double arrow

Земледелец


Успешный скотопромышленник

Ажыкай жил и работал в центре Улуг-Хемской котловины, в местах с плодороднейшими каштановыми почвами, тучными пастбищами, в богатой пушниной и дичью таежной зоне и прекрасными естественными ресурсами, как минеральными, так и растительными. Все эти природные ресурсы, при умелом пользовании и вложении труда приносили большие доходы. Как и любой кочевник, вначале он занимался натуральным хозяйством. Главной отраслью хозяйства было животноводство, постепенно он стал заниматься торговлей и поставкой сельскохозяйственных продуктов на рынок, как внутри страны, так и за границу. В его хозяйственной деятельности немаловажное значение имела природная смекалка и предприимчивость Ажыкая.

Тува - родина скотоводов. Из века в век они здесь жили, передавая свои знания, умения и опыт по выращиванию скота своим потомкам. Хозяйственная деятельность, весь уклад и образ жизни строго подчинялись содержанию и уходу за животными. Земледелие имело подсобный характер, им занимались между делом, выращивали на поливных землях только зерновые культуры. Скот являлся гордостью тувинцев и был основой зажиточной жизни. Исходя из этих соображений Ажыкай нойон, как истинный кочевник, разводил скот, причем в очень большом количестве. По разным источникам и скромным подсчетам у нойона имелось около 6 тыс. лошадей, 4 тыс. коров, 10 тыс. овец и коз, свыше 200 верблюдов.

Ажыкай нойон, даже став крупным скотопромышленником, не вел оседлую жизнь, построив для себя по подобию русских переселенцев избу из дерева. Он, как и все араты-кочевники, менял место стоянки по сезонам года. Этому способствовали, скорее всего, народные традиции и менталитет, которые сыграли большую роль, чем материальные и финансовые составляющие. Большое стадо скота нойона пасли специально нанятые для этого работники, из числа родственников и особо доверенных людей. По сообщениям А. Ермолаева, краеведа из Минусинска, «у Ажыкай нойона было 72 юрты, которые он предоставлял своим пастухам. Пастушьи и табунные юрты вели самостоятельную жизнь и кочевали по сезонам года, меняя свое расположение в зависимости от состояния пастбищ, водопоев, состояния и упитанности скота». Как и в любом товарном производстве Ажыкай платил своим работникам за проделанную работу, за выпас скота рассчитывался натурой или товарами. Пастухи за то, что пасли и ухаживали за скотом, потребляли молоко и мясо животных. Через определенное время за свою работу получали молодняк и взрослый скот от нойона. Пастухи должны были сдавать Ажыкаю всю шерсть, конский волос, шкурки животных для дальнейшей переработки и продажи.

Для проверки состояния и сохранности скота, поощрения лучших работников и расчета за проделанную работу, нойон назначал и отправлял доверенных лиц из своего ближнего окружения. При необоснованном, неподтвержденном падеже скота, кроме случаев нападения волков и массовых болезней, он строго наказывал виновных. За возмещение утерянной овцы взимал 2 ягненка, за быка 2 коровы и т.д. Поголовье скота росло не только от естественного прироста, он получал скот и за возмещение стоимости проданного товара. Например, Дорбетский хан Сорукту за полученный товар у Ажыкая задолжал много сотен голов скота.




Живя в богатейших и плодороднейших землях Тандынского предгорья, Ажыкай не мог не заниматься земледелием, этим исконно древним занятием предков. Для этого он нанимал своих земляков и родственников на работу и оплачивал их труд в натуральной форме, так как сам хозяйственный уклад аратов был натуральным хозяйством.

По историческим сведениям, араты брали у богачей семена на посев, быков и соху для вспашки полей, а потом пахали, сеяли, поливали и собирали урожай. После обмолота богач давал наемному рабочему плату за труд, в зависимости от размера вспашки и убранного урожая, примерно 5-10 пудов зерна на каждого. На таких условиях Ажыкай сам производил много зерна. Кроме собственного зерна, он закупал хлеб у других производителей или брал зерно у своих арендаторов, получивших от него рабочий скот, быков и лошадей. За пользование рабочим скотом, выдаваемым малоимущим землякам или переселенцам из России, Ажыкай брал: за пользование дойной коровой – 1 кусок плиточного чая или 10 килограмм топленого масла, за пользование тягловой силой - 1 пуд зерна или 1 пуд муки, за лошадь все это увеличивалось в 2 раза за сезон полевых работ. Цены были адаптированы для каждого, арендатор сам мог выбрать один из вариантов оплаты, который его устраивал, и которым он реально мог рассчитаться по своим возможностям. Некоторые арендаторы брали по несколько животных. Помимо своих земляков-тувинцев, Ажыкай давал скот, на тех же условиях, русским крестьянам из близлежащих сел: Чал-Кежиг, Суг-Бажы (Кочетово), Доора-Хадын (Березовка), Кара-Булун (Успенка), Ооргайлыг (Арголик), Дурген (Сосновка), Бай-Хаак, Балгазын.



Ажыкай, как богатый торговец, не замкнулся только на накопительстве, он заботился и о благополучии своих земляков: закупал хлеб и ссужал его в кредит бедным аратам, а частью вывозил его за границу, к дербетам.

Появление на продуктовом рынке крупного товаропроизводителя-земледельца сыграла большую роль в жизни тувинских аратов и в целом социально-экономической жизни Тувы в начале 20-го века.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: