегель применил к познанию исторического процесса свой знаменитый метод диалектики. Согласно Гегелю, исторический процесс это прогрессивный процесс, который развивается через единство и борьбу противоположностей. История делается не великими людьми, а подчиняется независящей от воли людей объективной закономерности, которую можно постичь рационально. Главную цель всемирной истории Гегель усматривал в развитии свободы. Он писал, «всемирная история представляет собой ход развития принципа, содержание которого есть сознание свободы».Главной движущей силой истории является разум, который выступает в форме мирового духа. Понятие «духа» у Гегеля включало в себя три составляющих – общее, единичное и особенное. Под общим духом, он понимал божественный дух, под единичным – дух отдельного человека, под особенным духом – народный дух. На различных этапах истории мировой дух воплощается в народный дух. Причём мировой дух может воплощаться на каждом этапе всемирной истории только в дух одного избранного народа, который и определяет вектор исторического развития. Сообразно с таким подходом Гегель выстраивает схему развития мирового духа в истории. Дух зарождается на Востоке, затем переходит в греко-римский мир и останавливается в германском мире, который, по мнению Гегеля, является высшим воплощением свободы. Цель исторического развития германского духа, по словам Гегеля, «заключается в осуществлении абсолютной истины как бесконечного самоопределения свободы». Главным инструментом реализации народного духа в истории выступает государство. Именно в государственной форме общественного устройства в полной мере проявляются национальные особенности каждого народа. Г. Гегель понимал государство как «индивидуальное целое». Государство является воплощением абсолютного духа истории. Оно есть в практическом смысле политический абсолют. Не государство должно служить человеку, а человек государству. Но Гегель, несмотря на свою абсолютизацию государства, выступал за развитие гражданских свобод и за формирование гражданского общества. «Ведь нужно знать, что государство является осуществлением свободы…» – писал он по поводу соотношения государственных и частных интересов индивидуума.

В 1824 году никому неизвестный учитель гимназии Ранке выпустил труд под названием «История романских и германских народов с 1494 до 1535 года» с приложением историографического очерка «Критика новейших историографов». Эта работа сделала Ранке одним из ведущих историков Германии. В 1825 году он становится профессором Берлинского университета, в котором преподаёт до 1871 года. В 1833 году Ранке впервые вводит новую форму обучения студентов-историков – семинарские занятия. Из его семинаров вышел ряд крупных немецких и европейских учёных-историков. В 1841 году Ранке назначают официальным прусским историографом. С момента выхода первой книги в 1824 году слава Ранке неуклонно возрастала. Его собрание сочинений насчитывает несколько десятков томов. Он стал символом немецкой исторической науки XIX века. Ранке и наряду с Гегелем, внес решающий вклад в формирование принципов немецкого историзма.

Историческая концепция Ранке базировалась на религиозно-консервативной трактовке истории. «Всемирная история – писал Ранке – доступна одному богу». Но Ранке, в отличие от Г. Гегеля, отрицал существование закономерностей в истории и отвергал его абсолютный идеализм.

Творческим кредо Ранке как исследователя стал тезис писать историю «как это было в действительности». Объективному познанию истории должны способствовать источники. Ранке принадлежат большие заслуги в развитии источниковедения. Он одним из первых стал использовать архивы, разработал принципы внешней и внутренней критики источников.

Другим принципом методологии Ранке стал индивидуализирующий подход к историческим событиям и фактам. Он был убеждён, что главным объектом исторического исследования должно стать индивидуальное событие, идея или историческая эпоха. Историзм Ранке основывался на признании самоценности индивидуального исторического явления. Он трактовал историю как совокупность огромного количества фактов, не имеющих между собой ничего общего и типического. Именно в трудах Ранке впервые в немецкой исторической мысли был обоснован метод идеографизма, ставший в последствии важнейшим методом немецкого историзма. Таким образом, историзм Ранке был логическим завершением генезиса немецкого историзма с его повышенным интересом к конкретным историческим феноменам.

Ранке выделял два типа надысторических индивидуальностей – государство и идеи. Он был убеждён в изначальной божественной сущности государства, но не государства вообще, а только национального государства. Государство выступало у Ранке как духовная индивидуальность, воплощение нравственной идеи, коренным атрибутом которого является стремление к самоутверждению путём применения силы. По мнению Ранке, интересы отдельной личности необходимо подчинить интересам национального государства. В свою очередь, любое национальное государство может достичь расцвета только в случае независимости от других государств. Ранке считал, что изучение дипломатической и военной истории более приоритетно, чем изучение внутренней политики государств. Под идеями Ранке понимал господствующие тенденции каждого века. Эти господствующие тенденции могут быть только описаны. Историк, по мнению Ранке, не может до конца понять божественный замысел в истории.

Ранке начертал следующую схему европейской истории, начиная со средних веков и заканчивая XIX столетием. В европейской истории он выделял шесть эпох: 1) время Каролингов и образования германской империи. Господствующие тенденции: а) соединение церкви и государства; б) образование национальностей; в) объединение Европы; г) основание культуры; 2) эпоха папства XI – XIII века. Господствующая тенденция – подчинение государства церкви; 3) эпоха распада единства государства и церкви XIV – XV века. Господствующая тенденция – децентрализация государства; 4) эпоха Реформации и религиозных войн конец XV века – середина XVII веков. Господствующая тенденция – религиозное и культурное обновление западного мира; 5) эпоха возникновения и развития великих держав (Франция, Англия, Россия, Австрия, Пруссия) середина XVII – конец XVIII веков. Господствующие тенденции: а) создание сильных централизованных государств; б) возникновение абсолютной монархии; 6) эпоха революций конец XVIII – первая половина XIX веков. Господствующие тенденции: а) дифференциация принципов монархии и народного суверенитета; б) рост материальных сил.

Ранке отрицал идею прогресса в истории, так как он полагал, что каждая эпоха имела свои критерии прогресса. Он был убежденным сторонником прусской монархии и высоко оценивал роль дворянства не только в Германии, но и в Европе в целом. Ранке выступил против революции 1848/1849 годов в Германии, но поддержал политику объединения Германии под эгидой Пруссии под руководством Бисмарка. Под влиянием идей Ранке находилось большинство немецких историков XIX – начала XX веков.

В отличие от Л. фон Ранке, историки Гейдельбергской школы являлись сторонниками субъективного подхода к истории. Главным критерием оценки исторических событий для них служили: моральная позиция историка и связь истории с современностью. Основополагающей задачей историка должна стать, по мнению представителей Гейдельбергской школы, воспитательно-политическая задача в духе идеалов Просвещения. Историки Гейдельбергской школы скептически относились к методике критики источников, разработанной Л. Ранке. Они пытались отыскать закономерности в истории, верили в прогресс и сочувствовали народу.

По своим политическим взглядам Шлоссер был приверженцем просвещённого абсолютизма. Он полагал, что человечество более склонно к злу, чем к добру, а народ не может выполнять свой нравственный долг без помощи просвещенного монарха. Идеалом такого монарха для Шлоссера являлся Фридрих II Великий. Шлоссер писал: «Пока был жив Фридрих Великий, прусское правительство благоприятствовало и содействовало прогрессу». Милитаризм Фридриха, его желание создать мощную армию Шлоссер оправдывал как необходимую меру, хотя и указывал на отрицательные стороны милитаризации немецкого общества. Оправдывал Шлоссер и агрессивную внешнюю политику Фридриха. Семилетняя война превратилась под пером Шлоссера в вершину полезной для народа деятельности Фридриха.

Несмотря на приверженность Шлоссера к идеям просвещённого абсолютизма в его работах прослеживались и демократические идеи и настроения. Он критиковал пороки феодализма и раннего капитализма, бюрократизм и паразитизм правящей знати, всесилие фабрикантов и денежных воротил.

Английская политическая система стала тем идеалом, на который ориентировались передовые слои Европы. А характерные черты английской политической культуры: индивидуализм, либерализм, стремление к эволюционному развитию общества были идеалом, к которому стремился каждый, считающий себя прогрессивным, европеец. Но в самой Англии, внешне достаточно благополучной, происходила серьезная политическая борьба: 1) между аристократией и буржуазией; 2) между буржуазией и начавшимся рабочим движением (чартизм); 3) Англия в первой половине XIX века в полной мере испытала влияние противоречий раннего капитализма, что создавало постоянную социальную напряженность в английском обществе. Политическая борьба не могла не отразиться на развитии английской исторической науки.

Становление английской исторической науки началось, как известно, ещё в эпоху Просвещения. Большую роль в этом процессе сыграло образование исторических кафедр в ведущих университетах Англии Кембриджском и Оксфордском, деятельность различных любительских исторических обществ, движение антикваров и Шотландская философско-историческая школа. В первой половине XIX столетия в Англии происходят изменения в историческом познании. Началась профессионализация исторических исследований, становление истории как самостоятельной научной дисциплины. В 1840 – начале 1850-х годов в Оксфорде стала формироваться школа юриспруденции и новой истории под влиянием Т. Арнольда. Наряду с историей государственных и общественных институтов, в ней уделялось внимание философии, политэкономии, психологии. Развивались антикварные и археологические общества. Библиотеки и музеи продолжали накопление исторических источников. В 1838 году было создано центральное архивное учреждение, главная задача которого состояла в структуризации архивного дела.

Историческая мысль Англии первой половины XIX столетия развивалась под воздействием принципа историзма. Английский историзм и английская историческая наука, как и национальные историографии Германии и Франции, также имели свою специфику. Она была связана с особенностями английской философской и общественной мысли. Ведущим направлением английской философской мысли являлся эмпиризм, основателем которого считается Джон Локк, а видными представителями были Джордж Беркли и Давид Юм. Согласно философии эмпиризма знания мы получаем: а) через интуицию; б) через рассуждение путём сравнения двух идей; в) через ощущения и восприятие единичных вещей. Именно ощущениям философия эмпиризма отводила ключевую роль в познании мира, прежде всего ощущениям отдельного человека.

Философия эмпиризма оказала сильное влияние на духовное развитие Англии. Под её влиянием сформировались принципы английского либерализма и индивидуализма, английское понимание сущности государства, в котором, как известно, индивидуум занимает центральное положение. Философия эмпиризма была ориентирована на создание определённого равновесия между человеком и окружающей его действительностью. Такое равновесие должно быть основано на опыте, эксперименте и эволюционном пути развития общества. Философские традиции эмпиризма позднее получили развитие в философии утилитаризма. Её основатель – социолог, философ и юрист И. Бентам – доказывал, что критерием целесообразности любого учреждения и законодательно акта является его полезность.

Применительно к истории такой подход предполагал оценивать события, исходя из полезности и необходимости их исторического опыта. Английских историков интересовали не факты сами по себе, а их интерпретация с точки зрения использования и применения к событиям текущей истории. Прагматизм английской исторической науки стал её характерной чертой на протяжении практически всего XIX столетия. Только на рубеже XIX – XX веков с началом кризиса позитивизма английская историческая наука становится восприимчива к влиянию идеализма, в первую очередь немецкого.

Прагматичный подход к изучению истории способствовал политизации английской исторической науки, которая, в свою очередь, была связана с политической борьбой внутри правящего класса Англии. На рубеже XVIII – XIX веков в английской историографии начинается формирование двух основных направления, которые вплоть до середины XX столетия будут определять её облик и развитие: консервативного – торийского и либерального – вигского. Между ними происходила острая идейная борьба вокруг главных проблем английской истории.

В центре дискуссий стояла проблема наследия Английской буржуазной революции. Великая Французская буржуазная революция обострила полемику о традициях английской буржуазной революции в политической жизни Англии. Ключевую роль в начале этой дискуссии сыграла книга видного политика и публициста Эдмунда Берка (1729 – 1794) «Размышление о революции во Франции», опубликованная в 1790 году. Берк с позиции английского политика и сторонника парламентской монархии и эволюционного пути общественного развития резко осудил радикализм французских революционеров. Книга Берка получила широкую известность в Европе 90-х годов XVIII столетия, а её автор по праву считается отцом-основателем идеологии консерватизма в европейской общественно-политической мысли.

Торийская традиция в английской общественной и гуманитарной мысли имела под собой давнюю историческую почву. К числу её основоположников относят в частности видного философа и историка XVIII столетия Д. Юма. Самым значительным представителем торийского направления в английской историографии первой половины XIX считается Арчибальд Алисон (1792 – 1867.) Его перу принадлежат следующие работы: десятитомная «История Европы в период Французской революции» (1832 – 1842) и девятитомная «История от Реставрации до воцарения Наполеона III». Алисон выступал против любых попыток реформ и уж тем более против революционного изменения общества. Он крайне тенденциозно осветил историю Французской революции, особенно период якобинской диктатуры. Революционной анархии Франции и радикализму её вождей Алисон противопоставлял политическую умеренность английских политиков.

Несмотря на довольно сильные позиции историков-тори, ведущее положение в английской исторической науке первой половины XIX столетия занимало вигское направление. Историки-виги осуждали революционный путь преобразования общества, но в отличие от тори, активно ратовали за реформы и в своих трудах выстраивали историческую концепцию эволюционного развития английской демократии. Первым крупным историком-вигом в английской исторической науке был Генри Галлан (1777 – 1859) Его перу принадлежит работа «Конституционная история Англии от Генриха VII до Георга II» (1827). Согласно теории Галлана в Англии с древних времён существовала парламентская конституция. Нарушение этой конституции Яковом I и Карлом I Стюартами послужило причиной Английской буржуазной революции. Но Галлан, поддержав реформы Долгого парламента, решительно осудил развитие английской революции после 1642 года и особенно казнь Карла I. Он полагал, что Английская революция после 1642 года вступила в стадию анархии.

Крупнейшим представителем вигского направления в английской исторической науке первой половины XIX столетия является Томас Бабингтон Маколей (1800 – 1859). Уже первая историческая работа Маколея «Этюд о Мильтоне» (1826) привлекла внимание читающей публики своей страстной проповедью идей либерализма. Главная мысль Маколея, которую он проводил во всех своих работах, заключалась в идее о том, что опыт английской истории показывает возможность и желательность отказа от революционных изменений, и необходимость развития общества эволюционным путём. Маколей, признавая значение Английской буржуазной революции, но в то же время и осуждал её. Образцом эволюционного и демократического пути развития Англии служила для Маколея, как собственно и для всего вигского направления, «Славная революция» 1688 года, изучению которой он посвятил свою главную работу «История Англии от воцарения Якова II» (5 т., 1842 – 1859).

В этом труде Маколей выдвинул концепцию непрерывного прогресса в истории Англии, основанного на идее реформистского пути развития английского общества и истории. Маколея считал, что английская парламентарная монархия должна служить образцом государственного и политического устройства для других стран. Характерной чертой творчества Маколея стала персонализация истории и отсутствие широкого исторического фона в его трудах, произвольное обращение с историческими фактами и с источниками. Ещё при жизни Маколея современники находили много исторических неточностей в его сочинениях. Однако благодаря ему либеральное направление к середине XIX века прочно заняло ведущие позиции в английской историографии.

Особняком в английской исторической мысли и исторической науке эпохи романтизма стоит творчество одного из самых видных историков XIX века Томаса Карлейля (1795 – 1881). Выходец из народных низов, сын каменщика Карлейль не принадлежал ни к торийскому, ни к вигскому направлениям в английской историографии. По своим взглядам Карлейль был одновременно мелкобуржуазным демократом и консерватором. Но его консерватизм был иного рода, чем консерватизм тори. Карлейль стал идейным выразителем тех кругов английской буржуазии, преимущественно мелкой, которые были напуганы развитием капитализма и по своим политическим взглядам находились гораздо правее обычных тори. Большое влияние на формирование его идейно-теоретических воззрений оказали немецкая философия и в целом немецкий романтизм.

Историческая концепция Карлейля чрезвычайно противоречива. С одной стороны, в его работах звучит сочувствие к простому народу, гуманизм, критика капитализма. С другой – он в поисках идеала обращается к средневековому прошлому, отрицает прогресс, возвеличивает культ героев в истории. Поэтому идейное наследие Карлейля, его вклад в историческую науку Англии и Европы крайне противоречивы. Почти во всех своих сочинениях Карлейль резко критиковал современную ему буржуазную действительность, английский парламентаризм и лицемерие правящих классов. Но эта критика основывалась на консервативно-романтических идеалистических началах.

Первое крупное историческое произведение Карлейля «Французская революция. История» вышло в 1838 и принесло автору европейскую известность. Карлейль впервые в европейской историографии рассмотрел революцию снизу, с позиции народных масс. Он показал, что разложение старого порядка перед революцией, неимоверная эксплуатация и нищета народа послужили её главной причиной. Однако революция в представлении Карлейля – это анархия и безумие, которые вырвались из оков разума. Поэтому он критикует революцию, считая любую революцию более злом, чем добром. Карлейль осуждал радикализм Французской революции. В этой связи он подверг резкой критике якобинскую диктатуру, но отдавал должное якобинцам за их патриотизм и энергию.

Важным вкладом Карлейля в романтическую историографию стала его концепция героев и героического в истории. Истоки этой концепции уже прослеживаются во «Французской революции». В 1841 году Карлейль выступил с публичным циклом лекции на тему героев и толпы в истории, которые вышли в 1844 году отдельным изданием под названием «Герои, почитание героев и героическое в истории». Всемирная история, утверждал Карлейль, «есть в сущности история великих людей». Только они творят историю, накладывая на неё отпечаток своего гения. Целые эпохи становятся продуктом творчества великих людей.







Сейчас читают про: