double arrow

Рицимер, вождь свевов


За то, что осталось от западной части римского государства, снова сражались два военачальника, каждый из которых в свое время служил под командованием Аэция. Одним из них был Марк Авит, происходивший из старой галльской семьи, а другим — Рицимер, сын вождя племени свевов.

Авит в своей родной провинции проводил ту же политику, что и его бывший начальник, то есть пытался использовать различные варварские племена, чтобы спасти то, что осталось от римского наследия. Он заключил союз с королем вестготов Теодорихом II, который воспользовался миром в Галлии для того, чтобы собрать свои войска в Испании. В 456 г. он начал расширять свои владения за счет территории свевов. К тому времени вся Испания уже принадлежала вестготам, они правили всеми землями от Бретани до Гибралтара, за исключением северных гор провинции, где оставшимся свевам и коренным жителям этих мест — баскам — удалось сохранить некоторое подобие независимости.

Между тем Авита привлекала мысль, что Гейзерих разграбил Рим и оставил вакантным престол Империи. Он получил принципиальное согласие императора восточной части государства, Марциана, и имел мощного союзника в лице главы вестготов, так что вскоре, уже в 456 г., стал владыкой Западной империи.




Ему противостоял Рицимер. Свеву по рождению не мог быть приятен человек, который заключил союз с вестготами и помог им практически вытеснить его сородичей из Испании. Недовольство этого человека стоило принимать в расчет: в том же 456 г. он уничтожил флот вандалов вблизи Корсики, и все, кто осознавал важность победы римского оружия над ненавистными соседями, боготворили полководца. Когда Рицимер предложил Авиту отречься от престола, ему ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться. После этого целых шестнадцать лет вождь свевов был настоящим правителем Рима и смещал или назначал императоров по своему желанию.

Первым он короновал Юлия Валерия Майориана, который также сражался под началом Аэция и был сведущ в военном деле. На повестке дня стояла война с вандалами, и такой человек необходим был государству. В результате этого избрания на группу вандалов, грабившую побережье Италии к юго-востоку от Рима, неожиданно напали солдаты императора и в жестокой схватке отогнали их обратно к кораблям.

Первая победа так воодушевила Майориана, что он построил свои собственные корабли, чтобы вторгнуться в Африку, но для этого ему необходима была помощь короля вестготов. Сперва Теодорих II, знавший о судьбе своего давнего союзника Авита, отказался. Однако после того, как в Галлии имперские войска разбили вестготов, ему показалось более разумным объединиться с ними в борьбе против вандалов, так же как за восемь лет до того сделал его отец в сражениях с гуннами. Таким образом, у Карфагена появился объединенный флот римлян и готов. Тем временем Гейзерих не дремал. В 460 г. он напал на верфь с недостроенными кораблями имперского флота и уничтожил их, вынудив Майориана заключить мир и бесславно вернуться в Рим. После этого Рицимер решил, что император перестал быть полезным, и вынудил его сложить с себя корону. Через несколько дней Майориан умер, возможно, от яда.



Лев I, правитель Восточной империи, отказывался санкционировать избрание нового кандидата на престол. Он стал настолько силен, что задумался об объединении державы под своей рукой, как это сто лет назад сделал Феодосий I. Для этого ему понадобилось посадить на западный престол человека, которым можно было бы легко манипулировать. Недолгие переговоры с Рицимером привели к тому, что этим человеком стал Антемий, зять императора Марциана. В 467 г. (1220 г. AUC) он взошел на трон и закрепил свое положение тем, что выдал, дочь за Рицимера, настоящего владыку Рима.

Следующим шагом императора Льва была отправка собственного флота против вандалов. Он хотел закончить дело, начатое Майорианом, то есть завоевать Африку. Кроме славы это принесло бы ему и дополнительную власть, и кто знает, что еще. Лев построил огромный флот из 1100 кораблей, способный нести в общей сложности 100 тысяч человек. С этими силами он захватил Сардинию и затем высадил своих солдат в Африке. Казалось, что дело обернется плохо для Гейзериха, которому в то время было уже около восьмидесяти лет, но годы не заставили его потерять военную смекалку, и он заметил, что все эти многочисленные корабли плохо охраняются и стоят настолько скученно, что представляют собой отличную цель. Поздно ночью к стоянке подошли брандеры[6], и вскоре флот пришёл в полный беспорядок. Имперцам пришлось срочно спасаться, и вся экспедиция к побережью Африки провалилась.



Как бы то ни было, но Лев I сумел извлечь пользу даже из своего поражения: он возложил всю вину за произошедшее на своего полководца Аспара, и в 471 г. казнил его. Таким образом, германскому влиянию на Востоке пришел конец.

На Западе Рицимер сделал примерно то же самое, то есть обвинил Антемия в провале всей операции, и в 472 г. сместил его, а затем сам выбрал очередную марионетку, поскольку его соправитель находился не в том положении, чтобы ставить условия. Новым императором стал Анций Олибрий, женатый на дочери Валентиниана III Плацидии и таким образом в некотором роде имевший отношение к славе Феодосия I. Как бы то ни было, но и Олибрий, и Рицимер умерли в том же году.

Таким образом, Лев I мог свободно выбирать соправителя себе по вкусу, и он остановился на кандидатуре своего родственника Юлия Непота. В 474 г. планы императора нарушила смерть. Он так и не смог объединить державу, как намеревался, более того, его внук, сын генерала исаврийских телохранителей, умер, пробыв на престоле всего несколько месяцев. Его отец Зинон стал правителем Восточной империи.

В то время границы государства оставались практически теми же, какими они были ко времени смерти Феодосия I, и были недалеки от тех, что существовали триста пятьдесят лет назад при Адриане. С Западной империей дело обстояло хуже. В 466 г. Теодориха II, короля вестготов, убил его брат Эрих, и при нем королевство достигло пика своего могущества. Правитель опубликовал свою версию римских законов, приспособленных к нуждам готов, и таким образом заложил основу нового законодательства. Судя по всему, под властью варваров, не придававших большого значения условностям, местные жители чувствовали себя лучше, чем во времена римского владычества. Им было позволено подчиняться собственным законам, их права уважались, за исключением, может быть, права собственности. Готы забрали себе две трети всех земель, скота и рабов, так что землевладельцы, естественно, пострадали от их нашествия. Затем, ещё одним поводом для недовольства было то, что пришельцы оказались ревностными арианами, то есть еретиками с точки зрения жителей-католиков. Тем не менее, со временем стало ясно, что всё не так уж страшно.

Юго-восточная часть Галлии подпала под власть бургундов, и теперь границы их земель совпадали с границами государства вестготов. На юго-востоке Британии твёрдо закрепились англосаксы.

В Северной Галлии ещё оставалось коренное население. Этим людям удалось сформировать королевство Суассон, названное по имени города, находившегося примерно в шестидесяти милях к северо-западу от Парижа. Правил ими Сиагрий, последний властитель Галлии, которого хотя бы в какой-то мере можно было бы считать римлянином, даже несмотря на то, что он восстал против метрополии и объявил свое государство независимым.

В Африке по-прежнему правил Гейзерих. Он умер только в 477 г., дожив до восьмидесяти семи лет. Почти полстолетия король вандалов одерживал победы и твёрдой рукой управлял страной. Это был самый удачливый и способный из всех варваров, которые в V столетии разрушили Римскую империю. Ко времени его смерти от всех владений в руках императора остались только сама Италия и Иллирик.







Сейчас читают про: