double arrow

Понятие деятельности


Культура как способ созидательной деятельности

Культура как пространство человеческой деятельность

Напомним еще раз, что, будучи человеческим творением, культура стоит как бы над природой, хотя ее источником, материалом и местом действия является природа. В органическом мире есть существа активные, создающие нечто, обусловленное инстинктом. Человеческая же деятельность не дана природой всецело, хотя и связана с тем, что природа дает сама по себе. Активность человека свободна в том смысле, что выходит за рамки инстинкта.

Природа человека, рассматриваемая без этой разумной деятельности, ограничена только способностями восприятия и инстинктами или же рассматривается в зачаточном и неразвитом состоянии. Но в том-то и дело, что человек способен на такую активность, которая не ограничивается природой, рамками вида. Он переходит от одной формы деятельности к другой.

Под деятельностью обычно понимают специфический для человека способ отношения к внешнему миру, который состоит в преобразовании и подчинении его человеческим целям.

Человек претворяет и достраивает природу. Культура – это формирование и творчество. Преобразуя окружающую его природу, человек одновременно перестраивает и самого себя, т.е. свою внутреннюю человеческую природу. Чем шире деятельность, тем более преобразуется, совершенствуется он сам. В этом отношении противопоставление природы и человека не имеет исключительного смысла, так как человек в определенной мере есть природа, хотя и не только природа. Не было и нет «чисто природного» человека. От истоков и до заката своей истории был, есть и будет только «человек культурный», то есть «человек творящий».

Стало быть, овладение внешней природой еще не является культурой (бобер строит запруду), хотя и представляет одно из условий культуры. Освоить природу означает овладеть не только внешней, но и внутренней, человеческой природой, то есть приобрести дар, которым не обладает никакое другое живое существо. На это способен только человек.

Данную мысль неплохо выразил французский культуролог Жан Мари Бенуа (р. в 1942): «Культура – это специфика человеческой деятельности, то, что характеризует человека как вид. Напрасны поиски человека до культуры, появление его на арене истории надлежит рассматривать как феномен культуры. Она глубочайшим образом сопряжена с сущностью человека, является частью определения человека как такового». Человек и культура, как отмечает Ж.М. Бенуа, неразрывны, подобно растению и почве, на которой оно произрастает.

Человек сделал шаг к разрыву с природой только в том смысле, что стал возводить на ней свой человеческий мир, мир культуры как дальнейшую ступень мировой эволюции. С тех пор развитие продолжается через культуру. Вместе с тем человек продолжает служить соединительным звеном между природой и культурой. Более того, его внутренняя принадлежность к этим обоим мирам свидетельствует о том, что между ними существуют отношения не противоречия, а взаимодополняемости.

Культура – это природа, которую «пересоздает» человек, утверждая посредством этого себя в качестве человека. Опосредующее связующее звено между культурой как творением человека и природой – деятельность, то есть разносторонняя, свободная активность человека, имеющая определенный результат. Она, как уже отмечалось, гораздо шире, чем то, что было «записано» в инстинкте. Разум, воля и чувства человека определяется как результат всей человеческой деятельности.

Культура как образ жизни конкретного общества.

Работа исследователя должна начинаться с изучения культур, то есть характерных для каждого общества образов жизни. В его понимании «культура» – это обобщение, основанное на наблюдении и сравнении ряда культур. Этот термин относится к отдельным культурам точно так же, как в биологии термин «паукообразная обезьяна» – к множеству отдельных паукообразных обезьян, входящих в данный вид. Когда антрополог утверждает, что культуре присущи такие-то и такие-то свойства, что они характерны для всех культур. Именно культуры представляют организованные функциональные единицы, и человека следует изучать в связи с определенной культурой, а не культурой вообще.

Культура – это конфигурация усвоенного поведения и его результатов, составные элементы которой разделяются и передаются членами данного общества. Подобно всем определениям, оно нуждается в некоторых пояснениях и уточнениях. Термин «конфигурация» подразумевает, что различные проявления поведения и его результаты, составляющие культуру, образуют структурное целое. Это свойство культуры связано с рядом проблем. Выражение «условное поведение» ограничивает сферу деятельности, которая должна рассматриваться как часть любой культурной конфигурации, деятельностью, формы которой определяются процессом обучения. Это ограничение существует давно.

Инстинктивное поведение, основные потребности и напряженность, являющиеся источником конечной мотивации индивида, никогда не считались составными частями культуры, несмотря на явное воздействие на нее. Исключение этих феноменов из понятия культуры составляет в ее пределах достаточно широкую область. Как уже отмечалось, у человека, вероятно, очень мало безусловных рефлексов, не связанных с биологическими процессами. Например, когда человек ест, он удовлетворяет личную потребность в пище, но то, как он ест, зависит от того, как его научили. В предложенном нами определении термин «поведение» нужно понимать в самом широком смысле, включая любую деятельность индивида, явную или скрытую, физическую или психологическую. Так, согласно данному определению, обучение, мышление и т.п. следует также считать такими же формами поведения, как мышечные движения, участвующие в технологических процессах.

Слова «результаты поведения» относятся к явлениям двух совершенно разных порядков – психологического и материального. Первый включает те результаты поведения, которые представлены психологическими состояниями индивида. Так, под эту рубрику попадут знания, взгляды и системы ценностей. Возможно, классификация этих явлений как результатов поведения покажется кому-то натянутой, однако, они, несомненно, возникают в результате взаимодействия индивида с окружением и последующего обучения.

В то же время их нельзя классифицировать как поведение, усвоенное в процессе обучения, ибо им недостает динамики, которую подразумевает этот термин. Подобно реалиям окружающей среды, они оказывают целенаправленное воздействие на развитие моделей поведения. Так, сталкиваясь с новой ситуацией, индивид реагирует не только исходя из объективной реальности, но и в зависимости от усвоенных в прошлом ценностей, взглядов и знаний. Туземец, впервые встретив белого человека, может воздать ему почести как Богу, принять его как почетного гостя или напасть на него. Его линия поведения полностью зависит от вышеуказанных факторов.

Включение материальных результатов поведения в сферу явлений, относящихся к понятию культуры, вызывает споры. Однако оно не противоречит антропологической традиции, столь же древней, как и само понятие культуры. В антропологии предметы, которые изготавливались и использовались членами общества, всегда определялись как «материальная культура» и рассматривались как составная часть культурной конфигурации. В данном случае проблема состоит в следующем: нужно ли рассматривать сами предметы как часть культуры или же содержание культурной конфигурации следует свести к психологическим элементам, которые соответствуют этим предметам.

Иными словами, спрашивает Р. Линтон, – следует ли включать в культуру топор или же только представления членов общества о том, как он должен выглядеть и какими качествами обладать? Включение в культуру материальных объектов мешает тем исследователям, которые пытаются использовать понятие культуры в определенных целях, однако для тех, кто изучает личность, исключение материальной культуры является скорее потерей, чем выигрышем.


Сейчас читают про: