double arrow

Теодорих, король остготов


Одоакр, вождь герулов

После смерти Рицимера остатки земель на Западе достались другому военачальнику, Оресту. Он принудил Юлия Непота отречься от престола и заменил его своим сыном, Ромулом Августом. Это произошло в 475 г.

Имя нового правителя можно было назвать по-своему знаменательным: его первая часть принадлежала человеку, основавшему Рим, а вторая — тому, кто создал Империю. Тем не менее, ничего хорошего его избрание государству не принесло: в то время мальчику было всего четырнадцать лет и его имя вскоре сократили так, что оно стало звучать как Ромул Августул (Ромул, маленький император). Именно эта форма сохранилась применительно к нему в истории.

Практически немедленно после коронации у Ромула начались трения с варварами, служившими Империи, поэтому оно продлилось всего лишь чуть меньше года. Германцам не давала покоя мысль, что в таких провинциях, как Галлия, Испания и Африка, их сородичи правят, а не служат правителям. Они потребовали себе треть территории Италии.

Орест, настоящий господин страны, отказал им в этом, и наемники собрались под командованием военачальника Одоакра (происходившего из племени герулов), чтобы силой взять всю Империю, раз уж им не хотели добровольно выделить ее часть. Оресту пришлось отступить в Северную Италию, где он был захвачен и казнён.




4 сентября 476 г. Ромул Августул был вынужден отречься, и его дальнейшая судьба неизвестна. Одоакр не позаботился о том, чтобы создать марионеточного правителя, так что у западной части державы не было императора до тех пор, пока не явился знаменитый Шарлемань (Карл Великий). Впрочем, государство, которым он правил, не имело ничего общего с Римской империей времен Августа и Траяна.

Англоязычные историки называют 476 г. (1229 г. AUC) годом падения Римской империи, но это неверно, и в то время никто так не думал. Она всё ещё существовала и была одним из самых могущественных государств в Европе со своей столицей в Константинополе, где правил Зинон. Тенденция игнорировать историю восточной части страны возникла потому, что современные британцы пользуются исключительно наследием Западной империи.

С точки зрения современников Ромула Августула, несмотря на то что государство частично было оккупировано германцами, теоретически все эти земли оставались имперским владением. Часто германские правители носили титулы патрициев, или консулов, и считали это для себя большой честью.

Сам Зинон никогда не признавал Августула своим соправителем. Он считал мальчика узурпатором, а законным обладателем престола — его предшественника, Юлия Непота, после низложения бежавшего из Рима и оказавшегося в Иллирике, где и играл роль императора Запада, признанного Зиноном.



До 480 г. (1233 г. AUC), то есть до смерти Непота, в формальном смысле Западная империя продолжала свое существование. Только после его убийства трон опустел, с точки зрения восточного соседа. После этого, опять-таки теоретически, Империя снова стала единой, как и во времена Константина и Феодосия, а Зинон стал ее единственным владыкой. Он даровал Одоакру титул патриция, а тот в ответ признал его императором и сам себя называл всего лишь королем Италии, принадлежавшей германцам.

После убийства Юлия Непота Одоакр вторгся в Иллирик под предлогом, что хочет отомстить за него, и действительно сделал это, убив одного из виновных, но в то же время захватил провинцию. С точки зрения Зинона, это сделало его слишком сильным. Он начал искать способ нейтрализовать угрозу, оказавшуюся в неуютной близости от его границ. В поисках способа избавиться от Одоакра Зинон обратился к остготам.

За сто лет до описываемых событий остготы попали под власть надвигающейся орды гуннов, в то время как их соплеменники вестготы сумели избежать этой участи, укрывшись на территории Римской империи. В течение восьмидесяти лет после этого первые находились в подчиненном положении и, в частности, сражались на стороне кочевников в битве на Каталаунской равнине. После смерти Аттилы и исчезновения империи гуннов остготы освободились из плена и поселились к югу от Дуная, периодически совершая набеги на земли Восточной империи, чем изрядно беспокоили константинопольское правительство. В 474 г. их вождем стал сильный лидер по имени Теодорих.



Зинону казалось, что, заключив союз с этим человеком, он убьёт одним выстрелом двух зайцев: можно будет отправить его сражаться с Одоакром и таким образом, как минимум, убрать остготов подальше от своих земель, а тем временем в начавшийся войне оба противника будут сильно ослаблены.

В 488 г. (1241 г. AUC) Теодорих с благословения Зинона отправился на Запад. Он вошел в Италию, в двух успешных сражениях разбил врага и к 489 г. уже осаждал Равенну, где укрылся Одоакр. Город долго сопротивлялся, но осаждающие были терпеливы, и в 493 г. (1246 г. AUC) ему пришлось сдаться. Вопреки условиям капитуляции, вождь остготов собственными руками убил своего плененного противника. Теодорих стал безусловным монархом Италии, Иллирика и земель к северу и западу от Италии и правил из Равенны. Анастасий, взошедший на константинопольский престол после смерти Зинона, подтвердил его притязания, так что в течение следующего поколения вождь остготов правил своим королевством, причем настолько мягко и мудро, с такой заботой о процветании своих владений, что заслужил титул Великого.

Таким образом, первая четверть VI столетия была весьма необычна для Италии: по сравнению с ужасными временами, наступившими после вторжения Алариха, итальянцы под властью Теодориха жили как в раю. Фактически со времён Марка Аврелия (то есть уже триста лет) у них не было лучшего правителя.

Император старался сохранить римские традиции. Хотя его готы захватили большую часть государственных земель, они заботились о том, чтобы максимально справедливо отнестись к частным собственникам. Римлянам не чинили никакого вреда, и они могли занимать государственные должности точно так же, как во времена расцвета империи этим правом обладали германцы. Коррупция среди чиновников свелась к минимуму, налоги снизили, порты благоустроили, а болота осушили. В мирное время снова начало развиваться сельское хозяйство. Рим, практически неповрежденный во время двух вторжений, жил спокойно, и сенат по-прежнему пользовался уважением. Несмотря на то, что сам Теодорих был арианином, он снисходительно относился к католицизму. (Во владениях вандалов и вестготов, также арианских, католики подвергались гонениям.)

Казалось даже, что свет римской культуры может опять воссиять над миром. В 490 г. родился Кассиодор, известный хранитель памятников литературы. При дворе Теодориха и его наследников он служил казначеем и посвятил свою жизнь приобретению знаний. Он основал два монастыря, обитатели которых занимались тем, что хранили и переписывали книги, и сам писал многотомные работы по истории, теологии и грамматике. Без сомнения, если бы написанная им история готов сохранилась до наших дней, то она была бы ценнейшим источником, но, к сожалению, она пропала.

Боэций, родившийся в 480 г., был последним из античных философов. В 510 г. он служил консулом, его сыновья выполняли ту же роль в 522 г. Из-за этого он был на верху блаженства, поскольку, несмотря на то что эти титулы были не больше чем незначащей формальностью, ему казалось, что Рим так же силен, как и прежде. К сожалению, это счастье закончилось, когда ближе к концу жизни ставший с возрастом подозрительным Теодорих заключил Боэция в тюрьму по подозрению в связях с императором Востока. (В конечном счёте его казнили.) Предполагают, что Боэций был христианином, но об этом нельзя судить на основании его философских работ: они пронизаны стоицизмом, свойственным скорее дням расцвета языческой империи. Писатель перевел на латынь некоторые из работ Аристотеля и написал комментарии к Цицерону, Евклиду и другим авторам. К началу Средневековья оригиналы работ этих ученых не сохранились, так что комментарии Боэция оказались последним лучом древнего знания, освещавшим подступающую тьму.

В VI столетии ещё можно было надеяться на то, что Рим сумеет погасить эффект варварских нашествий, коренные жители смешаются с германцами и вместе воссоздадут объединенную империю, более сильную, чем когда бы то ни было. К сожалению, этому помешала религия. Германцы были арианами и не могли смешаться с католиками так, как два народа могут смешиваться друг с другом.

В Северо-Восточной Галлии вождём франков, которые до сих пор жили относительно мирно, стал воинственный и энергичный лидер по имени Кловис. В 481 г., при избрании, ему было всего пятнадцать лет, но за время подготовки к войне он успел стать двадцатилетним юношей, полностью готовым выполнить свои завоевательные планы. Первой целью Кловиса стало королевство Суассон, которым правил Сиагрий. В 486 г. (1239 г. AUC) оно было атаковано, разгромлено, а его король убит. Таким образом, последний клочок территории, некогда представлявшей собой часть Западной Римской империи и населённый её коренными жителями, пал под натиском варваров.

Долгий период существования Империи подошел к концу. С тех пор как на берегах Тибра была построена деревушка под названием Рим, прошло тысяча двести тридцать девять лет, римляне успели стать величайшей нацией Древнего мира, создать государство, объединявшее в себе сотни миллионов людей, и законодательство, пережившее его. Его влияние затронуло даже Восток. Теперь, в 486 г. (1239 г. AUC), на Западе не было ни одного правителя, который по праву мог бы назвать себя наследником римских традиций.

По правде говоря, восточная часть империи осталась практически нетронутой, и там ещё были великие властители, но эта часть мира исчезла с горизонта западного мира. В медленном развитии новой цивилизации свою роль должна была сыграть Европа, но кто будет ее творцом? Франки и готы начали этот процесс позднее за ними последуют ломбардцы, норманны и арабы. Даже бывшая Восточная империя со временем поддастся их влиянию, но на данный момент законными наследниками Рима были франки. Победа Кловиса в Суассоне стала первым лепетом новой империи, следом за созданием которой должна была прийти новая культура — франкская — и развиваться постепенно, от расцвета Средневековья и до наших дней.







Сейчас читают про: