double arrow

История Древнего мира, том 1. Ранняя древность 33 страница


Общественный уклад Арьйошайаны известен из «Авесты», по довольно поверхностно. В нем были (в небольшом числе) патриархальные рабы; она, как и индоарийское общество, делилась на трп сословия — воинов, жрецов и земледельцев-скотоводов. Основной хозяйственной ячейкой был, как и в Передней Азии, «дом» (дмана), т.е. большесемейная патриархальная община; во главе группы «домов» — рода (вис) — стоял тоже своего рода патриарх; следующая ступень — племя, видимо, к атому времени стало терять свое значение. Еще выше стояла «страна» (дахъю), по размерам несколько больше номовых общин Месопотамии, но аналогичная по структуре. Во главе «страны» стоял вождь-военачальник (састар), правивший совместно с советом старейшин пли народным собранием.

В Арьйошайане при дворе более позднего (и, видимо, значительно менее могущественного) правителя, Кави Виштаспы, жил проповедник Заратуштра, создавший новую религиозно-философскую систему. Время его жизни неизвестно, хотя в позднейшие времена не раз делались попытки его вычислить. Сравнительно достоверное предание помещало его за десять поколений до Александра Македонского, т.е. в VII в. до н.э.

Надежные сведения об учении Заратуштры дают только его стихотворные проповеди, так называемые «Гаты». Из них видно, что Заратуштра осуждал трату (особенно иранцами-кочевниками) жизненно необходимого земледельцам рогатого скота на жертвы дэвам, которых он почитал за ложных богов, почти нигде, однако, не называя их по имени, и проповедовал почитание высшего бога творца, Мазды Ахуры (позже он назывался Ахурамазда, Ормузд; ахура по­ирански — это то же, что асура по-индоарийски, один из двух родов божеств) (Заратуштра не первый поклонялся Ахуре Маздо: божество под этим именем почиталось, по-видимому, в Иране гораздо раньше. Предполагают, что это прозвище («Премудрый ахура или асура») прилагалось к тому богу, которого индоарийцы называли Варуной.). С Ахурой Маздой, окруженным благими духами, олицетворяющими добродетели и в то же время благие стихии мира: огонь, воду и плодородную землю, борется Ангхро Манью (Ахриман), возглавляющий духов, олицетворяющих зло. Долг каждого верующего земледельца — защищать скот (который имеет своего особого духа-покровителя), возделывать землю, не осквернять добрые стихии, придерживаться добродетелей, и тогда после смерти он войдет в рай Гаро-дмана, путь куда проходит по «мосту душ», узкому, как топкий волос или как лезвие ножа. В конце веков придет потомок Заратуштры, чудесный Спаситель, и Ангхро Манью будет побежден; впрочем, это последнее верование, как и наказ верующим убивать вредных животных и насекомых и выставлять трупы на съедение птицам во избежание осквернения стихий, было введено, надо полагать, уже после Заратуштры. Как и другие вероучители реформаторы древности, Заратуштра обращал главное внимание на религиозно-философскую и нравственную проповедь, вследствие чего в дальнейшем и оказалось возможным соединить более общепонятные элементы его учения со старинными традиционными культами индоиранских богов. По той же причине и позднейший зороастризм сохранял много черт самой первобытной обрядности.




В конце своей долгой жизни Заратуштра погиб от рук бактрийских кочевников — хьяуна (хионитов?), воевавших против царства Кави Виштаспы; погибло и само царство.

На его месте, судя по преданиям позднейших времен, образовалось царство Бактрия на среднем и верхнем течении Амударьи (столица Бактра, или Балх, была расположена на территории совр. Афганистана). Это царство просуществовало до середины VI в. до н.э., когда было завоевано мидянами и персами. Название Арьйошайана, или Арьянам-Вайджо, стало либо полумифическим, либо (в форме «Ариана») общим обозначением ряда стран, где жили арии. Бактрийское царство помнили лучше, и в позднейшей легенде Виштаспу и его двор стали помещать в Балхе.

Но ученики и последователи Заратуштры остались. Правда, воспоминания о точном содержании его учения были смутными, и к Заратуштре возводили довольно различные и взаимно противоречивые верования. «Гаты» Заратуштры и другие произведения зороастризма лет пятьсот сохранялись устно. Позже в священную книгу «Авесту» вошли и гимны богам — Митре, богу договоров, Анахите, богипе рек и плодородия, священному (хотя и запрещавшемуся самим Заратуштрой) напитку хаоме (соме индийцев) и т.д. Эти гимны («Яшты»), вероятно, были сочинены еще задолго до Заратуштры, но их нашли возможным включить в «Авесту» по той причине, что вероучитель в своих стихотворных проповедях оставил ниспровергаемых злых дэвов безымянными. Далее, в «Авесту» вошли «Ясна» и «Виспрат» — молитвенно-ритуальные тексты: в составе «Ясны» сохранились и «Гаты» Заратуштры; и, наконец, «Видевдат» — книга обрядовых запретов и религиозных кар и штрафов за их нарушения, явно более поздняя, чем время Заратуштры, но все же вряд ли моложе VI в. до н.э. Были в «Авесте» и другие книги, но они не сохранились— из них известны лишь цитаты в поздних правовых и других сочинениях да названия в общем оглавлении «Авесты», восходящем к IV—VI вв. н.э.



Видимо, вскоре после гибели учителя часть его учеников переселилась в Западный Иран — в Мидию, где обратила в свою веру одно из мидийских племен — магов. Впоследствии «маг» стало синонимом понятия «зороастрийский жрец». Здесь, в Мидии VII в. до н.э., как мы увидим в следующей книге, учение Заратуштры в толковании магов стало первой в мире официальной государственной религией. Мидяне и персы поселились на запада и юге Иранского нагорья не позже IX в. до н.э., но и ранее того находились в тесном общении с более древними автохтонными цивилизациями. Так, персы заняли Аншан — прежде важную часть Элама.

По всему западному и центральному Иранскому нагорью на рубеже II и I тысячелетий до н.э. существовала культура городов-крепостей. Именно с этими городскими культурами столкнулись здесь ассирийские завоеватели в IX—VII вв. до н.э.

Раздел 7 написан Дьяконовым И.М.

Литература:

Ильин Г.Ф., Дьяконов И.М. Индия, Средняя Азия и Иран в первой половине I тысячелетия до н.э./История Древнего мира. Ранняя Древность.- М.:Знание, 1983 - с.382-400

Лекция 20: Первые государства в Китае.

В лекции использованы материалы Малявина В.В. и другие, имевшиеся в распоряжении редакционной коллегии.

Общие замечания.

Все еще к раннему периоду древности, хотя и к его самому последнему отрезку, относится создание цивилизации на крайнем востоке Старого Света — китайской.

Считается, что значительная часть древних племен не только нынешнего собственно Китая, но также Тибета, Бирмы, Таиланда и Северного Вьетнама говорила на языках сино-тибетской (китайско­тибетской)(В сино-тибетскую языковую семью в настоящее время входят помимо китайского (ханьского) со многими, частично взаимно непонятными диалектами также вьетнамский и языки тибето-бирманской ветви, включающие кроме тибетского и бирмапского также каренский в Бирме и Таиланде и ряд мелких языков в Ассаме (Индия), Бирме и Юго-Западном Китае; к той же семье могут быть отнесены тайские языки: тайский, или сиамский, в Таиланде, шанский в Бирме и ряд других. По гипотезе С.А. Старостина и СЛ. Николаева, сино-тибетские языки (и кетский на Енисее) входят в другой языковой порядок, нежели языки лостратические (куда входят индоевропейские, финно-угорские, алтайские, картвельские, афразийские и т.п.). Однако деление языков на порядки не соответствует (как можно было подумать) делению человечества на первичные большие расы. Так, монголы, принадлежащие к монгольской расе, и хауса в Нигерии, принадлежащие к негроидной расе, относятся по языку к ностратическому порядку, а северокавказцы, которых в расовом отношении считают европеоидами, к ностратическому языковому порядку не относятся.

Прародину первых носителей языков сино-тибетской языковой семьи следует искать на востоке Азиатского континента (Юго-Восточная Азия была долго заселена племенами, близкими к веддам Индии, негритосам Филиппин, меланезийцам Тихого океана). — Примеч. ред.) семьи. Лишь некоторые из этих говоров, особенно распространенные в бассейнах Хуанхэ, Яндзы и южнее, легли в дальнейшем в основу позднейшего китайского языка. Полагают, что, возможно, уже в V тысячелетии до н.э. в бассейне Хуанхэ существовал как самостоятельная единица отдаленный предок китайского языка. Однако общего самоназвания — ханьзкэнъ, как теперь называют себя китайцы, не существовало вплоть до позднего периода древности. К этому же времени восходит и нынешнее наименование китайской письменности — ханъцзы (ханьское письмо).

Надо сказать, что ни один из народов КНР никогда не называл свою страну Китаем, а себя — китайцами. Принятые у нас, эти названия произошли от передачи тюрками этнонима кидань (пытай, Китай) — народа, образовавшего в средние века огромную империю на территории Маньчжурии, Монголии и части Северо-Западного Китая. Самоназвание же народа, создавшего на территории Китая совместно с другими народами Восточной Азии одну из великих мировых цивилизаций, которая сохранила преемственность на протяжении тысячелетий и продолжает развиваться поныне,— «ханьжэнь», или «ханьцы» — происходит от наименования дальневосточной империи эпохи поздней древности — Хань (202 г. до н.э.), хотя засвидетельствовано в памятниках лишь значительно позже. Предшественница Хань — империя Цинь (221—206 гг. до н.э.) также не была забыта в мировой истории: к ее имени восходят европейские названия Китая со времен античности — латинское Sinae, французское Сhine, английское Сhina.

Государственные образования, возникавшие в пределах Китая, вплоть до династии Цинь, осуществившей объединение страны, не были результатом исторического развития одних ханьцев. На территории Китая начиная с эпохи каменного века обитало множество разных этнических общностей (предположительно наряду с разными племенами — носителями сино-тибетских языков, носителями языков тунгусо-маньчжурской семьи, австронезийской семьи и т.п.). Они создавали свои самобытные культуры; к тому же экологические факторы обусловливали образование на этих территориях целого комплекса устойчивых этнокультурных ареалов, по своим масштабам соответствовавших целым странам. Лишь синтез этих культур сформировал на протяжении веков тот удивительный культурно-исторический феномен, который мы называем китайской цивилизацией. До того как возник термин «ханьцы», протокитайцы наделяли себя разными самоназваниями, среди которых нам известен как один из самых ранних и, пожалуй, доминирующий собирательный этнический термин — этноним хуа. Судя по древнейшим надписям конца II тысячелетия до н.э., другими ранними самоназваниями населения бассейна Хуанхэ, колыбели древнекитайской цивилизации, были шан и чжоу. Хуа, шан(Не смешивать с современными шанцами, живущими в Бирме.) и чжоу с известными оговорками можно считать наиболее древними из известных нам этнонимов носителей бронзовой культуры в Северном Китае.

Надо заметить, что территория обитания хуа и других далеких предков современных китайцев сначала охватывала лишь небольшую часть нынешней Китайской Народной Республики. Поэтому, рассматривая древнюю историю Китая, целесообразнее говорить не о «древнем Китае» вообще, а об «Иньском Китае», территориально ограниченном сроднен частью бассейна Хуанхэ, или «Чжоуском Китае», занимавшем значительную часть бассейна Хуанхэ и северную часть бассейна Янцзы. Лишь «Цинь-Ханьский Китай» был своего рода древней «вселенской» империей, охватившей весь собственно Китай. Но не одни лишь протоханьцы (хуа) и ханьцы занимали в те времена его территорию: взаимодействие разных этносов и различных общественных укладов продолжалось во все периоды истории «древнего Китая».

Принципиальное (в социально-экономическом и политическом плане) единство империй Цинь и Хань несемненно; ведущая роль ханьской народности в этой огромной древневосточной деспотии окончательно определяется с конца III в. до н.э.

Древнее общество на территории Китая представляет собой самостоятельный замкнутый социальный и политический комплекс с особыми, присущими древним обществам закономерностями и узловыми вехами развития. Вместе с тем древнекитайское общество является одним из важнейших звеньев в мировой цепи цивилизаций древности. Однако есть понятия, привычные для позднейших времен и современности, которые для этого общества либо вовсе не приемлемы, либо обладают применительно к нему иным смыслом. Так, в древнем мире Китая люди, как правило, не знали «национальной», языковой или расовой розни. Основная антагонистическая общественная грань пролегала между свободными и несвободными. Понятие «рабство» было и синонимом «варварства», «бескультурья», в противоположность «культурности» истинно благородных «господ» (цзюнь-цзы). И наоборот, люди некитайской культуры именно поэтому третировались (а не по национальному или расовому признаку) как низшие, «варвары». Показательно, что термин «ханьжэнь» как символ осознания этнического единства китайской народности появляется лишь в конце древности. Прежде всего осознавалось приобщение к миру сначала Чжоуского объединения, а потом Цинь-Ханьской империи, соседних с нею стран, племен и народов. Это выражалось в добровольном или вынужденном принятии ими, сначала хотя бы номинально, официальной идеологии и культуры этой империи (в конце древности — ортодоксального восточноханьского конфуцианства), что, естественно, предполагало социально-культурную ассимиляцию прежде всего аристократии с включением в состав правящего класса империи. Общественные низы недавних «варваров» органически смыкались при этом с «ханьжэнь», угнетенными массами коренного населения империи, о чем свидетельствует, например, мощный взрыв восстания «Желтых повязок», охватившего все области Позднеханьской империи, как в центре, так и на периферии.

Как шанцы и чжоусцы в бассейне р. Хуанхэ, так и многие другие этносы, обитавшие с эпохи каменного века на огромной территории — от Тибета до Восточно-Китайского моря и от пустыни Гоби и степей Монголии до берегов Тихого океана, по своему физическому типу и этническому облику почти не отличались от современных китайцев и других народов КНР. Все основные антропологические типы, существующие сейчас на территории Китая и сопредельных стран, сложились уже в неолите. Антропологическая и культурная преемственность в эпоху древности наблюдается в пределах всей Юго-Восточной Азии. Несомненна этнокультурная общность древнего населения Южного Китая (в том числе всего бассейна р. Янцзы почти вплоть до р. Хуанхэ) и Юго-Восточной Азии, как несомненно и то, что древние племена Северо-Восточного Китая, Маньчжурии и Кореи составляли на заре человеческой истории общую историко-этнографическую область — особый культурный мир Ся. Культура населения бассейна Хуанхэ входила в эту область, хотя ее носители проявили себя на арене истории, возможно, несколько позже.

Говоря о древнем Китае, мы будем иметь в виду всю территорию, на которой в эпоху древности происходили отмеченные выше процессы,— восточнее нагорий Тибета, к югу от Маньчжурии и Кореи, к северу от земель горных районов, отделявших Китай от Индокитая. В древности этот Китай этнически разделялся на две части — северную, тяготевшую к бассейну Хуанхэ, и южную - от долины Янцзы до берегов Южно-Китайского моря. По мнению сторонников полицентрической гипотезы антропогенеза, территория Китая входила в область возникновения Homo Sapiens Sapiens, участвуя в процессе формирования восточной ветви человечества. Китай — одна из прародин земледелия и скотоводства. Здесь определяются два самостоятельных очага зарождения растениеводства — зерновых культур проса и чумизы в Северном Китае и рисоводческого и огородно-садоводческого земледелия в Южном Китае, связанного с древнейшим мировым очагом земледелия в Юго-Восточной Азии, восходящим, возможно, к IX—VII тысячелетиям до н.э. (ср. находки в Пещере Духов в Таиланде)(Несмотря на древность здесь земледелия и горнорудного дела, классовое общество и государство возникло в Юго-Восточнон Азии значительно позже. — Примеч. ред.).

И в Северном, и в Южном Китае существовали различные местные культуры, обладавшие собственной историей. Тому способствовал характер ландшафта, обусловливающий известную изоляцию целых историко-географических областей, хотя и относительную, ибо контакты и взаимные влияния не только в пределах Северного и Южного Китая, но и между этими основными контрастными зонами со времен глубокой древности были весьма ощутимыми. Это было тем более возможно, что экологические условия севера и юга страны до середины I тысячелетия до н.э. были несравненно менее различными, чем сейчас. По данным археологических расколок, в это далекое время в бассейне Хуанхэ обитали животные жаркого пояса: слоны, носороги, буйволы, тигры, антилопы, леопарды, тапиры, бамбуковая крыса, относящиеся к тропической и субтропической фауне. Местность была покрыта широколиственными лесами, бамбуковыми зарослями, болотами и озерами и отличалась жарким и влажным климатом. Средняя годовая температура была на 2° (по Цельсию) выше, чем сейчас. Таким образом, бассейн Хуанхэ н те далекие времена был более сходен с южными районами. Это облегчало возникновение более отдаленных и оживленных контактов между севером и югом, чем в ранние эпохи каменного века. Следует иметь в виду наличие месторождений олова в Южном Китае и Юго-Восточпой Азии и обнаруженный в Таиланде древнейший очаг выплавки меди и бронзы, существовавший не менее чем за 3000 лет до н.э. В условиях влажных тропиков открытие бронзы не привело к столь значительному общественному прогрессу, как в Передней Азии. Но, возможно, этот факт помогает объяснить «внезапность» появления развитого бронзолитейнго производства у обитателей Великой Китайской равнины, заложивших основу древнекитайской цивилизации. II тысячелетие до н.э. вошло в историю Китая как эпоха распространения локальных протогородских поселений («городских культур») в долинах среднего и нижнего течения р. Хуанхэ.

Великие аллювиальные долины Северного Китая с их речны-ми наносными почвами (охватывающие современные провинции Хэнань, Хэбэй, запад Шаньдуна и север Аньхоя до долины р. Хуан), а также лессовые плато, возникшие, вероятно, в результате долговременного оседания частиц тонкого песка с разъедаемых ветровой эрозией нагорий Центральной Азии и занимающие районы Шэньси (т.е. долины р. Вэй, р. Цзин, верхнего течения р. Хань) и Шаньси (т.е. долину р. Фэнь), были исключительно благоприятны для земледелия. Муссонные ветры приносили сюда достаточное количество осадков, так что ирригация не была непременным условием земледелия, каким она стала в этом ареале тысячелетием позже. Однако равнина вдали от рек была обводнена недостаточно. В низинах же, орошаемых Хуанхэ, русло реки подвергалось резким изменениям, затопляя огромные пространства. Показательно, что в древнейших архаических надписях конца II тысячелетия до н.э. из Аньяна знак «потоки воды» (наводнение) означал и общее понятие «беды», «бедствия». Тайфуниые ветры, дующие с океана, тоже вызывали частые наводнения. К тому же дремучие леса при переложном характере земледелия неолитических племен требовали постоянных корчевок. Осадки выпадали здесь нерегулярно: чрезмерные ливни сменялись засухами. Ненадежность погоды была постоянным фактором. Все это объясняет, почему развитие земледелия, восходящее в Северном Китае к концу V — началу IV тысячелетия до н.э., если не раньше, — притом что неглубокие и легкие почвы могли быть использованы под земледелие с помощью примитивной палки-копалки, — лишь во второй половине II и в I тысячелетии до н.э. привело к созданию прибавочного продукта и возникновению классового общества и государства.

Южный Китай — от долин великой реки Янцзы до берегов Южно-Китайского моря — покрыт субтропическими и тропическими вечнозелеными лесами. Он относится к экваториальному поясу, где природные условия со времен глубокой древности по очень отличались от современных.

Археологические находки свидетельствуют о непрерывной деятельности человека на территории Южного Китая на воем протяжении каменного века. С VI—IV тысячелетий до н.э. здесь проявляются самобытные неолитические культуры. Благодаря хозяйственно-культурной деятельности племен Юго-Восточной Азии эта историко-этнографическая область стала родиной многих культурных растений и домашних животных.

Однако, несмотря на наличие здесь древнейших очагов примитивного земледелия и обработки металлов, пересеченность рельефа, нездоровый климат, непроходимые тропические заросли и фауна джунглей крайне затрудняли межэтнические контакты, препятствовали дальнейшему освоению человеком этих территорий, тормозили общественное развитие. Поэтому эпоха цивилизации в целом наступила здесь позже, чем на севере Китая. Уточнить время возникновения цивилизации в Юго-Восточпой Азии не позволяет пока ее недостаточная археологическая изученность. Есть данные о наличии здесь раннебронзовой культуры уже в IV—III тысячелетиях до н.э.

В IV—III тысячелетиях до н.э. в Северном Китае складывается ряд неолитических комплексов, наиболее изученным из которых является яншаоский — с основным ареалом распространения в районе бассейна р. Вэй и среднего течения Хуанхэ, простирающийся на юг в бассейн р. Ханьшуй до долины Янцзы. Характеризуемая расписной керамикой, полуоседлым неполивпым подсечным земледелием (основная культура — просо) и одомашниванием целого ряда животных (свиньи, козы, овцы, собаки, кур и крупного рогатого скота), культура Яншао типологически относится к развитому неолиту (Самый ранний период культуры Яншао — «Бальпо I» — датируется около 4000 г. до н.э. Культуру Яншао ряд ученых связывает с протокитайскими племенами.).

Завершает каменный век в бассейне Хуанхэ поздненеолитический и энеолитический луншаньский комплекс, знаменитый своей серой и особенно тонкостенной чернолощеной керамикой(Дата раннего Луншаня — конец III и, может быть, самое начало II тысячелетия до н.э.). Поэтому луншаньская культура называется также «культурой черной керамики». Этногенетически связанный с классическим Яншао среднего течения Хуанхэ, луншаньский комплекс простирается на восток и северо-восток до полуостровов Ляодун и Шапьдун и на юг и юго-восток в бассейн р. Хуай. Этот комплекс более компактен, чем Яншао; он отличается крупными укрепленными поселениями, более оседлым палочно-мотыжным земледелием и безусловно большей, чем в Яншао, ролью скотоводства, с признаками отделения ремесла от земледелия и зачатками обработки металла. Для культуры Луншань характерны поселения, окруженные стенами из утрамбованной земли (до 6 м высотой и 10— 14 м толщиной). В Шаньдуне сохранилась «городская» стена протяжением 450 м с севера на юг и 390 м с востока на запад. Использование жителями луншаньских поселений разработанвой техники гадания на лопаточных костях баранов, коров, свиней свидетельствует о складывании организованного культа и выделении в луншаньской родовой общине жречества как особой социальной категории. Именно здесь намечается тот коренной перелом, который завершится созданием в бассейне Хуанхэ комплексов укрепленных протогородских центров — очагов бронзовой индустрии — с присущим им быстрым увеличением прибавочного продукта за счет выделения оседлого мотыжно-плужного земледелия (возможно, с применением способа «спаренной вспашки» — сугэн, использующей тягловую силу двух человек) и отгонного скотоводства, в том числе коневодства, не говоря уже о развитии металлического, деревообделочного и других ремесел.

Сооружение стен вокруг поселений свидетельствовало о том, что в жизни общин Великой Китайской равнины резко возросла роль такого вида экономической деятельности, как война, и соответственно в особую категорию выделилась военная знать во главе с вождем-военачальником.

Возникновение государства Шан (Инь).

Древнейшие письменные источники донесли до нас наименование Инь, относившееся к одному из крупных племенных коллективов, который возник во II тысячелетии до н.э. в бассейне среднего и нижнего течения Хуанхэ. Усложнившаяся жизнь иньского союза племен привела к появлению зачатков письменности, первоначально использовавшейся для целей культа. Эта письменность была примитивного, в основном пиктографического характера, но тем не менее в ней уже можно увидеть прообраз иероглифической письменности, легшей в основу и современной китайской иероглифики.

Подъем производительных сил был вызван главным образом переходом к использованию металла, но вместе с тем усовершенствованием в области организации трудового процесса: разграничением общественных функций и выделением организаторов производства в виде института военных вождей, жречества, (деятельность которого на том уровне развития была непосредственно связана с хозяйственной жизнью) и общинного совета старейшин. Апогеем общественных сдвигов явилось возникновение рабства.

При экологической специфике Северного Китая, в условиях лесистых плоскогорий и холмистых склонов, земледелие было возможно лишь по речным поймам, вдоль рек — там, где местность позволяла дренировать излишки осадков. Во второй половине II тысячелетия до н.э. в Северном Китае — от Ганьсу до Шаньдуна и от Хэбэя до Хупапи и Цзянси — по берегам рек появляются, как показывают археологические раскопки последних десятилетий, поселения раннегородского типа — носители бронзовой индустрии. Эти «городские очаги» представляют собой комплексы родственно-соседских общий (или переходных к ним от родственно-родовых), объединяемых по экономическому признаку вокруг обнесенных стенами «городов». «Раннегородские» поселения эпохи Ивь были открыты прежде всего в области Хэнань, но найдены также в других областях (в Шаньдуне, Шаньси, Хубэе, Шеньси). Наиболее многочисленны они в пределах центральной равнины (в Хэнани и на юге Хэбэя, вплоть до р. Хуай и Шаньдупа). Граница их распространения на юге доходит до средней Янцзы, где в районе южнее озер Дунтин (Хунань) и Иоян (Цзянси) найдены два «города» того же типа, что и в Хэнани. Особый интерес представляют недавние раскопки обнесенного мощной стеной поселения с «дворцовым» комплексом под г. Хуанни (Хубэй), датируемого II тысячелетием до н.э. Такие «города» (размером примерно до 6 кв. км) строились по определенному плану, с монументальными зданиями дворцово-храмового типа, с ремесленными кварталами, бронзолитеиными мастерскими. Различие в погребальном инвентаре свидетельствует о возникающем в это время имущественном неравенстве. Массовые умерщвления и жертвоприношения рабов из военнопленных составляют характерную особенность этих обществ.

В масштабе небольших областей, охватывающих одну или несколько территориальных обпит (городов), складывались первичные очаги зарождении цивилизации. Это объединение соподчиненных общин диктовалось как хозяйственными нуждами (например, необходимостью коллективных усилии для борьбы с наводнениями), так и военными (наступление периода жесточайших войн свидетельствует о возросшем богатство общин). Имущественное расслоение привело к тому, что семья «взрывала» род, и на место родственно-родовых отношений приходили родственно-семейные. На первый план в этих переходных городских обществах под внешней оболочкой борьбы родов за престиж выступали имущественные и возникающие классовые антагонизмы. Такие протогородского территориальные общины становились полем образования раннеклассовых обществ.

В конце II тысячелетия до н.э. во главе довольно крупного этнически однородного объединения, конгломерата городских обществ, встало наиболее сильное из них — Шанской. Его предводитель обладал чрезвычайными военными полномочиями и назывался ваном (термин ван стал в дальнейшем титулом царя, который также исполнял функции верховного жреца).

Об общине и городе Шан мы узнаем из древнейших на территории Китая письменных памятников, обнаруженных при раскопках около деревни Сяотунь, в районе Аньяна (в Хэнани), и из других материалов раскопок. Основными источниками по данному периоду являются надписи. Но так как они написаны очень архаическим письмом, которое до сих пор читается ненадежно, и по содержанию представляют ритуально-магические тексты, то для характеристики социального строя из них можно извлечь очень немногое. Данные эти спорные, что приводит к большим разногласиям среди историков в оценке характера шанского общества(Ученым пеизвестно, как произносились письменные знаки на гадательных костях и шанской бронзе. Поэтому все приведенные ниже звучания являются условными, представляя собой современные чтения тех иероглифов, с которыми исследователи отождествляют соответствующие иньские знаки.).

Рассматриваемые здесь первые письменные памятники датируются XIII—XI вв. до н.э. (Радиокарбонный анализ слоя, где были обнаружены гадательные кости с надписями, дал дату: 1115 ± 90, т.е. XII в. до н.э.), тем же временем, к которому относится и вскрытое в районе Аньяна большое протогородское поселение с остатками бедных землянок, подобных неолитическим жилищам, и фундаментами больших строений с бронзовыми основаниями колонн. В пределах поселения обнаружены литейные мастерские и печи. Вблизи него были найдены могилы, различающиеся по инвентарю погребений — от простых, лишенных оружия и бронзовой утвари, до огромных подземных усыпальниц (Радиокарбонная датировка одной из них: 1085 ± 100 г. до н.э.) напоминающих усеченные пирамиды, обращенные вверх основанием, с широкими подъездными дорогами, спускающимися посередине каждой из сторон этих подземных сооружении к погребальной камере, заполненной драгоценной утварью, оружием, украшениями, нефритом и золотом. В этих могилах (которых очень немного) найдены сотни скелетов умерщвленных людей, а рядом — целые поля погребений обезглавленных рабов со связанными за спиной руками и ямы с их отрубленными головами, исчисляющимися тысячами; здесь же захоронены колесницы с лошадьми и возничими. Помимо нескольких больших могил, раскопанных под Аньяном, найдены две подобные усыпальницы шанского времени около г. Иду (п-ов Шаньдун) — с десятками погребенных вместе людей и захоронениями лошадей и колесниц, с именными бронзовыми секирами — регалиями правительской власти, принадлежавшими, видимо, главе местного «нома». Там же обнаружена и могила среднего размера с несколькими умерщвленными рабами. Обращает на себя внимание одна из средних могил, рядом с городом шанского времени под Хуанпи (область Хубэй), где возле захоронения покойника в двойном деревянном резном гробу находилось свыше 60 предметов, в том числе бронзовое оружие и сосуды, и здесь же — три скелета сопогребенных людей.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: