double arrow

Анархия в США


Глава 34

Глава 33

Глава 32

1978–1980

Найти и уничтожить

Часть пятая

Потому что ночь[61]

Легс Макнил: Панк казался нам свежим и ярким явлением, могучим культом. Панк не был явлением политическим. Хотя, возможно, в некотором роде он все же был связан с политикой. Однако панк был замечателен тем, что в нем не было политической программы. Сутью панка была настоящая свобода, свобода личности. Делать что угодно, лишь бы задеть взрослых. Просто быть таким отвратительным, каким сможешь. Это казалось восхитительным, радостно возбуждающим. Быть такими, какими мы были на самом деле. Знаете что? Я просто обожал это.

Вспоминаю, что больше всего любил ночи, когда мы просто выпивали и бродили по Ист-Виллидж и валяли мусорные баки. Просто ночь. Просто ночь. Просто сознание, что такие ночи повторятся снова. И ты сможешь опять пойти гулять, понимаешь? Это казалось замечательным. Мурлыкать про себя какую-нибудь песню и ждать приключений – это было то, что надо. Снимать девочек. Рисковать своей задницей. Отправляться в такие глубины фантазии, где раньше никогда не был.




Мэри Хэрон: Отправляясь в «CBGB», я каждый раз чувствовала радостное волнение – вначале там был квартал, когда вы проходили мимо оперного театра «Амато» и потом мимо отеля «Палас», иронический титул здания на улице Бауэри, хотя тогда ирония пропитывала все вокруг, – и потом, после отеля «Палас», на горизонте появлялся «CBGB».

Мое сердце почти выпрыгивало из груди каждый раз, когда я шла туда. Потом открывалась дверь, и я попадала внутрь. Эта дорога всегда меня возбуждала. Все было новым и волнующим, мне казалось, что я иду прямо в будущее.

Это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. И конечно, я испытывала чувство вины, потому что мне уже была обеспечена хорошая карьера, но потом я ушла из колледжа и даже не могла определиться, хочу ли я вообще делать карьеру – может, лучше написать роман какой-нибудь… Ход моих мыслей вызывал у меня пуританское чувство вины, мне казалось, что следует стать серьезнее.

Однажды, сидя с Легсом у «Макса», я спросила: «Что же мы делаем?»

Понимаешь, днем я выполняла какую-то нелепую работу, а потом каждую ночь сидела до четырех часов и размышляла: «Что я делаю со своей жизнью?»

Никогда не забуду то, что Легс сказал мне той ночью. Он взглянул на меня и сказал: «Мэри, мы – молодые. Мы просто оттягиваемся».

И я ответила: «Ясно». Знаете, я сказала себе: «Он абсолютно прав, так что прекрати ныть!» Так я и сделала, и рада этому до сих пор.

Дамита: Накануне моего совершеннолетия мы пошли в «CBGB», и Эния представила меня Силвейну Силвейну, бывшему гитаристу New York Dolls. Он сказал мне: «Знаешь, я иду домой. Пойдешь со мной?»



Я пошла с ним, и потом все было замечательно, а на следующую ночь мы пошли в «Оушен клаб» на Talking Heads. Эния уговаривала меня попробовать кислоту. Я отвечала: «Нет, нет, нет». Она настаивала: «Давай, давай! Ведь это тебе исполняется двадцать один год, ты просто обязана попробовать кислоту!»

Я попробовала. Потом она одела меня в обтягивающие пурпурные шелковые штаны, черные сапожки на шпильках, тесно облегающий свитер из ангоры, и мы пошли.

Этим вечером ребята снимали на видеокасету все, что происходило в «Оушен клабе», в том числе и то, как мы за очень прикольным столиком пытаемся делить креветочный салат. Это в самом деле выглядело ужасно. Свет был такой яркий, что я не могла поднять глаза, чтобы посмотреть на людей вокруг.

Потом пришел Джоуи Рамон. Я сказала ему: «Слушай, у меня нет денег, и я только сейчас начала отходить от кислоты. Можешь выручить? Купи мне пару пива, а?»

Там была девчонка, которая пришла с Джоуи, она повторяла: «Чего ты с ним все время разговариваешь?! Сегодня он мой! Пожалуйста, уходи, не обламывай мне фишку!»

Я ответила ей: «Могу же я с ним просто выпить!».

Я действительно не собиралась к нему домой, но кончилось тем, что Джоуи послал эту девчонку подальше. Потом он сказал мне: «Давай пойдем в «CBGB» и чего-нибудь выпьем».



Было уже пять утра. Я сказала: «Но там сейчас уже закрыто!»

Джоуи ответил: «Для меня – нет».

Патти Джордано: На моем «Мустанге 66» с откидным верхом мы с ветерком носились из «Макс Канзас-Сити» в «CBGB». Мы мотались туда-сюда – между «Максом» и «CBGB» – смотря по тому, где какая группа играла. Если играли пять разных групп в разное время и в одном месте становилось скучно, мы говорили: «Все, уходим». Прыгали в тачку, ехали в другое место и слушали других.

Однажды ночью я припарковалась около «CBGB». Там был Ди Ди. Я поболтала с ним, и он рассказал мне о своих проблемах с Конни. Похоже, она крепко загрузилась дурью и начала цепляться к Ди Ди. Это была очень напряженная ночь. Конни кипела яростью. Ди Ди сказал мне что-то вроде: «Не знаю, что делать. Не знаю, куда идти, потому что живу с женщиной, которая собирается меня убить».

Конечно, в такой ситуации я сказала: «О, я помогу тебе!»

Мне кажется, Ди Ди обратился именно ко мне из-за того, что ему нужен был надежный человек, а я выглядела вполне вменяемой. Консервативная, спокойная девушка из Джерси. Я выглядела совсем не как классический в то время вариант дикой-и-безумной шлюхи.

Потом я собралась уходить и сказала Ди Ди: «Если хочешь, присоединяйся к нашей компании, у меня тут машина, мы можем отправиться к «Максу» или еще куда-нибудь».

Ди Ди вышел из клуба, и мы прыгнули в машину. А Конни выбежала за нами совершенно безумная, в неистовой ярости, и начала кричать: «Ты что делаешь в машине? Ты что делаешь? Ты куда собрался? Кто это с тобой?» Знаете, она была злая и невменяемая, как будто хотела его убить.

Потом Конни запрыгнула на капот машины и стала колотить по ветровому стеклу пивной бутылкой. Моя подруга Лора кричала мне: «Патти, Патти, скорее! Поехали!»

Я рванула с места, как будто Конни и не торчала на капоте. Она крепко держалась, но потом все же отвалилась. Мы поехали к «Максу», и по дороге хохотали. Когда пришло время расходиться по домам, я пригласила Ди Ди к себе, мы пошли вместе и он жил у меня пару месяцев.

Дамита: По дороге в «CBGB» я заслонила Джоуи Рамона своим плащом, чтобы никто не видел, как он писает, а рядом стояла какая-то девчонка, которая шла за нами хвостом всю дорогу. Она плакала, почти рыдала: «Джоуи!»

Я предложила ей пойти с нами в «CBGB». Там уже были остальные «Рамоны», Хилли, и еще туча народу, включая Легса и Роберту Бейли, и мы все стали играть в пинбол. Я сидела на бильярдном столе, а Джоуи запрыгнул ко мне и залил пивом мои штаны. И стал меня целовать. Я говорила себе: «О мой боже, это и правда возбуждает! Я поимела прошлой ночью Сила, с которым мне всегда хотелось поебаться, и вот теперь я поимею Джоуи!»

Та девица почти рыдала: «Здорово придумано! Почему бы не потащить ее через весь город, чтобы потом забить на нее?»

Джоуи спросил меня: «Не пора ли нам домой?»

Девица шла за нами до дверей, и Джоуи сказал ей: «Послушай, мы идем спать».

Она сказала: «Вот как? А я держу ваш шлейф всю дорогу, начиная с Бронкса!»

Тогда мы сказали ей: «Ладно, пошли с нами».

Мы сидели на кровати Джоуи и целовались, а девушка сидела на краю кровати и плакала.

Джо сказал ей: «Эй, хочешь посмотреть телек? Только не включай громко, чтобы не разбудить Артуро».

Девушка вышла, и мы услышали, как она шарит в темноте. Она повалила какие-то вещи, и Артуро с воплем подпрыгнул с постели и вышвырнул ее из комнаты. Мы с Джоуи просто животы надорвали, но старались не слишком шуметь, чтобы Артуро не наорал и на нас.

В конце концов я потрахалась с ним, но наутро нам было как-то неловко. Он искал свои очки. Я не могла найти свой лифчик.

Пэм Браун: Однажды ночью, после того как Ramones закончили выступать в «Клаб 82», я возвращалась домой в четыре утра, рядом со мной остановился «кадиллак» и какой-то парень сказал мне: «Дам пятьдесят долларов, если отсосешь».

Я подумала: «Вау, пятьдесят долларов!»

В то время я отчаянно нуждалась в деньгах. Мы с Джоуи Рамоном жили у Артуро и питались кашами, хлопьями, плавленым сыром и сэндвичами с томатом – вот и все наше меню. То, что парень предложил мне, я всегда хотела сделать, – многие женщины мечтают об этом в своих фантазиях – и я была достаточно пьяная, чтобы действительно решиться на это.

Поэтому я сказала: «Хорошо». И села в машину.

Это оказалось так ЛЕГКО. Парню очень понравилось, через некоторое время он позвонил мне и стал моим постоянным и единственным клиентом.

Я стала тусоваться с этим парнем, который оказался сутенером. Я так его боялась! Мы садилась в машину – у него там были его девчонки и героин – и ехали в самые ужасные места и там оттягивались. Для меня это был предел – я ужасно боялась ехать в Гарлем – но это было так круто, к тому же я могла бесплатно нюхать героин и кокаин всю ночь. Это было потрясно.

Дэвид Годлис: Я начинал понимать, что хочу сфотографировать в «CBGB» тот особый облик, который вещи приобретают ночью. Я был увлечен книгой Брассая «Тайный Париж тридцатых». Книга рассказывала о вечерах, проведенных автором в Париже, в ней были фотографии, причем все сделанные ночью. Я просто проглотил эту книжку.

Поскольку я проводил все ночи в «CBGB», я сказал себе: «Подожди-ка, я постоянно торчу в этом месте, сейчас ночь, и эту ебаную ночь я целиком провел здесь. Может, сейчас и не тридцатые годы, а семидесятые, но я могу сделать здесь то, что задумал».

Вы знаете Роберта Франка? Он тоже оказал на меня большое влияние. Некоторые из моих работ были сделаны под впечатлением от его книги «Американцы» – он поймал детей, сидящих вокруг музыкальных автоматов, – я хотел сделать похожие снимки в «CBGB».

Однажды ночью Роберт Франк пришел в «CBGB» – он жил на Бауэри, напротив клуба – и спросил меня: «Что здесь происходит?»

Я ответил: «Ну, это вроде музыкальной сцены…»

Он сказал: «Похоже, стиль одежды играет здесь немалую роль».

Я просто онемел, потому что передо мной стоял мой кумир, я видел его здесь, в том самом месте, где я только собирался повторить то, в чем он когда-то уже добился успеха. Я с трудом вставил пару слов между его двумя фразами.

После того, как Роберт Франк ушел, все спрашивали меня: «Что это за ископаемое, с которым ты разговаривал?»

Они не знали, кто он – они не имели ни малейшего представления о другом мире. Тогда я это ясно понял. Я спросил: «Вы знаете снимки на обложке «Exile on Main Street»? Он их сделал. Это был Роберт Франк. Он снял фильм «Блюз хуесосов!» Тогда в их глазах он стал крутым парнем. Они сказали: «Ага. Ладно, теперь понятно».

Ричард Ллойд: Я познакомился с одной женщиной, которую звали Сьюзен. Она была связана парнем, который возил наркоту из Таиланда. Эти ребята нанимали толстых женщин, которые отправлялись туда якобы на отдых и каждый раз привозили около фунта наркоты, спрятав товар на заднице. Сьюзен запала на меня и стала снабжать бесплатным героином.

Никогда не думал, что человеческому существу позволено употреблять столько героина, сколько загнали в себя мы. Я не способен описать это словами. Мы загрузили в себя столько наркоты, что она в любом количестве перестала нас торкать.

Каким-то образом я узнал имя врача, занимавшегося Rolling Stones. Я обратился к нему, и он дал мне черную коробочку, так называемый трансэлектронный катализатор, который крепился за ухом. Приспособление не устраняло наркозависимость, но убирало симптомы абстиненции. Правда, оно не решало проблему полностью. Вы постоянно находились в десяти секундах от ломки, призрак которой витал рядом, но не мог вас схватить. Хотя самочувствие все равно было поганым, но все же не таким, как без этой штуковины.

В клинике я познакомился с Анитой Палленберг. Она тоже пыталась слезть. Кажется, там был еще Кит Ричардс, который лечился и пришел в норму, если Киту это слово вообще подходит. Но, по крайней мере, он не употреблял героин.

Я подружился с Анитой, и мы стали покупать наркотики вместе. Наши отношения были платоническими, мы объединились в любви к наркоте. Она закладывала что-нибудь из своих драгоценностей, и мы отправлялись в Нижний Ист-сайд на лимузине. Дилеры охуевали: «Уберите этот ебаный лимузин из нашего квартала! Вы что, спятили?»

Но однажды этот лимузин спас мою задницу. Мы приехали на перекресток Девятой стрит и Авеню С. Я только что затарился наркотой и вдруг услышал: «Ни с места!»

Я продолжал идти – лимузин был припаркован напротив – и снова услышал: «Стоять! Полиция!»

Я побежал и впрыгнул в лимузин; я чуть не наложил в штаны – у нас была наркота – и я закричал: «Что делать? Анита, что делать?»

Копы подошли к лимузину и потребовали у шофера впустить их, но он сказал: «Нет».

Мы с Анитой сидели сзади и тряслись от страха. Шофер лимузина сказал: «Это частная машина, и для обыска вы должны иметь ордер. Этот лимузин арендован, я даже не имею права сказать вам, кто сидит сзади».

В конце концов копы сдались. Так лимузин нам помог.

Сильвия Рид: Хотя я была помешана на Лу Риде, я продолжала встречаться с другими ребятами. В те дни мы не болтали долго, мы просто шли вместе домой. Для меня блядство было защитной реакцией, попыткой спасти свою личность от одержимости Лу.

В то время Эния часто садилась со мной рядом, и мы разговаривали. Она говорила – и это был настоящий комплемент в устах Энии – что я приобретаю репутацию развратной женщины. Я, со своей стороны, тоже чувствовала, что чего-то достигла, если уж Эния заговорила со мной о вреде сексуальной неразборчивости. Понимаете, Эния считала совершенно естественным секс со знаменитостями – это она понимала. Она осуждала меня за то, что я иду домой с каким-то неизвестным парнем из какой-то неизвестной группы.

Непростительно – я встречалась даже не с лидером той ужасной группы, а с барабанщиком, с простым барабанщиком. Конечно, стыдно, но он был таким милым парнем!

Эния заявила, что обо мне пошли разговоры. Я спросила: «Хорошо, кто?»

Она ответила что-то вроде: «О нет, я не собираюсь называть имен». Вот и все дела.

В ответ на поучения Энии я опять пошла домой с каким-то парнем. Мы сидели в «CBGB», и я испытывала своего рода гордость, потому что хотя я была по-прежнему совершенно помешана на Лу, этим поступком я заявляла о своей независимости. Так я отвоевывала жизненное пространство, которое тут же исчезало, стоило мне сосредоточиться на Лу.

Джида Гэш: Однажды ночью я попыталась пойти домой с Игги. Чита не заметил этого, потому что был совершенно пьяный. Я думала: «Вот это да, сам Игги Поп! Мой герой».

Мы оба были пьяны в стельку, и я, с трудом маневрируя, вывела Игги из клуба на улицу, но когда мы сели в машину, нас окружили Dead Boys и сказали Игги: «Ни в коем случае, парень! Это телка Чита».

Игги рыгнул и пошел обратно в клуб. Я осатанела.

Дункан Хана: Как-то раз я сидел у «Макса»; представьте мои французские сигареты, прическу в стиле Франсуа Трюффо, грязную рубашку и галстук – прикид французского гангстера. Амос Поу подошел ко мне и сказал: «Привет! Хочешь сняться в моем новом фильме?»

Я видел «Blank Generation», его документальный фильм о «CBGB» – на мой взгляд, полный отстой. У него были объективы с зумом, и он постоянно телепал картинку вперед-назад – это сводило с ума, очень хотелось придушить оператора. Просто чтобы камера перестала дергаться. Но когда он предложил мне сняться в следующем фильме, я ответил: «Конечно!»

Потом я подумал: «А, понял! Какая такая съемка? Не будет никакой съемки». Ну, знаете, идиотский розыгрыш.

Все же я спросил: «Эй, а когда ты начинаешь съемки?» Знаете, я думал, он скажет: «Э… Года через полтора».

Он сказал: «Через две недели».

Я воскликнул: «Две недели! Вау! Тогда мне надо скорее прочитать сценарий».

Он ответил: «Собственно, я его еще не написал». Я чувствовал что-то вроде: «О! Великолепно! Идиотизм в чистом виде». Я сказал: «Ты делаешь картину без сценария, с актерами-любителями в главных ролях, и ты собираешься начать через две недели? Классно!»

Амос работал в то время таксистом, но каким-то образом собрал шесть тысяч баксов. Он собирался снять художественный фильм – вещь в стиле Жана-Люка Годара, что-то вроде присяги на верность французской «новой волне».

Фильм назывался «Незаправленные кровати», и Дебби Харри играла мою девушку. Я познакомился с ней на съемках, мы должны были сняться в любовной сцене. С ней был ее друг, Крис Стейн. Во время съемки мы с Дебби не касались друг друга, к моему глубокому сожалению. Мы были одеты, потом когда мое отражение появлялось в зеркале, она целовала его. Потом экран чернел.

В следующей сцене мы снимались в нижнем белье. Сигареты. Я был стильным, французским и бесстрастным. Она была стильной и горячей. Она спела маленькую песню. Песня вышла так себе. Молчу уж о духовых инструментах.

По существу, мне приходилось изображать этакое … «изваяние». Которое курит. И подает идиотские реплики в дурацких диалогах. Это было ужасно.

В какой-то момент съемок я сказал: «Знаешь, нам не хватает экзистенциализма».

Амос ответил: «Правильно». Но, думаю, он не знал разницу между сюрреализмом и экзистенциализмом. Поэтому он дал мне прочитать эту штуку «Почему гамбургер – это корова» – некую вариацию на сюрреалистическую тему об употреблении в пищу мяса. Вы знаете, это было не «Бог умер». Скорее это напоминало обсуждение диеты.

Ричард Ллойд: Мы с Анитой отправились на Ямайку и остановились на сказочной пляжной вилле. Мы прихватили с собой двухнедельный запас героина и, само собой, прикончили его дня за три. У нас были с собой таблетки перкодана, но на нас они не действовали. Я отправился к местному врачу, меня буквально трясло, и я сказал ему: «Я не могу без наркотиков, и я застрял на вашем убогом маленьком острове совершенно без героина. ПОЖААЛУЙСТА, помогите мне!»

Он сказал: «Я бы рад выписать вам что-нибудь, но в аптеке нет даже шприцев. Вам придется съездить в Кингстон…» До Кингстона было восемьдесят миль.

Я бормотал что-то вроде: «Но вы не понимаете…»

Биби Бьюэл: Я пыталась пробиться в Лос-Анджелесе – встречалась с режиссерами, которые делали кино.

Однажды вечером моя подружка Пэм сказала мне: «Послушай, сегодня я хочу пойти на вечер Голливудского Кайфа, потому что там будет крутое шоу – Минк ДеВиль, Ник Лоу и Элвис Костелло».

Мы пошли вместе и всю ночь сидели на своих местах, но перед выходом Элвиса Пэм сказала: «Надо прорываться вперед, к сцене, потому что такой сильной вещи ты никогда еще не видела».

Я спросила: «Ты шутишь? Неужели это так круто?»

Мы с толпой стояли у сцены, зал гудел, все были сильно возбуждены, мы с Пэм тоже волновались, как два маленьких ребенка.

Внезапно загорелся очень сильный свет – и следующее, что я помню, луч, направленный на человека на сцене. Он стоял там, широко расставив ноги и сведя носки внутрь, в очках с роговой оправой. Я взглянула на него и воскликнула: «О боже! Это же тот самый чертов парень! Прямо не верится!»

За два года до этого я была на фотосъемке в Лондоне, когда компьютерный оператор из «Элизабет Арден» зашел туда по какому-то делу. Я влюбилась в него в ту же секунду, когда увидела. Я не ожидала увидеть его снова. Я даже не знала, как его зовут. Я ничего о нем не знала. Но я все время думала о нем.

Думаю, в вашей жизни тоже были один-два волшебных момента, когда вы чувствовали: это работа Бога. Я просто не могла поверить, что это тот самый парень. Это было очень похоже на картину с Элвисом Пресли – он смотрел прямо на меня и пел для меня всю ночь. Это было выше моих сил. Мне казалось, что я умираю. Это было слишком хорошо, это было чисто и безупречно. Это было так красиво!

После концерта Пэм предложила: «Давай вернемся и познакомимся с ним», а я ответила: «Ни за что!»

Я так боялась с ним знакомиться! Я сказала: «Я ухожу. Мы идем смотреть Runaways».

Всю дорогу до «Виски» Пэм говорила мне: «Может, пойдем обратно? Я хочу познакомиться с Джейком Ривьерой. Он бы тебе понравился».

Она пыталась познакомить меня с приятным респектабельным менеджером: ей казалось, что Джейк мне подходит. Ну, знаете, типа: «Он такой крутой, он причесывается, как гангстер, он носит блестящий костюм, как Джонни Фандерс».

И вот мы в «Виски», сидим, и тут я это чувствую. Знаете, как бывает, когда кто-то смотрит на вас, и вы чувствуете это. Я обернулась и увидела Элвиса с какой-то очень красивой темнокожей девушкой. Они оба глядели на меня, и я тоже поглядывала на них, стараясь, однако, чтобы они не заметили, и это длилось так долго, что стало просто нелепо.

Я уже выпила пару порций водки с апельсиновым соком, и поэтому просто подошла к ним и сказала: «Слушайте, чего вы на меня уставились?»

Девушка сказала: «О, я просто подумала, что вы очень красивая, а мой друг хочет с вами познакомиться. Его зовут Элвис Костелло».

Я обернулась и нечаянно сбила его очки. Я извинилась, а он попытался пошутить и сказал, что прикид уже свое отработал, и мы потели, и дрожали, и до смерти боялись друг друга.

Это было так мило – не часто встретишь такую невинность. Мы полюбили друг друга. Это было по-настоящему чистое чувство.

Дункан Хана: Отзыв о фильме «Незаправленные кровати» вышел в New York Times. Как о самом настоящем фильме, представляете? Фильм отправился на какие-то европейские фестивали. Он шел на Берлинском кинофестивале. Там его посмотрел Дэвид Боуи и потом каким-то образом разыскал Амоса.

Боуи сказал ему: «Эй, я очень хотел бы поработать вместе с тобой!» Когда Амос рассказал мне это, я мог только пролепетать: «Что-о-о? Ты шутишь?»

Годар тоже посмотрел фильм и, похоже, принял его всерьез. Он сказал: «Хорошоо, можеть быть, в будющем нам стоить поработать вместе…»

Я не мог поверить во все это. Честно говоря, я думал, что фильм тупой.

Затем Амос нашел деньги на следующий фильм, «Иностранец», в котором главные роли играли Эрик Митчел, Эния Филипс и Теренс Селларс.

Я играл психопата-киллера. В первом фильме я был французом. Во втором я стал панком. У меня была прическа в стиле Эгона Шиле, кожаный галстук и все такое.

Как и в случае с первым фильмом, отзыв на «Иностранца» появился в New York Times, а потом я поехал на Девилльский кинофестиваль. Амос был очень неорганизованным парнем, удивительно, как у него вообще хоть что-то получалось.

Он сказал мне: «Тебя ждет комната в Девилле, на случай, если ты захочешь приехать. Всех дел на неделю, за все заплачено, так что если хочешь показаться там, вперед».

Я сказал: «Это так просто? Мне что, просто надо сказать «да»?»

Он ответил: «Просто приезжай в Девилль».

«Да, но куда? И когда?»

«Я не знаю. Кажется, в октябре».

Каким-то образом я добрался до Девилля. Знаете, я долетел до Лондона, потом сел на поезд – я слабо представлял себе, куда еду, – и к моменту, когда я туда добрался, меня укачало в самолете, я был пьяный и очумевший, в конце концов, я постучал в дверь, и на пороге появился Амос.

Я сказал: «Амос, наконец-то!»

Он воскликнул: «Дункан! Что ты здесь делаешь?»

Я подумал: «О нет!»

Но потом он сказал: «Ты приехал как раз вовремя. Мы должны пойти на прием прямо сейчас».

Мы пошли туда, было часов десять утра. Пьер Сэлинджер, бывший пресс-секретарь президента Кеннеди, стоял на подиуме.

Он объявил: «Добро пожаловать на пятый ежегодный кинофестиваль в Девилле. Наш почетный гость в этом году – Глория Свенсон! Глория, прошу!»

Глория Свенсон вышла на сцену, и в моей голове метнулась мысль: «Что тут происходит?»

Дальше: «Джон Траволта!»

«Оливия Ньютон-Джон!»

«Джордж Пеппард!»

«Джон Уотерс!»

«Франсуаза Саган!» Она была одной из моих кумиров!

Потом Селинджер сказал: «Амос Поу!»

Я подумал: «Амос Поу? Они что, поехали крышей?»

Потом он сказал: «Дункан Хана!»

Я превратился в одно сплошное «ЧТО?»

Я поднялся на сцену, а там нужно было пожать всем руки. «Привет Глория! “Бульвар Сансет” – это нечто! Классный фильм!» А Траволта? Я, кажется, бормотал что-то вроде: «Джон, “Жир” – хорошая работа!»

Мне казалось, что нас сейчас арестуют. Что внезапно нам скажут: «Извините, произошла большая ошибка. Ваш фильм – кусок дерьма. Мы вас депортируем. Вы, парни, никакие не кинозвезды. Вы просто какая-то пьянь».

Потом мы отправились на вечеринку к Кингу Видору. Я был очень, очень пьян. Я выглядел, как панк, хотя это вышло не нарочно. Я навел красоту – на мне был эскотский галстук и я зачесал волосы назад. Я хотел выглядеть как Ф. Скотт Фитцджеральд, но я так херово вписывался в тусовку, что просто слонялся, совершенно выпав из событий. Все окружающие посматривали на меня с выражением: «О, смотрите, настоящий панк из Нью-Йорка!»

В конце концов мы разговорились с какими-то ребятами из Парижа – я хотел узнать побольше об Алене Делоне и Жане-Поле Бельмондо, а они хотели говорить о Джонни Фандерсе. Они уже были в курсе всех панковских телег.

Я говорил: «Нет, послушайте, расскажите о Годаре».

Они отвечали: «Годар? Кому нужен Годар? Мы хотим, чтобы ты рассказал о Blondie!»

Вроде того, что я отъезжал на Европе, а они отъезжали на Нью-Йорке, и я для них представлял панк – заодно с Амосом. Дичь какая-то.

Но это было классно. Достаточно было походя признаться в приверженности французской «новой волне» – и Дэвид Боуи с Жаном-Люком Годаром становились твоими фанатами. И потом ты бухаешь с Кингом Видором.

Это было наше время, знаешь?

Биби Бьюэл: Я так нервничала из-за Элвиса Костелло. Пэм сказала мне: «Как ты можешь быть вместе с ним, если ты постоянно убегаешь?» На следующий день Пэм сказала: «Слушай, тут надо кое-что отвезти Джеку Ривьере, я хочу, чтобы ты поехала со мной и просто посидела в машине, поболтала с Элвисом».

Мы отправились в отель «Тропикана», и я пошла с Пэм, чтобы отнести пакет Джеку. Как я догадываюсь, Элвис увидел нас через окно, потому что когда мы вышли обратно, он стоял, облокотившись на нашу машину… и ждал нас. Он оделся в серо-голубой костюм, причем было девяносто восемь градусов[62] – в галстуке, при полном параде. В этом был элемент истерики, но смотрелся Элвис великолепно.

Мы доехали с Пэм до работы, и она одолжила нам с Элвисом свою машину на целый день. К тому времени он еще не пробовал наркотики, но я уговорила его покурить со мной травку. Весь день мы катались на машине и хохотали. Когда мы проезжали по Сансет, мы увидели на автобусной остановке одного из Bay City Rollers.

Элвис сказал: «Надо дать этому парню из Bay City Rollers одну из моих записей». Мы поехали в «Тауэр Рекордз», купили «This Year’s Model», вернулись, остановили машину около автобусной остановки, Элвис метнул свой диск парню в Bay City Rollers, и мы уехали оттуда. Это уже была настояшая истерика.

Мы отправились на студию посмотреть, как кто-то пишется, Элвису они не понравились, поэтому мы выползли оттуда на четвереньках – и врезались прямо в президента «Коламбии», студии, где в то время писался Элвис. Уверена, все считали, что я на Элвиса плохо влияю, потому что в то время был только один человек хуже меня – Анита Палленберг.

Думаю, все действительно напряглись, когда увидели Элвиса со мной. Они подумали: «О боже! Как это понимать?» Мгновенно все восприняли нашу пару как «Панк и Идеал» – «Красавица и Чудовище». А уж пресса просто стерла нас в порошок.

Хауи Пиро: Я капитально тормознул. Я типа вез наркотики в Кливленд, и по пути оприходовал половину, а потом остановился в отеле на пару дней, чтобы закончить дело. Когда Dead Boys приехали в город, я стал тусоваться с ними, они были очень прикольные, полубезумные. Однажды они выступали в клубе. Зал был переполнен, и в середине выступления они сказали: «У нас здесь особый гость», и я стал оглядываться: «Вау, кто же здесь?» Стив сделал длинное вступление, а потом внезапно указал прямо на меня и сказал: «Джонни Фандерс!»

Все завопили: «ХУУУУХХХХ!», а я подумал: «ЕБАНЫЙ МУДАК!»

Все кричали: «Давай! Давай! На сцену!»

Все думали, что я стесняюсь, так что меня просто выпихали на сцену, а я бормотал: «Да нет, вы не въехали». Но они все орали: «Давай!»

Само собой, Dead Boys истерически ржали. Они вытолкнули меня на сцену, и я крепко пересрал. Они сказали: «Просто возьми гитару, не надо играть хорошо, лучше вообще не играй, просто делай вид, что играешь».

После этого случая никто не верил, что я не Джонни Фандерс. Все стали угощать меня наркотой в диком количестве. Все были абсолютно уверены, что я Джонни Фандерс. Знаете, мне не оставалось ничего, кроме как поддакивать: «Ну да, хорошо».

Это было одним бесконечным нелепым наркокультом личности. Я чувствовал себя не в своей тарелке, ну и черт с ним, ха-ха-ха! Естественно, я не уехал в Нью-Йорк, я остался в Кливленде, и весь этот прикол благополучно прожил полторы недели.

Потом какая-то девица собралась подарить нам целую тонну наркоты. Но накануне вечером она поговорила с Крисси Хиндой по телефону и сказала ей: «Джонни Фандерс, все дела», а Крисси ответила: «Не может быть! Я только что видела Джонни».

От меня отвернулось все рок- и панк-сообщество Кливленда. А главное, я был вообще ни при чем, понимаете? Это было таким приколом Dead Boys, в который меня втянули против моей воли – это было сущим адом, и все меня ненавидели. С тех пор я никогда не возвращался в Кливленд.


Молодой, шумный и злой[63]

Джеймс Слаймен: После выхода первого альбома Dead Boys было решено, что они будут выступать на разогреве у Игги Попа, на его концертах на Среднем Западе. Игги выпустил «The Idiot» и «Lust for Life» и вернулся на сцену. Blondie тоже играли на разогреве у Игги Попа в турне «The Idiot», а Дэвид Боуи играл на клавишах. Я с Blondie побывал в четырех или пяти городах, мне это очень понравилось. Это было величайшее шоу – Blondie и Игги Поп, и играющий на синтезаторе Дэвид Боуи. Все мы пришли в восторг, когда узнали, что Dead Boys будут открывать концерт Игги.

Первое выступление было в Кливленде; решили, что раз мы собираемся выступать перед Игги, нам надо поужинать с ним, правильно? Поэтому я организовал этот ужин в «Чанг уэй», китайском ресторане в центре города, в который мы обычно ходили после закрытия, когда жили в Кливленде.

Итак Стив, я, Джимми Зеро и Игги Поп со своей подругой пошли в «Чанг уэй» на ужин. Но Стив дико разволновался из-за встречи со своим кумиром – и поэтому еще до того, как мы добрались до ресторана, закинулся двумя квалюйдами. Вначале я думал, что Стив будет в порядке, что он придет в себя, когда поест.

Ужин начинается – и Стив буквально падает мордой в суп, БАМ, прямо в тарелку. Стив сидел рядом со мной, так что мне пришлось доставать его голову из супа.

Игги и его подруга сохраняли спокойствие, но я видел, что Игги готов просто лопнуть от смеха. Он, наверно, думал: «Что за мудак!»

И вот, я поднял голову Стива, немного протер, и потом просто положил на стол. Когда он стал приходить в себя, я потащил его в туалет и плеснул воды в лицо. Он пришел в сознание, но не мог говорить – просто не мог выдавить из себя ни одной фразы.

Мы доели ужин, а потом в машине, по дороге в отель, Игги сказал, что Стив обещал поделиться квалюйдом. Мы добрались до отеля – Стив был в отключке, я бросил его на постель, а когда обернулся, Игги рылся в чемоданах Стива.

Я спросил: «Что ты делаешь?»

Игги ответил: «Он обещал мне квалюйд, он сказал, что таблетки у него в комнате, он обещал мне, все в порядке, ты не беспокойся, все в порядке, все нормально».

Я подумал что-то вроде: «Бедняга Стив, он так хотел познакомиться со своим кумиром, но от волнения слишком сильно загрузился «колесами», а в Игги ни капли жалости, он говорит: “Кончай с ним возиться, мне нужен квалюйд”».

Я сказал Игги: «Не копайся в его вещах, убери руки. Пошли ко мне в комнату, у меня есть заначка, я дам тебе пару таблеток – прими и отключись на хуй».

Я ужасно разозлился. Игги просто прикалывался над Стивом, выставлял его идиотом: «И этот парень будет выступать передо мной? Что, он вот так и выползет на сцену?»

Наверно, Игги всем растрепал об этом случае. Вы знаете, что Стив в своей карьере брал пример с Игги Попа. Он боготворил Игги, а тот просто потешался над Стивом.

Джефф Магнум: Второй альбом Dead Boys мы писали во Флориде, потому что Хилли сказал: «Если ребята остануться в Нью-Йорке, они будут слишком много пить. Они не могут работать в Нью-Йорке».

Нда, что сказать: отличная идея – послать нас во Флориду, где по Бискайскому бульвару просто рекой лился белый портвейн! Да уж, во Флориде не было напрягов с выпивкой.

Чита и студийный персонал ни хрена не делали. Постепенно попойки прекратились. В студии я в огромном количестве пил «Каторад» – мы не могли принести в студию пиво, поэтому пришлось травиться этим пойлом. Боже, «Каторад» – кошмарная штука.

Все, чего я хотел, – играть на своем басу по-настоящему громко. А у Чита и Джонни уже появились замашки звезд. Эти парни не хотели играть. Когда мы делали запись… боже мой, если нам приходилось повторять одну песню больше трех раз, у Джонни просто не оставалось запала, он больше не хотел играть эту песню. Он обычно говорил: «А что не так? Разве мы сыграли песню недостаточно хорошо?». Хотелось ответить: «Что значит недостаточно хорошо? Может быть, если ты наконец начнешь играть, получится лучше!»

Джеймс Слаймен: Мы познакомились с Bee Gees и Энди Гиббом. Они записывались на соседней студии, и хотели затусоваться с нами. Они много слышали о нью-йоркской музыке, которая оставалась для них совершенно чужой, но, тем не менее, они оценивали нас достаточно высоко. Думаю, Dead Boys привлекали Bee Gees своей новизной.

Джефф Магнум: Стив дал Энди Гиббу поносить свою кожаную куртку, кто-то его в ней сфотографировал, и Энди сказал: «Надеюсь, мистер Стигвуд не увидит фотографию». Как будто Роберт Стигвуд получит инфаркт, если увидит одного из своих Bee Gees в черной косухе.

Чита Краум: Наш альбом хотел продюсировать Лу Рид, но ребята до смерти его боялись. Поэтому они договорились с Феликсом Паппаларди, который совершенно не въезжал, какого хуя ему делать с Dead Boys. Он продюсировал Cream, поэтому я думал, что этому парню стоит оглянуться в прошлое и послушать некоторые старые записи Cream… потому что он просто не понимал, чего я хочу, – например, маршалловский полустек.

Джида Гэш: Когда Dead Boys писали второй альбом в Майами, Чита был совершенно не в себе. Может, я что-то не понимала, потому что непосредственно не участвовала в творческом процессе, но Чита постоянно пил и жаловался на весь мир. Он позвонил Джеймсу Уильямсону из Stooges и сказал: «Пожалуйста, приезжай сюда, спаси наш альбом! Они ломают Dead Boys!»

Я не знаю, что подумал Джеймс Уильямсон, я даже не знаю, как Чита узнал его номер. Но Чита звонил ему в два часа ночи, из телефона-автомата на каком-то бульваре и умолял приехать в Майами.

Джефф Магнум: В «Критериа Студиос» мы устроили вечеринку-прослушивание. Феликс был в костюме с узором в виде листьев марихуаны, который он называл «костюмом для вечеринок-прослушиваний». Это был самый идиотский костюм из всех, какие я только видел в жизни. Надеюсь, Феликса в нем же и похоронят. Я всегда представлял себе, что его именно так и похоронят.

Запись была ужасная. Никаких басов, гитару вообще не слышно. Так Феликс отомстил Чита: он выхолостил его, он вообще не вставил звук электрогитар в запись. И звук вообще получился бледным.

Я прокричал Феликсу в лицо: «Не могу поверить, что ты сделал с нами такую херню!» Но ему все было по барабану.

Мне пришлось орать на Феликса, потому что больше никто не собирался на него орать. Я разозлился из-за того, что не слышал свой бас, а я хотел слышать только бас, бас, бас!

Этот крошечный, маленький, незначительный, глупый облом не стал бы такой трагедией, но когда мешаешь стимуляторы и алкоголь, все вокруг увеличивается и усиливается, вплоть до «Я УБЬЮ ТЕБЯ!».

Джида Гэш: С осени 1977 года начался мертвый сезон. Это было началом конца, и это витало в воздухе. Это были жестокие дни – иногда, вечером, когда мы приходили в «CBGB», приходилось уклоняться от летящих бутылок. Однажды мне пришлость наложить три шва. Было море жуткой агрессии. Дни славы остались в прошлом.

Джиния Рейвен: Я знала, что Dead Boys должны чем-то пожертвовать. Нью-Йорк не любит злых и агрессивных. Просто не любит. Dead Boys, хотя и казались себе очень крутыми, ничего не знали об улицах Нью-Йорка. Ничего страшного в том, чтобы повыделываться, стоя перед «CBGB». Но не пытайтесь так сделать на Первой авеню. Потому что кто-то поймет, что вы не из этого города, и вас на хуй просто убьют.

Майкл Стикка: Я работал в команде сопровождения Blondie, и только что вернулся из их ебаного мирового турне. В Бордо я купил этот злополучный выкидной нож. Очень крутой. КЛИК – и нож открывался; лезвие плотно держалось в рукоятке: никакой разболтанности.

У Джонни Блитца был херовый нож, купленный на Таймс-сквер, похожий на дерьмовые ножи из Мексики, дрянные разболтанные ножи. Мура с шатающимся лезвием.

А мой нож был действительно классный с очень хорошим лезвием. Я всегда носил с собой ножи, но я знал, что не следует просто так доставать нож, потому что если ты достал нож, ты должен ударить.

Джеймс Слаймен: Я вернулся в отель «Парамаунт». Лежал в постели и спал. Было пять часов утра, когда позвонил Майкл Стикка и сказал: «Слушай, мы попали в переделку, мы с Джонни Блитцем, и сейчас Джонни везут в госпиталь. Я не знаю, что делать».

Он пытался объяснить еще что-то, и я сказал: «Приезжай ко мне. Возьми такси». Он ответил: «У меня нет денег, они забрали все деньги». Я сказал: «Бери такси прямо сейчас и приезжай сюда. Я встречу тебя внизу». Он сказал: «Кажется, Джонни умер. Они положили его в машину «скорой помощи». Я думаю, он умер. Там было столько крови…»

Я повторил ему, чтобы он приезжал в отель, а когда он приехал, усадил его, и немного успокоившись, он рассказал, что произошло.

Майкл Стикка: Мы только вышли из «CBGB», я с Маршей, подружкой Билли Рата, а Джонни Блитц был с Даниэлой. Мы все были очень пьяные и пошли в сторону «Дели стоп» на Пятой стрит, чтобы купить что-нибудь поесть.

Мы с Маршей вышли из «Дели стоп», остановились на Второй авеню и стали ловить такси. Неожиданно появилать та ебаная тачка и вильнула в нашу сторону, как будто собиралась нас сбить.

Потом машина остановилась на светофоре. Мы все еще пытались поймать такси. Внезапно эти мудаки вышли из машины. Их было пятеро…

Один из них заорал на меня: «Эй ты, какого хуя ты делаешь?»

Я сказал: «Нет, это ты какого хуя делаешь? Я просто стою здесь и пытаюсь поймать такси, ты, мудак!»

Они стали окружать меня, поэтому я вытолкнул Маршу из этого чертова круга – чтобы она была подальше от этих парней. Но какая-то девка вышла из машины, догнала Маршу и стала ее избивать.

У меня в кармане лежал выкидной нож, и я думал: «Не дай им окружить себя – если они окружат тебя, то выйдут из зоны бокового обзора… Держи всех в поле зрения».

Я посматривал за спину, и сказал одному из них, не шоферу: «Слушай, я понимаю, вас занесло. Вы под кайфом. Я дам твоему другу спокойно уйти».

Один из этих парней достал охуенную цепь, а другой – охуенную бейсбольную биту. Они окружали меня со словами: «Ты, мудак! Ты что, хочешь повыебываться?»

У меня в кармане был нож, но я думал: «Боже, если я достану нож, мне придется пустить его в ход».

Меня окружили со всех сторон – хорошо еще, что внутри этого круга не было Марши – и я достал из кармана нож. Я открыл его, пряча за своим бедром, знаете, КЛИК.

Они услышали звук, посмотрели вниз и сказали: «У него нож!»

Тот парень стоял прямо передо мной – он был одет в армейскую рабочую куртку, и он говорил: «Да, у него нож».

Я стоял между бейсбольной битой и цепью. Я все еще держал нож сзади.

Парень в армейской куртке все приближался, и я просто ткнул ножом – я думал, он даст задний ход, правильно? Это нормальная реакция. Но ребята не были нормальными. Поэтому когда я ткнул этим ебаным ножем, он двинулся вперед.

Я ударил снова и разрезал его ебаную куртку. Лезвие было очень хорошим, им можно было бриться.

Нож распластал его ебаную куртку, прошел дальше и распластал его грудную клетку.

Но он этого не заметил.

И, похоже, даже ничего не почувствовал.

Но когда он поднял свою мудацкую цепь над головой, чтобы ебнуть меня, его херова грудь раскрылась.

Когда я бил его, я не почувствовал, что ранил его, и он не заметил рану, а теперь он был типа: «О, черт!», и тут все завертелось.

Марша понеслась через улицу в «Дели стоп» с криками: «Они убивают Майкла! Они убивают Стикку!»

Джонни был все еще там вместе с Даниэлой.

Когда Марша закричала, раненый в грудь парень остановился, осознав, что уебан напрочь. Я тоже увидел свой шанс. Я вырвался из круга.

Они были готовы – у парня была открытая рана, и они стали убегать. Они больше не хотели неприятностей. Все закончилось, правильно?

Но тут из магазина выскочил Джонни Блитц.

Он увидел убегающих ребят и закричал: «Они пытались тебя отпиздить – я убью их!»

Я сказал: «Нет, нет, нет! Все закончилось. Уже все. Все сделано. Дело сделано».

Но Джонни побежал за ними по Пятой стрит по направлении к Третьей. Знаете этот квартал, там деревья и все такое? Некоторые фонари на улице не светили – приблизительно полпути вдоль квартала – поэтому виднелись только контуры предметов и людей.

Фонари светили мне в глаза, я видел только силуэты убегавших и то, как Джонни преследовал их, и я крикнул вдогонку: «Джонни, все закончилось! Остановись!»

Джонни прокричал мне: «Убью их на хуй!»

Потом два парня отстали. Я видел только ситуэты. Я увидел, что один ударил другого и тот упал. Я бежал к ним по этой ебаной улице.

Потом я увидел, что оставшийся на ногах бьет лежащего, а когда приблизился еще увидел, что это не было избиением – это была поножовщина. Один парень сбил другого с ног и ножом пырял лежавшего в грудь.

Когда я добежал до них, парень на земле был как будто выпотрошен. Просто вспорот. Лохмотья рубашки, вылезшие кишки, полный пиздец.

На Джонни была надета майка Конана. На ней был написано большими ярко-оранжевыми флюоресцирующими буквами CONAN. Я увидел эту майку и понял, что это Джонни лежит на земле. Он не шевелился; я подумал, что он умер. Резаные раны шли, блядь, от паха до шеи. Это напоминало вскрытие – он был… вспорот!

Когда я увидел, что случилось с Джонни, у меня охуенно поехала крыша. Я заорал: «Ах вы разъебаные мудаки!»

Все вокруг стало очень размытым. Парень, который порезал Джонни, стоял на месте, и по-прежнему держал нож в руке.

У меня в руке все еще был мой выкидной нож, я размахнулся и ударил того парня. Я распахал его от бедра до ребер. И он упал.

Потом я услышал как кто-то сказал: «Доставай пистолет». Я вспомнил «Героев Хогана» и подумал: «Если бежать зигзагами, они в меня не попадут».

И я побежал. Какой-то ебаный цирк, скажу я вам. Я – посреди Пятой стрит, девушки остались сзади, мой друг, насколько я понимал, мертв, а теперь меня собираются пристрелить.

Я побежал туда, откуда прибежал, но я делал короткие броски влево-вправо, я выглядел как полный мудак: «О, я бегу зигзагами».

Я добрался до Второй авеню. Только я успел найти девушек, как началось: сирены и все такое. Я остановил такси и почти швырнул двадцатидолларовую бумажку водителю.

Я крикнул: «Вези нас быстро на хуй отсюда!» Втолкнул Маршу и Даниэлу в это чертово такси, но почти сразу после того как мы сели, нас остановил полицейский. Таксист уже получил свои двадцать долларов, он посмотрел на нас, а я сказал ему: «Мы едем с окраины, договорились?»

Полицейский подошел и спросил у таксиста: «Где ты их посадил?»

Водитель ответил: «Они едут с окраины. Я посадил их на Пятьдесят седьмой стрит».

Полицейский сказал: «Порядок, езжайте дальше».

Так они дали нам уехать.

Я был весь забрызган кровью, и мы поехали к Марше, от нее я позвонил Джонни Слаймену и сказал ему: «Они убили на хуй Джонни. Они убили на хуй Блитца».

Джеймс Слаймен: Я позвонил Хилли и рассказал ему, что случилось. Хилли позвонил в больницу святого Винсента, чтобы выяснить, в каком состоянии Джонни. Еще ничего не было ясно. Хилли сказал: «Ладно, нам надо всем собраться около полицейского участка».

Джефф Магнум: Вначале у меня мелькнуло: «Джонни порезали? Как? Во время бритья?»

Я даже представить себе не мог, что все так плохо. Я знал, что эти ребята привыкли драться в барах Кливленда, где они пиздили других ребят бильярдными киями. Джонни был как бульдог. Я бы не стал с ним связываться. Надо было быть идиотом, чтобы ссориться с ним.

Не знаю, как вы, но я еще не стал бы орать в сторону машины, полной пуэрториканцев. Ну, будто это мама однажды сказала: «Не переходи улицу, пока не поглядишь в обе стороны, и не матерись в сторону машины, полной пуэрториканцев».

Нам не разрешили заглянуть к Джонни, когда мы пришли в больницу. Нам сказали, что он в хирургии. Над ним трудилась команда травматологов – нам сказали, что операция может оказаться безуспешной.

Джида Гэш: Мы с Чита жили в отеле «Ирвинг» на Грамерси-парк, туда нам и позвонили. Вначале мы просто не поверили ушам. Я не помню деталей. Мы тогда были под сильным кайфом.

Джеймс Слаймен: Я разбудил Джимми Зеро, который был со Сьюзи Хэдбенгер. Они пошли с нами. Стив тоже к нам присоединился. В девять часов утра мы все отправились в полицейский участок.

Майкл Стикка: Я шел по Девятой присинкт часа через два-три после того, как протрезвел и со всеми переговорил. Когда я добрался до полицейского участка, копы уже читали эти идиотские журналы. У них были ебаные фотки Dead Boys и весь этот фанатский хлам – они уже знали, что Джонни Блитц был панк-рок-музыкантом.

Я сказал: «Я хочу заявить об убийстве. Какие-то парни убили моего друга».

Копы арестовали меня. За ранение Джонни.

Они привели меня в комнату типа «Барни Миллер». Понимаете, ведь я ранил какого-то парня – я знал, что порезал какого-то парня, поэтому я ничего не сказал. Но потом они дали мне подписать бумагу, в которой стояло: «Мистер Стикка ранил мистера Мадански».

Настоящее имя Джонни Блитца было Джон Мадански.

Я сказал им: «Вы что? Нет, это не тот парень, которого я порезал. Мадански был со мной».

Они ответили: «А, ну давай просто перечеркнем его имя и вставим другое».

А произошло вот что: после того, как я уделал того парня, который порезал Джонни, он исчез. Полиция нашла следы крови, которые вели с места преступления в бар. – думаю, его куда-то тащили, а потом он просто исчез. Совсем исчез. Даже тело так и не нашли. Никогда.

Вначале я думал, что копы говорят о парне, который исчез, но они вписали имя того разъебая в армейской рабочей куртке, которого я порезал в начале всего проишествия. А другой парень, похоже, совершенно пропал. В конце концов меня отправили на Райкерс-Айленд.

Джеймс Слаймен: На следующий день мне пришлось на две недели оставить Dead Boys, Хилли и остальную компанию и отправиться в Лос-Анджелес. В тот же день на концерт в Лос-Анджелес уезжали Blondie, но я не собирался с ними работать.

Потом Майкл Стикка сказал, что я предал его, когда отправился туда, что я пытался перехватить его место. Смотрите, Майкл просидел ночь в Девятом участке на Присинкт, а на следующий день его отправили на Райкерс-Айленд, потому что никто не внес за него залог.

Майкл работал на Blondie дорожным менеджером. Но мне не нужна была его работа. Я на них не работал. Я не делал ничего. Я просто тусовался с ними. Но Майкл говорит, что я предал его, и что я оставил геморроиться с закладом Хилли и Сьюзен. Сьюзен говорила мне, что разберется с закладом. Но она ничего не сделала. Не знаю уж, почему, но ничего не сделала.

Большой успех просто свалился на Blondie. Думаю, это было как раз перед Heart of Glass. Все видели, что Blondie начинают путь к большому успеху. Понимаете, Blondie приспосабливались, а Майкл Стикка не умел расти с группой. На этом пути часто приходится идти на компромиссы. Blondie нарушили свою собственную артистическую целостность, называйте это как хотите, чтобы делать более коммерческую музыку. Так?

Но Майкл не умел так. Он не сумел стать бизнесменом, как того требовали большие деньги. Знаете, стать быстрее, стараться не пить так много, быть более ответственным. В действительности дорожные менеджеры должны быть более ответственными, чем музыканты группы. Во время турне музыканты могут заниматься чем угодно, пока они в состоянии выходить на сцену и два часа делать свою работу. Правильно? Кроме того, чем выше успех, тем больше музыканты группы отдаляются от команды сопровождения. Майкл не мог больше так много тусоваться с ними, как раньше, потому что их окружали люди из записывающих компаний, журналисты, фанаты, охотники за автографами и прочий народ. Получается что-то вроде классовой системы. Иногда команда сопровождения даже останавливалась в другом отеле. А Майкл был просто дружбан музыкантов, а уже потом менеджер.

Майкл Стикка: Я рассказал общественному защитнику, этой тупой жопе, как все произошло, но он потом стал гнать какую-то охуенно нелепую историю, которую он придумал для ебаного судьи, и я сказал: «Это не то, что я говорил».

Ебаный судья стал стучать молотком: «К порядку! К порядку!»

Они сразу отправили меня на Райкерс-Айленд. Я был одет во все черное – знаете, черный ебаный свитер, черные вельветовые «ливайсы», черные мудацкие битловские ботинки на каблуках – и я боялся до ужаса.

После осмотра и остальной муры они отвели нас в камеры. Я был прикован к цепи; спереди были прикованы двое пуэрториканцев и двое черных, двое пуэрториканцев и двое черных сзади, а я, как Мистер Белый Мальчик, в середине.

Все заключенные смотрели на меня из камер. Глаза – это все, что я видел. Было четыре часа утра, и какой-то парень из камеры крикнул: «Эй, Хуан! Как дела?»

Другой парень говорит: «Рамон! Где ты на хуй пропадал, мужик? Вот блядь, я ждал тебя шесть месяцев назад… Я здесь уже восемь месяцев!»

Я думаю про себя: «Я в аду. Приехал. Они все знают друг друга. А я не знаю никого».

Кто-то спрашивает: «Эй, а кто этот белый паренек?»

Я подумал: «О господи!»

Парней, с которыми я был скован цепью, развели по два или три человека в камеру, но меня поместили на ебаном верхнем ярусе. Маленький ебаный Мистер Убийца. У меня была своя отдельная камера.

Джеймс Слаймен: Джонни уебали напрочь: живот и грудь были истыканы и порезаны ножом. Он пролежал в больнице святого Винсента месяца четыре. В него натыкали кучу трубок, ему переливали кровь. Он был очень, очень, очень плох – и у него не было медицинской страховки для оплаты медицинских счетов. Тогда Хилли решил, что мы должны провести концерт в его пользу.

Джида Гэш: Это я собрала тот ебаный благотворительный концерт, а вовсе не Чита. Именно я сидела на этом чертовом платном телефоне в «CBGB» со списком телефонных номеров, звонила всем, обсуждая с каждым порядок выступления – ну, знаете, кто за кем выходит на сцену.

Джеймс Слаймен: Мы организовали большой благотворительный концерт в Нью-Йорке, который продолжался в «CBGB» с пятницы по воскресенье, и концерт поменьше в Кливленде. Во время нью-йоркского концерта я пришел в полный экстаз. Это был самый веселый уикэнд в моей жизни. Divine выходили на сцену вместе с Dead Boys, Джон Белуши играл на барабане с Dead Boys, выступали все нью-йоркские группы.

Майкл Стикка: Благотворительный концерт в пользу Блитца? Совершеннейший грабеж. Хилли говорил, что это я должен был получить деньги, и только поэтому Blondie решили играть в концерте. Blondie собирались дать два концерта на Лонг-Айленде и отдать мне собранные деньги.

Дебби Харри говорила очень стильно: «Майкл, я знаю – ты в беде. Я знаю, тебе нужны деньги. Мы сделаем для тебя два концерта. Мы собираемся отдать тебе сборы».

Я сказал: «Принимайте участие в затее Хилли. В этом благотворительном концерте в пользу Блитца».

Дебби ответила: «Нет, Хилли – отстой. Мы не хотим связываться с этой хуйней. Нет».

Я сказал: «Да ладно уж, я как-нибудь обойдусь».

Дебби спросила: «Ты уверен, что если ты получишь половину сборов, этого хватит?»

Я сказал: «Да, если я получу половину, мне хватит».

На концерте были Divine, Джон Белуши, а я не получил ни цента.

Джеймс Слаймен: Наверно, что Blondie решили, что с залогом за Майкла Стикку все ясно, что Хилли об этом позаботится. Как я уже говорил, я и сам так думал, поэтому не стал их разубеждать. Я сказал: «Хилли и другие люди, которые с ним работают, позаботятся о залоге».

Но Майкл думал, что все бросили его в беде. Майкл думал, что все просто оставили его сидеть в тюряге. По-моему, все действительно поступили именно так, но, поймите, не по злобе. Я имею в виду то, что Blondie в то время становились одной из самых знаменитых групп мира, им больше чем хватало собственных проблем.

Blondie пошли вразнос. Как-то я устраивал вечеринку, туда пришли Дебби Харри с Крисом Стейном и еще с каким-то парнем из записывающей компании. Дебби взяла меня за руку и сказала: «Отойдем, надо поговорить».

Они с Крисом втолкнули меня в ванную и показали большую коробку для сэндвичей, наполненную кокаином. Коробку дал им парень, с которым они пришли –то ли с радио, то ли из записывающей компании. Дебби сказала: «У нас в отеле скопились тонны этого дерьма, то, что ты видишь, – так, капля в море».

Дебби явно струхнула, у нее шалили нервы. Она не знала, что теперь делать, как вести себя с народом, который толпится вокруг, толкает ее, говорит, что она должна стать следующей Фаррой Фосетт[64], Дебби отвечала им, мол, с какой радости ей быть второй Фаррой Фосетт. Все, что она хотела, – это петь. Она была на обложке каждого журнала в Европе, Америке, Японии, Австралии, во всем мире. Она не знала, что делать, не знала, что думать, она потеряла смысл и направление жизни.

Легс Макнил: Жаль, что все так вышло с Дебби и Крисом. Они по жизни просто тусовались. Можно сказать, они были опорой тусовки; знаете, Дебби оставляла свою машину перед «CBGB», и могла любого подбросить до дома. Дебби была великолепна, скажу больше, она была безумно веселой.

А потом однажды я пришел в «CBGB» и увидел у входа киношный трейлер и очередь из сотен пяти людей. Я подумал: «Что такое?»

Я заглянул в трейлер, а там Дебби. Одетая в костюм, вокруг мудаки из записывающей компании, и она сказала мне, что будет сниматься в телешоу в прямом эфире. После этого ей уже нельзя было просто потусоваться, потому что люди ходили за ней по пятам и постоянно ее телепали. Ей приходилось прятаться за шарфами и темными очками. Стать знаменитым – мечта каждого, но, воплотившая для Дебби, эта мечта выглядела отвратно. Я жалел Дебби – она была шумной и веселой подругой, но когда пришел успех, она осталась в одиночестве.

Джеймс Слаймен: Дебби не хотела идти назад на вечеринку, где ее ждал парень из записывающей компании. Она сказала: «Они дают нам наркоту, чтобы постоянно держать нас под кайфом. Меня это достало. Забирай, если хочешь. Они постоянно дают нам наркоту. Это все, что мы получаем от этих разъебаев. Они хотят, они хотят, они хотят, и за все про все они дают нам это дерьмо! Джеймс, бери, если хочешь, я больше не хочу дури, вся моя комната в отеле ей забита».

Я взял кокаин. На пару тысяч долларов.

Майкл Стикка: Я не знал, что Джонни Блитц жив, пока не вышел из Райкерс.

Я видел, как во время поножовщины его несколько раз пырнули в грудь. Вокруг сердца у него было пять колотых ран. Еще у него был охуенный разрез, кроме тех пяти дырок, но сердце, слава богу, не задели.

Той ночью, когда я услышал сирены и мы запрыгнули в такси, копы приехали и увидели Джонни, который лежал с кишками наружу, – знаете, ведь копы не должны трогать вас, они должны ждать машину «скорой помощи», но в тот раз они нарушили обычный порядок действий. Они подняли Джонни и положили на заднее сидение полицейской машины и повезли его в Бельвю. Если бы копы стали дожидаться «скорой помощи», Джонни бы умер.

Врачи сразу занялись Джонни. Но когда хирург увидел у Джонни татуировку в виде свастики, он бросил работу. Хирург был евреем.

Чернокожий врач подошел и сказал: «Мы не можем так все оставить, парень!»

Черный врач оперировал его восемь часов. Черный врач спас жизнь Джонни. Он был классным врачом.

Чита Краум: Когда Джонни выпал из работы, у нас оказалось очень много свободного времени. У нас не возникало и мысли о том, что группа распалась. Мы знали, что с Джонни все будет в порядке, поэтому мы просто ждали, пока он снова сможет играть. Мы ходили в «CBGB» и тупо там тусовались.

Это был кошмар: именно тогда я с головой ушел в дурь, просто от скуки.

Джефф Магнум: Конечно, меня обвинили в том, что Джонни порезали. Когда ему стало лучше, мы играли в какой-то дыре в Квинсе, дела у нас шли неважно. Кажется, мы успели сыграть две или три песни, и ребята швырнули инструменты вверх и ушли со сцены.

После выступления мы все переругались. И тогда Джимми Зеро сказал: «Ты знаешь, Джонни ранили, потому что тебя не было рядом».

Я ответил: «Я даже не собирался тогда идти с Джонни. Мы не собирались никуда идти вместе, какого черта ты сейчас обвиняешь меня? Вот черт! Это твоя больная фантазия!»

Джимми Зеро сказал, что я внушил Джонни мысль, что надо быть мачо, все дела. Не было такого, это все чушь – я не подначиваю людей.

Я закричал. Я слетел с катушек, говорил что-то вроде: «Не было такого. Я ни в чем не виноват! Меня вообще там не было, как ты смеешь обвинять меня?»

Я сказал Джонни: «Наверное, тебе в больнице наступили на кислородную трубку и у тебя съехала крыша, если ты веришь в эту чушь. Это идиотизм! Как ты можешь верить в эту муру?»

После ссоры нам надо было возвращаться на машине на Манхэттен. Нам пришлось втискиваться на заднее сидение этого ебаного микроавтобуса, и я сидел спиной по ходу, вместе с Чита и Джидой, знаете эти задние сидения? Когда смотришь в заднее окно, как восьмилетний ребенок?

Потом Чита и Джида стали меситься. Чита хотел ударить Джиду, промахнулся и попал по мне. Он меня ударил. Я сказал: «Эй, смотри, что делаешь! Ты ударил меня!»

Из-за него я пролил выпивку. Скажите, разве нормально сидеть сзади в микроавтобусе и пялиться в заднее окно? Понимаете, на это место люди обычно сажают собаку. А Чита продолжал бить меня.

Майкл Стикка: Так или иначе, дело дошло до большого жюри; меня вызвали последним. Я рассказал им свою историю. И вдруг я на свободе: типа, что, блядь, это было?

А было то, что большое жюри вызвало девку, сидевшую в машине, которая чуть нас не сбила, ту самую девку, которая избила Маршу. Ее вызвали для дачи показаний, а, надо сказать, что по версии пуэрториканцев я говорил: «Вы, пуэрториканские головорезы, вас всех надо кончить, лохи-итальяшки!». Они утверждали, что я расист и орал расистские лозунги, и именно из-за этого они вышли из своей сраной машины.

Но они вызвали эту девку – их свидетельницу – и спросили ее: «Что именно говорил мистер Стикка, почему вы вышли из машины?»

А она сказала: «Я вообще ничего не слышала. Той ночью было холодно, и стекла были подняты. Он просто махал руками, и ребята вылезли из машины».

Их обвинение развалилось. Я был невиновен. Они сами все спровоцировали, и это ебаное дело вышвырнули из суда из-за показаний этой девахи. Это происшествие обошлось мне в восемь тысяч долларов и год жизни в собачьем дерьме.

Джефф Магнум: Все чего я хотел, – зажигать на басу. Я не хотел тусоваться с этими маньяками. Боже, да что ж такое? Я даже не могу спокойно выпить, потому что у Чита сбилась наводка? И у них на заднем сидении даже не было ремней безопасности, похоже, они хотели, чтобы мы погибли, это же были места для смертников.

Потом Джида решила пойти пешком. Мы стояли на светофоре, и Джида решила, что не хочет ночевать в отеле. Она вылезла из машины, надула губы и сказала: «Я ухожу. Ухожу отсюда».

Когда мы приехали в отель – мы с моей девушкой жили в одном номере с Чита и Джидой – Чита решил, что сошел с ума. Он выкинул охапку какого-то дерьма в окно и позвонил копам. Ну да, Чита вызвал копов к самому себе. Он сказал: «Приезжайте и заберите меня. Я сошел с ума. Пожалуйста, приезжайте скорее и арестуйте меня».

Представляете: он стоит в лосинах леопардовой раскраски, без рубашки, и говорит полицейским: «Дуйте сюда и арестуйте меня, потому что я социально опасен».

Я говорил ему: «Дай мне трубку, дай поговорить с ними, они не поверят тебе, я лучше смогу им все объяснить».

В конце концов приехали копы. Это были большие, толстые и грубые копы и они сказали: «Эй, что тут за дела? Живете коммуной, а? Вы парни – хиппи или как?»

Но копы не забрали Чита. Они не забрали его, они отказались арестовать его. Они сказали, что он вполне вменяемый. Знаете, что-то вроде: «Жаль, но мы можем тебя арестовать. Это не в наших полномочиях».

Итак, копы ушли, но не успели дойти до своей машины – мы жили на третьем этаже – так вот, пока они добирались до своей тачки с мигалкой, Чита швырнул фен из окна, здоровенный такой фен, и он бабахнулся на их машину. И чуть не звезданул одному копу в башню.

Потом Чита полоснул себя ножом.

Внезапно копы оказались опять наверху, гораздо быстрее, чем в первый раз. Они просто взлетели по лестнице. Копы взяли Чита и протащили по полу в другую комнату. Они закрыли дверь, и мы слышали только: «БАХ! БАХ! БАХ!»

Я думал: «Боже, я тоже хочу ему врезать! Можно я подержу его за руки? Дайте мне хоть разок его треснуть, ну, дайте, вам, копам, к такому не привыкать. Дайте, я его стукну. Я никому не скажу».

Потом мы услышали, как копы рявкнули: «И НАДЕНЬ ШТАНЫ!»

Чита ответил: «РАЗУЙТЕ ГЛАЗА, А НА МНЕ ЧТО?»

Копы выволокли его в коридор, конечно, он был в своих леопардовых лосинах. Копы спросили: «ТЫ В ШТАНАХ?»

Чита сказал: «ДА, ЭТО МОИ ШТАНЫ. Я ВСЕГДА В НИХ ХОЖУ!» Потом они увезли Чита.

Скажите, какого хуя мне было делать в этой компании? Я просто хотел громко играть на басу.

Потом мне позвонил Хилли и сказал: «Ну, знаешь, люди с