double arrow

Аркадий


После смерти Феодосия два его юных сына унаследовали трон. Старший, Аркадий, семнадцати лет от роду, правил Восточной Римской империей, а младший, которому было всего одиннадцать, — Западной.

Теоретически Империя по-прежнему была едина и неделима, а два императора просто делили между собой бразды правления. Это было верным во времена, предшествовавшие царствованию Диоклетиана: к примеру, законы и эдикты исходили из уст обоих правителей. Затем, с 509 г. до н. э., существовал институт консульства. В Риме каждый год избирали или назначали консулов, причем в более позднее время резиденция одного из них находилась в бывшей столице, а другого — в Константинополе (этот институт продолжал существовать до 514 г., то есть продержался около тысячи лет).

Несмотря на все эти исторические прецеденты, теперь, после смерти Феодосия, обе половины Империи стали независимыми и даже враждебными. Часто правители готовы были причинить зло друг другу только для того, чтобы извлечь из этого хотя бы минимальную выгоду.

Один из споров, разделявших Империю, касался территории. Иллирик лежал к западу от границы, которая шла с севера на юг и разделяла владения двух императоров и обычно считалась частью Западной империи. Тем не менее восточные соседи жаждали заполучить ее и захватили часть провинции. Этот факт не мог пройти мимо внимания двора Западной империи и послужил причиной постоянных разногласий. Именно этот спор между двумя жесткими правителями и разделил Империю, а не тот простой факт, что их было двое.

Более того, существовала ещё одна сила — религиозный спор между Востоком и Западом, то есть медленно развивающаяся война за первенство между епископом Рима и патриархом Константинополя. Признаки этих разногласий проявились в связи с религиозным спором, потрясавшим в то время Восточную империю и связанным с человеком, самой судьбой предназначенным для того, чтобы стать самым известным из отцов церкви — Иоанном Златоустом. Своим прозвищем он был обязан незаурядному таланту оратора и тому эффекту, который его речи производили на аудиторию.

Иоанн Златоуст родился в 345 г. в Антиохии. Его родители были знатными и богатыми людьми, а сам он обучился праву. Без сомнения, благодаря его красноречию и природным дарованиям он стал бы отличным юристом. Однако в 370 г. он пришел к религии и решил стать отшельником, на долгие годы похоронив себя в пустынях к востоку от Антиохии. Только тяжелая болезнь заставила Иоанна вернуться в мир. Он стал священником и вскоре приобрел огромную популярность у тех, кто собирался послушать его проповеди. Это происходило не только благодаря его искусству оратора, но и потому, что он вел высокоморальный образ жизни и пользовался своим богатством и влиянием для того, чтобы помогать людям: строил больницы, заботился о бедных и творил другие добрые дела, сделавшие его любимцем народа.

В 398 г., через три года после смерти Феодосия, патриарх Константинопольский умер, и Иоанн Златоуст занял его место. Теперь он мог простирать свое влияние дальше и воспользовался этой возможностью.

Громовые проповеди, клеймящие роскошь и безнравственность, стали звучать ещё громче. Новый патриарх настоял на том, чтобы священники были целомудренны, и если кто-либо вызывал на себя его гнев, то его острый язык жестоко клеймил отступника (если и был у Иоанна какой-либо грех, то это его способность легко приходить в негодование). Естественно, что таким образом он нажил себе врагов среди священнослужителей, которых осуждал, а также среди тех, кто завидовал ему. Поскольку епископ Александрии Феофил был одновременно любителем роскоши и завистником, он стал основный противником Иоанна Златоуста.

Так уж случилось, что Феофил был фаворитом императрицы Евдоксии, дочери германского вождя. Это была женщина железной воли, и ее слабовольный муж подчинялся ей во всем. Более того, она питала самые недобрые чувства к Златоусту, поскольку его обвинения в распущенности не раз без стеснения проникали в императорский дворец. Евдоксия любила веселье, а патриарх упрекал ее за это в самых суровых выражениях.

В 403 г. собрался особый собор, на котором Феофил должен был обвинить Иоанна в ереси, и приговор по этому делу был уже вынесен заранее. Златоуст отказался присутствовать при разборе своего дела, и в результате его лишили звания патриарха и приговорили к ссылке. После оглашения решения собора в народе поднялась буря возмущения, и спустя два дня Евдоксии пришлось вернуть ссыльного. Императрица приступила к подготовке более тщательно спланированного нападения.

Новый собор собрался в следующем, 404 г., и в этот раз в Константинополь пришел отряд германских наемников. Солдатам не было дела до того, кто выиграет спор: Феофил или Иоанн, они готовы были выполнять любые приказы, в том числе и приказ начать резню среди населения города. Народ очень хорошо понимал это и ничего на этот раз не смог поделать.

Иоанна Златоуста отправили в ссылку в городок на восточном краю Малой Азии, за 400 миль от Константинополя, и больше он уже не возвращался в столицу. Тем не менее из этих отдаленных мест он поддерживал связь со своими сторонниками по всей Империи. Более того, он, не боясь последствий, посылал письма епископу Рима и Гонорию, императору Запада, с просьбой пересмотреть его дело. Как для константинопольского двора, так и для церкви это было самое худшее, что могло быть сделано. Таким образом Иоанн открыто признавал старшинство правителя западной части Империи и епископа Римского.

Евдоксия к тому времени умерла, но императора смогли наконец убедить, что неистового старца необходимо заставить замолчать. Ему было приказано переехать ещё дальше от Константинополя, на самый северо-восточный край Империи. В 407 г. по дороге туда он скончался. На следующий год умер и Аркадий, император Востока.

Даже смерть Иоанна Златоуста не погасила пламя любви к нему со стороны жителей Константинополя. Огромное количество людей отказалось признать нового патриарха до тех пор, пока имя Златоуста не будет очищено от позора, и правительству пришлось пойти на это. Спустя тридцать лет прах старца с огромными почестями перенесли обратно в Константинополь. Обвинения с него были сняты, и он был причислен к лику святых, а сыну Евдоксии и Аркадия, унаследовавшему трон Константинополя, пришлось пройти через длительную церемонию покаяния во искупление грехов отца и матери.

Как бы то ни было, но всё это не могло не подорвать престиж константинопольской патриархии, а позднее споры за главенство, шедшие между церковью и государством, ослабили его ещё больше. По мере того как это происходило, рос авторитет епископа Рима. Последнее особенно верно в свете того, что соперничавшая с Римом миланская епархия неожиданно потеряла популярность, как мы с вами увидим далее.


Сейчас читают про: