double arrow

УЧАСТИЕ В ОЛИМПИЙСКИХ ИГРАХ И ЧЕСТВОВАНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ


КАК ПРОХОДИЛИ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ.

По всем греческим городам разъезжали специальные послы. Они появлялись на городских площадях в Афинах и Спарте, их видели в греческих городах Малой Азии и на цветущих берегах Черного моря, населенных греками. Всюду, где только появлялись эти послы, огромные толпы народа слушали их с праздничным, радостным возбуждением.

Что же сообщали грекам эти послы, которых встречали с такой радостью и нетерпением? Они сообщали о дне предстоящего великого празднества — знаменитых олимпийских играх. Олимпийские игры проводились в честь верховного греческого бога Зевса через каждые четыре года. Это был общегреческий праздник.

Но не только о дне начала игр сообщали послы на площадях греческих городов. Они провозглашали условия священного мира, который объявлялся на время празднеств. Всякие военные действия, где бы они ни происходили, немедленно прекращались. На нарушителей этого условия налагался большой штраф. Для всех племен и народов, принимающих участие в празднествах, страна, где находится святилище Зевса, — священна и неприкосновенна. Всякий, кто обидит путника, направляющегося на олимпийские празднества, также подвергается проклятию и штрафу.




И вот уже со всех сторон потянулись в Элиду (область в Древней Греции, где находилась Олимпия) торжественные делегации и посольства. Ионическое море и широкое устье реки Алфея наполнилось празднично убранными кораблями, прибывшими сюда из многочисленных греческих колоний по берегам Азии, Африки, Италии и Сицилии. По всем дорогам Греции люди спешили на празднества в Олимпию. Некоторые ехали верхом или на повозках, но большинство народа шло просто пешком. Хотя в празднествах принимали участие и присутствовали только мужчины, все равно число гостей измерялось многими тысячами. Олимпийский стадион, где происходил бег и другие гимнастические упражнения, вмещал 40 тысяч человек и был всегда переполнен. На берегу реки Алфея во время празднеств вырастал целый город из палаток и шалашей. Вдоль большой дороги и стен ограды выстраивались деревянные бараки, тут шла оживленная торговля самыми разнообразными предметами.

Путник, попавший в Олимпию после долгих дней пути, оглушен шумом многотысячной толпы, наполняющей священную рощу и достопримечательные места: храмы, жертвенники, стадион, ипподромы. Пока еще не начались игры, он спешит осмотреть эти достопримечательности. Вот священная роща Альтис, где стоят бронзовые статуи победителей на олимпийских играх. Вот алтарь Зевса, где в этот момент готовится жертвоприношение. К алтарю подходит торжественная процессия. Во главе ее должностные лица Элиды в белых одеяниях, расшитых золотом, с развевающимися пурпурными лентами. Вслед за ними идут члены посольства, совершающего жертвоприношение. Процессию замыкают рабы, несущие дары богам и подгоняющие жертвенных животных. А вот знаменитый зал Эхо, в котором можно слышать, как стены повторяют каждое сказанное слово семь раз. Вот, наконец, и главная достопримечательность рощи — храм Зевса с его статуей, изваянной величайшим греческим скульптором — Фидием.



Зародились Олимпийские игры в то время, когда в Древней Гре­ции власть принадлежала арис­тократии, рассматривавшей со­вершенство тела и духа чуть ли не как свою наследственную принадлежность. Поэтому/с са­мого начала к участию в Играх не допускались рабы, иностран­ны и вообще люди, не обладаю­щие всей полнотой гражданских прав. Однако и позднее, после установления во многих городах-государствах демократического строя, Олимпийские игры по-прежнему сохраняли элитарный характер. Во многом это опреде­лялось и тем, что подготовка к соревнованиям в палестрах или гимнасиях, путешествие в Олим­пию, месячная подготовка в Олимпии и участие в состязани­ях требовали исключительно много времени и обходились не­дешево. Поэтому далеко не каждый житель Греции, даже не ущемленный в гражданских пра­вах, мог позволить себе подго­товку и участие в олимпийских состязаниях. Однако постепен­но, особенно в IV в. до н.э., в Иг­рах стали принимать участие представители средних и низ­ших слоев общества. Появились спортсмены из грекоязычных районов, не относящихся к Древней Греции.



Спортсмены-аристократы, до­минировавшие на первых древ­них Олимпийских играх, не сош­ли со сцены, как иногда указы­вается в литературе. Утвержде­ние, что спортсмены-аристокра­ты постепенно вышли из олим­пийского спорта, — не более чем миф. Другой миф заключается в том, что спортсмены-аристокра­ты перешли на легкую атлетику, оставив тяжелые и "кровавые" виды спорта простому народу

К участию в Олимпийских иг­рах не допускались те, кто про­лил кровь и не искупил свою ви­ну. Не имели права участвовать в Играх и те, кто совершил кражу в храме. Если выяснялось, что люди, совершившие такие прес­тупления, проникали на Игры, то исключались не только они, но и целые общины. Вопрос о допуске к Олимпийским играм решали судьи-элланодики и их решение являлось окончательным.

Олимпийские игры посвяща­лись верховному богу — громо­вержцу Зевсу. Замужним женшинам, согласно существовав­шим в Древней Греции законам, запрещалось участвовать в лю­бых торжествах в его честь. По­этому гречанки не могли присут­ствовать на Олимпийских играх даже в качестве зрителей. Лишь одной женщине было разрешено наблюдать за зрелищем — жри­це богини Деметры, святилище которой также находилось в Олимпии. Со временем стали до­пускать женщин к участию в состязаниях на колесницах, но только в качестве владелиц ко­лесниц и лошадей. Первой женщиной, получившей право самой управлять колесницей, была Киниска, жена спартанского царя

Агесилая (IV в. до н.э.), а в 288 г. „до н.э. некая Белистиха из Македонии победила в гонках на колесницах, запряженных молоды­ми лошадьми.

Участники соревнований тре­нировались и выступали нагими, хотя первоначально на Олим­пийских играх атлеты соревно­вались в набедренных повязках, а обнаженность считалась уни­зительной. Существует несколь­ко версий о происхождении этого обычая. По одной из них, поначалу спортсмены носили на­бедренную повязку или неболь­шой передник из кожи, но в 720 г. до н.э. от них отказались, после того как один из бегунов во время забега потерял это прикрытие наготы, но не сму­тился и мужественно добежал до цели, опередив остальных. Дру­гая версия более увлекательная: как известно, замужние женщи­ны не имели права посещать Иг­ры, однако Каллипетира, дочь знаменитого в Греции олимпио-ника Диагора с острова Родос, мечтала о такой же славе для своего сына и, когда он должен был выступать в Олимпии, поже­лала непременно стать свиде­тельницей его успехов. Она пробралась на места для зрите­лей, переодевшись" тренером. Сын ее одержал победу, и .счастливая мать, позабыла обо всем, выбежала на стадией Но в тес­ноте и суматохе чей /порвали^ одежду, и ее тайна раскрылась. Уважая заслуги Диагора, судьи не наказали честолюбивую мать, однако, чтобы избежать повто­рения подобных инцидентов в будущем, постановили, что как спортсмены, так и тренеры дол­жны являться на Игры нагими. Есть предположение, что обычай этот сложился под влиянием спартанцев, ведь в Спарте в тор­жественных шествиях, гимнас­тических упражнениях и плясках нагими выступали и юноши и девушки. Более вероятно все же, что для состязаний, требо­вавших немалой затраты сил, послужил образцом физический труд земледельца, которому Вер­гилий советовал: "Голый паши, сей голый". Больше всех устраи­вал этот обычай скульпторов, по­лучавших прекрасную возмож­ность созерцать человеческое тело, позы бегунов, метателей копий или дисков, борцов, их движения, напряжение мышц, дабы затем запечатлеть в извая­ниях различные моменты состя­заний.

Олимпиоников (победите­лей Игр венчали в храме Зевса оливковой ветвью, срезанной зо­лотым ножом в Священной ро­ще. Первым олимпиоником, наг­ражденным таким венком, стал бегун Диаклис. Это произошло на. Играх 7-й Олимпиады в 752 г. до н.э. Венок из оливковых ветвей, который победитель вешал потом у своего домашнего очага, приносил его обладателю почет и лаву не только в родном горо­де, но и во всем государстве, а его семье — честь и уважение всех соотечественников.

Награды присуждали и разда­вали судьи. На Играх создавали три судейские коллегии: для пен­татлона, для состязаний на кодесницах, для прочих видов со­ревнований. Когда Игры закан­чивались и судьи принимали ре­шение, объявлялись результаты, оглашалось имя победителя и название той местности, откуда он прибыл в Олимпию. Олимпионики обладали правом возло­жить принесенные по обету да­ры Зевсу на его алтарь в Свя­щенной роще, а также поставить от своего имени статую в Олимпии, аллегорически изобра­жавшую тот вид спорта, в кото­ром выделился победитель; ему позволялось увековечить на ста­туе свое имя, навсегда входив­шее таким образом в историю Игр. Знаком особого отличия бы­ло позволение придать лицу ста­туи сходство с лицом увенчан­ного оливковыми ветвями побе­дителя. Поначалу статуи были изготовлены из дерева, лишь со временем их стали делать из кам­ня или бронзы. Иногда эти изва­яния являлись произведениями выдающихся скульпторов, кото­рые приезжали на Игры и там работали. Существовала, напри­мер, знаменитая мастерская Фи­дия в Олимпии. Предполагают, что скульпторы чаще всего не за­ботились о сходстве, а создавали идеализированные образы, предназначенные для-того, чтобы сох­ранить память о победе на Играх. Художник не всегда даже знал лично победителя, доблесть кото­рого он хотел увековечить, толь­ко изредка он располагал словесным портретом олимпионика. Обычай, по которому спортсмен, трижды победив на Олим­пийских играх, получал право иметь в Олимпии свою статую, наделенную его чертами лица, сложился несомненно во време­на более поздние. Ведь вплоть до V в. до н.э. греки рассматривали победу на Играх не столько как проявление личных способнос­тей олимпионика, сколько как знак особой божественной ми­лости, дарованной победителю.







Сейчас читают про: