double arrow

Встреча с Вирджинией Сатир


Ричард Бэндлер познакомился с Вирджинией Сатир, создателем Терапии Целой Семьи (Conjoint Family Теrару), также благодаря Роберту Спитцеру и его жене. Спитцер знал Вирджинию Сатир не только по ее публикациям в своем издательстве, он был также ее официальным представителем в Mental ResearchInstitute (MRI) в Пало Альто. Этот институт был основан в ноябре 1958 года для того чтобы проводить базовые исследования кибернетических моделей, касающихся возникновения и лечения психических нарушений. В фазе организации этого заведения, Спитцер формально занял должность директора отдела обучения, поскольку рассчитывать на публичные дотации было возможно лишь в случае, когда этот отдел официально представлялся психиатром. Однако неформально с 1966 года им заведовала Вирджиния Сатир. Поскольку она по образованию была социальным работником то не могла официально исполнять такую функцию.

Ричард Бэндлер и Вирджиния Сатир встретились впервые в 1972 году, на упоминавшейся уже даче Роберта и Беки Спитцеров, находящимся на той же земле где жил Ричард. В этот день там присутствовало около тридцати человек, чтобы поддержать Вирджинию Сатир в работе с израильским другом семьи Спитцеров.




Вскоре после этого Бэндлер сопровождал Спитцеров в Рено для встречи с Бадом и Мишель Болдвин. Они организовали курсы с Вирджинией Сатир, в программе которых оказалась также практическая демонстрация ее работы с двумя семьями. Ее деятельность произвела на Бэндлера необыкновенное впечатление.

В это время, еще перед началом работ над публикациями Перлза, Роберт Спитцер попросил Бэндлера записать на пленку один из семинаров Вирджинии Сатир и сделать его транскрипцию. Для этого Бэндлер должен был поехать с ним в Канаду, где Сатир четыре недели проводила обучение. Спитцер планировал использовать полученный материал в книге. Он также был согласен с женой в том, что возможность наблюдать Вирджинию Сатир во время работы может пригодиться Ричарду Бэндлеру. О'Коннор и Сеймур так описали одно событие, имевшее место на этом семинаре, передающее вероятно типичное для того времени поведение Бэндлера:

"Во время всего обучения он был изолирован в маленьком помещении для записи. Связь с комнатой занятий была возможен лишь при помощи микрофона. У Бэндлера были двух-канальные наушники и одним ухом он проверял звук записи, в то время как другим слушал кассеты Пинк Флойд. В последнюю неделю Вирджиния организовала встречу, спросив участников о том, как они должны вести себя, используя материал, которому она их обучала. Оказалось что для собравшихся это слишком тяжелое задание. Тогда Ричард вошел в помещение и успешно решил проблему. Вирджиния сказала: "Так будет верно". Ричард попал в странную ситуацию - он знал об паттернах Вирджинии больше нежели кто-либо из участников, несмотря на то что не пытался их сознательно изучить".



Следующие несколько месяцев Бэндлер занимался транскрипцией обширного материала. Также и в этом случае интенсивная работа над записями привела к тому, что с определенного момента он стал перенимать интонацию и фразеологию Вирджинии Сатир. Как обычно Бэндлер продемонстрировал свой необыкновенный талант быстрого и эффективного обучения образцам поведения других людей. Прежде всего он использовал стратегию, которую ранее применял в музыке. Если он хотел обучиться стилю игры музыканта, которым восхищался, он так долго слушал записи его произведений, пока ему не удавалось олицетворить себя с ним настолько, что он мог достаточно хорошо его имитировать.

С 1972 по 1974 Бэндлер участвовал в тренировочных программах Вирджинии Сатир так часто, как только мог. Он чаще всего отвечал за их видео и аудио запись. Сатир представила в это время, кроме прочих, два терапевтических инструмента, над усовершенствованием которых она работала с половины шестидесятых годов. Она назвала их "приём для частей" (Parts Party) и "реконструкция семьи".

Бэндлер был так восхищен ее способностью все замечать и терапевтическими знаниями, что ввел ее методы в свою работу с группами. Таким образом в них применялись как методы гештальт -терапии, так и опыт Вирджинии Сатир. Она сама описывает эти времена в интервью, которое она дала Гесу Юргенсу и Тису Стелу в мае 1981 года:



"Ричард тогда был двадцатидвухлетним молодым человеком и сегодня он не слишком стар. Тогда еще он дозревал, задавая множество вопросов о причинах явлений. Ведь он был аутсайдером. Как то ему удалось сконтактироваться с моим издательством и получить там работу [...]. Он был одним из детей-цветов. [...]

Он начал читать мои книги и они его заинтересовали. Я ежедневно приносила ему какое-нибудь новое чтение, поскольку его интеллект был просто фантастическим, свойственный лишь необыкновенным людям. [...] Мой издатель хотел записать один из тренингов и Ричард принял это задание. Так как он отлично ориентировался в технике - он великолепный музыкант - мой издатель попросил его сделать записи. Он начал работу и был весьма возбужден происходящим. Случилось так, что я сделала для него "приём для частей". Такого он еще не испытывал в своей жизни, будучи очень удивлен переменами, которые это вызвало в нем. Таким образом, он начал интересоваться, как произошли перемены. Он попросил у меня мои записи аудио и видео, а также бумаги и начал их изучать. Тогда он познакомился с Джоном Гриндером, который был лингвистом. Они встретились и стало интересно - меня сильно интриговало, что такое они совместно придумают. Я могла лишь догадываться. Многие мои начинания опирались на интуицию, которую я тогда не могла перевести на язык левого полушария. Первая книга это доказательство того, как сильно мы переживали - и я, и они.

Тогда Ричард решил искать других людей, чьи работы, в чем он был уверен, позволили бы открыть сущность силы, вызывающей такие огромные изменения. Это были Милтон Эриксон и Фриц Перлз. Бэндлеру и Гриндеру удалось найти решение для отработки методов моей работы и анализа ее по отношению к работам Милтона и Фрица. Тогда они обнаружили, что в описываемом процессе участвуют все время одни и те же элементы. Они одержали успех, сублимируя структуру изменений из наших образцов поведения. Про это и говорится в The Structureof Magic (Структура Магии). Это была первая часть истории. В это время произошло множество великолепных событий - я посылала к ним разных людей, оба приходили ко мне, чтобы показать, что они сделали и так далее".

Вскоре в этом контексте родилась идея моделирования ключевых личностей современной терапии. В результате развития техники, когда оказалось что можно без всяческих финансовых сложностей записывать на аудио и видео кассеты мастеров терапии, появилась возможность глубоко и систематически проанализировать терапевтические процессы. Бэндлер и Гриндер разработали на основе наблюдения модели поведения, успешность которых они проверяли в различных группах. Они все время демонстрировали новые, неконвенциональные терапевтические техники, с которыми познакомились по ходу исследования работ Перлза и курсов Вирджинии Сатир.

Рождение нейролингвистического программирования (НЛП)

Группы Мета Модели (Meta ModelGroups)

В начале 1974 года Бэндлер и Гриндер начали реализацию проекта Мета Модель, который стал основой для нейролннгвистического программирования. В рамках группы, встречи которой происходили в расположенном на Миссион Стрит в Санта Круз доме, где проживали студенты, они начали работу над методами получения информации.

Лесли Камерон (1980-е) и Джудит ДеЛозье (2000)

В этот период выделился стержень постоянных участников. Почти все они стали впоследствии известными деятелями НЛП, в создании которого они активно участвовали. Вначале группа занималась методами консультации для пар, гештальт-терапией и "семейными скульптурами", еще одной методикой совершенствуемой Вирджинией Сатир в рамках семейной терапии.


Тодд Эпштейн, Джудит ДеЛозье, Роберт Дилтс. 1980-е

В этот период в группе наступило интересное развитие межчеловеческих отношений. Участники все более открывались, чаще говоря о личных вопросах. Эффектом этого стали сильные эмоциональные связи между членами группы. Кроме прочих в нее входили: Лесли Камерон, в будущем жена Ричарда Бэндлера, Джудит ДеЛозье, которая выйдет замуж за Джона Гриндера, Франк Пьюселик, Байрон Льюис, Девид Гордон, Стив Гиллиген, Мерибет Андерсон, Джим Айхер, Поль Картер, Терренс МакКлендон и Роберт Дилтс. Терренс МакКлендон определил эту пору как рождение нейролингвистического программирования.

Основой исследований в группах Мета Модели было допущение о том, что исключая методы ориентированные исключительно на тело, вербальная коммуникация между терапевтом и клиентом является центральным пунктом каждой терапевтической работы. Было принято, что в вербальной коммуникации Перлза и Сатир можно выделить специфические языковые образцы, указывающие на проблемные процессы и вызывающие изменения. Первое определение этих языковых паттернов и проверку их воздействия дало лингвистическое знание Джона Гриндера.

Результаты исследований были опубликованы в 1975 году в издательстве Sciens & Behavior Books в первом томе The Structureof Magic (Структура Магии). На базе общей семантики Альфреда Ко-жибского и генеративно-трансформационной грамматики Ноэма Хомского, Бэндлеру и Гриндеру действительно удалось выработать основы для модели, которая давала возможность целенаправленно собирать информацию о представляемом человеком мире (модель мира). Успехом также увенчалась попытка моделировать и точно описать структуру существенных языковых способностей Перлза и Сатир в области успешной коммуникации между терапевтом и клиентом. Терапевтическая подготовка Ричарда Бэндлера и языковые знания Джона Гриндера дополняли себя так успешно, что плодом этого сотрудничества стала одна из наиболее выдающихся работ о человеческой коммуникации.

Во время работы над Мета Моделью, Бэндлер и Гриндер вели оживленный диалог с Вирджинией Сатир и Грегори Бейтсоном. Бэндлер в это время переехал в местность под названием Акорн Холлоу. Спитцеры также владели там землей, на которой возникло особенно талантливое общество терапевтов и художников. На этой земле также располагался издательский дом. Грегори Бейтсон с женой жили там тогда со своей дочкой Норой. Они переехали сюда поскольку Луизу Бейтсон интересовали альтернативные формы родов. Вирджиния Сатир знала Бейтсонов еще со времен MRI и дружила с ними. Она даже подумывала переехать в Акорн Холлоу. Из-за весьма близких отношений с Норой Бейтсон она охотно там пребывала в свободное время. Позже здесь поселился и Джон Гриндер.

Аркон Холлоу, таким образом, был в то время интелектуальным центром. Царившее там состояние возбуждения отражали вступления, написанные Грегори Бейтсоном и Вирджинией Сатир к первому тому Структуры Магии. Сатир писала:

"Эта книга является результатом сотрудничества двух восхитительных, способных молодых людей, которые хотят изучить, каким образом происходят изменения, и желают задокументировать этот процесс. Кажется, им удалось описать элементы, которые можно предвидеть, вызывающие изменения во время коммуникации между двумя людьми. Познание этих элементов дает возможность сознательного их использования, таким образом мы получили полезные методики проведения изменений [...] Я бы не могла написать это вступление, не выразив моего удивления, восхищения и впечатлений. Долгие годы я была тренером и теоретиком , а также работала в клинике. Это означает, что я видела, как проходят перемены в семьях. [...] У меня есть своя теория о том как их вызвать. Знание об этом процессе теперь значительно расширилось, благодаря Ричарду Бэндлеру и Джону Гриндеру, которые могут говорить конкретным, толковым образом о составляющих, открытого и описанного ими явления".







Сейчас читают про: